Семен Колонтаев. Выбраться из лабиринта греха

Семен Колонтаев. Выбраться из лабиринта греха

Во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

Дорогие отцы, братья и сестры! Сегодня за богослужением мы слышали отрывок из книги Бытия, посвященый одному весьма загадочному событию. После убийства своего брата Авеля, Каин переселился в землю Нод, уйдя от лица Господня. Поразительное сходство: грех совершенный Каином, был похож на поступок его родителей, и он не усвоил урока Адама, не покаялся, но попытался спрятаться от Бога, ведающего обо всех наших делах и помыслах.

Отцы Церкви позаботились о нас, установив чтение о Каине и его потомках в начале поста, когда у нас еще есть время принести Господу достойный плод покаяния, открыть Ему душу, впустить Его в самый центр нашей жизни. Призрачные блага мира не в силах утолить духовный голод, но мы все равно убегаем от Бога, прячем свою душу, чтобы Он, Сердцеведец как бы ненароком не увидел что-то противное Ему. Откуда этот страх? Разве это здоровый страх? Почему он затмевает страх смерти и затуманивает разум, что мы сами себе вредим? Разве Бог желает нам смерти, разве на это Он послал Сына Своего на распятие?

Что оставил после себя Каин? Он оставил память о себе как первом убийце. Он был поражен знамением от Господа, и другие потомки Адама не заключали супружеских союзов с потомками Каина. Землю Нод, землю трясения, которая по Слову Божию также подпала проклятию, Каин переименовал из «города трясения» в город Енох, по имени родившегося сына, чтобы скрыть позор свой от лица потомков своих. Земледелец Каин был отвергнут своим родом, у него не было достойной жены, он остался одинок. В романе  Федора Михаиловича Достоевского «Преступление и наказание» рассказывается о внутренних мучениях человека после совершенного им убийства – это бессмысленное метание в пространстве, попытка бегства из тела, из души. Нет и мысли о приближающемся покое, только бегство. Бегство от Того, Кто всюду, Кто имеет доступ в самые глубины души.

Пророк Моисей передает нам имена сыновей, ведущих к особой личности рода Каина – Ламеху и даже называет имена жен последнего: Ада и Цилла. Имена других его родственников сокрыты от нас, словно они однообразны, бесформенны и бессмысленны. Чтобы понять весь трагизм происходящего далее, мы должны проникнуть в состояние того рода, пораженного страшным грехом убийства. Каиниты не забыли первое убийство, и то, что последовало после. О сыновьях Ламеха говорится, что они отличались особого рода занятиями: Тувалкаин был кузнецом, а Иувал – отец всех играющих на гуслях и свирели. Мы вновь видим ту самую бессмысленную попытку бегства от Бога, попытку найти место, где Его не будет, заглушить в стуке молота о наковальню (техническая цивилизация), или развеять волнами струн (чувственное и страстное искусство), Голос Вечности, открывающий все нечестие и зло, хранящиеся внутри.

Ламех, созывая своих жен, взывает к ним: «Слушайте, внимайте  словам моим…» Внимайте, чтобы не упустить ни единого слова. При своих женах как при свидетелях Ламех раскаивается в убийстве мужа и юноши, пытаясь избавиться от внутреннего голоса совести, судии, установленного Человеколюбивым Господом, чтобы тот никогда не молчал, непрестанно вопиял, наказывая за преступления. У человека с живой совестью, по слову святителя Иоанна Златоуста, «сон не сладок, полон страха и боязни; пища не вкусна, и сообщество друзей не может развлечь его и освободить от внутренней борьбы, нося в себе словно палача, он терзает и мучает душу, и хотя никто не знает об этой брани, человек ходит, терпит невыносимые муки, будучи себе обвинителем и судьей».

Ламех назначает себе наказание  в семьдесят раз большее, чем получил в наказание Каин за убийство Авеля, он назначает несоизмеримо больше, чтобы только избавиться от бремени греха.  Моисей подчеркивает, что Ламех, хотя и помнил о грехе своих отцов – он совершил тот же грех, но об этом грехе никто не знал, и несчастный испытывал невыносимые страдания от раны души.

Поступок Ламеха остается в библейской истории не завершенным. Но мы, новозаветные люди, знаем ответ и завершение любого момента человеческой жизни, в которую вошел грех. У нас есть орудие победы – Воскресение Христово. На примере нашего века мы видим, что бегство каинитов продолжается, эта бессмысленная попытка в прогрессе вырваться за границы греха. Но любой технический и культурный прогресс, все достижения были бессмысленны без победы Иисуса Христа, Богочеловека над смертью. До Воскресения истинный прогресс был невозможен. После Воскресения грех и зло как необходимость перестали быть для человека постулатами жизни. Теперь постулат жизни – безгрешность и добро как необходимость. Господь указал выход из лабиринта мук греха, осмыслил тело, материю, дух, то, чего не смогла сделать ни одна философия, религия, культура.  Он решил проблему тела и смерти, дав ответ всему человечеству, всему прогрессу: «Тело человеческое создано для бессмертной и богочеловеческой вечности» (по слову преп. Иустина (Поповича)).

Аминь.

Проповедь студента 3 курса бакалавриата Санкт-Петербургской Духовной Академии Семена Колонтаева, произнесенная 23 марта 2016 года в академическом храме в честь Успения Пресвятой Богородицы на Литургии Преждеосвященных Даров.


Опубликовано 24.03.2016 | Просмотров: 142 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter