Разработка истории Киевской митрополии в Санкт-Петербургской духовной академии в конце XIX – начале XX вв.

история киевской митрополии ХХ

Каждая из дореволюционных академий, несмотря на общность уставов, имела свою специфику, обусловленную собственной историей, а также географическим положением[1]. Специфика проявлялась во многих областях. Например, если говорить об издательской деятельности, то здесь каждая из духовных академий издавала свой корпус святоотеческих писаний. Так, при Московской духовной академии переводились труды свт. Афанасия Великого, Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского и др. Петербургская духовная академия сосредоточила свое внимание на творениях свт. Иоанна Златоустого, прп. Феодора Студита, прп. Иоанна Дамаскина и церковных историков (Евсевия Кесарийского, Сократа, Созомена, Евагрия и др.). При Казанской духовной академии переводили труды Оригена, Дионисия Александрийского. Киевская духовная академия активно занималась творениями западных учителей и отцов, таких как Тертуллиан, блаж. Иероним, блаж. Августин.

В начале XX в. профессор столичной академии по кафедре истории Греко-Восточной церкви И.И. Соколов о специфике научных интересов каждой из духовных академий говорил следующее: «В то время как академия Киевская стояла на страже интересов православия, Московская сосредоточила свою деятельность на разработке внутренних церковно-богословских вопросов, возникавших в связи с общим ходом духовного просвещения в нашем отечестве, в то время как академия Казанская выдвинула на первый план своей деятельности миссионерские задачи в отношении к иноверцам восточной Руси, – в это самое время академия Петербургская завязала отношения с учеными греческими и привлекла их <…> к служению академической науке, посвятила свои научные силы и труды на специальное исследование истории православного греческого Востока и на разработку вопросов церковной византологии и неоэллинизма»[2].

Это что касается официальных характеристик. Были и неофициальные, которые кому-то могут показаться более интересными. Так, профессор Московской духовной академии Сергей Сергеевич Глаголев (1865-1937)[3], расстрелянный в 1937 г., очень часто, по словам современников, об отличительных чертах четырех духовных академий иронизировал следующим образом: «Петербургская пребывает в столице, там и Двор, и высокое начальство, поэтому из нее выходят преимущественно политики и дипломаты. Киевская соседствует с католической Польшей и, невольно подпадая ее влиянию, выпускает людей иезуитского склада. Казанская видит подле себя фанатичных мулл и сама прививает солидную долю фанатизма своим питомцам. Что же касается Московской, то она благополучно соединяет в себе в пристойной мере все эти качества, превосходя при этом прочие Академии приверженностью Бахусу…»[4] Кто-то может не согласиться с предложенными характеристиками, однако факт остается фактом, между духовными академиями различия были и касались они самых разных сфер научно-учебной деятельности.

история киевской митрополии ХХ

Очевидно, что историей Киевской митрополии должна была и занималась Киевская духовная академия[5]. В Санкт-Петербургской духовной академии историю Западнорусской церкви, как тогда было принято называть Киевскую митрополию, специально не изучали, т.е. не было отдельной кафедры, специальных спецкурсов[6] и т.п. Единственной возможностью для научного изучения оставалась личная инициатива отдельных выпускников и профессоров, которая могла быть реализована в научных, т.е. докторских, магистерских и кандидатских диссертациях. Докторских и магистерских работ, посвященных истории Киевской митрополии было не так уж и много. Точнее, за весь период с 1869 по 1918 гг. их было защищено всего несколько[7].

Обращает на себя внимание монография Владимира Александровича Пархоменко «Очерк истории Переяславско-Бориспольской епархии (1733-1785 гг.), в связи с общим ходом малороссийской жизни того времени»[8]. В прошлом выпускник Санкт-Петербургской духовной академии 1905 г., кандидат богословия, защитивший диссертацию на близкую тему «Гервасий Линцевский, епископ Переяславский, как исторический деятель»[9], Пархоменко весной 1912 г.[10] представил новую работу на соискание ученой степени магистра богословия. Защита состоялась 16 апреля того же года[11], а утверждение в степени Св. Синодом – 28 июня. Официальными оппонентами на защите выступили профессора академии П.Н. Жукович и Б.В. Титлинов.

Сугубо украинская проблематика не должна вызывать в данном случае удивления, хотя бы по той причине, что В.А. Пархоменко был сыном священника из села Смелого, Роменского уезда, Полтавской губернии[12]. В столичную академию он поступил после окончания Полтавской семинарии. Выпускники той или иной академии, в случае написания магистерской диссертации (что случалось не так уже и часто), по понятным причинам, старались защищаться именно в своей alma mater. Исключения были, но случались они очень редко.

Отдельного внимания заслуживает следующее обстоятельство. Дело в том, что защиты магистерских диссертаций, согласно еще академическому уставу 1884 г. должны были проходить на коллоквиумах. Отзывы же и рецензии оппонентов публиковались на страницах журналов заседаний Совета той или иной академии. Диссертация Пархоменко является едва ли не единственной в истории Санкт-Петербургской духовной академии, отзывы о которой так и не были опубликованы. В журналах Совета академии имеется лишь краткое упоминание о состоявшейся защите и все. Сложно сказать, что послужило поводом для такого молчания. Но, читая только введение самой диссертации, нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что автор дает слишком резкие (для своего времени) характеристики как правителям Российской империи XVIII в., так и их конфессиональной политике на территории Украины и Беларуси. Так, в отношение императора Петра I Пархоменко пишет, что этот правитель стремился «Малую Россию к рукам прибрать» и постоянно властно вмешивался в малороссийские дела. Елизавету Петровну характеризует «веселой и капризной». Екатерина II под пером церковного историка предстает честолюбивой, самолюбивой до бесконечности, болезненно ревнивой к своей власти. Что касается украинских крупных землевладельцев, то здесь Пархоменко, особо не стесняясь, прямо заявляет: «Погоня малороссийской старшины за привилегированным социальным положением – «благородным» российским дворянством – была той чечевичной похлебкой, ценой которой в последнюю минуту продан был ею старый уклад украинской жизни»[13].

Следующий ученый деятель, на которого хотелось бы обратить внимание, это русский и украинский церковный историк, член-корреспондент с 1916 г. Петербургской Академии наук, с 1919 г. академик Украинской академии наук Константин Васильевич Харлампович. Родом он был из белорусского села Рогачи, Брестского уезда тогда еще Гродненской губернии, длительное время преподавал в Казани, последние годы своей жизни он трудился в Украине, сначала в Нежине, потом, по некоторым сведениям, в Киеве. Выпускник именно Санкт-Петербургской духовной академии Харлампович здесь же защитил кандидатскую, позже магистерскую, а затем и докторскую диссертации. И все они были связаны с историей Западнорусской митрополии. Магистерская работа на тему «Западно-русские православные школы XVI и начала XVII в., отношение их к инославным, религиозное обучение в них и заслуги их в деле защиты православной веры и Церкви»[14] была лишь исправленным и дополненным вариантом кандидатской «Западно-русские, по преимуществу православные, школы XVI и начала XVII в.»[15]. В этом нет ничего удивительного и крамольного. Здесь, как в случае и с диссертацией Пархоменко, видим, что практика подачи на соискание магистерских степеней исправленных и дополненных кандидатских работ была общепринятой и довольно распространенной.

Один из рецензентов профессор протоиерей Павел Николаевский по поводу магистерской диссертации Харламповича отмечал: «Сочинение обширно по объему (около 1090 страниц листового формата) и богато содержанием. Вопрос, избранный автором, не был еще предметом специальных исследований в нашей литературе. <…> По своему научному содержанию сочинение может быть признано ценным в нашей не богатой еще литературе по истории западно-русской церкви и полезным пособием при изложении ее»[16]. В сочинении на богатом архивном и печатном материале была рассмотрена история учреждения и развития католических, протестантских, православных и униатских школ на территории Речи Посполитой в XVI – XVII вв.

После окончания столичной академии Харлампович некоторое время преподавал в Казанской духовной семинарии, а после защиты магистерской диссертации – в Казанском университете. В 1914 г. он публикует, будучи профессором Казанского университета, монографию «Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь»[17]. Это исследование, общим объемом более 900 печатных страниц (один из рецензентов при этом позволил себе отметить, что автора нельзя обвинить в многословии), было представлено на соискание ученой степени доктора церковной истории. Защита состоялась 12 мая, утверждение Св. Синодом – 4 июля того же 1914 г.[18]

Ученый в своем научном исследовании вводит в научный оборот огромное количество новых научных данных из следующих архивов: архив Министерства иностранных дел в Москве (здесь автору по его собственным словам удалось просмотреть дела малороссийские, польские, греческие, турецкие, монастырские, российские духовные, приказные, а также подлинные малороссийские акты и письма), архив Министерства юстиции, архив Св. Синода и др. Благодаря проведенной серьезной источниковедческой работе исследование получилось особенно ценным и важным. Какую бы тему автор не затрагивал, будь то деятельность Ртищевской школы, Епифания Славинецкого, Феофана Прокоповича или что-то другое, он везде вносит свои уточнения и дополнения, что делает данную диссертацию обязательной при серьезном изучении отечественной церковной истории в XVI-XVIII вв.

В своей работе Харлампович, опираясь на опубликованные и архивные материалы, говорит о четырех с половиной тысячах малороссов, которые на какое-то время или навсегда приезжали в Россию в XVI – XVIII вв. Для более удобного изложения своего материалы автор разделил подлежащий его изучению хронологический промежуток времени на три периода:

  • с середины XVI века – «начала малороссийского и великорусского взаимообщения» – до 1654 г.;
  • с 1654 г. до 1700 г., «до начала вызовов малороссов на архиерейские кафедры в Великороссии и водворения их в Московской академии»;
  • с 1700 г. по 1762 г., «до вступления на престол имп. Екатерины II, до начала решительного упадка малорусского влияния на великорусскую церковную жизнь»[19].

Предваряя свою работу, Харлампович делает ссылку на одного из своих современников, который о влиянии юго-запада на северо-восток говорил следующее: «Пришельцы заняли здесь самые видные и влиятельные места, от иерархов до управлений консисторий, ими устроенных, от воспитателей семьи царской до настоятелей монастырских, до ректоров, префектов и учителей ими же проектированных школ, до кабинетных и типографских ученых, делопроизводителей, дьяков и секретарей. Все почти подверглось их реформе, по крайности неотразимому влиянию: богословское учение, исправление священного и богослужебного текста, печатание, дела раскола, церковная администрация, проповедь, храмовое, общественное и домашнее пение, ноты, внешность архиерейских домов, образ их жизни, экипажи и утварь, одежда служителей… и т.д. и т.д.»[20].

Вот, Константин Васильевич и поставил перед собой задачу выяснить фактическую сторону дела, т.е. в чем именно выражалось это самое малороссийское воздействие, кто именно являлся его носителями, что они могли привнести и что в реальности привнесли в русскую культуру и церковную жизнь. Для выполнения такой масштабной задачи Харлампович запланировал написать целых три тома. Причем самым главным должен был стать последний том, где автор обещал подвести итоги своих многолетних штудий и показать «что дали малороссы великороссам в церковно-административном, миссионерском, догматическом, научном, педагогическом, богослужебном отношениях, как содействовали общему религиозному, нравственному, умственному влиянию, что сделали для развития отдельных отраслей богословской науки, для церковного искусства и быта и пр. и пр.»[21]

Профессор Б.В. Титлинов, будучи рецензентом данной работы, в своем отзыве делает законное сомнение: «Удастся ли К.В Харламповичу довести свой труд до конца? Пример подобных грандиозных предприятий скорее заставляет предполагать худшее: быть может, мы так и не увидим второго, а особенно третьего, самого интересного тома»[22]. К сожалению, последовавшая Первая мировая война и революционные события 1917 г. подтвердили слова Титлинова. Столь желанные последующие тома так и не были опубликованы, хотя над вторым томом Харлампович трудился и после революции.

Вне всякого сомнения, монографическое исследование Константина Васильевича стало важной работой по истории не только Киевской митрополии, но и Московского патриархата, если речь идет о XVII веке, и Св. Синода, если говорить о XVIII столетии. Безусловно, научно-исследовательская деятельность К.В. Харламповича является выдающимся вкладом Санкт-Петербургской духовной академии в лице своего талантливого выпускника в дело изучения истории Киевской митрополии. Сам же Харлампович, вне всякого сомнения, заслуживает монографического исследования, а не только отдельных статей[23].

При изучении научной деятельности Харламповича нельзя не обратить внимания на тот факт, что рецензентом всех его работ был профессор СПбДА П.Н. Жукович. Именно под его руководством он написал свое кандидатское сочинение, которое потянуло за собой все остальные темы и научно-диссертационные исследования. Другими словами, в рамках нашего сообщения, необходимо обратить внимание на кандидатские диссертации, которые за редким исключением оставались исключительно в рукописи. Вполне естественно, что кафедрой, которая должна привлечь наибольшее внимание, должна стать кафедра по истории Русской Православной Церкви. В конце XIX – в начале XX вв. ее поочередно занимали профессор протоиерей Павел Николаевский (1871-1899), исполняющий должность доцента А.В. Карташев (1900-1905), профессор, впоследствии академик Академии наук Н.К. Никольский (1906-1909) и профессор, позже примкнувший к обновленческому движению, упоминавшийся уже выше, Б.В. Титлинов (1909-1918). В период с 1889 по 1915 гг. в рамках кафедры истории Русской Православной Церкви всего было представлено и защищено 90 кандидатских диссертаций. Из них:

— по истории Церкви до XVII в. включительно – 29 работ (32%);

— по истории Церкви в синодальный период – 58 (65%);

— по истории Киевской митрополии и истории униатства – 3 (3%).

Приведенная статистика показывает, что кафедра истории Русской Церкви изучением истории Киевская митрополия, генезисом Брестской унии и историей униатства практически не занималась. Однако в академии была еще одна кафедра по истории русской гражданской истории, интересы которой вроде по определению должны находиться вне рамок рассматриваемой темы. Однако, при более внимательном изучении данного вопроса, выясняются следующие любопытные детали.

Дело в том, что кафедру русской гражданской истории с момента ее учреждения в 1869 г. занимали всего лишь два профессора – М.О. Коялович (1857-1891) и П.Н. Жукович (1891-1918). Оба являлись выходцами с территории нынешней Белоруссии. Коялович родился в местечке Кузница Сокольского уезда Гродненской губернии в семье униатского священника. Его отец в прошлом был одноклассником митрополита Иосифа (Семашко) по Главной семинарии при Виленском университете, стал униатским священником, а затем воссоединился с Православной Церковью. Жукович родился в той же Гродненской губернии в городе Пружаны. В данном случае, место рождения каждого из упомянутых ученых самым существенным образом повлияло на их дальнейшие научные интересы. Жуковичу, кстати говоря, в свое время (после защиты им в 1883 г. магистерской диссертации) предлагали занять одну из исторических кафедр в Киевской духовной академии, но он по каким-то причинам отказался[24].

В период с 1891 по 1915 гг. под научным руководством П.Н. Жуковича по кафедре гражданской истории России было написано и защищено 124 кандидатских диссертации. Любопытно обратить внимание, что это больше, чем у четырех профессоров по кафедре русской церковной истории вместе взятых, причем даже за меньший период.

Что касается проблематики, то здесь разбивка по темам оказалась следующей:

— по истории Церкви до XVII в. включительно – 27 работ (22%);

— по истории Церкви в синодальный период – 47 (38%);

— по истории Киевской митрополии и истории униатства – 50 (40%).

Таким образом, киевская церковная история и униатская проблематика в данном случае занимают первое место. Можно предположить, что причиной этому было происхождение профессора, а также его научные интересы. Дело в том, что сам Жукович главной темой своих научных изысканий избрал униатский вопрос. Заканчивая академию он защитил кандидатское сочинение[25], которое через несколько лет представил в качестве магистерской работы («Кардинал Гозий и польская церковь его времени»)[26]. Тема докторского монографического исследования диссертация была уже гораздо шире: «Сеймовая борьба православного западно-русского дворянства с церковной унией (1587-1609)»[27]. Но самое главное, например, в отличие от Харламповича, Жукович на этом не остановился и в последующие годы издал еще 5 выпусков (всего 6) по истории сеймовой борьбы, доведя изложение до 1632 г.[28] Таким образом, человек, который всю свою научно-исследовательскую деятельность посвятил исключительно разработке униатского вопроса, смог заинтересовывать и студентов этой же или схожей проблематикой.

Некоторые студенческие работы сохранились вплоть до настоящего времени, хотя далеко не все. Дело в том, что архив дореволюционной Санкт-Петербургской академии частично сохранился, хотя, безусловно, многое в 1918-1920 гг. было безвозвратно утеряно. Одна часть сохранившегося академического архива в настоящее время находиться в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ. Ф. 573), другая – в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурге (ЦГИА СПб. Ф. 277).

Примечательно, что интересующие нас кандидатские диссертации студентов сохранились и в том и другом архивах. Так, в ЦГИА СПб имеется работа Василия Петрова на тему «Отношение императрицы Екатерины II к униатскому вопросу в новоприсоединенном западно-русском крае»[29].

В ОР РНБ ситуация обстоит гораздо лучше. Там имеется около 20 кандидатских работ[30], среди которых можно отметить, например, следующие:

  • Лысогорский Феодор: «Малороссийские люди, по преимуществу духовного чина, как соучастники в реформах Петра Великого» (1900)[31];
  • Иножарский Алексей: «Исправление богослужебных книг в Киеве в XVII веке» (1913)[32];
  • Гепецкий Александр: «Об управлении западно-русской церкви в период ее отделения от восточной» (1891)[33];
  • Островский Василий: «Галицкая Русь в борьбе за православие в XVII в.» (1892)[34];
  • Грабарь Алексей: «Церковная история Угорской Руси в связи с политическими судьбами народа до введения унии в половине XVII века» (1905)[35].

Каждая из работ имеет свою ценность, в частности, для историографии вопроса. Кроме того, некоторые диссертации были написаны с привлечением не только опубликованных источников, в том числе на польском, украинском, латинском и др. языках, но и на основании архивных материалов, многие из которых в годы гонений были безвозвратно утеряны (если говорить не о синодальных архивохранилищах, а о епархиальных фондах). Обнаружение подобного рода данных, делает, как кажется, студенческие работы дореволюционного периода ценными и важными уже для современных исследований не только по церковной историографии, но и по истории именно Киевской митрополии.

Таким образом, при ближайшем рассмотрении выясняется, что изучение истории Западнорусской церкви или Киевской митрополии было одним из основных церковно-исторических направлений в дореволюционной Санкт-Петербургской духовной академии. Причин этому несколько. Первая сводится к тому, что вопрос о генезисе и истории унии являлся одним из основных в истории Русской Православной Церкви, наряду с историей старообрядчества. Вторая причина заключается в том, что один из членов профессорской корпорации на рубеже XIX – XX вв. являлся крупнейшим специалистом в рассматриваемой области и успешно прививал учащимся интерес к истории Киевской митрополии и униатства на своих занятиях. Дальнейшее изучение заявленной темы позволит выявить, насколько серьезными были успехи церковно-исторических кафедр Санкт-Петербургской духовной академии в деле изучения Киевской митрополии в сравнении, например, с Киевской и другими духовными высшими богословскими школами Российской империи.


[1] Климатические условия играли не последнюю роль при распределении студентов-иностранцев, поступающих в русские духовные академии. Например, большая часть студентов с Балкан направлялась в Киевскую и Московскую духовные академии. Причина – более теплый климат. Некоторые студенты поступали и в Санкт-Петербургскую духовную академию. Дело в том, что здесь с 1885 г. действовала единственная во всех четырех дореволюционных духовных академиях кафедра истории Православных славянский церквей. Профессором же кафедры был крупнейший знаток и эксперт Св. Синода по истории славянских церквей И.С. Пальмов. Однако иногда климат мешал студентам-иностранцам учиться в Санкт-Петербурге и они писали прошения о переводе в другую академию, причем чаще всего указывали Киев. Так, в 1891 г. серб Милош Анджелкович попросил перевести его из столицы «в виду вредного влияния петербургского климата на его здоровье…». См.: Журналы заседаний совета СПбДА за 1891-1892 уч. г. СПб., 1896. С. 105.

[2] Соколов И.И. Санкт-Петербургская духовная академия и греческий Восток (К столетию Академии) // Церковный вестник. 1909. № 49. Стлб. 1531-1532.

[3]  См.: Казарян А.Т. Глаголев Сергей Сергеевич // Православная Энциклопедия. М., 2006. Т. XI. С. 536-538.

[4] Волков С.А. Возле монастырских стен. Мемуары. Дневники. Письма. – М., 2000. С. 152.

[5] Чего только стоит научно-исследовательская деятельность профессоров Киевской духовной академии С.Т. Голубева и протоиерея Феодора Титова.

[6] Правда, здесь необходимо сделать небольшую оговорку. Дело в том, что в Санкт-Петербурге в ОР РНБ в фонде профессора протоиерея Павла Николаевского храниться дело, которое в описи обозначено следующим образом: «История западнорусской церкви. Монография. Черновой автограф. Чернилами, пометы и исправления карандашом. 1874 г. V + 315» (ОР РНБ. Ф. 1186. Д. 1.). При более внимательном просмотре данного дела можно сделать однозначный вывод, что перед нами черновой вариант материалов для лекций по истории Западнорусской церкви (и никакая это не монография). Автор, наследие которого все еще нуждается в серьезном и обстоятельном изучении, в тексте регулярно обращается к предполагаемым студентам. Так, завершая историографический обзор Николаевский заключает: «Как видите, события в западнорусской церкви, весьма важные не только в церковном отношении, но и в политической судьбе России, обратили на себя серьезное внимание русской науки и литературы. Я указал только главные труды, более доступные и необходимые. Кроме них есть много других статей, рассеянных в наших журналах духовных и светских, в епархиальных и губернских ведомостях, в статистических описаниях епархий, в исследованиях, посвященных гражданской истории западнорусского края» (Там же. Л. 12об). В своей первой лекции автор делает небольшое предисловие: «Прежде чем излагать историю западнорусской церкви в период ее самостоятельной отдельной жизни от жизни митрополии московской, считаю нужным представить вам краткий очерк состояния христианства на Западе России до разделения единой русской митрополии на две – восточную и западную» (Там же. Л. 13). Форма обращения, впрочем, как и содержание приведенных выдержек позволяют сделать вывод о том, что перед нами лекционный материал спецкурса по истории Киевской митрополии. Почерк рукописи очень мелкий, в тексте очень много исправлений и пометок (многие из которых сделаны еще более мелким почерком, чем текст самих лекций). Хронологические рамки курса можно обозначить следующими заголовками лекций. Название первой тематической лекции следующее: «История западнорусской церкви. Христианство в Западной России до отделения Киевской митрополии от Московской». Название последней: «Состояние церковных дел в Северо-Западной и Юго-Западной Руси (в польских владениях) после присоединения Малороссии к Великороссии с половины XVII до половины XVIII в.» (Там же. Л. 13, 250).

[7] Отдельно надо отметить, что особый интерес исследователей Санкт-Петербургской духовной академии был прикован к истории униатства. По этой теме только в начале XX вв. было написано и защищено несколько магистерских диссертаций: в 1900 г. преподаватель Литовской духовной семинарии Г.Я. Киприанович защитил диссертацию на тему: «Жизнь Иосифа Семашки, митрополита Литовского и Виленского, и воссоединение западно-русских униатов с Православной Церковью в 1839 г.» (Вильно, 1897); в 1910 г. протоиерей Суворовской церкви при Императорской Николаевской академии генерального штаба Георгий Шавельский (впоследствии протопресвитер военного и морского духовенства) защитил диссертацию «Последнее воссоединение с Православной Церковью униатов Белорусской епархии (1833-1839)» (СПб., 1910); в 1914 г. преподаватель Донской духовной семинарии Свидерский Лука представил и защитил работу «Иоанн Крассовский, Полоцкий униатский архиепископ» (Витебск, 1911).

[8] Пархоменко В.А. Очерк истории Переяславско-Бориспольской епархии (1733-1785 г.г.), в связи с общим ходом малороссийской жизни того времени. Изд. 2-е, переработанное, с приложением новых материалов. Полтава, 1910. XV+182+XXXIII с.

[9] Данное студенческое сочинение было особо отмечено Советом академии. Автору была присуждена высшая по размеру в 1904-1905 учебном году премия имени профессора протоиерея Павла Николаевского (в размере 105 р.). См. отзыв о работе: Жукович П.Н. Отзыв о сочинении студента Владимира Пархоменко на тему: «Гервасий Линцевский, епископ Переяславский, как исторический деятель» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1904-1905 уч. год. СПб., 1905. С. 331-332.

[10] Первоначально В.А. Пархоменко свое сочинение на соискание ученой степени магистра богословия представил в сентябре 1906 г. Рассмотрение было поручено проф. П.Н. Жуковичу. В апреле 1908 г. автор забрал обратно свой труд для внесения некоторых исправлений. В итоге, в исправленном и дополненном виде работа вышла уже в 1910 г.

[11] Магистерский коллоквиум в Санкт-Петербургской Духовной Академии // Церковный вестник. 1912. № 16. Стлб. 493-496.

[12] Граб В.I. Пархоменко Володимир Олександрович / Полтавіка. Полтавська енциклопедія. Том 12. Релігія і Церква. Полтава: «Полтавський літератор», 2009. // URL: http://history-poltava.org.ua/?p=5871 (дата обращения: 06.11.2014).

[13] Пархоменко В.А. Очерк истории Переяславско-Бориспольской епархии… С.13.

[14] Харлампович К.В. Западнорусские православные школы XVI и начала XVII в., отношение их к инославным, религиозное обучение в них и заслуги их в деле защиты православной веры и Церкви. Казань, 1898. – XIII, 524, LXII, 4 с.; Николаевский П.Ф., прот. Отзыв о сочинении на степень магистра богословия Константина Харламповича на тему: «Западно-русские православные школы XVI и начала XVII века, отношение их к инославным, религиозное обучение в них и заслуга их в делах защиты православной веры и церкви» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1896/1897 уч. г. СПб., 1897. С. 207-209, Жукович П.Н., проф. Отзыв о сочинении на степень магистра богословия Константина Харламповича // Там же. С. 209-219; Харлампович К.В. Западнорусские церковные братства и их просветительная деятельность в конце XVI и в начале XVII в. // Христианское чтение. 1899. Т. CCVII. Ч. I. С. 372-390.

[15] Жукович П.Н. Отзыв о сочинении студента Константина Харламповича на тему: «Западно-русские, по преимуществу православные, школы XVI и начала XVII века» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1893/4 учебный год. СПб., 1894. С. 269-271.

[16] Николаевский П.Ф., прот. Отзыв о сочинении на степень магистра богословия Константина Харламповича… С. 207-208.

[17] Харлампович К.В. Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь. Том I. Казань, 1914. – XXIV, 878, XVI с.

[18] Духовная и церковная школа // Церковный вестник. 1914. № 21. Стлб. 632; Отзывы: Жукович П.Н. Отзыв о представленном на соискание степени доктора церковной истории сочинении К.В. Харламповича: «Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь. Том I. Казань, 1914» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1913-1914 учебный год. СПб., 1916. С. 266-287; Титлинов Б.В. Отзыв о представленном на соискание степени доктора церковной истории сочинении К.В. Харламповича: «Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь. Том I. Казань, 1914» // Там же. С. 287-305.

[19] Жукович П.Н. Отзыв о представленном на соискание степени доктора церковной истории сочинении К.В. Харламповича… С. 268.

[20] Харлампович К.В. Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь… С. III.

[21] Титлинов Б.В. Отзыв о представленном на соискание степени доктора церковной истории сочинении К.В. Харламповича… С. 291.

[22] Там же. С. 292-293.

[23] См.: Морозов О. Справа академіка К.В. Харламповича // URL: http://nigin-museum.do.am/publ/1-1-0-13#  (дата обращения: 06.11.2014); Каран Дмитро. Діяльність постійної комісії для складання біографічного словника українських діячів в контексті епістолярної спадщини К. В. Харламповича // Студії з архівної справи та документознавства. Т. 11. 2004 // http://www.archives.gov.ua/Publicat/Studii/Studii_2004.11_08.php  (дата обращения: 06.11.2014).

[24] Теплова В.А. Платон Николаевич Жукович (1857- 1919 гг.). Становление историка. (К 150-летию со дня рождения) // URL: http://sobor.by/zhukovich.htm (дата обращения: 06.11.2014).

[25] Рукопись кандидатской диссертации П.Н. Жуковича сохранилась. См.: Жукович П. Кардинал Гозий и польская церковь его времени. 1881 // ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Д. 65.

[26] Жукович П.Н. Кардинал Гозий и польская церковь его времени. СПб., 1882. – VIII, 542, IV с.

[27] Он же. Сеймовая борьба православного западнорусского дворянства с церковной унией (до 1609 г.). СПб., 1901. – XXI, 608 с.

[28] Он же. Сеймовая борьба православного западнорусского дворянства с церковной унией с 1609 (Вып. I, 1609—1614 гг. СПб., 1903. – 148 с.; Вып. II. 1615-1619. СПб., 1904. – 121 с.; Вып. III. 1620-1621. СПб., 1906. 203 с.; Вып. IV. 1623-1625. СПб., 1908. 173 с.).

[29] ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 2. Ед. хр. 140.

[30] Помимо приведенных ниже в тексте доклада работ, можно упомянуть еще следующие сохранившиеся диссертации: Бычинский Павел. Церковно-археологическая литература о киевских древностях до-монгольского периода. 1915 (ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Д. 122); Горзочко Игнатий. Значение Афона в исторических судьбах западнорусской церкви в период ее борьбы против унии и латинства. 1894 (Там же. Д.47); Демьянович Алексей. Князья Огинские в борьбе с церковной унией. 1906 (Там же. Д. 60); Корякин Павел. Положение западно-русской униатской церкви в царствование Августина II. 1911 (Там же. Д. 95); Матвеев Дмитрий. Православие в западной России с 1548 по 1572 г. 1897 (Там же. Д.130); Ситкевич Андрей. История епархиальных кафедр в западно-русской унии. 1891 (Там же. Д. 198); Сулковский Юлиан. Судьбы православия в Подолии в период унии. 1911 (Там же. Д.230); Шавельский Василий. Отношение римско-католической церкви к униатской в Восточной Белоруссии в первой половине XIX века. 1911 (Там же. Д. 254); Янковский Леонтий. Народные религиозно-нравственные воззрения по малороссийским песным. 1882 (Там же. Д. 265).

[31] ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Д. 122. См.: Жукович П.Н. Отзыв о сочинении студента Лысогорского Феодора на тему: «Малороссийские люди, по преимуществу духовного чина, как соучастники в реформах Петра Великого» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1899-1900 учебный год. СПб., 1902. С. 353-354.

[32] ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Д. 77. См: Карабинов И.А. Отзыв о сочинении студента Иножарского Алексея на тему: «Исправление богослужебных книг в Киеве в XVII в.» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1912-1913 уч. г. СПб., 1913. С. 331; Орлов М., прот. Отзыв о сочинении студента Иножарского Алексея на тему: «Исправление богослужебных книг в Киеве в XVII в.» // Там же. С. 332.

[33] ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Д. 41. См.: Барсов Н.И. Отзыв о сочинении студента Александра Гепецкого на тему: «Об управлении западно-русской церкви в период ее отделения от восточной» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1890-1891 уч. г. СПб. С. 198-200.

[34] ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Д. 159. См.: Пальмов И.С. Отзыв о сочинении студента Островского Василия на тему: «Галицкая Русь в борьбе за православие в XVII веке» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1891-92 учебный год. СПб., 1896. С. 201-203.

[35] ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Д. 48. См.: Пальмов И.С. Отзыв о сочинении студента Грабаря Алексея на тему: «Церковная история Угорской Руси в связи с политическими судьбами народа до введения унии в половине XVII в.» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1895-1896 учебный год. СПб., 1900. С. 462-464.

Доклад Карпука Дмитрия Андреевича на VI Международная научно-практическая конференция «Духовное и светское образование: история взаимоотношений – современность – перспективы», Киевская духовная академия, 23 октября 2014 г.


Опубликовано 24.11.2014 | Просмотров: 350 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter