Протоиерей Василий Стойков: Его отеческое внимание располагало всех, кто с ним общался

patr_aleksiy

— Отец Василий, как долго Вы были знакомы со Святейшим Патриархом Алексием?

— Святейшего Патриарха Алексия II я знал еще тогда, когда он был студентом. Он учился на заочном секторе и был старше меня на два курса. Я поступил в академию в 1951 году, а он учился на III курсе и был уже в священном сане. Заочники обычно приезжали на короткое время, у них была своя насыщенная учебная программа. Они были очень заняты, поэтому мы видели их только мельком. В эти годы я знал его издали. Ближе я его узнал, когда он стал в 1965 году председателем Учебного комитета при Священном Синоде. Наше непосредственное общение началось, когда он стал митрополитом Ленинградским и Новгородским в 1986 году. Владыка Алексий как выпускник нашей академии очень близко к сердцу принимал все то, что происходило в духовных школах. Один раз я тяжело заболел и лежал в больнице, владыка живо интересовался моим здоровьем, звонил матушке, намеревался даже приехать, посылал отца Владимира Сорокина справиться о моем самочувствии. Это очень трогало, потому что до этого не было таких добрых, близких, отеческих отношений клириков епархии со своим правящим архиереем. Я очень ценил эту заботу. В свою резиденцию на Каменном острове он обычно приглашал духовенство вместе с матушками. Это было так мило и трогательно с его стороны. Когда митрополит стал Патриархом, он активно приглашал нас на различные мероприятия. Например, мы сопровождали его, когда он посещал Валаам.

— Какое внимание Святейший Патриарх Алексий II уделял Санкт-Петербургским духовным школам и духовному образованию в целом?

— Когда приснопамятный Святейший Владыка был управляющим делами Московской Патриархии, он пристально наблюдал, что происходит в наших Духовных школах. С назначением на должность председателя Учебного комитета при Священном Синоде он получил возможность еще более внимательно относиться не только к нашим духовным школам, но и ко всем другим церковным учебным заведениям.

В 1992 году Святейший Патриарх Алексий II назначил меня ректором скорее всего по рекомендации нынешнего Патриарха. В то время, когда владыка Кирилл был ректором академии, я был инспектором, и у нас сложились очень хорошие взаимоотношения.

90-е годы были сложным периодом для Духовных школ. Наша Академия существовала только на субсидии Патриархии. На нашем счету было буквально несколько рублей. Нечем было кормить студентов. Благо, что еще при протоиерее Владимире Сорокине сложились хорошие отношения с овощебазой, дававшей нам продукты в рассрочку, хотя и этого было недостаточно. Зарплаты не выплачивались. Работники столовой подавали прошения об увольнении. Встал вопрос о том, как существовать дальше. Мне приходилось ездить в Патриархию, писать письма Его Святейшеству, чтобы он изыскал средства. Святейший Владыка прилагал много усилий, чтобы сохранить Духовные школы и найти источники финансирования. Положение улучшилось только к 1994 году. Благодаря его личному участию, доброму отношению и отеческой заботе мы устояли. Он очень близко к сердцу принимал нужды и потребности Академии, бережно относился к старым преподавателям, справлялся об их здоровье.

Когда я был ректором, Святейший Патриарх помогал осуществлять все то, что было нужно для жизни академии. Например, мы поставили вопрос о возвращении старого академического здания, которое Духовная школа занимала до революции. Там обосновался Колледж физической культуры и спорта, экономики и технологии, а в академическом храме Двенадцати апостолов был расположен спортзал. В свое время А.А. Собчак подписал распоряжение о передаче здания Академии. Соответствующее соглашение мы заключили с директором этого колледжа. Но Министерство образования распорядилось не допустить передачи здания, что противоречило постановлению местной власти. Начались судебные тяжбы. Эта проблема до сих пор не разрешена. По этому вопросу я также обращался к Святейшему Патриарху Алексию, и он всячески пытался содействовать его решению. В целом, это был период на выживание. Прежде всего, забота состояла в том, чтобы удержать Духовную академию на плаву.

В мое ректорство, к сожалению, кафедры заседали очень редко, так как было сложно собрать людей. Из-за материальных трудностей многие преподаватели вынуждены были уйти на приходы. Святейший Патриарх Алексий всячески одобрял любые шаги по улучшению бытовых условий в Академии, уровня преподавания, заботился о том, чтобы пополнялась библиотека. В общем, делал все возможное.

— Какие достижения связаны с именем Святейшего Патриарха Алексия II в период его управления Ленинградской и Новгородской епархией?

— При владыке Алексии была возвращена часовная блаженной Ксении, которая в советское время была закрыта и превращена в склад, где хранился инвентарь для уборки Смоленского кладбища. Митрополит Алексий принимал активное участие в этом процессе и, в конечном счете, настоял на том, чтобы часовня была открыта. Этому всячески противодействовал уполномоченный Совета по делам религий, который стремился под разными предлогами закрыть ряд храмов, а также нашу духовную школу, запрещал посещать академический храм прихожанам. Было время, когда в храме Духовных школ не допускали молиться никого кроме учащихся. Когда митрополит совершал крестный ход от храма Смоленской иконы Божией Матери к часовне, уполномоченный всячески пытался этому воспрепятствовать. В период его управления кафедрой произошла канонизация святой блаженной Ксении Петербургской. Всего четыре года он был митрополитом в Петербурге, но это имело огромное значение для развития епархии.

— Отец Василий, как Вы восприняли кончину Святейшего Владыки?

— Его кончина была для нас неожиданной и поразительной. Потому что в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы он еще служил в Донском монастыре, а на следующий день мы узнали о его кончине. Очень важно и приятно, что его кончина нашла должное отражение в средствах массовой информации, которые откликнулись на это событие и прояснили многие стороны жизни и Первосвятительского служения почившего Предстоятеля Русской Православной Церкви.

Было очень трогательно видеть, как владыка Арсений плакал навзрыд. Он его очень хорошо знал. Он был еще здесь при митрополите Алексии в сане иеромонаха. Впоследствии стал викарным епископом и был постоянно при Патриархе. Святейший Патриарх, в свою очередь, его всегда ценил за доброе сердце, преданность и исполнительность.

Очень просто и легко было общаться со Святейшим Патриархом. Он был человеком добродушным, вежливым. Его отеческое внимание располагало всех, кто с ним общался. Все отмечали его сердечность, простоту, доступность. Святейший Патриарх всегда действовал спокойно, размеренно, никогда ни на кого не повышая голоса.

Беседовали: Дионисий Адамия и Вадим Лозовский


Опубликовано 05.12.2011 | Просмотров: 188 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter