Протоиерей Михаил Браверман. В поисках царственной свободы

Протоиерей Михаил Браверман. В поисках царственной свободы

Мы пришли в этот мир, не выбирая ни времени, ни места рождения, ни родителей, ни физических или психических данных. И Господь говорит, что мы не можем по своему желанию прибавить себе  рост или изменить возраст: «ни одного волоса сделать белым или черным» (Мф 5:36). И наконец, в духовном измерении человек не в силах освободиться от власти греха и преодолеть вечную погибель.

В чем же тогда состоит та царственная свобода, о которой возглашает Церковь устами апостола Павла: «К свободе призваны вы братья» (Гал 5:13)?

Однажды Господь сказал окружавшим Его людям, причем как отмечает евангелист, слово было обращено «к уверовавшим в Него»: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными».  Ему отвечали: «мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?» (Ин. 8:32-33) Диалог этот происходил в те времена, когда маленькая Иудея была оккупирована могущественной Римской империей.  Еще раньше в истории этого народа был трагический период четырехсотлетнего египетского рабства, закончившийся исходом – прообразом Воскресения, а затем последовал семидесятилетний Вавилонский плен. Почему же тогда Господь не упрекает Своих оппонентов в том, что они говорят неправду? Видимо потому, что с обеих сторон речь идет о рабстве духовном, служению идолам, и в этом смысле иудейский народ сохранял верность призванию Авраама. Таким образом, свобода не обусловлена внешними обстоятельствами, она внутри человека, в его верности Богу.  Но путь Ветхого Завета должен был привести человека ко Христу Спасителю, Сыну Божьему, и потому «Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно; сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин 8:34-36). Итак, в мире человек оказался рабом греха, а Сын пришел освободить нас, и насколько человек работает не греху, а Богу, насколько становиться не рабом греха, а рабом Божьим, настолько обретает достоинство быть чадом Живого Бога, наследником вечного Царства, которое Бог уготовал всем любящим Его.

Но «наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего» – говорит апостол Павел (Гал 4:1). То, что в совершенстве откроется в жизни будущего века, уже дано нам как залог. Мы несем на себе все последствия грехопадения: наша природа покалечена грехом, тело немощно, оно болеет и в итоге перестает существовать. И, как утверждает еще Ветхий Завет, «все мысли и помышления сердца … зло на всякое время» Быт 6:5). И вместе с тем, мы все-таки можем утверждать, что свободны в нашей любви: мы свободно можем ответить на любовь Бога к нам, либо же отгородится от нее грехом и себялюбием. Мы можем осознать, что Бог возлюбил нас даже до Креста и погребения. Он пришел к нам, чтобы никто не погиб, но каждый смог войти в Небесное Царство. «Бог есть любовь» (1 Ин 14:16) – утверждает очевидец евангельских событий апостол Иоанн Богослов. Отвечая Богу любовью, мы становимся Его чадами – сынами и дочерями. И, Господь говорит: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин 14:23). Так на деле исполняются слова Господа о том, что именно Он, Сын Божий, дает нам подлинную свободу. Ведь если в полноте свободен лишь Бог, то человек свободен настолько, насколько он пребывает в Боге, и Бог пребывает в человеке, «а где Дух Божий, там и свобода» (2Кор 3:17).

Очень часто вне церковных стен люди воспринимают свободу, прежде всего, как возможность делать все, что захочется. На практике это означает свободу выбора, в крайнем своем проявлении – это выбор между добром и злом. Но ведь сама возможность выбора зла свидетельствует о нашем поврежденном состоянии. Такую свободу воли в личности падшего под власть греха человека преподобный Максим Исповедник обозначил как волю «гномическую» (от греческого «гноми» – выбор). Она, в отличии от воли естественной – к Богу и добру, появляется в человеке после грехопадения, которое автор Ареопагитик назвал «безумным опадением от Божественных благ, изначально дарованных человеку».

Что мы выбираем: свет или тьму, жизнь или смерь? Это в нашей власти. И таким образом, наше спасение, по слову преподобного Максима Исповедника, «зависит от нашей воли». И потому, путь к царственной свободе лежит через борьбу с грехом, через поиск воли Божьей и послушание ей.

Такой путь реализации нашей свободной воли должен привести нас к немыслимой высоте нашего призвания – взойти в духовное небо. Когда-то, извратив дар свободы, часть ангелов ниспала с Небес, превратившись в духов злобы поднебесных, и теперь туда призван взойти человек. «Возлюбленные! – восклицает Иоанн Богослов: мы теперь дети Божии; но еще не открылось что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1 Ин 3:2).


Опубликовано 09.02.2016 | Просмотров: 144 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter