Протоиерей Кирилл Копейкин. Натуралистические концепции сознания и теологичесикий контекст новоевропейской науки

Нобелевский лауреат академик В.Л. Гинзбург выделял «три великих проблемы современной физики», существование которых, по его словам, означает, что «пока вопросы не выяснены, ни в чем нельзя быть уверенным»: «это, во-первых, вопрос о возрастании энтропии, необратимости и “стреле времени”. Во-вторых, это проблема интерпретации нерелятивистской квантовой механики и возможности узнать что-либо новое даже в области ее применимости (лично я в такой возможности сомневаюсь, – добавлял Гинзбург, – но считаю, что глаза надо оставлять открытыми). В-третьих, это вопрос о редукции живого к неживому, то есть вопрос о возможности объяснить происхождение жизни и мышления на основе одной физики»[1].

Фактически, все три перечисленные Гинзбургом «великие проблемы современной физики» – это проблемы полноты современной научной картины мира. Первая проблема ставит вопрос о том, достаточно ли обратимых законов физики для того, чтобы объяснить присущую миру необратимость, проявляющуюся, в частности, в том, что Вселенная развивается, эволюционирует, в ней возникают живые организмы, на смену простым формам которых приходят все более сложные и, в конечном итоге, появляется сознание и самосознание? Вторая поднимает вопрос о глубинной природе реальности – какая онтологическая реальность стоит за теми математическими конструктами, при помощи которых фундаментальная физика описывает мир? И наконец, третья – это проблема того, каким образом жизнь, психика и личность могут быть «встроены» в научную физическую картину мира? Сложность здесь заключается в том, что принятый на вооружение естественными науками объективирующий подход выводит за пределы научной картины мира личность, сознание, и вообще все психическое[2]; даже сама жизнь ускользает из «сетей» объективного научного познания[3].

09.07.2014_kopeykin_1

Один из влиятельных американских философов Джон Сёрл полагает, что «[картезианский] дуализм и [материалистический] монизм оба ложны, ибо обычно предполагают, что они исчерпывают собою рассматриваемую область, не оставляя выбора»[4].Дуализм, по мнению Сёрла, не согласуется с современной научной картиной мира; материалистический же монизм, несмотря на свою очевидную неспособность решить проблему сознания, является наиболее распространенным воззрением по причинам, скорее, психологического характера. Сёрл убежден, что настойчивые попытки решить проблему сознания оставаясь в рамках материалистической парадигмы обусловлены не научными, но, прежде всего, «идеологическим» причинами – страхом перед возможностью допущения реальности «психического», от чего один шаг до приятия реальности «духовного»[5].

Между тем, в квантовой механике, изучающей фундаментальную структуру мироздания, «сознание» оказывается «включено» в «материальную» реальность. Выдающийся американский математик и физик, лауреат Нобелевской премии Юджин Вигнер отмечал, что, «как видно из проведенного фон Нейманом блестящего анализа квантовомеханического измерения[6], даже сами законы квантовой механики со всеми их следствиями нельзя сформулировать без обращения к понятию сознания»[7]. Как подчеркивал один из создателей квантовой механики Вернер Гейзенберг, «старое разделение мира на объективный ход событий в пространстве и времени, с одной стороны, и душу, в которой отражаются эти события, – с другой, иначе говоря, картезианское различение rescogitans и resextensa уже не может служить отправной точкой в понимании современной науки <…> Научный метод, сводившийся к изоляции, объяснению и упорядочению, натолкнулся на свои границы. Оказалось, что его действие изменяет и преобразует предмет познания, вследствие чего сам метод уже не может быть отстранен от предмета. В результате естественнонаучная картина мира, по существу, перестает быть только естественнонаучной»[8].

Тема «сознание и квантовая механика» в последнее время привлекает все большее внимание[9]. Как отмечает М.Б. Менский, «в наше время теоретический и экспериментальный анализ квантовых измерений вышел на уровень, когда вопрос о роли сознания наблюдателя в таких измерениях можно исследовать экспериментально»[10], – таких, например, экспериментах, как опыты по проверке неравенств Белла[11] или эксперименты с отложенным выбором[12]. «Тот факт, что концептуальные проблемы квантовой механики не перестают подниматься, но и не находят решения, по крайней мере общепринятого[13], уникален в истории физики и показывает, что в данном случае физика соприкоснулась со сферой, которая по какой-то причине чрезвычайно важна, но для исследования которой у физики нет адекватных инструментов», – подчеркивает он[14].

Несомненно, что научная картина мира нуждается в расширении и углублении, которое позволило бы добавить живое, личностное измерение бытия – измерение, имеющее онтологический статус. Сегодня эта проблема приобретает стратегическое значение для развития конвергентных технологий, которые, как надеются исследователи, смогут преодолеть грань между живым и неживым, физическим и психическим мирами[15].

Каким образом может прийти в научную картину мира понятие личности? – Таким же, каким оно пришло в европейскую культуру – из Откровения Личностного Бога. Богатейшая античная культура, несмотря на все ее внимание к человеку, была культурой безличной, ибо для греков, по определению, безличным был Абсолют. Понимание личности было заимствовано античной философией от Филона Александрийского, т.е. из Библии[16]. И именно в контексте европейской интеллектуальной традиции, укорененной в библейском мировосприятии, возникла новоевропейская наука, стремившаяся прочесть Книгу Природы, взаимодополнительную, как утверждал Бэкон, по отношению к другой Книге Творца– Библии[17]. Человек же оказывается способен постичь законы мироздания именно в силу того, что он сотворен по образу и подобию Божию[18].

В семиотике, исследующей знаковые системы, знаки могут быть осмыслены либо в своих взаимоотношениях с другими знаками, т. е. синтаксически, либо в своем отношении к обозначаемому предмету, т.е. семантически, либо в отношении к создателю или адресату сообщения, т.е. прагматически. С известной долей условности можно сказать, что раннехристианское богословие было занято прежде всего прагматикой Книги Мира. Средневековое богословие исследовало символизм мироздания, изучало семантику его различных «деталей». Новоевропейская наука обратила свой взгляд к исследованию синтаксиса Книги Природы: суть объект(ив)ного метода познания состоит в том, что изучается математическая форма отношения различных «элементов» мира. Однако при всей мощи объективного способа познания он, как утверждает Сёрл, не может дать «натуралистическое» объяснение сознания как эффекта «вычислений», производимых мозгом: формальные синтаксические правила не способны породить семантику, и уж тем более – прагматику[19].

Сегодня физика, исследующая фундаментальные структуры мироздания, дошла уже, похоже, до уровня структур онтологических – в пользу этого свидетельствует утверждение об отсутствии так называемых «скрытых параметров», основывающееся на нарушении неравенств Белла в экспериментах по изучению парных корреляций связанных общим прошлым элементарных микрообъектов[20]. Ныне приближается время синтеза, мы подходим к следующему витку спирали познания, когда синтаксический, семантический и прагматический способы прочтения Книги Природы смогут объединиться в каком-то принципиально новом единстве. Построение системы целостного знания, включающего, в том числе, человеческую личность, невозможно без учета знания богословского, представляющего собою вопрошание о человеческой сущности, не сводимой к биологическому или социальному существованию и являющегося неотъемлемым элементом знания гуманитарного. Соотнося обнаруживаемые фундаментальной физикой структуры («законы») Книги Природы со структурами Книги Откровения, созданной тем же Творцом, мы можем попытаться осмыслить их в том широком библейском богословском контексте, в котором возникала современная наук. Именно на пути поиска содержательной интерпретации обнаруживаемых естественными науками формальных закономерностей мироздания можно приблизиться к решению сложнейшей задачи выработки нового понятийного языка, адекватного современному состоянию развития науки, а тем самым – к разрешению проблемы границы живого и неживого, соотношения физического и психического.


[1] Гинзбург В. Л. О сверхпроводимости и сверхтекучести (что мне удалось сделать, а что не удалось), а также о «физическом минимуме» на начало XXI века // Успехи физических наук, 2004, т. 174, вып. 11. С. 1254.

[2] «Самосознание – вот то, что делает проблему сознание–тело практически неразрешимой», – утверждает видный американский философ Томас Нагель (NagelT. Whatisitliketobeabat? // ThePhilosophicalReview, 1974, Vol. LXXXIII, № 4 (October). P. 435–450). Другой известный современный философ Дэвид Чалмерс формулирует эту проблему следующим образом: «Почему информационные процессы не “идут в темноте”?», иначе говоря, как и зачем возникает субъективное измерение в объективном мире? (Chalmers D. Facing Up to the Problem of Consciousness // Journal of Consciousness Studies, 1995, № 2(3). Р. 200–219).

[3] «Мы вынуждены признать, что не можем дать строго определения, что же такое жизнь, и не можем сказать, как и когда она возникла. Все, что мы можем, – это перечислить и описать те признаки живой материи, которые отличают ее от неживой», – сказано в популярном руководстве по биологии (Грин Н., Стаут У., Тейлор Д. Биология. Ред. Р. Сопер. М.: Мир, 1990. Т. 1. С.11). Впрочем, и сами эти отличия весьма условны: «В живых системах не обнаруживается никаких свойств, которыми не обладали бы разные неживые объекты» (Иваницкий Г. Р.XXI век: что такое жизнь с точки зрения физики // Успехи физических наук, 2010, т. 180, вып. 4. С. 339). «Сейчас, когда мы уже знаем, что представляет собой геном человека, все большее число ученых начинает осознавать, что мы не знаем чего-то самого главного. Несомненно, факты нужны. Однако простое накопление экспериментальных данных понимания не прибавляет и теории не дает» (Реутов В. П., Шехтер А. М. Как в ХХ веке физики, химики и биологи отвечали на вопрос: что есть жизнь? // Успехи физических наук, 2010, т. 180, вып. 4. С. 395).

[4] Сёрл Дж. Открывая сознание заново / Пер. с англ. А. Ф. Грязнова. М.: Идея-Пресс, 2002. С. 25.

[5] По мнению Сёрла, «одним из несформулированных допущений, стоящих за целой серией новейших взглядов, оказывается то, что они представляют собой единственную научно приемлемую альтернативу тому антисциентизму, который сопровождал традиционный дуализм, веру в бессмертие души, спиритуализм и так далее. <…> То есть выбор, перед которым мы неявно стоим, это выбор между “научным” подходом, представленным той или иной новейшей версией “материализма”, и “антинаучным” подходом, представленным картезианством или какой-либо традиционной религиозной концепцией сознания» (Сёрл Дж. Открывая сознание заново / Пер. с англ. А. Ф. Грязнова. М.: Идея-Пресс, 2002. С. 26).

[6]  См.: Нейман, фон И. Математические основы квантовой механики / Пер. с нем. М.: Наука, 1964. С. 306–309.

[7] Вигнер Е. Вероятность существования самовоспроизводящейся системы // Вигнер Е. Этюды о симметрии / Пер. с англ. Ю. А. Данилова под ред. Я. А. Смородинского. М.: Мир, 1971. С.161–162. «Особенность квантовой механики (точнее, квантовой физики, включая релятивистскую), отличающая ее от всей остальной физики, состоит в том, что процесс измерения в ней не удается представить как вполне объективный, абсолютно не зависящий от наблюдателя, воспринимающего результат этих измерений, – подчеркивает М. Б. Менский. – <…> При описании квантовых измерений (по крайней мере, при попытках сделать такое описание логически полным, замкнутым) приходится вводить в это описание не только измеряемую систему и прибор, но и наблюдателя, точнее, его сознание, в котором фиксируется результат измерения» (Менский М. Б. Концепция сознания в контексте квантовой механики // Успехи физических наук, 2005, т. 175, вып. 4. С. 414). См. также: Сонг Д. Луна Эйнштейна // Успехи физических наук, 2012, т. 182, вып. 9. С. 1013–1014.

[8] Гейзенберг В. Картина природы в современной физике // Гейзенберг В. Избранные философские работы: Шаги за горизонт. Часть и целое (Беседы вокруг атомной физики) / Пер. А. В. Ахутина, В. В. Бибихина. СПб.: Наука, 2006. С. 233.

[9] См. напр.: RosenblumB., Kuttler F. Quantum Enigma: Physics Encounters Consciousness. 2nded. NY.: Oxford University Press, 2011; Mensky M. B. Consciousness and Quantum Mechanics: Life in Parallel Worlds. Miracles of Consciousness from Quantum Reality. WorldScientificPublishingCo., 2010; WallaceB. A. Hidden Dimensions. TheUnificationsofPhysicsandConsciousness. N. Y.: ColumbiaUniversityPress, 2010; ДубровскийД. И. Бессознательное (вегоотношенияхксознательному) и квантовая механика // Дубровский Д. И. Сознание, мозг, искусственный интеллект: сборник статей. М.: ИД Стратегия-Центр, 2007. С. 164–182.

[10] Менский М. Б. Концепция сознания в контексте квантовой механики // Успехи физических наук, 2005, т. 175, вып. 4. С. 420.Примечательно, что Нобелевская премия 2012 года по физике была вручена Сержу Арошу и Дэвиду Уайнленду «за разработку революционных экспериментальных методов, позволяющих измерять отдельные квантовые системы и управлять ими». URL: http://www.nobelprize.org/nobel_prizes/physics/laureates/2012/

[11] Aspect A., Grangier P., Roger G. Experimental tests of realistic local theories via Bell’s theorem// Physical Review Letters, 1981. Vol. 47. № 7. P. 460–463; Aspect A., Dalibard I., Roger G. Experimental tests of Bell’s inequalities using time-varying analyzers // Physical Review Letters, 1982. Vol. 49. № 25. P. 1804–1807; Гриб А. А. Неравенства Белла и экспериментальная проверка квантовых корреляций на макроскопических расстояниях // Успехи физических наук, 1984, т. 142, вып. 4. С. 619–634.

[12] См.: Кеннеди П. Дж. Эксперименты с отложенным выбором // Спонтанность и детерминизм / В.В. Казютинский, Е.А. Мамчур, Ю.В. Сачков и др. М.: Наука, 2006. С. 129–135.

[13] «Подводя итог, мы приходим к пессимистическому взгляду на современное состояние “великой квантовой проблемы” физики ХХ века – дать реалистическое [фактически, материалистическое] толкование вектора состояния. Несмотря на все усилия нескольких поколений физиков, сотни статей, десятки конференций и монографий, изобретение множества терминов, – разумной общепринятой альтернативы копенгагенскому языку [языку рецептурному, принципиально отказывающемуся от постановки вопросов об онтологической природе мироздания] <…>, по-видимому, не создано», – писал известный российский физик Д. Н. Клышко (Клышко Д. Н. Квантовая оптика: квантовые, классические и метафизические аспекты // Успехи физических наук, 1994, т. 164, вып. 11. С. 1213).

[14] Менский М. Б. Ю. Вигнер о роли сознания в квантовых измерениях // Исследования по истории физики и механики. 2003 / Отв. ред. Г. М. Идлис. М.: Наука, 2003. С. 88.

[15] Converging Technologies for Improving Human Performance. Nanotechnology, Biotechnology, Information Technology and Cognitive Science / Ed. by Mihail C. Roco and William Sims Bainbridge. Arlington, Virginia: National Science Foundation, 2002.

[16] См.: ЛосевА. Ф. Историяантичнойэстетики. Т. 5: Ранний эллинизм. М.: Искусство, 1979. С. 763–764; см. также: Вагнер Г. К. Проблема личности в трудах А. Ф. Лосева // А. Ф. Лосев и культура ХХ века: Лосевские чтения. М.: Наука, 1991. С. 24–28.

[17] «Для того, чтобы мы не впали в заблуждение, Он [Бог] дал нам две Книги: Книгу Писания, в которой раскрывается воля Божия, а затем – Книгу Природы, раскрывающую Его могущество, – утверждал Фрэнсис Бэкон. – Из этих двух Книг вторая является как бы ключом к первой, не только подготавливая наш разум к восприятию на основе общих законов мышления и речи истинного смысла Писания, но и, главным образом, развивая дальше нашу веру, заставляя нас обратиться к серьезному размышлению о божественном всемогуществе, знаки которого четко запечатлены на камне Его творений» (Бэкон Ф. О достоинстве и преумножении наук // Бэкон Ф. Сочинения: В 2 т. Т. 1 / Сост., общ. ред. и вступ. ст. А. Л. Субботина, пер. Н. А. Фёдорова. М.: Мысль, 1971. С. 128).

[18] Размышляя об отмечавшемся многими учеными удивительном параллелизме между созидаемым человеком математическим универсумом и сотворенным Богом мирозданием, известный российский математик академик И. Р. Шафаревич приходит к выводу, что, «видимо, мы имеем здесь дело с фундаментальным явлением: человеческое мышление и структура космоса параллельны друг другу» (Шафаревич И. Р. Пьер Ферма и развитие теории чисел (к выходу русского издания числовых трудов П. Ферма) // Вопросы истории естествознания и техники, 1993, № 4. С. 40). Ср.: Вигнер Е. Непостижимая эффективность математики в естественных науках // Вигнер Е. Этюды о симметрии / Пер. с англ. Ю. А. Данилова под ред. Я. А. Смородинского. М.: Мир, 1971. С. 182–198.

[19] Searle J. R. Minds, brains, and programs // Behavioral and Brain Sciences 1980, 3 (3), pp. 417—457; Searle J. R. Is the Brain’s Mind Computer Program? // Scientific American, Jan. 1990, pp. 26–31.

[20] По убеждению Абнера Шимони, «философское значение неравенств Белла заключается в том, что они допускают практически прямую проверку иных картин мира, отличающихся от той картины мира, которую дает квантовая механика. Работа Белла позволяет получить некоторые прямые результаты в экспериментальной мета-физике» (ShimoniA. ContextualhiddenvariablestheoriesandBell’sinequalities // TheBritishjournalforthephilosophyofscience, 1984. Vol. 35. № 1. P. 35). С мнением Шимони согласен и Бернар д’Эспанья, увидевший в экспериментах по проверке неравенств Белла «первый шаг к возникновению экспериментальной мета–физики» (d’EspagnatB. TowardaSeparable «EmpiricalReality»? // FoundationsofPhysics, 1990. Vol. 20. № 10. P. 1172).

Доклад секретаря Ученого совета СПбПДА, кандидата физико-математических наук, кандидата богословия протоиерея Кирилла Копейкина на международной научной конференции «Натуралистические концепции сознания», Санкт-Петербург, 24-25 мая 2013 года.


Опубликовано 09.08.2014 | Просмотров: 269 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter