Протоиерей Кирилл Копейкин. Христианство на переломе истории

Протоиерей Кирилл Копейкин. Богословие и естествознание в современном образовательном пространстве

Христианское переживание истории пронизано эсхатологизмом. «“Времени не было”, “времени не будет” – вот как вкратце можно определить тему “начала” – Книги Бытия и тему “конца” – Апокалипсиса, возвышающихся над современным историческим “время есть”»[1], — писал профессор Парижского Свято-Сергиевского богословского института В.Н. Ильин.

Переживание мира как потока истории органично укоренено в библейском мирочувствии; как отмечал С.С. Аверинцев, «если мир греческой философии – это “космос”, т. е. законосообразная и симметричная структура, то мир Библии — это “олам”, то есть поток временнóго свершения, несущий в себе все вещи, или мир как история. <…> Греческий “космос” покоится в пространстве, обнаруживая присущую ему меру; библейский “олам” движется во времени, устремляясь к переходящему его пределы смыслу»[2]. Отсюда – эсхатологические настроения, пронизывающие христианство, ибо Воплощение Сына Божьего стало поворотным моментом истории – и не случайно мы отсчитываем время нашей эры от Рождества Христова.

Уже два тысячелетия своей истории Церковь живет в непрестанном ощущении близости конца времён, а сегодня, в начале III тысячелетия от Рождества Христова, эти настроения, пожалуй, ещё более обострились. Примечательно, что сегодня рассуждения о «конце света» становятся чрезвычайно популярными и в секулярной внецерковной среде, а мысль о приближающемся «конце истории» получает вполне рациональное подтверждение.

В 1989 году известный американский политолог и социолог Ф. Фукуяма опубликовал статью «Конец истории?», на основе которой в 1992 году издал книгу «Конец истории и последний человек»[3]. В своих работах Фукуяма настаивает на том, что в ХХ столетии главными соперниками либеральной демократии были коммунизм и фашизм, но они проиграли битву идей, и сегодня у либерализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив. Если говорить о том общем, что можно видеть в коммунизме, фашизме и противостоящем им либерализме то таковым, несомненно, является стремление ко всемирному. Как бы внешне не отличались их программы переустройства общества, внутренний их пафос – в стремлении распространить свои идеи на весь мир. Фашизм проиграл в борьбе идей именно в силу своей националистической узости, коммунизм был силён своим интернационализмом, но делал ставку лишь на один из классов общества. Современный либерализм учёл эти ошибки и максимально расширил круг тех, к кому он обращён. Пожалуй, это может быть расценено именно как знамение времени: всемирность, впервые возникшая как вселенскость в лоне христианской церкви, престала быть абстрактной идеей и превратилась в насущную потребность времени. Победа либеральной модели, собственно, и знаменует собою, по мысли Фукуямы, «конец истории», которая отныне реализуется как история глобализации, история построения гражданского общества во всемирном масштабе.

Один из крупнейших отечественных историков-востоковедов И.М. Дьяконов, подводя итоги своим многолетним исследованиям, в работе «Пути истории. От древнейшего человека до наших дней» выделил восемь фаз исторического процесса:

I) первобытную,

II) первобытнообщинную,

III) раннюю древность,

IV) имперскую древность,

V) средневековье,

VI) абсолютистскую постсредневековую,

VII) капиталистическую,

VIII) посткапиталистическую.

«Исторический процесс, – утверждает Дьяконов, – являет признаки закономерного экспоненциального ускорения. От появления Homo sapiens до конца I фазы прошло не менее 30 тыс. лет, II фаза длилась около 7 тыс. лет, III фаза — около 2 тыс., IV фаза — около 1,5 тыс., V фаза — около тысячи лет, VI фаза — около 300, VII фаза — немногим более 100 лет; продолжительность VIII фазы пока определить невозможно. Нанесенные на график, эти фазы складываются в экспоненциальное развитие, которое предполагает в конце концов переход к вертикальной линии или, вернее, к точке — так называемой сингулярности. По экспоненциальному же графику развиваются научно-технические достижения человечества, а также <…> численность населения Земли»[4]. Анализ закономерностей исторического процесса, проведенный Дьяконовым, также как и рассуждения Фукуямы, могут быть соотнесены с исследованиями глобальных демографических процессов, предпринятыми в рамках нового научного направления клиометрии — способа исторического исследования, использующего моделирование исторических процессов при помощи математических методов (Клио – в древнегреческой мифологии муза покровительница истории). Эмпирические данные свидетельствуют о том, что численность человечества на протяжении всего времени своего существования растет по гиперболическому закону. Это было показано X. фон Ферстером, П. Мора и Л. Амиотом в 1960 году в опубликованной в журнале «Science» статье «Конец света: пятница, 13 ноября 2026 года от Рождества Христова»[5]. Согласно их исследованиям, динамика роста населения Земли лучше всего описывается следующей гиперболической кривой:

N = C / (Т0 – Т),

где С — константа, совпадающая по порядку с возрастом Вселенной[6], а Т0 — 2026 год. Исходя из этой формулы 13 ноября 2026 года численность человечества должна стать бесконечной.

Примечательно, что глобальный демографический рост не зависит ни от ресурсной базы, ни от каких бы то ни было войн и эпидемий. От пандемии чумы в середине XIV века в Европе умерло не менее трети населения. Не меньший урон приносили войны. Даже Первая и Вторая Мировые войны, унесшие жизни миллионов людей, практически никак не повлияли на глобальную динамику роста населения Земли. Однако человечество в целом показало исключительную глобальную устойчивость своего роста и развития.

В конце 60-х годов реальная динамика народонаселения Земли стала все дальше отходить от гиперболической зависимости. Темпы роста населения резко снизились, и начало формироваться то, что получило наименование «глобального демографического перехода». Если на протяжении всей предшествующей истории – от каменного века до настоящего времени – наблюдался гиперболический рост народонаселения, то сегодня – за микроскопическое по историческим масштабам время, равное времени жизни двух-трёх поколений – происходит изменение закона, действовавшего на протяжении тысячелетий. Все предыдущие локальные демографические спады были связаны, прежде всего, с увеличением смертности вследствие различных катаклизмов – войн, голода, эпидемий, после которых человечество быстро восстанавливалось и выходило на прежнюю траекторию. Нынешнее глобальное снижение темпов роста населения вызвано совершенно другой причиной – резким снижением рождаемости. Возникает впечатление, что происходит что-то вроде фазового перехода на новый, не типичный для всей прежней истории режим развития, в определенном смысле «отменяющий» всю предшествующую историю. Этот переход отражается в культуре – возникает эпоха постмодерна, которой свойственно ощущение завершённости пути европейской цивилизации, распад традиционной системы ценностей. Никакие события – ни эпидемии или войны, ни даже изменения климата несоизмеримы с теми, которые разворачиваются ныне.

Ситуация, в которой общество оказалось сегодня, называется демографическим переходом потому, что происходящие процессы напоминают процессы фазовых переходов в мире физическом. Типичный пример фазового перехода – кипение воды. Мы наливаем воду в кастрюлю, ставим ее на огонь, и температура воды растет. Чем больше мы подводим к кастрюле тепла, тем быстрее, она нагревается. Но в тот момент, когда температура воды достигает ста градусов, начинается фазовый переход: вода закипает и из жидкой фазы переходит в газообразную. При этом, как бы мы не увеличивали приток тепла к кастрюле, вода выше ста градусов не нагреется.

С чем же может быть связан демографический переход? Известный российский физик С.П. Капица предложил рассматривать обнаруженную гиперболическую закономерность не просто как эмпирическую формулу, но как первый шаг к построению модели[7]. Поскольку, как показывают расчеты, рост человечества зависит исключительно от размера популяции, а не от каких-либо внешних условий и ресурсных ограничений, то логика диктует искать причину демографического перехода в самом человеке. Причина эта, по мысли Капицы, связана с тем, что произошедшее в последнее время резкое увеличение скоростей информационного обмена (возникновение того, что принято называть информационным обществом), натолкнулось на естественное ограничение – длительность человеческой жизни, ограничивающую процесс приобретения и усвоения новых знаний. Человеческая цивилизация – это цивилизация информационная. Именно обмен информацией, собственно, и приводит к ускорению человеческой истории. Происходящее же на рубеже тысячелетий замедление исторического процесса Капица связывает с тем, что сегодня процесс приобретения человечеством новой информации, стал сопоставим с продолжительностью жизни поколения.

Если раньше человек, уходя из этого мира, оставлял его практически таким же, каким он был при его рождении, то сейчас мир радикально меняется на протяжении жизни одного поколения. «В эпоху демографической революции масштаб существенных социальных изменений, происходящих в течение жизни человека, стал столь значительным, – утверждает Капица, – что ни общество в целом, ни отдельная личность не успевают приспосабливаться к стрессам от перемен миропорядка». Тех знаний о мире, которые прежде человек получал в юности, вполне хватало на всю жизнь. Сегодня мир меняется столь стремительно, что кардинальное изменение общества происходит на протяжении жизни одного человека, и он вынужден усваивать новую информацию самостоятельно, а не получать знания по наследству. Сегодня человек, закончив университет или духовную академию, видит, что лет через пять, если он хочет соответствовать требованиям современной жизни, ему следует повышать свою квалификацию. Отсюда возникает концепция непрерывного образования: если человек хочет заниматься творческой деятельностью, если он стремится быть социально активным, он должен непрестанно учиться, меняться, совершенствоваться свою квалификацию. Человек просто не успевает за стремительно происходящими переменами, он живёт в состоянии непрерывного стресса. На фоне стремительных социальных изменений происходит распад семьи, которая всегда была институтом, хранящим традиционные ценности. Наступает общий кризис моральных ценностей, которыми человек жил тысячелетиями.

Рассчитывая динамику человеческой популяции, следует учитывать характерное время жизни человека. Это приводит к решению, не уходящему в бесконечность, но стабилизирующемуся на уровне 10–12 миллиардов человек. Помимо предложенной Капицей модели существуют и другие попытки объяснения причин демографического перехода. Примечательно, что ряд моделей предсказывают остановку роста и стабилизацию численности населения, т.е., фактически, наступление новой исторической эпохи[8].

Похоже, что сегодня Земля действительно оказалась в ситуации, когда человечество переходит в какое-то новое состояние. Если раньше развитие общества определялось количественными показателями (величиной валового национального продукта, объемом собираемой пшеницы или выплавляемой стали), то сегодня, по-видимому, мы дошли до рубежа, дальше которого двигаться по той же траектории уже невозможно. Одним из проявлений этого является, в частности, нынешний экономический кризис.

По мнению Капицы, происходящий сегодня демографический переход – наиболее глубокое изменение в жизни человечества за всю его историю. Это слом всей парадигмы развития человечества, этот качественно иной путь развития, влияющий на цивилизацию сильнее, чем любая чума или мировая война. Современная цивилизация вступила в фазу, которую все чаще называют постиндустриальной, информационной. Однако обрушивающийся ныне на нас поток информации уже превышает возможности человека по ее восприятию и обработке. Мы, похоже, находимся на пороге какого-то нового состояния мира. «Не количественный рост, а его качественное развитие [человечества] становится центральным фактором нашей социальной эволюции», – убежден Капица[9]. «После перехода история, естественно, будет продолжаться, но есть все основания предполагать, что развитие будет совершенно иным»[10].

Похоже, что сегодня мир действительно дошёл до какой-то «точки перегиба». Нынешний момент исторического процесса — особенный, убеждён видный немецкий психолог и философ К. Ясперс. «По широте и глубине перемен … нашей эпохе принадлежит решающее значение, — писал он. — Лишь история человечества в целом может дать масштаб для осмысления того, что происходит в настоящее время»[11]. Можно сказать, что до сих пор человек шел по пути «экстенсивного» развития, о-своения и пре-одоления внешнего пространства, того космос’а, что его окружает. В известном смысле слова это было исполнением божественного повеления расти и множиться и обладать землёй (Быт 1:28). Теперь, когда про-стран-ство «внешнего» рас-про-странения человеческого по(н)имания достигло своего предела – самоотрицающей стран-ности – сама логика познания понуждает нас встать на путь развития «интенсивного», обратиться к своему внутреннему пространству, тому олам’у, что, по слову Писания, вложен в сердце человека (см.: Еккл 3:11).

Такой разворот «извне-вовнутрь» вполне закономерен. Дело в том, что, как показывают Я. и М. Хинтикка[12], процесс познания мира представляет собой своего рода «игру с природой», в которой «природа предстает как некое «хранилище» нашей же собственной невербализованной информации. Познание мира можно описать как единство процессов усвоения информации о внешнем космосе и, как выражался Хайдеггер, «высваивания» собственных конструктов, структур внутреннего олам’а. Основная цель построения логических конструкций заключается в том, что они позволяют сформулировать вопросы, способствующие экспликации прежде невербализованной информации. Исследуя окружающий его объект(ив)ный мир, человек, по выражению одного из создателей квантовой механики лауреата Нобелевской премии Вернера Гейзенберга, в конце концов «обретает самого себя».

Как утверждал выдающийся русский социолог и культуролог П. Сорокин, исторический процесс представляет собой циклическую смену двух основных типов культуры – секулярной и сакральной. Современная культура, утверждал он, переживает кризис, связанный с господством материалистического мировоззрения и гипертрофированным развитием науки. Выход из этого кризиса он видел в развитии «идеациональной» культуры, ориентированной на сверхъестественное[13]. Становление в ХХI веке интегральной культуры, по Сорокину, предполагает беспрецедентный синтез рациональной, чувственной и сверхсознательной стихий[14].

Примечательно, что сегодня, наряду с небывалым расцветом рационального знания и развитием наукоёмких технологий, наблюдается практически повсеместный рост религиозности. «Две противоположные тенденции характеризуют духовную ситуацию нашего времени – распространение натуралистических картин мира и растущее политическое влияние религиозных ортодоксий», — утверждает известный немецкий философ Юрген Хабермас[15]. На смену секулярному обществу приходит постсекулярная эпоха, происходит возвращение религии в общественную и политическую жизнь, бурный рост новых, деинституционализованных форм религиозности. Религии вновь становятся субъектами мировой политики, предлагают свои проекты переустройства мира, политизируются и «социализируются».

В канун нового 1960 года, когда уже начали проявляться процессы, приведшие к происходящему ныне демографическому переходу, выдающийся американский физик лауреат Нобелевской премии Ричард Фейнман, выступая в Калифорнийском технологическом институте на Рождественском обеде Американского физического общества произнёс речь, озаглавленную им “There’s Plenty of Room at the Bottom” — «Внизу (в основании, на нижнем уровне материи) полным-полно места». Фейнман был убеждён, что спустившись «вниз», на уровень микромира, и научившись манипулировать атомами человек сможет решить многие технологические проблемы, а значит – проблемы технократической цивилизации. Считается, что эта речь открыла эру столь востребованных сегодня нанотехнологий. И показательно, что нынешняя информационная фаза развития цивилизации, породившая столь неоднозначно оцениваемую глобализацию, стала возможна, прежде всего, благодаря изучению и освоению специфически микроскопических квантовомеханических эффектов, положенных в основу работы полупроводниковых микросхем и лазера. Маршалл Маклюэн, которого называют «пророком информационной эпохи», рассматривал современные технологии электронной коммуникации как расширение нервной системы человека и полагал, что они являются предвестниками новой, постпечатной и постгуттенберговской эпохи человеческой истории, началом той «ноолитической революции», конечным итогом которой станет возникновение ноосферы. Сегодня, несколько перефразируя Фейнмана можно было бы сказать: “There’s Plenty of Room Inside” – «Внутри полным-полно места». Не стоит слишком драматизировать проблемы исчерпания ресурсов, достижения пределов роста и технологической сингулярности. Внутри – в том олам’е, что, по слову Писания, вложен в сердце человека (Еккл 3:11) – подлинный простор для дальнейшего развития человека, созданного по образу и подобию своего Творца. И именно чрез внутренне человека, согласно библейской традиции, открывается путь на небеса: «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк 17:21). «Умирись сам с собою, и умирятся с тобою небо и земля, — наставляет прп. Исаак Сирин. – Потщись войти во внутреннюю свою клеть, и узришь клеть небесную; потому что та и другая – одно и то же, и входя в одну, видишь обе. Лествица оного царствия внутри тебя, сокровенна в душе твоей. В себя самого погрузись от греха, и найдешь там восхождения, по которым в состоянии будешь восходить»[16]. И задача Церкви в сегодняшней ситуации возможного изменения направления развития цивилизации извне — вовнутрь заключается в том, чтобы помочь человеку найти правильное направление внутреннего движения, внутреннего делания. «Если будешь чист, то внутри тебя небо, и в себе самом узришь ангелов и свет их, а с ними и в них и Владыку ангелов»[17], – говорит прп. Исаак Сирин. «Если внемлешь себе, — вторит ему свт. Василий Великий в беседе на слова «Вонми себе» (Втор 15:9 – по Септуагинте), — ты не будешь иметь нужды искать следов Зиждителя в устройстве Вселенной, но в себе самом, как бы в малом каком-то мире, усмотришь великую премудрость своего Создателя»18. Позднее эту мысль повторит Новалис: «Мы грезим о странствиях во Вселенной; разве не в нас Вселенная? Глубин своего духа мы не ведаем. Внутрь нас ведёт наш таинственный путь. В нас самих – вечность с её мирами, прошедшее и грядущее»[19].

Актовая речь кандидата физико-математических наук, кандидата богословия, доцента, секретаря Ученого совета Санкт-Петербургской духовной академии, директора Научно-богословского центра междисциплинарных исследований Санкт-Петербургского государственного университета, настоятеля университетских храмов свв. апп. Петра и Павла и св. мц. Татианы протоиерея Кирилла Копейкина на торжественном акте Санкт-Петербургских духовных школ 9 октября 2011 года.


[1] Ильин В. Н. Шесть дней творения: Библия и наука о творении и происхождении мира. Париж, 1991. С. 20.

[2] Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1977. С. 88–89.

[3] Русск. пер.: Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. М., АСТ, 2004.

[4] Дьяконов И. М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. М.: Наука. Издательская фирма «Восточная литература», 1994. С. 352–353.

[5] Foerster H., von, Mora P., Amiot L. Doomsday: Friday, 13th November, A.D. 2026 // Science, 1960, Vol. 132. P. 1291–1295.

[6] Удивительная корреляция между количеством живущих на планете Земля людей и временем существования Вселенной сразу отсылает нас к так называемому «антропному принципу», суть которого состоит в том, что параметры Вселенной поразительно точно соответствуют параметрам человеческого существования.

[7] См.: Капица С. П., Курдюмов С. П., Малинецкий Г. Г. Синергетика и прогнозы будущего. М.: Наука, 1997; Капица С. П. Парадоксы роста: Законы развития человечества. М.: Альпина нон-фикшн, 2010.

[8] См.: Коротаев А. В., Малков А. С., Халтурина Д. А. Божевольнов Ю. В., Кобзева С. В., Зинькина Ю. В. Законы истории: Математическое моделирование и прогнозирование мирового и регионального развития. Изд 3. М.: УРСС, 2010.

[9] Капица С. П. Парадоксы роста: Законы развития человечества. М.: Альпина нон-фикшн, 2010. С. 49–50.

[10] Капица С. П. Парадоксы роста: Законы развития человечества. М.: Альпина нон-фикшн, 2010. С. 82.

[11] Ясперс К. Истоки истории и ее цель // Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994. С. 29.

[12] Хинтикка Я., Хинтикка М. Шерлок Холмс против современной логики: к теории поиска информации с помощью вопросов // Язык и моделирование социального взаимодействия. М.: Прогресс, 1987. С. 265-281.

[13] См.: Сорокин П. Социальная и культурная динамика. Исследование изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношений. СПб.: Изд-во РХГИ, 2000.

[14] См.: Сорокин П. Главные тенденции нашего времени М.: Наука, 1997).

[15] Хабермас Ю. Между натурализмом и религией. Философские статьи. М.: Весь Мир, 2011. С. 7.

[16] Исаак Сирин, свт. Слово 2. О благодарности Богу, с присовокуплением краткого изложения первоначальных учений // Исаак Сирин, свт. Творения. Слова подвижнические. 2-е изд. Сергиев Посад, 1893. С. 17-18.

[17] Исаак Сирин, свт. Слово 8 // Исаак Сирин, свт. Творения. Слова подвижнические. 2-е изд. Сергиев Посад, 1893. С. 45

[18] Василий Великий, свт. Беседа на слова «Вонми себе» // Василий Великий, свт. Творения. 4-е изд. ч. IV, Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1901. С. 41.

[19] Новалис. Фрагменты. Гейнрих фон Офтердинген. Ученики в Саисе. СПб.: Евразия, 1995. С. 146.


Опубликовано 09.10.2011 | Просмотров: 214 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter