Протоиерей Георгий Митрофанов: «Наша духовная школа является одной из самых интенсивно развивающихся»

Интервью заведующего кафедрой церковно-исторических дисциплин Санкт-Петербургской православной духовной академии профессора протоиерея Георгия Митрофанова.

– Здравствуйте, отец Георгий. Какие изменения в преподавании, в научной работе церковно-исторической кафедры за последние 20 лет Вы можете отметить? Как Вам кажется, какие задачи стоят перед исторической наукой, перед преподавателями, которые занимаются подготовкой пастырей?

– Мне кажется, что одним из заметных событий в жизни кафедры стало увеличение количества светских специалистов среди преподавателей. Хочу подчеркнуть, что преподавание церковной истории в духовной академии оказывается в лучшем положении. Невозможно найти светских богословов, практически, невозможно найти светских библеистов, литургистов, канонистов. В то же время среди историков, например, изучающих античный мир, средневековье, среди специалистов в области прикладных дисциплин, таких как источниковедение, архивоведение, историография, есть специалисты не только знакомые с церковно-исторической проблематикой, но есть и такие, для которых она является областью основных научных интересов. Несмотря на то что среди них присутствуют люди как воцерковленные, так и невоцерковленные, они в рамках своей дисциплины могут принести пользу академии. Кроме того надо учитывать то, что Санкт-Петербургская духовная академия находится в городе, в котором, несмотря на все их проблемы, имеются такие крупные центры изучения истории, как исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, Институт истории Российской академии наук. Ряд крупных специалистов из этих научно-исследовательских и учебных заведений довольно органично вошел в наш учебный процесс. Это позволило нам увеличить долю спецкурсов среди преподаваемых в академии дисциплин, и спецсеминаров, которые приучают студента к самостоятельной научной работе. К чему это должно привести? К тому, что, закончив духовную академию, большинство ее выпускников получат степень магистра. Те, кто проявят себя способными к научной работе в рамках магистратуры, могут поступить сразу в аспирантуру, которая есть в академии.

– Повлияло ли как-то появление светских учёных в духовной академии на методику и организацию учебного процесса? Как осуществляется синтез в преподавании между светскими и церковными преподавателями?

– Что касается преподавания церковно-исторических дисциплин в Санкт-Петербургской духовной академии, то за последние несколько лет в организации преподавания этих дисциплин произошли существенные перемены. Традиционные общие курсы церковно-исторических дисциплин, такие как история Древней Церкви, византология, история западных исповеданий, история Русской Православной Церкви по-прежнему читаются нашими кадровыми преподавателями, которые имеют богословское образование и которые имеют многолетний опыт преподавания в духовных школах. Это обстоятельство принципиально важно, потому что эти предметы формируют церковное мировоззрение студентов. Что же касается таких предметов как история Древнего мира, история Средних веков, Новая и Новейшая история, история России, многочисленные вспомогательные исторические дисциплины, спецкурсы и спецсеминары, число которых по мере интеграции духовных школ в систему современного высшего образования все более возрастает, то на их преподавание приглашаются преподаватели из числа наиболее авторитетных светских ученых Санкт-Петербурга. В настоящее время на кафедре церковно-исторических дисциплин преподают 10 докторов исторических и филологических наук и 3 кандидата исторических наук из Санкт-Петербургского государственного университета и нескольких научно-исследовательских институтов Российской Академии Наук.

Так, например, общие лекционные курсы по истории древнего мира и по истории древнерусской литературы читают соответственно профессор, доктор исторических наук А.Б. Егоров и профессор, доктор филологических наук Г.М. Прохоров, такие вспомогательные исторические дисциплины как историография русской церковной истории, агиография, греческая и латинская палеография, славяно-русская палеография читают соответственно профессор, доктор исторических наук С.Л. Фирсов, ведущие научные сотрудники институтов РАН, доктор филологических наук М.В. Рождественская, доктор исторических наук Л.А. Герд, доктор исторических наук Е.К. Пиотровская, спецкурсы «Художественная литература как исторический источник» и «История приходского духовенства в России» читают соответственно профессора, доктора филологических наук П.Е. Бухаркин и А.Н. Розов, спецкурс «Протестантизм и государственность в США» читает старший научный сотрудник, кандидат исторических наук С.А. Исаев, спецкурс «История Русской Православной Церкви за границей» читает ведущий научный сотрудник, доктор исторических наук М.В. Шкаровский.

– Насколько указанные Вами меры позволили улучшить качество преподавания на церковно-исторической кафедре?

– Когда мы сейчас смотрим на учебный план исторического отделения, мы видим, что с точки зрения присутствия в нем основных курсов, и в значительной степени спецкурсов, достигнут уже вполне академичный уровень, во многом соответствующий уровню того учебного плана, который имел место в наших духовных академиях в начале ХХ века. Мы видим, что гуманитарная составляющая в образовании увеличилась. Мы видим, что действительно удается привлечь к преподаванию различных курсов крупных светских специалистов. У нас есть костяк преподавателей, который в эти годы опробовали себя в нашей духовной школе. Кроме того, за это время наши академические преподаватели осознали необходимость активизировать не только преподавательскую, но и научную работу.
Сейчас нам хотелось бы видеть больше абитуриентов для академии и для исторического отделения в частности.

– Что Вы можете сказать по поводу поддержки со стороны ректора академии епископа Амвросия и Учебного комитета?

– В Учебном комитете, конечно, существует понимание необходимости реорганизации учебного процесса, создания отделений, увеличения числа часов на спецкурсы, спецсеминары. Это понимание проявляется в конкретных директивах, которые мы получаем, и, выполняя которые, мы достигли того, чего достигли. Мы в своей деятельности исходим, прежде всего, из программ Учебного комитета. В данном случае есть ощущение совместной работы и поддержки нашей деятельности. Епископ Амвросий, который возглавил нашу духовную школу в 2008 г., провел за это время очень много серьезных преобразований, что было чрезвычайно важно, хотя и не всегда легко. Мы можем сказать, что наша духовная школа, во всяком случае таково сейчас мнение Учебного комитета, является одной из самых интенсивно развивающихся.

– Какие сейчас существуют принципы в подходах к изучению церковной истории ХХ века в академическом курсе? Какая историософия лежит в основе этого курса?

– Я обращу Ваше внимание на ряд моментов. Прежде всего, на те конкретные дисциплины, которые в рамках церковно-исторического отделения позволяют представить себе ХХ век и положение Церкви ХХ века. Надо отметить, прежде всего, следующее. В плане общецерковной истории усилено преподавание истории ХХ века в плане курса историй западных исповеданий, который у нас читает доцент архимандрит Августин (Никитин). Что касается истории Русской Православной Церкви, то ее основной курс читается в семинарии. В духовной академии уделяется внимание изучению истории Русской Православной Церкви в контексте отдельных, узких проблем. Различные проблемы из истории Русской Православной Церкви рассматриваются в контексте изучения источников, доступ к которым пока еще не очень затруднен. Читаются такие предметы, как историография общецерковной истории и историография русской церковной истории. Речь идет в значительной степени об историографии ХХ века.

Изучение памяти новомучеников проступает как одна из основных тем ещё в семинарском курсе истории Русской Церкви, где истории Русской Православной Церкви ХХ века посвящается весь 4-й год обучения. Если на 2-м и 3-м годах читается история Русской Православной Церкви от крещения Руси до ХIХ века включительно, то 4-й курс посвящен исключительно ХХ веку, что обусловлено еще и с тем, что на старших курсах семинарии, лекционный курс должен быть максимально специализирован. У нас постоянно меняются спецкурсы, касающиеся истории Русской Православной Церкви в ХХ веке, благо в нашем городе есть специалисты по этому предмету. Очень важно, что Петербург сам по себе дает возможность хорошо представить историю Русской Православной Церкви ХХ века, в том числе и подвиг новомучеников. За рамками учебного процесса – само культурно-историческое пространство Петербурга, его храмы, его музеи, его достопримечательности, связанные с церковной историей. Всё это обращает внимание наших студентов именно на историю Русской Православной Церкви ХХ века.

– Если говорить не в разрезе церковной исторической науки, а в более широком контексте, давайте попробуем сформулировать те задачи, которые стоят перед пастырем, каждым христианином, когда мы говорим об исторической памяти ХХ века. Что здесь главное и что не должно замыкаться только в рамках академического курса, а быть достоянием всей Церкви, всех нас, членов нашей Православной Церкви?

– Прежде всего, каждый священник, который говорит от имени Церкви, должен исходить из того, что он является священником той конкретной православной поместной Церкви, исторический путь которой он продолжает. Духовный смысл истории открыло миру именно христианство, когда Бог пришел в этот мир как конкретное историческое лицо в конкретный исторический момент. Бог говорит с человеком через историю. И прежде всего через историю Церкви, Им основанной. Поэтому у священнослужителя должно присутствовать восприятие своего церковного служения, как продолжающего служение Церкви в предшествующие века. Должно присутствовать желание узнать эту историю такой, какой она была. Стопроцентно это не возможно. Но задача церковных историков заключается в том, чтобы предложить любому священнослужителю, заканчивающему духовную школу, такое видение истории, в котором он бы мог отличить вымысел от реальности. Это духовно-трезвое восприятие истории должно быть сформировано, конечно, в духовной школе. Это происходит на конкретных примерах, которые в процессе преподавания позволяют будущему священнослужителю увидеть, как рождаются апокрифы, как рождаются всякого рода мифы, с разной мотивировкой подчас имеющие место при их рождении. Для священнослужителя необходимо быть погруженным в исторический контекст своего недавнего прошлого, который запечатлен в разного рода текстах, которые ему необходимо читать, прежде всего имея в виду опыт своих предшественников, досоветского, советского и теперь уже постсоветского времени. Привычка, навык этого чтения, привычка размышления над прочитанным, являются очень важными условиями для того, чтобы священнослужитель не потерял чувство реальности, чувство адекватного восприятия современности. Чем адекватнее мы будем знать наше историческое прошлое, в особенности недавнее, тем адекватнее будем вести себя в нашей современности. И здесь церковная история, может быть даже в большей степени, чем богословская специализация, библейская специализация и даже церковно-практическая, предполагающая изучение исторической литургики и канонического права, дает конкретные стимулы для того, чтобы священнослужитель отзывался на реальные запросы своей паствы, своего времени.


Опубликовано 17.06.2014 | Просмотров: 277 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter