Протоиерей Димитрий Юревич. Новозаветное учение о Церкви: православный подход

Задача настоящего доклада

Православное понимание новозаветного учения о Церкви является темой слишком обширной для того, чтобы всесторонне можно было отразить ее в рамках доклада. Указанная тема относится не к области библейской экзегезы (в современном понимании), когда в качестве отправного момента в рассуждениях служит текст Священного Писания. Исследование по данной тематике представляет собой одно из важных и перспективных направлений в изучении Слова Божия — истории экзегезы. Следует помнить, что источниками для этой темы являются не столько библейские тексты, взятые сами по себе, сколько труды православных авторов, в которых отражена интерпретация библейских идей.

12.06.2014_urevich_1

Невозможно охватить православную традицию изложения представленной темы за двухтысячелетний период ее существования. Как писал один русский исследователь, «если бы кто принялся за труд обозрения литературы [данного] предмета… то уже одним этим обзором он оказал бы немалую услугу науке»[1].  Поэтому автору доклада пришлось ограничится временными и культурными рамками исследуемой традиции — а именно, произведениями русских богословов XVII-XXI веков, которые во многом сформировали понимание библейского базиса в области экклезиологии не только в Русской Православной Церкви, но и в ряде других православных Поместных Церквей.

В русской богословской литературе указанного периода имеется только одно произведение, которое посвящено данному вопросу — это работа протопресвитера Евгения Петровича Аквилонова (1861-1911) «Новозаветное учение о Церкви. Опыт догматического исследования», изданная в Санкт-Петербурге более ста лет назад[2]. Она не может быть полностью положена в основу доклада — основной задачей данной работы было не изучение истории толкования, а полемика с доминировавшим тогда определением Церкви, как «от Бога установленного общества людей», предложенного в XIX в. свт. Филаретом (Дроздовым) в его «Пространном катехизисе» и ставшим стандартом де-факто[3].  Будущий протопресвитер, а на момент написания работы — Евгений Аквилонов — ставил своей задачей показать, что значительно более предпочтительным является определение Церкви как Тела Христова, данное в Священном Писании, которое обнимает собой и другие определения[4]. Кроме того, нельзя говорить о полной и безоговорочной рецепции этого труда в период его публикации. Работа была представлена как магистерская диссертация[5] и опубликована первый раз в 1894 году[6], однако в ней было усмотрено «уклонение от установившегося в нашем богословии воззрении на Церковь»[7] и автору пришлось кардинально переработать данный труд и издать под другим названием, чтобы защитить его как диссертацию[8].

В силу этого данный доклад апеллирует также к тем источникам, которые не являются собственно библейско-экзегетическими произведениями, однако отражают историю понимания библейских текстов, посвященнвых экклезиологии в русской богословской  науке с XVII века и до сего дня. Автор видит перед собой в качестве основной задачу систематически изложить, какие именно библейские новозаветные тексты привлекали русские богословы для изложения учения о Церкви, а также проанализировать использованные ими методы толкования.

Определение понятия Церковь

Протопресвитер Евгений Аквилонов указывает на то, что «Христос Спаситель создал[9] Свою Церковь… но определения Церкви не дал»[10]. Он протестует против любой попытки дать теоретически-отвлеченное определение Церкви, даже на основании библейских текстов, ссылаясь на мнение свт. Феофана (Говорова) о том, что «в Писании не изложен план здания Церкви, но содержатся только некие неясные намеки на него»[11]. По этой причине протопр. Евгений считает неуместным на этапе первоначального определения полностью полагаться на популярный этимологический анализ греческого термина ἐκκλησία как происходящего от глагола ἐκκαλέω «призываю» и означающего «собрание», поскольку «слова kahal и ἐκκλησία употребляются для наименования как ветхозаветной синагоги, так и языческих религиозных общин и мирских учреждений»[12]. Анализ новозаветного текста позволяет сделать вывод о том, что Господь использует данный термин в собственном смысле — Он имеет в виду не столько общество призванных ко спасению (ибо призваны были все), сколько общество избранных  (Ин 15:19[13]), т. е. ответивших на призыв Господа[14].

По воскресении из мертвых Господь беседовал с апостолами «о Царствии Божием» (Деян 1:3) и только «тогда отверз им ум к уразумению Писаний» (Лк 24:45), а до этого момента открывал им только отдельные черты учения о Церкви; поэтому и апостолы до воскресения «слышали знакомое им слово kahal [и], может быть, соединяли с ним известные еврейские предрассудки, подобно тому, как соединяли их с понятием о Мессии, ожидали чего-то необыкновенного, и только»[15]. В связи с этим невозможно построить определение Церкви только на анализе соответствующего термина или тех единичных евангельских текстов, где данный термин употребляется.[16]

В качестве альтернативного подхода протопр. Евгений предлагает выяснять «истинное понятие о Церкви Христовой» «в учении  Иисуса Христа, в Его действиях, в Его распоряжениях», а также исходить из того, что «Церковь представляет собой не умозрительную истину и не отвлеченную величину, но истинную и живую действительность»[17]. Таким образом, протопр. Евгений утверждает, по-сути, принципиальную значимость Предания Церкви для построения библейской экклезиологии. С другой стороны, данный подход открывает возможность к использованию библейских образов для формулировки учения о Церкви.

Символические определения Церкви

Протопр. Е. Аквилонов исходит из того, что Церковь — «это орудие, посредством которого мы  соединяемся со Христом и приобщаемся в Нем истинной жизни»[18]. Он считает, что наиболее ярким и адекватным новозаветным образом, отражающим реальный опыт жизни Церкви, является наименование Церкви Телом Христовым (1 Кор 12:27 и др.). Эту идею он доказывает более, чем на ста страницах своего труда[19].

Данный подход — привлечение библейских образов для иллюстрации живого опыта церковной реальности — активно использовался в трудах русских богословов XVII века. В «Большом катехизисе» Лаврентия Зизания Тустановского (ок. 1560 — после 1634), написание которого относится к 1620-м гг., формальное определение Церкви отсутствует, а для ее характеристики приводятся только библейские образы[20]: Тело Христово (Рим зач. 109, 1 Кор зач. 152, Еф зач. 224), невеста Христова (Откр 21), дева (2 Кор зач. 191), пажить или стадо (Ин зач. 36), виноград (Ин зач. 50), Иерусалим (Откр гл. 21), дом Божий (Тим зач. 294; 1 Петр зач. 59)[21].

В другом богословском сочинении XVII в. (датируемом 1648 г.) — «Книге о вере единой истинной православной» — подход носит более системный характер, учение о Церкви рассматривается подробно, обильно сопровождается цитатами из Ветхого и Нового Завета. Однако автор нередко уклоняется от самостоятельной формулировки идей, довольствуясь воспроизведением текста соответствующих библейских цитат. Из библейских образов для характеристики Церкви он использует символику жены Агнца (Откр 21 гл.) и Тела Христова (1 Кор 12:27[22])[23].

Не пренебрег библейской символикой и автор XIX в. архиепископ Антоний (Амфитеатров; 1815-1879) в своем научном труде по догматическому богословию, отличающемся системностью и четкими формулировками[24]. Он использует ряд образов с объяснениями — Дом Божий[25] (1 Тим 3:15), Тело Христово[26] (Кол 1:24; Еф 1:22-23; 1 Кор 12:12, 27), Невеста Христова[27] (Откр 19:7; 21:9; Еф 5:23), мать верующих[28] (Гал 4:26), другие же приводит без специального обсуждения — стадо Христово (Ин 10 гл.), Царство Божие (Мф 4:17), и те наименования, которые в притчах указывают на Царство Божие — брачный пир (Мф 22 гл.), поле, зерно горчичное, семя, невод (Мф 13 гл.; Мк 4 гл.)[29]. Практически к тем же символическим образом прибегает и современный автор прот. О. Давыденков[30].

Назначение Церкви

Протопр. Е. Аквилонов утверждает, что символика Тела Христова наилучшим образом отражает назначение Церкви — быть орудием освящения[31]. Он проводит такую параллель: «в широком смысле слова телом называется все то, что служит орудием духа»[32].

Вопрос о назначении Церкви рассматривался и в предшествующей литературе и всегда основывался на библейских текстах. Архиепископ Филарет (Гумилевский; 1805-1866) ссылался на  Еф 4:15[33]; 5:25-26[34] и делал вывод, что «Церковь Христова не может иметь другого назначения, кроме спасения людей грешных, или того спасения, для которого назначена сама истина Христова»[35]. Архиепископ Антоний (Амфитеатров) считал ключевым текстом в данном случае Еф 4:11-13[36], но вывод делал очень похожий[37]; этот же текст анализировал митр. Макарий (Булгаков)[38].

Церковь как Тело Христово

При анализе библейского образа Церкви как Тела Христова протопр. Е. Аквилонов посчитал уместным использовать филологический подход. Он подробно разбирает этимологию слова σῶμα как происходящего от корня σῶς, а также рассматривает употребление данного термина и производных от корня σῶς в античной литературе[39]. На основании этого он дает экзегезу библейской символики Тела Христова: «св. ап. Павел употребляет слово σῶμα в смысле орудия духа и, особенно в отношении Церкви как Тела Христова — в смысле орудия Христова Духа,… да притом еще такого орудия, посредством которого верующие освобождаются от житейских скорбей и несчастий, исцеляются от всяких телесных и душевных недугов, очищаются от грехов, становятся причастниками Христовой святости; короче — опять живут истинной жизнью в единении с Богом»[40].

Архиепископ Антоний (Амфитеатров) уделил значительное внимание рассмотрению образа Церкви как Тела Христова, сближая его с другим библейским образом — союза Христа и Церкви (Еф 5:32). Он рассматривает данный союз как внутренний, непосрдественный («Он Сам живет с нею, и Сам от Себя сообщает ей жизнь, как глава телу, корень ветвям, между коими нет и не может быть промежутка»), необходимый («от Него единственно зависит жизнь всего тела Церкви и каждого члена, а вне Его нет этой жизни», Ин 15:5[41]), непрерывный, который будет продолжаться вечно, «постепенно скрепляясь и возрастая», доколе не «будет Бог все во всем» (1 Кор 15:28), и таинственный («сущности которого мы не понимаем, а должны только пользоваться им во спасение свое, подобно как членам тела довольно ощущать жизнь, сообщаемую им главой, а знать, как это бывает, не и дело»)[42].

К символике Церкви как Тела Христова (1 Кор 12:13, 27) прибегает и современный богослов митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), дополняя ею этимологический анализ древнегреческого термина. Он выделяет евхаристический аспект (1 Кор 10:17) указанной символики: «Церковь есть евхаристическое тело Христа: Евхаристия соединяет нас с Ним и друг с другом»[43].

Останавливается на упомянутом образе и современный догматист протоиерей Олег Давыденков. Как и митр. Иларион (Алфеев), он замечает, что «…это определение связывается с учением о Боговоплощении, а также о таинстве Евхаристии, рассматриваемом как способ участия человека в жизни тела Церкви»[44].

Однако известно, что в содержание понятия Церкви можно вкладывать различный объем, о чем писали еще богословы предыдущих столетий, отталкиваясь от  новозаветных текстов[45]. В частности, митр. Макарий (Булгаков; 1816-1882) указывал, что Церковь в широком смысле — это «общество всех разумно-свободных существ, т. е. и ангелов, и людей, верующих во Иисуса Христа и соединенных в Нем как в единой главе своей (Еф 1:10, 20-23[46])»[47], в более узком смысле — верующих во Христа людей, как живых, так и уже умерших (Еф 4:4[48]; Лк 20:38[49])[50], и, наконец, в еще более тесном и общеупотребительном отношении — только ныне живущих верующих во Христа[51]. Прот. О. Давыденков отличает Церковь странствующую — ныне живущих на земле христиан — от Церкви торжествующей (Евр 12:22-23[52]), к которой относятся ангелы и все усопшие верующие[53].

Вне зависимости от того, какую классификацию принять, образ Церкви как Тела Христова не может быть отнесен к той части Церкви, к которой относятся ангелы: «ангелы бесплотны, Тела и Крови они не причащаются. Следовательно, у бесплотных сих имеется иной, отличный от нашего способ участия в Церкви», — пишет прот. Олег[54]. В этом он усматривает существенный недостаток в рассуждениях протопр. Е. Аквилонова, поскольку последний на страницах своей книги декларировал, что понимает термин Церковь в самом широком смысле[55]. Другие авторы, напротив, нередко указывали в своих трудах, что рассматривают только Церковь в узком смысле[56], следовательно, к ним это замечание не относится.

Церковь как Царство Божие

Ряд писателей-богословов без дополнительных оговорок используют понятие Царства Божия как характеристику Церкви. Это позволяет им перенести содержание тех идей, которыми Господь Иисус Христос характеризует Царство Божие (преимущественно — в притчах) на учение о Церкви[57].

Против такого автоматического отождествления Церкви и Царства Божия решительно выступает протопр. Е. Аквилонов. «Понятие Царства небесного по своему объему обширнее понятия Церкви», — пишет он[58]. Для доказательства данного утверждения он ссылается на Лк 17: 20-21[59] и подчеркивает, что замена слова «Царство» на «Церковь» бессмысленна и невозможна («Церковь внутрь вас есть»). Он приводит в пример также слова молитвы Господней (Мф 6:10) «да приидет Царствие Твое», и аналогично утверждает невозможность подобной подстановки[60]. Отождествление с Царством Божиим более подходит для Церкви небесной, торжествующей, нежели земной, странствующей.[61]

Тем не менее, протопр. Е. Аквилонов согласен с тем, что с определенными оговорками возможно характеризовать Церковь через учение о Царстве Божием[62].

Если это так — а в данном случае речь идет о решении герменевтической задачи, о выборе допустимого метода толкования — то обретают законное основание рассуждение авторов-богословов о Церкви как о Царствии Христовом.

В таком случае можно сделать вывод не только о благодатности Церкви, но и констатировать не менее важный в практическом отношении постулат об отделенности Церкви от мира сего — на основании слов Спасителя в Ин 18:36[63]. По мысли архиеп. Филарета (Гумилевского), прежде всего отделенность заключается в том, что Церковь не должна притязать на мирскую власть[64]. Ему вторит архиеп. Антоний (Амфитеатров): «[Христос] нигде не подавал такой мысли, чтобы Церковь Его должна была походить на какое-либо политическое общество, но так учил, чтобы она могла существовать во всяком обществе, преобразуя только внутренне дух народов и их нравы и законы по своему спасительному духу. …Все притязания мирские, всякие насильственные меры к распространению Церкви и сохранению внутреннего и внешнего ее благосостояния, уместные в гражданских обществах, не сообразны с духом Церкви…»[65] Слова Господа Иисуса Христа (Мф 22:21[66]) и святых апостолов (1 Пет 2:17[67]; Рим 13:4[68]; 1 Тим 2:1-2[69]) позволяют сделать вывод, что Церковь подчиняется мирской власти только в сфере компетенции последней[70].

Основание Церкви

Протопр. Е. Аквилонов указывает на принципиальную разницу в учении об Иисусе Христе как Основателе Церкви в христианстве, с одной стороны, и в представлениях об основателях в других религиях. Основатели нехристианских религий (например, ислама) порой лишь подчеркивали свою собственную покорность Богу и потому их связь с последователями была весьма относительной, «более или менее случайной и внешней», а «не внутренней и существенной»[71]. «Он [Христос] не основал только христианскую религию и затем, вознесшись на небо, как бы предоставил ее самой себе, — писал отец Евгений. — Нет,… Господь наш Иисус Христос… поставил Сам Себя не в случайное или внешнее, но во внутреннее и существенное единение по отношению к принесенной Им религии»[72].

Он приобрел ее «Себе Кровью Своей» (Деян 20:28)[73], пребудет со своими учениками «до скончания века» (Мф 28:20)[74].

Он есть Тот, без которого христианство рушится и перестает существовать, как здание, из которого вынут краеугольный камень; об этом Он Сам говорит в Евангелии (Мф 21:42-44[75])[76]. Поэтому практически все русские богословы, начиная с митр. Петра (Могилы; 1597-1647) отстаивали эту идею, основываясь на текстах Нового Завета, называющих Христа «Основанием» Церкви (1 Кор 3:11[77]; Еф 2:20[78]; 1 Пет 2:4-5[79])[80].

Апостолы же были только служителями Церкви, хотя и их иногда Св. Писание награждает возвышенными эпитетами. «Хотя апостолы и пророки называются иногда основаниями веры и Церкви, — пишет митр. Петр (Могила), — как, например, Иоанн говорит, что великий град Иерусалим имеет стену, утвержденную на двенадцати основаниях,  на коих были имена двенадцати апостолов Агнца (Откр 21:14), и Павел говорит: «быв утверждены на основании апостолов и пророков» (Ефес 2:20), — …это нужно так разуметь, что пророки и апостолы не собственно и не первоначально суть основания веры, поскольку такое основание есть один Христос; но относительно и второстепенно, поскольку они ближайшим и непосредственным образом утверждались на спасительном учении Господа нашего Иисуса Христа и поскольку первые [т. е. пророки. — Д.Ю.] начали распространять веру Христову во всех концах вселенной. Ибо Христос основал Церковь Свою не на человеках, но на Самом Себе и на божественном Своем учении»[81].

Освящение через Церковь в Таинствах

Для того, чтобы Церковь могла быть орудием освящения, в ней Самим Христом были установлены особые священнодействия Таинства. Среди Таинств особое место занимают те, о которых говорится в Евангелиях — крещение, через которое происходит вхождение в Церковь (Мф 28:19; Ин 3:3; 4:1; Мк 16:15), и Евхаристия, через которую совершается соучастие в церковной жизни[82] (Мф 26:26-28; Мк 14:22-24; Лк 22:19-20; 1 Кор 12:23-26). Данная мысль содержится практически у всех богословов[83], и она вполне обоснована текстами Священного Писания Нового Завета. Некоторые церковные авторы усматривают в новозаветных текстах указание на зачаток других таинств — в частности, покаяния[84], поскольку именно в связи с ним упоминается власть, данная апостолам «вязать и решить» (Мф 18:15-18[85]).

Власть в Церкви

Христос установил в церкви иерархию, избрав ряд учеников и дав им особую духовную власть, послав их на проповедь Царства Божия (Лк 6:13; Мф 10:1-23; Ин 20:21)[86]. Апостолы воспользовались этой властью на Иерусалимском соборе, когда освободили христиан, обратившихся из язычников, от необходимости соблюдать закон Моисеев, введя ряд нравственных ограничений (Деян 15:23-29). Апостолы наказали лиц, нарушивших новый христианский уклад жизни иерусалимской общины (Ананию и Сапфиру; Деян 5 гл.), а св. ап. Павел распорядился наказать блудника в коринфской общине (1 Кор 5:3-5). Ап. Петр наставляет пресвитеров «пасти Божие стадо» (1 Петр 5:1-2), также поступает ап. Павел в адрес ефесских пресвитеров (Деян 20:28) — символ же пастыря указывает на управление[87]. Кроме того, св. ап. Павел прямо призывает верующих в Евр 13:17: «повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны…»[88].

В связи с этим выделяются степени церковной иерархии — епископы, пресвитеры, диаконы, причем русские богословы отождествляли современные церковные степени с одноименными в Новом Завете[89]. Власть иерархии — не только административная; поставление в священный сан означает особое действие благодати Св. Духа для совершения священнодействий (1 Тим 4:14[90]; 2 Тим 1:6[91])[92].

Высшая церковная власть — церковный собор (собрание; Деян 15:28-29). «Таким образом [т. е. соборно. — Д.Ю.] сами апостолы сочли нужным рассуждать о Моисеевых обрядах на соборе Иерусалимском и определения сего собора объявлены были обязательными для Церквей», — замечает архиеп. Филарет (Гумилевский)[93].

Вопрос о власти  св. ап. Петра

Известные тексты, на основании которых в Римско-Католической Церкви делается вывод об особой власти св. ап. Петра — и, как следствие, об особом положении римской кафедры — а именно,  Мф 16:18[94]  и Ин 21:1[95], привлекали интерес русских православных богословов, начиная с XVII в. Основная идея при толковании данных мест заключалась в том, чтобы понимать их в общем контексте учения Нового Завета о власти в Церкви.

«Книга о вере единой истинной православной» высказывает мысль, которая будет присутствовать и позже — Христос положил в основание Церкви не Самого Петра, а его веру: «[Христос сказал:] «на этом камне», [но] не сказал «на Петре», ибо не на человеке, но на вере Христос создал Церковь Свою»[96].

Подробно рассматривает указанные два текста архиепископ Филарет (Гумилевский). В отношении Мф 16:18 он пишет: «…если… будем разуметь… веру Петра, как созидательное начало христианства со стороны людей,… тогда показывается только личное свойство ап. Петра, по коему он, как пламенный и твердый духом, первый примет участие в созидании Церкви Христовой, как это и было по воскресении Христовом (Деян 2). …Здесь говорится о созидании Церкви, а не о верховном правлении церковном»[97].

По поводу Ин 21:15 он замечает: «но [Христос] не говорил: «ты один паси овец Моих». Напротив, он облекает Петра той властью, которой лишился было Петр отречением от Христа, той властью, которую в то же время утверждает и за прочими апостолами (Ин 20:21[98]; Мф 28:19[99]). Спаситель поучал, что в царстве Христовом не должно быть господства земных властителей (Мф 18:20; 28:20) и порицал в учениках своих, еще не свободных от земных мыслей, спор о первенстве (Лк 22:25)»[100]. Архиепископ Филарет использует весьма важный аргумент, указывая на парадоксальный характер власти в Христовой Церкви, который предполагает не господство, а служение другим, «ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк 10:45).

Из современных исследователей аналогично понимает Мф 16:18 митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев): «исповедание Петра становится камнем, положенным в основание Церкви Христовой»[101].

Архиеп. Филарет (Гумилевский) выдвигает также аргументы из новозаветной истории, в которой нет свидетельства о первенстве ап. Петра среди апостолов. «Он [ап. Петр] сам называл себя не более, как «сопастырем пресвитеров» (συμπρεσβύτερος) и собратом Павла (1 Петр 5:1; 2 Петр 3:15), — пишет исследователь. — Апостолы посылали его и Иоанна в Самарию (Деян 8:18), перед ними он отдавал отчет в своем поведении по отношению к необрезанным (Деян 11:1-18). Иаков, Петр и Иоанн, как говорит ап. Павел (Гал 2:9), считались за столпов Церкви, пользовались уважением за личные качества — и, следовательно, не только не было за Петром преимущества власти, но не было за одним Петром и преимущества уважения»[102]. Кроме того, он замечает, что св. Петр был апостолом не только Римской Церкви: «что касается до римского епископа, то о нем ничего особенного не сказано в Св. Писании. …Апостол Петр был апостолом церквей Иерусалимской, Кесарийской, Антиохийской и Римской. Следовательно, папа [Римский] никак не может быть преемником и той власти, какой облечен был ап. Петр»[103].

Существенные свойства Церкви

Во всех рассматриваемых богословских произведениях (за исключением двух произведений XVII в. — «Катехизиса» Лаврентия Зизания и «Книги о вере») рассматриваются как существенные (т. е. обязательные, непременные) свойства Церкви, перечисленные в Никео-Цареградском символе вере: единая, святая, соборная (кафолическая) и апостольская; приводятся многочисленные цитаты из Священного Писания Нового Завета, подтверждающие указанные положения.

В данном случае имеет место та ситуация с интерпретацией новозаветных текстов, о которой говорил протопр. Е. Аквилонов и о которой упоминалось в начале доклада: новозаветные тексты обретают глубину понимания как следствие живого опыта Церкви. Никео-Цареградский символ веры стал точной и адекватной формулировкой Предания Церкви. Используя символику прот. Е. Аквилонова, можно сказать, что он нарисовал яркими красками здание учения о Церкви, и на фоне этих красок стали хорошо видны те скромные штрихи, которые выражали аналогичные Символу идеи в Священном Писании Нового Завета. Однако, поскольку нередко в Писании сходные мысли излагаются разными авторами в различной форме, то для установления параллелей с Символом веры  разные богословы привлекали различные библейские тексты.

Данный случай представляет особый интерес, поскольку демонстрирует развитие экклезиологической терминологии в IV в. (Эту ситуацию можно сопоставить с развитием христологической терминологии примерно в этот же период, когда были найдены новые термины, в более сжатом и концентрированном виде выражающие тот спектр смысла, который в Священном Писании излагался целым рядом отдельных взаимно дополняющих мыслей). Речь идет о термине «кафолическая» Церковь (καθολικὴ ἐκκλησία), для которого не имеется прямого аналога в Священном Писании Нового Завета. Поэтому современные авторы — митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) и протоиерей Олег Давыденков —  ради сохранения терминологической точности, касаясь данного пункта, избегают вообще приводить какие-либо библейские цитаты, а апеллируют к формулировкам церковных отцов II-IV вв[104]. Надо признать предпочтительность такого подхода перед стремлением авторов прежних веков проиллюстрировать данное положение Символа веры целым набором новозаветных цитат, что не всегда было понятно читателю и даже могло привести к искажению смысла термина «кафолическая».

Так, например, митр. Макарий (Булгаков) приводит тексты, свидетельствующие о том, что христианство призвано распространится по всей земле (Мк 16:15; Мф 28:19; Деян 1:8), но они отражают лишь такую черту кафоличности Церкви, как универсальность (всеохватность; οἰκουμενικὴ  ἐκκλησία), но при этом не выражают идею кафоличности как пребывание полноты благодати в каждой отдельной Поместной Церкви, в каждой епархии, в каждой поместной общине, «поскольку в ней тот же Христос присутствует во всей полноте»[105]. (Поэтому для связи этого определения Символа веры с новозаветным учением указанные выше тексты уместно было бы дополнить, например, ссылкой на Мф 18:20[106]).

Автор настоящего доклада склонен согласиться с протопр. Е. Аквилоновым, что в целом все экклезиологические идеи Символа веры (включая «кафоличность») содержатся в образе Церкви как Тела Христова[107].  По другим существенным свойствам можно указать следующие ключевые новозаветные тексты. Церковь едина, поскольку в Писании Христос везде говорит о ней в единственном числе (например, Мф 16:18)[108]. Церковь святая, потому что «освящение и святость были целью служения Господа Иисуса Христа (Ин 17:17, 19[109]; Еф 5:25-27[110])»[111]. Церковь апостольская, потому что «основана апостолами, сохраняет верность их учению, имеет преемство от них и продолжает их служение на земле… (Еф 2:20[112])»[113].

К последнему свойству относится дополнительная существенная характеристика бытия Церкви, данная архиеп. Филаретом (Гумилевским) — учение Христово: «Церковь Христова и учение Христово не составляют чего-либо отдельного между собой: как скоро явилось на земле учение Христово, оно, как слово живое и действенное, невольно покоряло себе людей; учение Христово с тем и дано земле, чтобы явилась и существовала Церковь, также, как без учения Христова нет и не может быть Церкви»[114]. Из этого следует непогрешимость Церкви (Мф 28:20[115]; Ин 14:16, 26[116]), и то, что Церковь — «столп и утверждение истины» (1 Тим 3:15)[117].

Заключение

Приведенные в докладе примеры позволяют утверждать, что русские православные авторы XVII-XXI вв. при формулировке новозаветного учения о Церкви использовали преимущественно догматический подход, при котором библейские тексты понимались в свете Предания Церкви как живого духовного опыта и раскрытие экклезиологии осуществлялось с привлечением небиблейской терминологии (в частности — термина «кафолическая Церковь» из Никео-Цареградского символа веры). В некоторых случаях данный подход дополнялся историческим (как у архиеп. Филарета (Гумилевского) и современных авторов) или филологическим (как у прот. Е. Аквилонова и современных авторов) анализом текста Священного Писания Нового Завета.

С точки зрения православной герменевтики такой комбинированный метод можно считать вполне оправданным, поскольку он демонстрирует прекрасный пример толкования Священного Писания в свете церковного Предания. Допустимость и законность подобного метода Церковь выразила еще в период арианских споров, когда для уточнения библейского учения о Христе была выработана емкая и точная небиблейская терминология, с ее использованием были Церковью сформулированы догматы и именно в их ключе стали интерпретироваться спорные библейские тексты.

Протоиерей Димитрий Юревич,

кандидат богословия, проректор по научно-богословской работе

Санкт-Петербургской православной духовной академии,

член Синодальной библейско-богословской комиссии Русской Православной Церкви

 


Литература

  1. Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. Опыт догматического исследования. СПб., 1896. 167 с.
  2. Аквилонов Е.П., протопр. Церковь. Научные определения Церкви и апостольское учение о ней как о Теле Христовом. СПб., 1894. 254 + 90 с.
  3. Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие Православной Кафолической Восточной Церкви. 8-е изд. СПб., 1862. 283 с.
  4. Давыденков О., прот. Догматическое богословие. М., 2103. 624 с.
  5. Иларион (Алфеев), митр. Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие // Православная энциклопедия «Азбука веры». URL: http://azbyka.ru/hristianstvo/dogmaty/alfeev_tainstvo_veru_01g-all.shtml (дата обращения: 21.04.2014).
  6. Книга о вере единой истинной православной. М., 1912. 289 л.
  7. Лаврентий Зизаний. Большой катехизис. М., 1878. 816 л.
  8. Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. 2. 4-е изд. СПб., 1883. 674 + IX с.
  9. Петр (Могила), митр. Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной. М., 1900. 164 с.
  10. Сильвестр (Малеванский), еп. Опыт православного догматического богословия с историческим изложением догматов. Т. 4. 2-е изд. Киев, 1897. 583 с.
  11. Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. Изд-е 2-е. Чернигов, 1865.
  12. Филарет (Дроздов), свт. Пространный христианский катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. 66-е изд. СПб., 1886. 128 стр.

[1]     Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. Опыт догматического исследования. СПб., 1896. С. 3.

[2]     Там  же. 167 с.

[3]     «Церковь есть от Бога установленное общество людей, соединенных православной верой, законом Божиим, священноначалием и Таинствами». Филарет (Дроздов), свт. Пространный христианский катехизис Православной Кафолической Восточной Церкви. 66-е изд. СПб., 1886. С. 51.

[4]     Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. С. 41 и др.

[5]     В русской дореволюционной системе ученых степеней эквивалентно нынешней первой степени доктора или Ph.D.

[6]     Аквилонов Е.П., протопр. Церковь. Научные определения Церкви и апостольское учение о ней как о Теле Христовом. СПб., 1894. 254 + 90 с.

[7]     Аквилонов, Евгений Петрович // Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Том 1 доп. СПб., 1905. С. 56.

[8]     Подробнее об этом см.: Давыденков О., прот. Догматическое богословие. М., 2103. С. 486.

[9]     Курсив автора.

[10]   Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. С. 7.

[11]   Там же. С. 8. Следует заметить, что в «Богословском словаре Нового Завета» под ред. Г. Киттеля отдельное гнездо для слова ἐκκλησία отсутствует; идет ссылка на словарное гнездо καλέω (см.: The Theological Dictionary of the New Testament. Eds. G. Kittel, G. Friedrich. Grand Rapids, MI: Wm. B. Eerdmans Publishing Company, 2000).

[12]   Там же. С. 15.

[13]   «Я избрал вас от мира».

[14]   Там же. С. 14.

[15]   Там же. С. 14-15.

[16]   Там же. С. 15. В свете сказанного выглядит вполне логично, что еп. Сильвестр (Малеванский) при изложении библейского учения о Церкви сначала рассматривает учение Христово, и лишь затем — учение апостолов. Сильвестр (Малеванский), еп. Опыт православного догматического богословия с историческим изложением догматов. Т. 4. 2-е изд. Киев, 1897. С.  247-262.

[17]   Там же. С. 17. Курсив автора.

[18]   Там же. С. 19-20. Курсив автора.

[19]   Там же. С. 37-161.

[20]   Ссылки указаны также, как в источнике.

[21]   Лаврентий Зизаний. Большой катехизис. М., 1878. Л. 119-120.

[22]   «Вы — тело Христово, а порознь — члены».

[23]   Книга о вере единой истинной православной. М., 1912. Л. 16, 22.

[24]   Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие Православной Кафолической Восточной Церкви. 8-е изд. СПб., 1862. 283 с.

[25]   «Выражает взаимное отношение верующих к Богу и между собой». Там же. С. 195.

[26]   Этим «означается теснейший союз верующих со Иисусом Христом и между собой». Там же.

[27]   «Показывает близость ее [Церкви] к сердцу Иисуса Христа и назначение, к которому предуставлены верующие». Там же.

[28]   «В недрах ее [Церкви] заключаются все благодатные средства, коими верующие и рождаются, и воспитываются, и возрастают, и получают небесное наследие». Там же.

[29]   Там же.

[30]   Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 489-490.

[31]   Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. С. 19-21.

[32]   Там же. С. 21. Курсив автора.

[33]   «…но [чтобы мы] истинною любовью все возращали в Того, Который есть глава Христос…»

[34]   «…Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее…»

[35]   Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. Изд-е 2-е. Чернигов, 1865. С. 363.

[36]   «… доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия…»

[37]   «…чтобы в недрах ее [Церкви] люди обретали… спасение и жизнь вечную, будучи просвещаемы в вере и благочестии христианском, освящаемы благодатью Божией, и руководствуемы к преуспеянию духовному…» Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. С. 197.

[38]   Цель основания Церкви — «освящение людей-грешников, а затем — воссоединение их с Богом (Еф 4:11-13)». Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. 2. 4-е изд. СПб., 1883. С. 203.

[39]   Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. С. 25-26.

[40]   Там же. С. 27.

[41]   «Без Меня не можете делать ничего».

[42]   Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие… С. 197.

[43]   Иларион (Алфеев), митр. Таинство веры. Введение в православное догматическое богословие. Гл. 7. Церковь. Царство Христа // Православная энциклопедия «Азбука веры». URL: http://azbyka.ru/hristianstvo/dogmaty/alfeev_tainstvo_veru_38g-all.shtml (дата обращения: 21.04.2014).

[44]   Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 486-487.

[45]   Церковь земную и небесную различает «Книга о вере…»: о земной Христос сказал ап. Петру (Мф 16:18), о небесной говорит ап. Павел в Евр 12:22 («Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов»). Книга о вере единой истинной православной. Л 17об.

[46]   «…дабы все небесное и земное соединить под главою Христом. <…> воскресив Его из мертвых и посадив одесную Себя на небесах, превыше всякого Начальства, и Власти, и Силы, и Господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем, и все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего, главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во всем». Прот. О. Давыденков добавляет еще ссылки на библейские тексты: Кол 1:18-20; Евр 12:22-24. Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 487.

[47]   Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. 2. С. 187.

[48]   «…одно тело и один дух…».

[49]   «…Бог же не есть [Бог] мертвых, но живых, ибо у Него все живы».

[50]   Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. 2. С. 188-190.

[51]   Там же. С. 191. Для этого утверждения митр. Макарий не приводит библейских ссылок.

[52]   «Но вы приступили к горе Сиону и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, 23 к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах, и к Судии всех Богу, и к духам праведников, достигших совершенства…»

[53]   Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 488.

[54]   Там же. С. 487.

[55]   Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. С. 2.

[56]   См., напр.: Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. 2. С. 191.

[57]   См., напр.: Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие… С. 195.

[58]   Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. С. 38.

[59]   «…не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть».

[60]   Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. С. 38.

[61]   Там же. С. 40.

[62]   Там же. С. 41.

[63]   «Царство Мое не от мира сего». См.: Книга о вере единой истинной православной. Л. 21.

[64]   «Церковь Христова… не должна облекать себя правами и духом, принадлежащими мирской власти, и что она должна жить для истины, оставленной для нее Господом». Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. С. 365.

[65]   Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие… С. 198-199.

[66]   «Отдавайте кесарево — кесарю, а Божие — Богу».

[67]   «…Бога бойтесь, царя чтите».

[68]   «ибо [начальник] есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое».

[69]   «…прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков, 2 за царей и за всех начальствующих…»

[70]   Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. С. 366.

[71]   Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. С. 101.

[72]   Там же.

[73]   «Ибо только на Кресте Господь собственно искупил нас и воссоединил с Богом — без чего христианство не имело бы никакого значения». Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. 2. С. 193. См. также: Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 492.

[74]   Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие… С. 202. Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 493.

[75]   «Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших? Потому сказываю вам, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его; и тот, кто упадет на этот камень, разобьется, а на кого он упадет, того раздавит».

[76]   Там же.

[77]   «Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос».

[78]   «…имея Самого Иисуса Христа краеугольным [камнем]».

[79]   «Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный…»

[80]   Петр (Могила), митр. Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной. М., 1900.  Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. С. 359.

[81]   Петр (Могила), митр. Православное исповедание… С. 59. Также: «От сих словес [Священного Писания. — Д.Ю.] и простейший познати может, яко Христос Спаситель основанием каменем есть, и вернии на Нем созидаются…». Книга о вере единой истинной православной. Л. 58-58об. См. также: Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. 2. С. 192;

[82]   «Для теснейшего соединения членов общества между собою и с Ним, как главою». Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. 2. С. 193.

[83]   Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие… С. 204;

[84]   «Для примирения и нового соединения с Ним и Церковью тех членов, которые нарушают Его законы и уставы». Там же.

[85]   «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь. Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе».

[86]   Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие… С. 206.

[87]   Там же. С. 205-206.

[88]   Там же. С. 206.

[89]   Данный вопрос в настоящем докладе подробно не рассматривается, так как в современной библеистике существуют альтернативные точки зрения. Вопрос о соотнесении древних и современных церковных иерархических степеней требует отдельного небольшого исследования. Подробнее о традиционной православной точке зрения см., напр.: Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 514-524.

[90]   «Не неради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства».

[91]   «…напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе через мое рукоположение».

[92]   Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 515.

[93]   Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. С. 427. Аналогичную мысль см. также: Петр (Могила), митр. Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной. С. 60; Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие… С. 210. Митр. Макарий (Булгаков) приводит другой аргумент: поскольку нет степени священства выше епископа, то «средоточие власти для Церкви Вселенской — во Вселенских Соборах». Макарий (Булгаков), митр. Православно-догматическое богословие. Т. 2. С. 230.

[94]   «…ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах».

[95]   «…паси агнцев Моих».

[96]   Книга о вере единой истинной православной. Л. 61.

[97]   Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. С. 423.

[98]   «…как послал Меня Отец, [так] и Я посылаю вас».

[99]   «…идите, научите все народы…»

[100] Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. С. 423.

[101] Иларион (Алфеев), митр. Таинство веры. Глава 7. Церковь. Царство Христа. URL: http://azbyka.ru/hristianstvo/dogmaty/alfeev_tainstvo_veru_38g-all.shtml (дата обращения: 22.04.2014).

[102] Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. С. 423-424.

[103] Там же. С. 424.

[104] Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 511-512;  Иларион (Алфеев), митр. Таинство веры. Глава 7. Церковь. Царство Христа. URL: http://azbyka.ru/hristianstvo/dogmaty/alfeev_tainstvo_veru_40g-all.shtml (дата обращения: 23.04.2014).

[105] Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 512.

[106] «…где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».

[107] Аквилонов Е.П., протопр. Новозаветное учение о Церкви. С. 127-151.

[108] Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 505.

[109] «Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина. <…> И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною».

[110] «…Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее, чтобы освятить ее, очистив банею водною посредством слова; чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока, или чего-либо подобного, но дабы она была свята и непорочна».

[111] Давыденков О., прот. Догматическое богословие. С. 507.

[112] «…быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным [камнем]».

[113] Иларион (Алфеев), митр. Таинство веры. Глава 7. Церковь. Царство Христа. URL: http://azbyka.ru/hristianstvo/dogmaty/alfeev_tainstvo_veru_40g-all.shtml (дата обращения: 23.04.2014).

[114] Филарет (Гумилевский), архиеп. Православное догматическое богословие. Т. 2. С. 358.

[115] «Я с вами во все дни до скончания века».

[116] «Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам».

[117] «Невозможно, чтобы она уклонилась когда-либо от истины и впала в какое-либо заблуждение…». Антоний (Амфитеатров), архиеп. Догматическое богословие… С. 203.

Доклад на конференции «Единство как задача Церквей в Европе. Принципы экклезиологии в свете Нового Завета». Варшава, Христианская богословская академия, 13.05.2014 (текст доклада на польском языке опубликован в издании: Jurewicz D., ks. Nowotestamentowe nauczanie o Kościele: podejście prawosławne // Cerkiewny Wiestnik. 2014. 3. S. 3–18)


Опубликовано 12.06.2014 | Просмотров: 430 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter