Протоиерей Димитрий Полохов: Мы должны взять лучшее из прошлого и использовать новые подходы к образованию

Протоиерей Димитрий Полохов: Мы должны взять лучшее из прошлого и использовать новые подходы к образованию

Интервью с проректором по научно-богословской работе Саратовской духовной семинарии протоиереем Димитрием Полоховым, посвященное Болонскому процессу в духовных учебных заведениях Русской Православной Церкви.

— Отец Димитрий, до сих пор в средствах массовой информации ведется оживленная дискуссия по поводу внедрения в систему духовного образования принципов Болонской системы, ее плюсов и минусов. Часто можно улышать, что духовное образование Русской Православной Церкви должно быть возвращено к системе дореволюционного образования. В какой мере, по Вашему мнению, справедливо подобное утверждение?

— Чем больше на конференциях и семинарах мы узнаем о принципах Болонской системы, тем больше становится понятно, что это некий принцип образования, которому следует современная европейская система, в том числе и высшие православные учебные заведения в Европе. Повсюду, даже в тех же европейских странах, речь идет о том, что при переходе на Болонскую систему учебные заведения, а это довольно известные богословские образовательные учреждения, стараются сохранить те лучшие традиции, которые были присущи им еще со времени их основания. При этом традиции учебных заведений различны, имеют свои особенности. Таким образом, не существует одинакового похода, при котором бы всех загнали, так скажем, в узкие рамки. Об этом уже не раз говорилось, в том числе и наконференции, проходившей в Санкт-Петербургской духовной академии. Мы должны взять все самое лучшее из нашего прошлого и постараться использовать новые методы, новые подходы к образованию, которые уже сейчас применяются в достаточно известных православных учебных заведениях Европы. Определенно что-то нужно брать из прошлого, из тех традиций, которые у нас есть, а они действительно очень важны. О том, что мы полностью отвергаем старое, что мы хотим до основания все разрушить, речи не идет, по крайней мере, этого на конференции я не услышал.

— Болонский процесс подразумевает изменение самого образовательного процесса, подхода к учебе, а подразумевает ли он изменение содержания богословского образования? В чем должно состоять это изменение в связи с интеграцией в европейское образовательное пространство?

— Отвечая на данный вопрос, я хотел бы в качестве примера привести богословские учебные заведения Румынской Православной Церкви, которые перешли на Болонскую систему. Фактически там осуществлено лишь определенное изменение учебного плана без особого ущерба для изучаемых предметов. Осуществляется постепенный переход на модульную систему образования, то есть будут изучаться блоки предметов (на курсах в Бухаресте на богословском факультете предметы изучают именно таким способом). Однако радикальных изменений не происходит. Правда, есть другие примеры. Их несколько. Например, берется традиционная система и переделывается учебный план, методы немного изменяются, больший упор делается на самостоятельную научно-исследовательскую работу. Все остальное должно быть сохранено. Есть и другие примеры перехода на Болонскую систему, когда речь идет о том, чтобы сократить некоторые часы и предметы, и этот сокращенный материал вынести на самостоятельное изучение. Есть подход, который сейчас и осуществляет научно-методический совет Московской духовной академии: ревизия программ преподавания богословских дисциплин, в ходе которой выявляется некое дублирование материала в процессе преподавания в семинарии и в академии (некоторые темы изучаются по несколько раз с большим или меньшим углублением). Таким образом, происходит определенная систематизация образования. Возможно объединение некоторых дисциплин или блоков дисциплин, увеличение количества спецкурсов, темы которых не повторялись бы в дальнейшем, — все это поспособствует появлению большего количества свободного времени, которое можно было бы отвести непосредственно на самостоятельную работу студентов. Если подходить разумно, а не только ради принципа перехода на Болонскую систему, то можно сохранить и часы, и взять что-то новое и полезное из того, что предлагает Болонская система для духовного образования.

— Основными качествами Болонской интеграции являются мобильность, самостоятельность и личная ответственность студентов. Как, по Вашему мнению, развить данные качества в студентах духовных школ?

— Вопрос это, конечно же, непростой. В Европейском Союзе существуют целые программы, которые помогают студентам получить образование не в одном высшем учебном заведении, а в нескольких, и притом разных. Для этого-то и создаются модульные системы, чтобы человек, учившийся по одной специальности в одном университете, сдавший те или иные модули или блоки дисциплин, мог продолжать свое обучение или получить определенные навыки в другом учебном заведении, причем не с нуля или с дополнительными пересдачами, а уже с фактически зачтенными модулями. Учиться в другом месте — это называется мобильностью. Это, конечно, во многом вопрос финансовый.

В наших условиях даже в центральных духовных школах мало кто смог был осуществлять это в таких объемах, как хотелось бы. Существует, конечно, обмен студентами, мы об этом знаем: молодые люди из академии ездят в Грецию, в Европу, в основном на стажировку, но массовый обмен студентами без какой-то определенной поддержки осуществить очень сложно. Что касается программ, существующих в Европе, то при переходе на Болонскую систему наши учебные заведения, по крайней мере некоторые из них, могут быть включены в эти программы, и обмен студентами может осуществляться между православными учебными заведениями, европейскими и нашими. Но этот вопрос пока теоретический и находится на стадии обсуждения. Как он будет осуществлять на практике, покажет время.

Наверное, можно найти и другие методы реализации данных подходов. Второй день конференции в СПбПДА был посвящен информационным технологиям и видеоконференциям, образованию через современные системы коммуникации. То есть человек, не выезжая со своего места обучения, может прослушать, например, лекции профессоров и преподавателей других учебных заведений. Осуществление этого, наверное, наиболее реально, такой опыт был и в нашей семинарии. В свое время была целая программа, когда проводились трансляции из Сретенской семинарии. Некоторые методы отчасти могли бы быть реализованы уже сейчас: видеоконференции, видеолекции, дистанционное обучение и т. д. В пределах России, безусловно, это было бы проще выполнить для региональных семинарий. Что касается поездок в Европу, то пока это невозможно. Я думаю, что даже крупные учебные заведения пока не могут себе позволить организовать такие обмены. Проблемой, конечно же, является и знание языков, ведь за границей преподавание ведется на иностранном языке, — требования к студентам повышаются. Таким образом, пока это все только в будущем, и мы надеемся, что еще не раз вернемся к этому вопросу.

 Беседовал: Вадим Лозовский


Опубликовано 25.01.2011 | Просмотров: 284 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter