Протодиакон Константин Маркович. Духовный путь архимандрита Владимира (Гетте): От поиска исторической истины к обретению истины Православия.

Протодиакон Константин Маркович. Духовный путь архимандрита Владимира (Гетте): От поиска исторической истины к обретению истины Православия.

Личность Рене Франсуа Гетте, в православии архимандрита Владимира, история его обращения из католицизма в православие, литературное наследие как православного богослова и историка Церкви, уникальны по двум причинам.

Во-первых, в XIX обращение ученого, образованного католического священника в “русскую веру” казалось нонсенсом. В ХХ в., уже после Первой Мировой Войны и Октябрьской революции в России православие русской традиции постепенно распространяется в Западной Европе и Америке. В наше время православие является органичной частью религиозного ландшафта на Западе. Открываются новые приходы и общины, православное богословие и славистика изучается в университетах и высших учебных заведениях, многие европейцы обращаются в православие, а среди инославных христиан уважительное отношение к православию давно считается обыденной нормой[1]. Однако в XIX в., по крайней мере в католической среде, к русскому православию испытывали неприязнь и страх, также как и к самой России. “Нельзя нигде благоволить к русским миссионерам. Несомненно, следовало бы радоваться тому, что язычники приняли крещение и научены христианской вере, но только если это не было сделано русскими миссионерами. Русские миссии, излишне субсидируемые правительством, являются всегда и везде острым концом клинка для русского завоевания…Российское правление, даже если это только протекторат, сразу вводит нетерпимость и преследование других форм христианства”[2] — утверждал известный английский католический историк Адриан Фортескью. Тогда было невообразимо, чтобы образованный европеец вдруг принял “схизматическую веру”, которую исповедуют только “массы, находящиеся в состоянии непобедимого невежества (invincible ignorance)”, как отозвался о православных греках и россиянах Джон Генри Ньюмен[3].

Во-вторых, Гетте в своей жизни в католицизме никогда не соприкасался с Православием. Он обрел общение с представителями Православной Церкви уже после того, как в его душе твердо созрело намерение присоединиться к ней, уже осознав себя православным по своей внутренней вере. К Православию Гетте пришел, изучая непредвзято церковную историю, делая объективные выводы и беспристрастные заключения. Это был его свободный выбор, продиктованный лишь убеждениями, сформировавшимися в результате напряженного интеллектуального поиска подлинной исторической и религиозной истины.

Рене Франсуа Гетте (René François Guettée) родился в 1816 году в г. Блуа на р. Луаре, в центре Франции, в небогатой семье. В 1832 году после смерти матери он 2 года воспитывался местным священником, затем 4 года учился в малой семинарии и 3 года в большой семинарии диоцеза Блуа, где преуспел в изучении философии и теологии, проявляя склонность к фундаментальным исследованиям. В годы учебы находился под влиянием иезуитов. Окончив семинарию в 1839 году, стал кюре в Блуа, основал несколько церковных школ для детей. В 1847 году начал издавать свой 12-томный труд «История Церкви Франции (Histoire de l’Église de France)» (1847—1857). Он приветствовал революцию 1848 года и в течение короткого времени был редактором республиканской газеты «Républicain de Loire et Cher».

Около 1849 г. Гетте переезжает в Париж, где становится капелланом церкви при госпитале св. Людовика, а также преподает классические языки в школе. Его заветным желанием было занять кафедру университетского профессора.

Гетте по своим убеждениям был последовательным приверженцем галликанизма -движения за привилегии и автономию Церкви Франции от Римского папы. Галликанизм зародился в глубокой древности – уже в Vв. епископы Галлии противостоят патриаршей власти епископа Рима свт. Льва Великого. Приверженцы этого течения считали, что папе и епископам принадлежит только духовная власть, а государственная политика является уделом королей и князей. Кроме того, римский епископ является первенствующим епископом Католической церкви, но не абсолютным монархом — высшая церковная власть принадлежит вселенским соборам. Папа должен подчиняться вселенским соборам согласно решению Констанцского собора 1414-1418 гг. (16 Вселенский в РКЦ). Кроме того, галликанисты хотели возродить самобытные литургические традиции Франции и реконструировать самобытную литургическую традицию Франции — Галликанский обряд, подавленный, как они считали, римским обрядом. Галликанизму противостояла идеология ультра-монтанистов (“загорных”, т. е. пришедших из Италии), движения за признание безошибочности учительства и абсолютной верховной власти римского епископа над всей вселенской Церковью, которой он обладает “по божественному праву”, как преемник “Петра — Князя апостолов”. Экклесиология галликанизма, по сути, была схожа с православной, хотя имела ярко выраженный национальный колорит. Гетте оставался галликанистом всю жизнь, даже став православным священником. Поэтому можно справедливо утверждать, что переход в православие для Гетте не означал кардинальной перемены его убеждений. Напротив, став православным, он обрел ту Церковь, учение которой, в отличие от католицизма, в полной мере соответствовало его внутреннему “Credo”.

В Париже Гетте постигли преследования. 22 января 1852 года седьмой том его «Истории французской церкви» был внесён в Индекс Запрещённых Книг по проискам ультра-монтанистов и запрещен цензурой к изданию, а сам Гетте подвергся обвинениям в галликанстве и янсенизме. В конце 1854 года Гетте основал журнал l’Observateur catholique (Католическое Обозрение). В своих публикациях он подверг критике догмат о Непорочном Зачатии Пресвятой Девы. Папа Пий IX провозгласил этот догмат в апостольской конституции “Ineffabilis Deus” (провозглашена 8 декабря 1854). Фактически, это был первый в истории западной Церкви случай, когда папа провозгласил догмат excathedra без его одобрения вселенским собором. Архиепископ Парижа Мари-Доминик Сибур вначале оказывал покровительство Гетте. Однако в 1854 г. после поездки в Рим на торжество провозглашения Догмата о Непорочном Зачатии, он стал жестоко преследовать галликанских священников. Вначале он переводит Гетте из церкви при госпиталя св. Людовика в церковь госпиталя Богоматери Сострадания (Pitié) викарием под начальство настоятеля, имевшего дурную славу. Через некоторое время он вообще лишил Гетте места постоянного служения. В 1857 архиепископ Сибур был убит священником Верже, у которого помрачился рассудок из-за того, что архиепископ оставил его без средств к существованию, лишив права служения. Гетте участвовал в судебном процессе над Верже как свидетель защиты. Преемник Сибура архиепископ Морло запретил Гетте служение в Парижской епархии на том основании, что он является клириком епархии Блуа. Ультра-монтанисты хотели любой ценой вынудить Гетте из Парижа. Гетте фактически был лишен возможности служения и жил литературными заработками. Постоянные конфликты с церковным цензурным комитетом наводили Гетте на серьезные размышления. “Я доискивался, что такое был цензурный комитет, присвоивший себе право запрещать издание книг… Я дошел до того, что начал задаваться вопросом, что такое было само папство, которое покрывало этот цензурный комитет своей властью? Тогда я стал серьезно изучать произведения, написанные в пользу папства. Я проверял тексты Отцов Церкви, указывавшие на то учреждение, которое мне выдавали за божественное. Я пришел к убеждению, что все тексты отцов, приводимые в пользу папства, извращены, искажены, и далеки от прямого смысла. С ужасом увидел я, что мне преподавали, как догмат божественный и традиционный, несомненное заблуждение, противоречащее Писанию и преданию, положенному Отцами Церкви… Я написал и доказал, что папство есть не что иное, как первенство чести, установленное Церковью во время первых вселенских соборов”[4]. “Я сделался православным, не прочитав ни одной православной книги, и исключительно благодаря изучению отцов, определений первых вселенских соборов и неоспоримых фактов истории”[5]

В 1857 г. Гетте познакомился С. П. Сушковым – русским церковным деятелем и литератором, жившим в то время в Париже (с 1857 по 1862 г.) Сушков в свою очередь познакомил Гетте с протоиереем Иосифом Васильевым, настоятелем русской посольской церкви в Париже и строителем храма св. Александра Невского в Париже на rue Daru. О. Иосиф был поражен знакомством с Гетте. “После нескольких бесед, протоиерей И. Васильев мне сказал, что я настолько православный, — впоминал Гетте- как будто изучал богословие в Московской Духовной академии”.[6] В 1861 г. Гетте подал прибывшему на освящение Александро-Невского храма епископу Ревельскому Леонтию (Лебединскому) прошение о присоединении к православию и в 1862 году по решению Святейшего Синода был присоединён к Православной Церкви в сущем сане священника. При совершении чина присоединения он был наречен именем Владимир в честь равноапостольного великого князя Владимира. О. Владимир Гетте состоял в клире Посольской Церкви и Александро-Невского храма, став первым русским франкоязычным священником, создавшим вокруг себя первую православную “франкофонную” общину.

В 1858—1859 гг. Гетте написал Историю Иезуитов (Histoiredesjésuites.) в 3 томах, в 1861 г. – “Земное папство, осужденное св. папой Григорием Великим.” (La Papauté temporelle, condamnée par le pape Saint-Grégoire le Grand) (1861).

С 1862 г. вместе с протоиереем Иосифом Васильевым о. Владимир Гетте стал издавать православную газету «L’Union chrétienne», и издание это продолжал до самой своей смерти. 5 октября 1862 г. в редакцию поступила благословенная грамота патриарха Константинопольского Иоакима и синода Константинопольской Церкви. “Итак, наше смирение и священный синод святейших митрополитов, узнав, в особенности чрез письмо ваше, божественную ревность, воспламеняющую вас к желаемому единению Церквей, мы почувствовали от того великую духовную радость, мы венчаем ваше святое дело справедливейшими похвалами… И из глубины души преподаем обильнейшие патриаршие и синодальные благословения наши, вам и вашим сотрудникам…”[7]

В 1863 г. Гетте издает самую известную свою книгу, которая была переведена на многие европейские языки, многократно издавалась и принесла ему широкую известность – “LaPapauté schismatiqueouRomedanssesrapportsavecl’Egliseorientale” (в русском переводе — Папство как причина разделения Церквей, или Рим в своих сношениях с Восточной Церковью). Высоко ценил труд о. Владимира свт. Феофан Затворник. В одном из частных писем он писал:” Доходят и в наш лес слухи, что католики сеют свои нечестивые учения, и будто с успехом. Они мастера пускать пыль в глаза. Хорошо бы перевесть и пустить в ход книгу о. Владимира Гетте «Схизматическое папство» (Papauteschismatique) … как великолепно отдул он и папу и папежство!? И в журнале «Вера и Разум» – 1888 и 1889 г. его же статья.”[8]

В 1865 г. о. Владимир совершает путешествие в Россию, где был удостоен императором Александром II высочайшей аудиенции. По указанию митрополита Московского свт. Филарета (Дроздова) Московская Духовная академия присвоила о. Владимиру ученую степень доктора Церковной истории за указанную выше книгу и совокупность его научных трудов. Диплом Собственноручно подписал свт. Филарет.

В 1860-70 гг. о. Владимир ведет плодотворную литературную деятельность, выступая как защитник православия против ультра-монтанизма, и христианства против либеральной критики. Гетте состоял в переписке с русским иезуитом кн. Гагариным. Письма были изданы отдельной книгой (LettresauPèreGagarintouchantl’églisecatholiqueorthodoxeetl’égliseRomaine) в 1863г. В 1863-64 гг. он издал “Опровержение на выдуманную жизнь Иисуса Эрнеста Ренана”. (Réfutation de la prétendue Vie de Jésus de M. Renan). В 1868 г. Гетте написал “Изложение учения православной кафолической веры и разногласий с ним других христианских церквей” (Exposition de la doctrine de l’Église orthodoxe et des autres Eglises chrétiennes), — краткое популярное изложение основных принципов православной веры применительно к другим христианским исповеданиям. Книга была переведена на многие языки. Гетте также предпринимает перевод на французский язык Литургии св. Иоанна Златоуста, а также пытается реконструировать древнюю галликанскую мессу.

В 1875 году Гетте принял русское подданство и перед смертью завещал его тело похоронить в России.

В конце жизни Гетте вынужден был эмигрировать в Люксембург с с целью завершить в спокойной обстановке задуманную им Историю Церкви (Histoire de l’Église depuis la naissance de J. Ch. jusqu’à nos jours (Paris 1870—1892)), но он успел написать только 3 тома.

Скончался архим. Владимир (Гетте) 8/20 марта 1892 года. Погребён в Париже на Батиньольском кладбище.

Главной причиной разделения Восточной и Латинской Церквей Гетте считал папство, т.е. притязание римского епископа на абсолютную верховную власть над всей вселенской Церковью. “Каждый человек, с истинно христианским сердцем, должен быть огорчен при виде того разделения, которое столько веков существует между церквами, из коих и та и другая имеют апостольское начало и, за исключением одного слова, сохраняют один и тот же символ, те же таинства, то же священство, то же нравоучение, тот же культ”[9]. По его мнению, разделение берет начало в VIIIвеке. “Епископ Римский в течение первых восьми веков не обладал властью по божественному праву, которою он захотел пользоваться впоследствии. Притязания Римского епископа на властвование по божественному праву над всею Церковью и суть истинные причины разделения”[10]. Первым “папистом” на римском престоле был папа Адриан. “Адриан есть истинный творец совершенного папства. Не находя в церковном предании документов, которые могли бы благоприятствовать его честолюбивым идеям, он опирался на апокрифические статьи, составленные применительно к обстоятельствам и для узаконения всех будущих захватов римского престола”[11]. Гетте обвиняет Адриана в высокомерии по отношению к Константинопольской Церкви в лице патр. Тарасия и царицы Ирины, созвавших Седьмой Вселенский собор, а также в сознательном использовании в своих корыстных целях подложных документов — “Лже-исидоровых декреталий”. Для преодоления схизмы Римская Церковь, по убеждению Гетте, “чтобы быть православною, должна отвергнуть нововведение, представляющее папе учительскую власть, большую той, какая ему принадлежит наравне с другими епископами”[12]. С одной стороны, в наше время такая точка зрения на причины схизмы представляется несколько наивной и однобокой. Разделение Восточной и Западной Церквей вызвано целым комплексом политических, культурных и экклезиологических причин, что привело к постепенному развитию взаимного отчуждения, недоверия, непонимания и в конечном итоге, взаимной вражды. “В разные периоды на первый план выдвигались то политические претензии, то экклезиологические. Опресноки, филиокве, варваризм, наконец папская власть — все это явления одного порядка. Разделение стало свершившимся фактом тогда, когда стороны отошли за барьеры своих собственных традиций и судили друг о друге только с точек зрения своих традиций, считая их абсолютной истиной”.[13] С другой стороны, со времени кончины о. Владимира Гетте прошло около полутораста лет. Взаимные отношения Православной и Римо-Католической Церквей претерпели основательные метаморфозы. И именно сейчас учение о папстве считается самой серьезной проблемой на пути к дальнейшему сближению. “В настоящее время на повестке дня православно-католического диалога стоит тема роли римского епископа…Каким образом мы должны обсуждать тему римского епископа? Прежде всего, следует понять, какова была его роль в общении христианских Церквей в первом тысячелетии, потому, что именно этот период является той основой, на которой православные и католики сегодня могут выстраивать общую платформу. При всех расхождениях, существовавших в ту эпоху, Церковь оставалась единой, христиане на Востоке и Западе не были разделены. Следовательно, любой путь к сближению лежит через возвращение к наследию первого тысячелетия, которое является общим для православных и католиков”.[14] В этой связи те идеи, мысли и аргументы, которые о. Владимир Гетте относительно причин разделения и перспектив его преодоления, обретают в наше время особую актуальность.


[1] “Церкви, которые не пребывают в совершенном общении с Католической Церковью, оставаясь объединенными с ней крепкими связями — апостольской преемственностью и Таинством Евхаристии — являются подлинными поместными Церквами”. Иоанн-Павел II, Папа. Декларация «Dominus Iesus», — «Господь Иисус». 2000. IV. 17.

[2] Fortescue A. The Orthodox Eastern Church. London 1907, c. 298.

[3] Newman J. G. cardinal. CERTAIN DIFFICULTIES FELT BY ANGLICANS IN CATHOLIC TEACHING. Twelve Lectures addressed in 1850 to the Party of the Religious Movement of 1833. NY 1901. c. 354.

[4] Гетте Владимир, свящ. Письмо к редактору. Вера и Разум. Харьков. 1885 Февраль. 136-137.

[5] Его же. Воспоминания католического священника, ставшего православным. Вера и Разум 1890 т. 1. Ч. 1. С. 399

[6] Письмо к редактору. С. 137.

[7] Грамота патриарха Констанинопольского Иоакима на имя редакции парижской газеты «L’Union chrétienne». Странник 1862 Сентябрь-Декабрь с 471.

[8] Свт. Феофан Затворник. Письма вып. 12. письмо 1195. Электронный ресурс: http://azbyka.ru/otechnik/?Feofan_Zatvornik/pisma=12

[9] Архимандрит Владимир (Гетте). Папство как причина разделения Церквей, или Рим в своих сношениях с Восточной Церковью М. 2007. C. 13.

[10] Там же с. 14.

[11] Там же с. 168.

[12] Изложение учения православной кафолической веры и разногласий с ним других христианских церквей.Казань 1869. С. 9.

[13] Yves Congar, cardinal. After Nine Hundred Years. The Background Of The Schism Between The Eastern And Western Churches. Fordham University Press. NY 1959 c. 76.

[14] Иларион (Алфеев), митрополит Волоколамский. Православно-католические отношения на современном этапе. Лекция в МДА. http://www.mospat.ru/ru/2010/11/15/news30385/


Опубликовано 06.04.2014 | Просмотров: 226 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter