Петербургское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

Петербургское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

Одно из главных мест поклонения преподобному Сергию Радонежскому в Петербурге находилось в самом центре города – на набережной реки Фонтанки, вблизи Невского проспекта. В соответствие с указом Петра I, по которому все главные монастыри страны должны были иметь в новой столице свои подворья, в 1721 г. в Санкт-Петербурге появилось первое деревянное подворье Троице-Сергиевой Лавры на берегу реки Ждановки, на городской стороне, а вскоре и каменное – на наб. Невы у 15-й линии Васильевского острова. В 1733 г. настоятель Лавры духовник императрицы Анны Иоановны архимандрит Варлаам (Высоцкий) получил от казны расположенный на углу Невского проспекта и наб. Фонтанки деревянный дом контр-адмирала Дуффуса, куда перенес с наб. Ждановки лаврское подворье. После постройки в 1750-1753 гг. на этом участке каменного здания в ноябре 1754 г. для монахов была освящена походная церковь Казанской иконы Божией Матери, принадлежавшая ранее Кабардинскому полку. В 1771 г. эту церковь разобрали и взамен в перестроенном восточном флигеле освятили 1 октября 1772 г. церковь во имя прп. Сергия Радонежского.

В конце XVIII века часть обширного участка подворья перешла во владение князей Белосельских-Белозерских, для которых архитектор Ф.И. Демерцов в 1800 г. построил дворец на углу Невского пр. и наб. Фонтанки, перестроенный в 1846 г. А.И. Штакеншнейдером и связанный в начале XX века с именем святой новомученицы великой княгини Елизаветы Федоровны. В 1831 г. церковь прп. Сергия Радонежского была расширена приделом по проекту И. Шарлеманя; при этом был устроен новый иконостас, несколько икон для которого написал А.Г. Венецианов. Обновленный храм освятили 7 апреля 1831 г.; в нем хранилась чтимая икона с частицей мощей преподобного, перед которой по понедельникам служили акафист.

В начале XIX века в левой части главного здания подворья была устроена вторая церковь – Пресвятой Троицы. В 1857-1858 гг. это здание получило новый фасад с разноцветными золочеными наличниками в древнерусском стиле по проекту А.М. Горностаева. В 1870-1872 гг. С.В. Садовников, использовав замысел предшественника, надстроил здание, возвел купол над церковным залом и устроил на нижнем этаже часовню. Одновременно он заново отделал интерьер церкви, поставив в ней великолепный мраморный иконостас. 12 февраля 1873 г. наместник Лавры митрополит Московский Иннокентий освятил этот храм во имя Пресвятой Троицы. Церковь славилась старинными иконами, многие из которых имели богатые оклады. В 1905-1906 гг. она была отремонтирована и вновь расписана. В предреволюционные годы в храме пел прекрасный хор под управлением регента К.А. Маркевича. В митрополичьих покоях подворья останавливались во время приездов в Петербург все московские архиереи, в том числе святой митрополит Филарет (Дроздов).[1]

После выбора в октябре 1917 г. Святейшим Патриархом Московским и всея России святителя Тихона лаврское подворье стали также называть патриаршим. Именно здесь проживал Патриарх во время своего единственного приезда в Петроград в конце мая – начале июня 1918 г. В соответствии с требованиями советской власти в январе 1919 г. при храме подворья была образована приходская община, которая избрала церковный совет, заключивший 19 января договор с представителями райисполкома о взятии помещения храма и церковной утвари в бессрочное и бесплатное пользование. Члены приходского совета должны были лично отвечать за сохранность имущества, так, когда 13 мая 1921 г. из церкви похитили два больших серебряных позолоченных креста и три напрестольных Евангелия, они выплатили стоимость похищенного.[2]

В начале 1921 г. настоятелем подворья был назначен известный церковный деятель священномученик архимандрит Сергий (в миру Василий Павлович Шеин). Он родился 30 декабря 1870 г. в д. Колпна Новольского уезда Тульской губернии, в 1893 г. окончил Училище правоведения в Петербурге и в 1912 – начале 1917 гг. являлся депутатом IV Государственной Думы, а в августе 1917 – сентябре 1918 гг. – членом и секретарем проходившего в Москве Всероссийского Поместного Собора. 12 сентября 1920 г. В.П. Шеин принял монашеский постриг с именем Сергий в честь прп. Сергия Радонежского, затем вскоре был возведен в Москве в сан иеромонаха и архимандрита. Будущий Патриарх, а тогда епископ Ямбургский Алексий (Симанский) 27 апреля 1921 г. написал своему духовнику митрополиту Арсению (Стадницкому), что «по слухам, исходящим от Патриарха» Тихона, архим. Сергий «только временно переводится в Петроград, скоро предстоит его хиротония и назначение на место митрополита Крутицкого».[3]

Но судьба архимандрита сложилась иначе. На общеприходском собрании 9 июня 1921 г. архим. Сергий был избран председателем нового состава церковного из 25 человек, среди членов которого были насельники подворья иеромонахи Иоаким (Истомин), Феофилант (Недосолов) и священник Иоанн Вениаминов, а также бывший доцент Московской Духовной Академии, профессор Петроградского Богословского института Федор Константинович Андреев, позднее принявший сан протоиерея и ставший идеологом иосифлянского движения. Поселился отец Сергий в здании подворья на наб. Фонтанки, 44.[4]

К этому времени подворье стало крупнейшим центром богословского образования в стране. Еще в октябре 1919 г. гражданская власть, утвердив ходатайство представителей приходских общин, предоставила в распоряжение создаваемого вместо закрытой Петроградской Духовной Академии Богословского института бывшие митрополичьи покои Троицкого подворья (23 октября центральный жилищный отдел выделил для института третий этаж д. 44 по наб. Фонтанки). Здесь Богословский институт и открылся 16 апреля 1920 г.  Чрезвычайно сильным был состав его преподавателей: ректор – будущий Ленинградский митрополит Григорий (Чуков), профессора закрытой Духовной Академии: А.И. Бриллиантов, Н.Н. Глубоковский, И.А. Карабинов, протоиерей В.М. Верюжский, профессора Петроградского университета: академик Б.А. Тураев, Л.П. Карсавин, Д.И. Абрамович, И.М. Гревс, М.Д. Приселков и др. В декабре 1920 г. в здание подворья переехало и Петроградское Богословско-пастырское училище. Большое внимание этим учебным заведениям уделял священномученик митрополит Петроградский Вениамин (Казанский). Так 27 мая 1921 г. епископ Алексий (Симанский) написал духовнику, что был на акте в Богословском институте, а сначала служил Литургию с митрополитом Вениамином и епископом Кронштадтским Венедиктом «с огромным количеством сослужащих» в церкви Троицкого подворья.[5]

К началу 1922 г. институт имел в своем составе около 30 преподавателей и более 150 студентов, а училище 9 наставников и свыше 50 слушателей. В то время это были ведущие духовные учебные заведения в стране, в число их преподавателей приглашали известных ученых из других городов, например, о. Павла Флоренского из Москвы.[6]

Трагические события 1922 г. – кампания изъятия церковных ценностей, массовые репрессии духовенства и обновленческий раскол стали переломными в истории подворья. 22 апреля специальная комиссия наметила к изъятию из его храма 10 серебряных позолоченных предметов общим весом около 18 фунтов, но приходской совет обязался в пятидневный срок выкупить эти ценности и действительно в указанный срок внес серебряный лом требуемого веса.[7]

Таким образом, ценности временно остались в храме. Хотя никаких эксцессов при этом не было, настоятель подворья архим. Сергий был арестован 31 мая 1922 г. по обвинению в сопротивлении изъятию церковных ценностей и 5 июля приговорен Петроградским губревтрибуналом вместе с митрополитом Вениамином и другими новомучениками к смертной казни. 13 августа о. Сергий, Владыка Вениамин, профессор Петроградского университета Юрий Новицкий и юрисконсульт Александро-Невской Лавры Иоанн Кочуров были расстреляны и похоронены на территории Ржевского артиллерийского полигона на северо-восточной окраине города. В 1992 г. их причислили к лику святых.

5 июня 1922 г. в здании Троицкого подворья состоялось пастырское собрание духовенства Петрограда, которое единогласно приняло резолюцию: просить советскую власть об освобождении на поруки всего духовенства города митрополита Вениамина, но это не помогло. Вскоре церковную власть в стране при поддержке ГПУ захватили обновленцы. В «северной столице» они встретили самое сильное сопротивление со стороны возникшей в августе 1922 г. так называемой «Петроградской автокефалии», в состав которой вошла и община Троицкого подворья. Новым (и последним) ее настоятелем после расстрела архимандрита Сергия стал игумен Софроний.[8]

В феврале-марте 1923 г. Петроградская автокефалия была разгромлена, а ее руководители арестованы и осуждены. Это предопределило и закрытие церкви Троицкого подворья, состоявшееся в апреле, хотя официальное решение Президиум Петроградского губисполкома принял только 7 июля 1923 г.: «Принимая во внимание, что церковь б. Троицкого подворья является домовой церковью и составляет одно целое с жилыми помещениями – утвердить постановление Центрального райисполкома о ее закрытии и обязать губернский отдел управления срочно ее ликвидировать, передав помещение в Губоткомхоз».[9]

Под угрозой захвата обновленцами и в связи с нехваткой денежных средств Совет Богословского института 2 мая 1923 г. принял решение о самоликвидации, а Богословско-пастырское училище сумело отстоять себя от обновленцев и переехало после закрытия института и подворья в помещение Русско-Эстонской церкви.

Главные святыни Троицкого подворья – ковчег с частицами мощей и чтимый образ прп. Сергия Радонежского 30 апреля 1923 г. передали в Знаменскую церковь у Московского вокзала. Передача произошла «исключительно по желанию и просьбам прихожан Знаменской церкви, которые и ранее ходили на поклонение этих святынь в Троице-Сергиево подворье». Верующим удалось добиться разрешения на перенос ковчега и иконы со стороны Петроградского Управления научных и художественных учреждений, на учете которого святыни находились. 11 июля 1923 г. на общеприходском собрании Знаменской церкви было отвергнуто предложение Епархиального Управления передать ковчег и икону в Сергиевский собор на Литейный пр.[10]

Перед самым началом Великой Отечественной войны Знаменская церковь была закрыта и в мае 1941 г. взорвана. К сожалению, дальнейшая судьба святынь Троицкого подворья неизвестна. Другая церковная утварь и мебель подворья были изъяты 18 июня 1923 г. и по акту переданы в кладовую хозяйственной части исполкома Центрального района города.[11]

Здание подворья долгое время использовалось под жилье, в 1930-х гг. его переделали с ликвидацией купола над церковным залом, а в конце 1970-х гг. окончательно перестроили для Центральной городской библиотеки им. В.В. Маяковского с уничтожением внешней отделки. В 1993 г. в ходе реставрационных работ фасаду был возвращен прежний облик. Еще в 1990 г. образовалась община, которая долгое время пыталась вернуть здание подворья епархии. С конца 1990-х гг. на часть своих прежних помещений стала претендовать Троице-Сергиева Лавра, в разгоревшейся борьбе с библиотекой ей пока удалось получить лишь одно помещение.[12]


[1] Горский А.В. Историческое описание Свято-Троицкой Сергиевой лавры. М., 1890. С. 228; Антонов В.В., Кобак А.В. Святыни Санкт-Петербурга. Т. 3. СПб., 1996. С. 142-144; Шульц С.С. Храмы Санкт-Петербурга (история и современность). СПб., 1994. С. 104-105.

[2] Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), ф. 1001, оп. 7, д. 4, л. 281, ф. 7384, оп. 33, д. 331, л. 13.

[3] Письма Патриарха Алексия своему духовнику. М., 2000. С. 201, 224.

[4] ЦГА СПб, ф. 1001, оп. 7, д. 4, л. 281-281об.

[5] Там же, д. 61, л. 3-6, ф. 8952, оп. 1, д. 8, л. 1, 4; Письма Патриарха Алексия своему духовнику. С. 223.

[6] Андреева М.Ф., Можанская А.Ф. По прочтении «Синодика». СПб., 2000. Рукопись. С. 1-2.

[7] ЦГА СПб, ф. 7384, оп. 33, д. 331, л. 13.

[8] Там же, ф. 1000, оп. 8, д. 41, л. 135.

[9] Там же, оп. 7, д. 323, л. 8.

[10] Там же, ф. 7384, оп. 33, д. 241, л. 260-263.

[11] Там же, д. 259, л. 118.

Доклад М.В. Шкаровского, прочитанный на Сретенских чтениях 8 февраля 2014 года. Хельсинки


Опубликовано 13.03.2014 | Просмотров: 794 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter