Павел Коновалов. Благодарность во взаимоотношениях с Богом и с людьми

Павел Коновалов. Благодарность во взаимоотношениях с Богом и с людьми

 Во Имя Отца и Сына и Святого Духа!

Вторая подготовительная неделя к Великому посту называется неделей о блудном сыне. Она получила свое название от одноименной притчи Господа нашего Иисуса Христа, которая читается за евангельским чтением на Литургии. Эта притча необычайно многогранна по содержанию, она содержит такое количество тем, что глубина ее неисчерпаема. Во-первых, эта притча рассказывает нам о природе греха, и именно поэтому она читается в подготовительное воскресенье к Великому посту, когда верующие готовятся к очищению от грехов. Другая тема – это покаяние: в этой короткой истории нам показывается процесс внутреннего переворота грешника и полноту покаяния, которое состоит в осознании своего падения. Эта притча раскрывает также тему бесконечной, превосходящей все человеческие понятия, любви Божией через образ отца, и тему зависти и самомнения через образ старшего сына.

Но в этой притче есть еще одна, очень важная, тема – тема взаимоотношений, взаимоотношений с Богом и с людьми, и в более узком смысле, тема благодарности. Ведь именно из-за, казалось бы, простой человеческой неблагодарности начались все бедствия блудного сына. Именно отсутствие признательности по отношению к оказавшему добро привело младшего сына к тому, что он, потребовав часть отцовского имения, ушел в далекую страну и, живя там блудно, потерял всякое человеческое достоинство. Блудный сын разрушил самые святые отношения, отношения отца и сына. Он пренебрег этими отношениями, потому что привык, что любящий отец всегда щедро одаривал его, что он не мог отказать. За просьбой блудного сына к отцу усматриваются другие слова: «Давай согласимся, что ты больше для меня не существуешь; мне нужно только то, что ты можешь дать…» Так, сын за этими дарами забыл дарующего, своего отца.

Не случается ли этого и с нами? Часто близкий нам человек со временем постепенно утрачивает для нас свое значение. Мы настолько привыкаем к его дарам, к пониманию, к заботе, что из-за нашего эгоизма источник этих даров, сам человек, забывается, обесценивается. Любовь наших ближних кажется нам настолько естественной, и мы считаем себя настолько достойными ее, что перестаем быть благодарными, перестаем ценить и саму любовь, и того, кто ее нам дарит.

Жизнь и любовь возможны только в непрерывном взаимообмене, когда мы столько же податели, сколько и приниматели щедрости. Это касается как отношений с нашими близкими, так и отношений с Богом. Так же часто мы оказываемся неблагодарными и к нашему Небесному Отцу. Поступая так, мы все больше и больше отрываемся от Бога, Он существует для нас все меньше и меньше. Утрачивая благодарность, мы утрачиваем живые отношения с Ним. Тогда и мы начинаем испытывать тот голод и нищету, которые испытал блудный сын. Но мы, оказавшись даже в таком убожестве, в такой духовной нищете, смиряем ли свою гордыню? «Когда нам голодно, когда мы в отчаянии, когда мы, изголодавшись, умираем, всегда ли мы вспоминаем, что мы отвернулись от Бога, от Живого Бога? Что мы отвергли живой Хлеб Небесный? Что мы создали с окружающими людьми ложные отношения?..»[1]

Эта притча заставляет каждого из нас задуматься, придти в себя, вернуться к тем, кто заботился о нас, кто одаривал нас своими благами, и в конечном итоге, к Богу, Источнику всех благ. Но здесь важен и другой момент. Как часто бывает, что пытаясь вернуться, мы встречаем не любящего отца, а старшего брата, который никогда не имел подлинной дружбы и любви ни с нами, ни с отцом. Мы встречаем того, кто хвалится, что он был добросовестным, того, для кого главное внешнее исполнение закона, а не любовь к ближнему. К сожалению, и мы на деле часто походим не только на блудного сына, но и на этого старшего сына, очерствелого в своем эгоизме и мнимой праведности. Внешне мы вроде бы и с Богом, а в то же время часто готовы сказать Ему: «Господи, я всю жизнь тебе отдал, а Ты что дал мне взамен?»

Мы бываем такими похожими на этих неразумных сыновей, и такими непохожими на отца, который ни в какую минуту не переставал любить заблудшего сына, даже в момент, когда этот заблудший отрекся от него, отверг его. Отец выбегает навстречу, чтобы встретить заблудшего. Часто ли мы поступаем так? Когда кто-то оскорбил нас, делаем ли мы когда-либо первый шаг? Готовы ли мы, когда он унизил нас, обокрал нас, доверить ему наш перстень, дающий ему власть над нашей честью?

Задумаемся, дорогие братья и сестры, над поведением этих трех замечательных образов, и если мы поставим себя на место каждого из них, мы сможем обнаружить, на кого мы похожи. Сегодня Церковь дает нам очередное предостережение: в последнюю неделю перед Великим постом мы будем вспоминать Адамово изгнание из рая, вспоминать, как человечество утратило рай, утратило единство с Богом, единство друг с другом, потеряло все. Да даст Господь нам силы на покаяние, чтобы, когда мы предстанем перед Судом, мы бы взглянули на Судию и сказали: «Оправдания мне нет, но я сделал, что мог. Помилуй и спаси меня!» Аминь.


[1] Антоний Сурожский. Во имя Отца и Сына и Святого Духа: Пpоповеди. М., 1993.

Проповедь студента I курса богословского отделения Санкт-Петербургской православной духовной академии Павла Коновалова, произнесенная за всенощным бдением 19 февраля 2011 г. в Иоанно-Богословском академическом храме.


Опубликовано 20.02.2011 | Просмотров: 216 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter