О.И. Пономарева. Памяти святейшего патриарха Алексия II

О.И. Пономарева. Памяти святейшего патриарха Алексия II

Когда показался в дверях Святейший, огромная толпа журналистов все снесла, Святейшего вынесли на руках батюшки и посадили в машину, а я оказалась сзади машины. А как же цветы вручить? И я закричала на всю площадь «Владыка!» Святейший Патриарх вышел из машины, увидел меня, и через капот машины я передала ему букет алых роз. Он взял цветы, издали благословил меня, я была самым счастливым человеком на свете!

5 декабря 2013 года исполняется 5 лет со дня кончины Святейшего Патриарха АЛЕКСИЯ II, уже много о нем было написано воспоминаний, но мне захотелось поделиться своими.

Впервые я увидела Святейшего Патриарха Алексия, тогда еще митрополита Таллинского и Эстонского, в Пюхтицком женском монастыре в Эстонии, он был правящим архиереем и на праздники приезжал в монастырь. Службы были очень торжественными, радостными, он всегда тепло приветствовал «благочестивых паломников обители». Впервые мама привезла нас с сестрой в Пюхтицу в 1967 г., еще была жива старица монахиня Екатерина, она беседовала с нами. Позже я приезжала в отпуск в Пюхтицу, жила на хуторе у о. Петра Серегина, но больше всего мне нравилась служба на Успение Божией Матери. Перед поступлением на Регентское отделение приезжала за благословением к о.Петру и помолиться Божией Матери, т. к. шансов на поступление не было, я без музыкального образования, а абитуриентов на Регентское отделение в 1980 г. было 140 человек. С Божией помощью я поступила учиться и в Пюхтицу стало ближе ездить, вскоре был организован автобусный маршрут от автостанции на Обводном канале прямо до монастыря. После окончания Регентского отделения я в качестве воспитателя сопровождала учащихся выпускного класса Регентского отделения на Светлой седмице в монастырь. Владыка Алексий очень тепло нас принимал, сам с нами ходил на экскурсию по монастырю, ездил на скотный двор (а коровы были с бантиками к его приходу!), чай пил с нами, а мы ему пели многолетие «Юнкерское» — «Нашему владыке многая лета!», он улыбался и говорил: «Я же не ваш владыка!», но все равно ему нравилось и он нас всех очень любил.

21 мая 1986 г. владыка Алексий служил в академическом храме на праздник апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Мы с девочками решили подарить ему цветы, я с утра сходила на Кузнечный рынок (цветочных магазинов тогда не было поблизости), купила тюльпаны красивые и решили их подарить владыке при выходе из храма. Покойный инспектор протоиерей Георгий Тельпис узнал о моем намерении и запретил дарить цветы владыке Алексию вплоть до моего увольнения: «Свой митрополит болеет, а вы чужому цветы дарить будете!» (оказывается болел митрополит Антоний и митрополит Алексий приезжал его навещать). Цветы мы подарили. Мы не знали, что наш правящий митрополит так сильно болен, а 29 мая он скончался и на Ленинградскую кафедру назначили митрополита Алексия с титулом «Ленинградский и Таллинский». Вот тогда мы вспомнили, что не зря ему пели многолетие «Нашему Владыке» и цветы дарили промыслительно.

С 1986 г. по 1990 г. Владыка Алексий был нашим правящим архиереем, жил в покоях в Академии, там сейчас Церковно-археологический музей располагается, в коридоре можно было часто с ним встретиться. В 1987 г. я окончила Академию и решила уйти в Пюхтицкий монастырь. Пришла к владыке Алексию на прием, слезно просила принять меня в монастырь, но он не внял моим речам, сказал, что «Вам нужно отдохнуть, поезжайте в отпуск, а потом трудитесь на прежней должности в академии» (я была тогда дежурным помощником на Регентском отделении). Пришлось выполнять его благословение, 10 лет я была дежурным помощником.

 

Владыка Алексий очень любил наш академический смешанный хор и регента Ирину Ивановну Иванову, везде нас приглашал. В год тысячелетия крещения Руси наш хор дал 18 концертов, мы выступали в Мариинском театре, Капелле, в Русском музее, в Елагином дворце, ездили в Новгород, Выборг. На свое 60-летие владыка пригласил наш хор в Таллинн, мы ездили на 2 автобусах, выступали в филармонии. Кроме поездок по стране хор выступал и за границей — в Америке, Швейцарии, Финляндии, Бельгии. Меня Ирина Ивановна не всегда включала в заграничные поездки хора, т. к. я уже бывала заграницей, а для студентов такой возможности не было. Так случилось и с поездкой в Швейцарию, я не была включена в состав хора. Владыка Алексий спросил у Ирины Ивановны «А Ольга Ивановна едет?», когда узнал, что нет, включил меня в состав основной делегации на ассамблею КЕЦ в Базеле.

При владыке Алексии, благодаря его трудам и заботам, стали возвращаться храмы и монастыри. Первой открылась часовня блаженной Ксении, на прославлении святой Ксении наш академический хор тоже пел, был сделан помост перед часовней, а день выдался дождливый, народу множество и все Смоленское кладбище в зонтиках, но какая была молитва! А потом стали понемногу передавать Иоанновский монастырь на Карповке. Там нужно было много потрудиться, приглашали наших студентов. Я в свободное от дежурства время тоже ходила помогать. Разбирали перегородки в нижнем храме, драили плитку на полу, еще не знали в каком месте могила батюшки Иоанна, а после работы просили женщины меня почитать акафист праведному Иоанну Кронштадскому, написанный от руки в тетрадочке. Позднее стала убирать уже в храме на первом этаже, готовили его к освящению. И вот однажды мне благословили красить двери (первый раз в жизни красила) на первом этаже. В этот момент вошли владыка Алексий и протоиерей Владимр Сорокин (он был ректором Академии), очень удивились, увидев меня. На обратном пути я сказала владыке, что мне здесь очень нравится и просила принять меня в этот монастырь. Владыка улыбнулся и сказал «подумаем». Я «бегала» на Карповку каждую свободную минуту, помогала, где нужно было, уже приехали монахини из Пюхтиц, руководили восстановительными работами. После освящения храма Иоанна Рыльского на первом этаже службы по воскресным и праздничным дням пели студенты из Академии и я вместе с ними. А владыка Алексий как увидит меня в коридоре в Академии и с улыбкой спрашивает: «Ну как, Вы не передумали?», я всегда отвечала, что готова к постригу, только ничего у меня нет (в то время в магазинах было пусто, черной ткани тоже не было). Так прошла зима, а по весне наш хор поехал к Владыке в резиденцию на Каменный остров (Владыка уже жил в резиденции), я приехала первая и Владыка стал меня спрашивать снова о постриге, я радостно отвечала, что готова, а он сказал « А я передумал. Вы должны быть в Академии «в сущем сане» (т. е., на прежней должности)». Я расстроилась, на Карповку ходить перестала, но поняла, что нет воли Божией для меня принимать монашество. Продолжала трудиться дежурным помощником на Регентском отделении до 1993 г., а потом меня назначили заведующей канцелярией.

В 1990 г. скончался Святейший Патриарх Пимен, на соборе был избран новый Патриарх Алексий II. Мы смотрели по телевизору новости и очень переживали кого выберут, а когда узнали, что избрали нашего митрополита Алексия, очень обрадовались. Девочки из Регентского отделения собрали мне деньги на билет и на цветы и я поехала в Москву на интронизацию Патриарха. Конечно была официальная делегация от епархии и Академии, но я не входила в состав ее и ехала самостоятельно. Утром цветов не нашла и очень переживала, молилась в центре храма, но поняла, что здесь я не смогу подойти к Святейшему, народу очень много. Во время причастия священники с чашами пошли в конец храма и я за ними, вышла потом на улицу, увидела цветы, купила большой букет алых роз и стала думать, где лучше их вручить. Прошел слух, что Патриарх пойдет в трапезую, там выстроилось много народу и дети из воскресной школы в белых платьях и с алыми розами, как у меня. Я решила с ними быть. Но потом сообщили, что Патриарх сразу после службы уедет на машине, все побежали к главному входу и я за ними. На площади перед храмом было уже очень много народу, стояла машина и вокруг милиция. Я договорилась с милиционером встать мне впереди оцепления, чтобы вручить цветы у самой машины. Но когда показался в дверях Святейший, огромная толпа журналистов все снесла, Святейшего вынесли на руках батюшки и посадили в машину, а я оказалась сзади машины. А как же цветы вручить? И я закричала на всю площадь «Владыка!», Святейший Патриарх вышел из машины, увидел меня, и через капот машины я передала ему букет алых роз. Он взял цветы, издали благословил меня, я была самым счастливым человеком на свете!

Потом Святейший приехал в Ленинград (тогда город еще не был переименован), служил Литургию в Исаакиевском соборе, вечером молебен в академическом храме и возглавил выпуск. Было непривычно называть его «Святейшим», мы привыкли к «Владыке», особенно нашим преподавателям из Регентского отделения. Владыка Алексий устраивал приемы в нашем актовом зале на праздники Рождества Христова и Пасхи, и приглашал духовенство с матушками и всех наших преподавателей с супругами. Наши преподаватели его очень любили. И вот он стал «Святейшим», а покойная Наталья Петровна Любягова назвала его «Светлейшим», и мы между собой называли его «Светлейшим». На первые именины в феврале 1991 г. Святейший пригласил нас с Ириной Ивановной в Москву. Мы обрадовались, решили подарить ему вазу с цветами, купили в «Пассаже» большую хрустальную вазу (стоила она обе наших зарплаты), сделали гравировку «Святейшему Патриарху Алексию от Ольги Ивановны и Ирины Ивановны», купили букет белых гвоздик (их легче было довезти до Москвы) и отправились в путь. В Елоховском соборе пытались встать поближе к солее с левой стороны, но потом увидели на правом клиросе монахиню Филарету, и через улицу пробрались к ней на солею. Поздравляющих было много, мы очень волновались, я дарила цветы, а Ирина Ивановна вазу в коробке, и вместе с ней отдала нечаянно и свой фотоаппарат. После службы был праздничный прием, в конце мы подходим под благословение к Святейшему, а он нас пригласил к себе на следующий день в резиденцию в Чистом переулке (у нас уже были билеты на обратный путь в этот же день), посоветовал сдать билеты, переночевать в гостинице «Украина» и назавтра прийти к нему. Пришлось выполнять благословение, поселились в гостинице, сдали билеты и купили новые. Приходим на следующий день в Чистый переулок к назначенному времени, а нас не пускают. Дежурный иподиакон даже докладывать о нас не стал, так как Святейший и архиереев не принимал, а тут две барышни пытаются попасть. Нам ничего не оставалось делать, кроме как ждать, когда Святейший поедет домой в Переделкино. Ждали долго, присесть было негде, да нам бы и не предложили. И вот выходит Святейший к машине, увидел нас и сразу к дежурному «Почему мне не доложили?», вернулся с нами в кабинет, расспрашивал о жизни в Академии, провел сам экскурсию по храму, все святыни нам показал, а потом вернул фотоаппарат Ирины Ивановны и дежурный нас фотографировал! А на прощанье дал нам конвертик, который возместил все наши затраты и на дорогу и гостиницу и на подарок! Счастливые и окрыленные мы возвращались домой.

Посещая Санкт-Петербург и бывая в Академии Святейший с большой любовью и вниманием встречался с нами. Когда случались у меня сложные моменты в работе он давая крест на солее успевал спросить: «У Вас все хорошо? Вы на прежнем месте?».

25 октября, пять лет назад, приехал в Академию новый ректор епископ Амвросий. Мы его долго ждали, не знали, каков будет? Утешил архидиакон Андрей Мазур: «Святейший вам ректора от своего сердца оторвал!»

Покойный Святейший Патриарх Алексий обещал помогать новому ректору, уверена, что он и теперь помогает и молится за всех нас.

Вечная ему память!


Опубликовано 05.12.2013 | Просмотров: 114 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter