Незабвенный голос александрийского проповедника: Ориген возвращается из забвения

29.10.2012_origen

12 октября в патрологическом институте Августинианум состоялся круглый стол, посвященный торжественному открытию нового учебного года. Ключевой темой обсуждения, организованного кардиналом Проспером Греком (Prosper Grech), стала презентация недавно открытых в Баварской Национальной Библиотеке омилий Оригена.

Рассказывает Марина Молин Прадель, патролог, курирующая критическое издание сенсационной находки.

Все началось весной этого года. Принимая участие в проекте каталогизации фонда греческих манускриптов Баварской Национальной Библиотеки, я натолкнулась на так называемый Codex graecus 314 – приписываемый к началу XII века пергаментный манускрипт, содержащий 29 омилий на псалмы.

После детального сличения с латинским переводом Руфина Аквилейского мне удалось идентифицировать текст как четыре омилии Оригена на 36 псалом. Впоследствии установление авторства великого александрийца позволило также проанализировать остаток собрания.

Официальное объявление о находке омилий было дано дирекцией Баварской Национальной Библиотеки 12 июня. С этого момента Codex graecus 314 был наконец-то реабилитирован от многовекового забвения и анонимности: и действительно, находясь в самом древнем и закрытом фонде Баварской Библиотеки и происходя из коллекции одного из самых выдающихся библиофилов XVI века Иогана Якоба Фуггера (Johann Jakob Fugger), этот манускрипт долгие века подвергался самой настоящей опале со стороны критиков.

Приобретенный, вероятно, в Венеции во второй половине шестнадцатого века, Codex graecus 314 достиг Аугсбурга, резиденции семьи Фуггер, ранее 1557 года, поскольку на внутренней стороне манускрипта все еще можно прочесть подпись Иеронима Вольфа (Hieronymus Wolf), личного библиотекаря семьи Фуггер с 1551 по 1557 год. В 1571 году манускрипт был перевезен в Мюнхен вместе со всей библиотекой Иоганна Фуггера, приобретенной Альбертом V Виттельсбахом, герцогом баварским, который в 1558 году основал придворную королевскую библиотеку. Первые каталоги (или лучше сказать инвентарные описи) баварской Hofbibliothek не предоставляют достаточного фактического материала. Первая настоящая опись выходит из-под пера библиотекаря Игнатия Хардта (Ignaz Hardt) лишь в первые годы XIX века. Ученым еще предстоит разобраться со многими мюнхенскими греческими рукописями, упоминаемыми в этом каталоге, которые и по сей день остаются белым пятном в патрологии. В случае кодекса 314 имеется также описание, сохранившееся лишь в форме разрозненных записей и заметок филолога и византиниста Теодора Прегера (Theodor Preger), который в начале прошлого века начал работать над новым каталогом мюнхенских греческих манускриптов. К сожалению, это благое начинание было прервано его преждевременной и загадочной смертью. Прегер исправляет некоторые неточности Хардта и скрупулезно описывает содержание кодекса. Однако подлинное авторство омилий осталось неразгаданным и для него.

Описание Хардта – хотя и полное неточностей и пробелов (достаточно отметить, что в описании содержания, например, из-за опечатки псалом XXXVI стал псалмом XXXI) – предоставило первые материалы для изучения Codex graecus 314.

При описании каталога Хардт находит упоминание о загадочном Γερμανός ἱερομόναχος, который переписал nota possessionis кодекса. Этот немецкий монах на 371 (последнем) листе кодекса сделал странную запись, призывая защиту Божию на себя, актуального обладателя кодекса, не упоминая при этом имени неизвестного дарителя. Хотя сейчас уже затруднительно произвести точную датировку этой записи, однако с уверенностью можно утверждать, что она была сделана уже после переплета кодекса, т.е. приблизительно в XIV веке. Вполне вероятно, что перу немецкого монаха также принадлежат слова Ἑρμηνεία τ(οῦ) εὐα(γγελίου) τ(ῶν) ἀπο(στόλων) κ(αί) τοῦ πσαλτηρί(ου), которые мы находим на первой странице, сразу же над обычным заглавием переписчика, указывающим номер комментируемого псалма и номер самой омилии. Весьма вероятно, что столь пространное и вводящее в заблуждение название было дано немецким монахом после поверхностного прочтения первых страниц кодекса, изобилующих новозаветными цитатами.

Наконец, в том же каталоге Хардта присутствует надпись, принадлежащая руке одного из более поздних переписчиков, которая, возможно, была сделана под влиянием уже имевшегося заглавия немецкого монаха: ἑρμηνεύς ὑπάρχει τῆς αὐ(τῆς) Βίβλου Μιχ(αή)λ ὁ Ψέλλ(ος) ὁ φιλόσοφος. Латинский перевод interpres est huius libri Michael Psellus Philosophus, который мы находим в каталоге Хардта, не корректен. Более правильно было бы перевести так: «Толкователь той же самой книги [то есть Псалтири] Михаил Пселл и философ». Хардт ошибочно понял эту запись – Пселлу действительно приписывается составленный в стихотворной форме Commentarius in Psalmos – и включил ее в содержание тома как некоторый пояснительный материал. С другой стороны, очень вероятно, что несколько веков ранее жертвой того же самого недоразумения стал анонимный читатель (или владелец) кодекса, чьей рукой, относящейся к XV веку, было переписано на первый лист лишь имя Μιχαήλ(ου) Ψέλλ(ου).

Codex graecus 314 предоставляет нам также многочисленные подсказки и идеи в области историко-культурологического и палеографического поиска. Это кодекс малого формата, датируемый началом XII века, предназначенный для частного пользования; даже если находящиеся в конце кодекса заметки не имеют хронотопного значения, манускрипт представляется константинопольским изделием. По всей вероятности, кодекс был приобретен в Венеции во второй половине XVI века стараниями Иоганна Якоба Фуггера, а оттуда был вывезен ранее 1557 года, став частью придворной библиотеки.

В результате фатального стечения обстоятельств Codex graecus 314 долгое время находился в забвении. Как уже было сказано выше, кодекс прибыл в Аугсбург, когда там в качестве библиотекаря семьи Фуггер работал философ и византинист Иероним Вольф, чья неприязнь к богословию хорошо известна. Поставив однажды библиотечный шифр, который и по сей день читается на внутренней стороне кодекса, Вольф более не интересовался им. С другой стороны, имя Михаила Пселла на первом развороте, которое происходит, по всей видимости, от ошибки переводчика, увидевшего известную запись на 371 листе, если и не относило текст к византийскому авторству, то как минимум – ассоциировалось с ним, что для многих поколений исследователей, использовавших в своих патрологических изысканиях греческие кодексы Фуггеров, вовсе не являлось приоритетным источником.

В конце концов, каталог Хардта, с одной стороны, предоставляя ошибочный перевод записи на 371 листе и относя таким образом авторство, пусть и не в утвердительной форме, к Михаилу Пселлу, с другой стороны, меняя из-за опечатки псалом 36 на 31 и устраняя тем самым единственную возможность отнести кодекс 314 к Оригену, обусловил то, что вполне можно назвать приговором забвения для этого кодекса.

В рамках нового проекта каталогизации мюнхенского фонда наконец-то удалось привлечь внимание ученой общественности к содержанию манускрипта.

Выдающийся историк права Дитера Саймона в вводном слове к первому тому своего Repertorium der Handschriften des byzantinischen Rechts так описывает долг каталогизатора манускриптов: «Детальная опись манускриптов требует максимальной концентрации, широкого спектра знаний, огромного терпения: этот труд относится к разряду особо тяжелых и неописуемо скучных, и после нескольких лет просто не может не вызвать отвращения у всякого, кто обладает здравым рассудком. Наконец, использую определение, которое, как кажется, было специально придумано ad hoc: это такая работа, которая требует тотального самопожертвования от того, кто ее осуществляет». Я всегда думала, что эти строки не соответствуют, во всяком случае полностью, истине: благодаря Codex graecus 314, я наконец-то имею возможность опровергнуть столь авторитетный, но в то же время и столь суровый вердикт.

Текст подготовил иеромонах Амвросий (Мацегора) на основании материалов круглого стола и еженедельного издания L’Osservatore Romano (sabato 13 ottobre 2012, p. 4).

На торжественном открытии 2012-2013 академического года в патрологическом институте Августинианум (г. Рим) было презентовано сенсационное открытие, состоявшееся этим летом в Баварской Национальной Библиотеке.


Опубликовано 29.10.2012 | Просмотров: 168 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter