Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн: «Приучайтесь к аскезе»

13.12.2012_mitr_ioann_intervju_s

— Владыка, здравствуйте, благословите. Поздравляем Вас с праздником иконы Божией Матери «Знамение. Расскажите, пожалуйста, о годах Вашей учебы в Санкт-Петербургской духовной академии.

— Божие благословение да пребывает зде со всеми начальствующими, учащими и учащимися. Если говорить кратко о годах учебы в семинарии и академии, то хотел бы сказать, что в то время – начало, середина и конец 80-х годов – было разное отношение советской власти к нашей академии и семинарии. И в то же время наметился какой-то прорыв, когда разрешили брать в студенты выпускников высших учебных заведений. И вот среди таких выпускников оказался я и поступил в семинарию сразу же на второй курс.

Годы учебы для меня были годами откровения, потому что до этого я, окончив университет, обучаясь в аспирантуре, имел опыт в светских учебных заведений, преподавал в светских учебных заведениях. То, что было предложено преподавателями семинарии, отличалось от светских подходов. Прежде всего, колоссальное уважение к слову, ответственность за то, что ты говоришь, и необходимость понимания объема тех понятий, которыми ты оперируешь.

Я вспоминаю, как преподаватели могли, если ты не знал какое-либо слово, отослать в библиотеку, чтобы студент вернулся и всему классу сказал его точное значение. Не допускали словоблудия. Если учесть, что в советском образовании, где идеологические установки были важнее научных подходов, было очень много словоблудия, то семинария воспитывала людей, способных к восприятию слова как слова животворящего, слова действующего, а не просто как некий треск и сотрясание воздуха. Поэтому годы учебы для меня были годами образования, формирования основ отношения ко всем происходящим событиям через постижение их сущности.

Это было очень важно для меня как для человека, повторюсь, который имел опыт в высших учебных заведениях светских, и преподавателя в институте.

— Владыка, сегодня вы возглавили служение Божественной литургии, молились вместе с владыкой ректором, духовенством – преподавателями и студентами, затем владыка ректор провел экскурсию. Какие Вы могли бы отметить изменения в академии по сравнению со временем Вашей учебы?

— Мне хотелось бы порадоваться, что в учебном процессе используются лучшие современные методики, а техническое оснащение соответствует поставленным задачам.  В этом смысле академия идет в ногу со временем. Мне понравился источниковедческий подход, т.е. не просто потребление информации, а отыскание источника информации. Как писал Василий Васильевич Болотов, задача историка — отыскать “истора”. Вот и в нашей сегодняшней обильной информации нужно правильно сориентироваться и  отыскать и правду, и информацию о том или ином явлении. В этом смысле мне кажется, что академия делает все, чтобы приучить людей не просто быть потребителями информации, но и различать ее по слову апостола Иоанна “Не всякому духу верьте, а испытывайте духов, от Бога ли они” (1 Иоан 4:1). Это отрадно видеть сегодня в стенах Санкт-Петербургской академии.

— Владыка, Вы являетесь ректором Белгородской семинарии с миссионерской направленностью. Имеются ли отличия в образовательной программе в Вашей семинарии и какие Вы практикуете подходы в воспитании будущих миссионеров?

— Конечно, есть отличия. Наряду со стандартами, которые приняты сейчас (мы проходим период аккредитации, получения бакалавриата, и мы должны соответствовать тем стандартам, которые предложены нам по специальности теология), в то же время у нас есть своя специфика, связанная с тем, что семинария готовит миссионеров.

Например, за время обучения в семинарии практически все семинаристы проходят практики в отдаленных епархиях Русской Православной Церкви. Иногда это бывает ближнее и дальнее зарубежье. Семинаристы участвуют в этих миссионерских практиках на основании  разработанного нами стандарта миссионерских практик. Мы исполняем благословения священноначалия — Святейшего Патриарха, Архиерейского Собора, которые гласят, что современному богословскому образованию нужно придать миссионерский  характер. И эта миссионерская доминанта должна присутствовать. Поэтому мы стремимся расширить диапазон наших дисциплин засчет ознакомления студентов с достижениями социальной психологии. Есть специфическая группа дисциплин, связанных с конфликтологией. И этнографические знания, которые сейчас  необходимы. Это современные методы и достижения этнографии, для того чтобы наши студенты могли лучше совершать инкультурацию, то есть погружение в культуру народов, среди которых они осуществляют миссию.

Мы стремимся к тому, чтобы наши студенты помимо теоритических навыков имели и практические. Здесь возникают вопросы о выживании: посылаем студентов на Чукотку, Камчатку, там им иногда приходится в зимний период совершать путешествия в собачих упряжках. Или другие навыки общения с местным населением, которое требует хорошей физической формы. У нас очень хорошая база для физической подготовки наших студентов. Это тоже немаловажно.

Я помню, когда мы тут учились, в парке играли в футбол со студентами института физкультуры. Иногда мы выигрывали у них, иногда они у нас. Тем не менее, у нас не было возможности заниматься нормально физической подготовкой. Если сейчас не учитывать эти факторы, это скажется на психическом состоянии студентов, поэтому мы стараемся все это учитывать.

— Кто, на Ваш взгляд, больше нуждается в миссии: жители отдаленных населенных пунктов или жители больших городов?

— Мы говорим о Евангелии, о том, что оно должно быть проповедовано до края земли. Что такое край земли? Это то место, где не проповедовано Евангелие. А это не зависит от того, где ты будешь жить: на Чукотке или Камчатке, в центре Москвы или в центре Санкт-Петербурга. Край земли — это там, где есть человеческое сердце, которое не приняло Евангелие или не приняло Христа.

— Проповедь Благой вести невозможна без личного примера. Этот пример могут давать как пастыри, так и приходские общины. Создать дружную и сплоченную общину бывает непросто. Что Вы могли бы посоветовать молодым пастырям в этом отношении? Как строить свою пастырскую жизнь и как созидать приход?

— Во-первых, пастыри не должны начинать с того, чтобы возлагать бремена неудобоносимые на своих пасомых. Самая распространенная ошибка молодых пастырей в том, что они сразу начинают с высоких требований. Эти требования они должны отнести, прежде всего, к себе. Далее, нужно говорить с людьми на понятном языке и постараться сделать так, чтобы это были действительно прихожане, а не захожане, которые приходят лишь на большие праздники и не участвуют в жизни общины.

Община созидается тогда, когда каждый из членов общины имеет некое поручение, мы называем это миссионерским поручением. Чем больше этих поручений, чем больше вовлеченность членов общины в социальную, миссионерскую, катехизическую работу Церкви в целом, тем крепче эта община. Очень важно, чтобы настоятель правильно организовал процедуру принятия тех или иных решений. Сегодня нельзя руководствоваться принципом «я настоятель и знаю лучше, чем остальные члены общины, что нужно делать». Нужно приучить людей, чтобы они участвовали в процедуре принятия решений, почаще проводить собрания, почаще советоваться с людьми, что нужно сделать, когда нужен ремонт храма и так далее. Люди будут в курсе происходящих событий. А то получается так, что деление на посвященных и профанов у нас часто существует на приходах, и тогда общины нет, есть просто храм, где совершается богослужение, а община как таковая существует только  при совершении Божественной литургии или других священнодействий, но за пределами  храма она отсутствует. Необходимо, чтобы в современных условиях люди были бы активнее, но эта забота и главная задача пастырей.

— Владыка, кого из наших современников Вы могли бы назвать достойным миссионером, примером для подражания?

— Существует очень много подвижников, о которых мы не говорим, которые никогда не будут показываться на телеэкранах. Такие подвижники служат в глубинке. Например, я знаю своих студентов, которые были на практике в той или иной епархии, потом там оставались и уже священниками строили там храмы, служили среди людей, которые никогда не видели священника. Таких примеров сотни. Важно для нас, тех, кто готовится к миссии, обогатиться сегодня опытом предшествующих миссионеров, таких как святитель Иннокентий (Вениаминов), прочитать его работу «Указание пути в Царствие Небесное» — великолепный труд, который был написан на алеутском языке, потом переведен на русский и выдержал до революции невероятное количество изданий. Или «Наставление миссионеру», труд архимандрита Макария (Глухарева). Все это необходимо для нас для того, чтобы понять, какой это труд — миссионерский. Например, дневники святителя Николая Японского – это кладезь для общения с людьми.

Нам порой кажется, что люди изменились. Конечно, они изменились, может быть, стали менее восприимчивы к чужой боли, к добрым отношениям, эгоизма стало больше, но человек по сути своей не изменился, он есть образ и подобие Божие. Поэтому наследие предыдущих миссионеров очень важно для нас. Нельзя говорить, если мы в современных условиях применяем новые методы, например, проповедь на больших концертах, участие в спортивных мероприятиях, автомобильных пробегах и т.д., то миссия изменилась, человек, к которому мы обращаемся, не изменился – он образ и подобие Божие. Другое дело, когда его способности и таланты оказываются не востребованы в нашем обществе. Надо увидеть их и развить в нем. Это надо сделать на прочном фундаменте миссионерской деятельности предыдущих поколений.

— Владыка, на что Вы посоветовали бы обратить внимание нынешним воспитанникам духовных школ, стоящим на пороге пастырского служения в современном мире?

— Во-первых, чтобы они снизили требования, которые сейчас  предъявляют к условиям своего служения. Когда мы начинали свое служение, это было достаточно агрессивная советская среда, ничего не позволялось. А сейчас очень много соблазнов мира сего, которые часто на неопытную душу тяжелым камнем ложатся, и этот камень, который называется неумеренное потребление и стремление к обогащению, сегодня является камнем-булыжником, висящим на ногах пастыря, идущего проповедовать. Поэтому  приучайтесь к аскезе. Вообще, современный мир нуждается в том, чтобы аскетичность присутствовала во всем. И мы должны сегодня это проповедовать. Это не означает отрицания всех технических достижений, всех благ, это соизмеримость того, что человеку нужно для поддержания жизни, с  конечной целью нашей человеческой жизни – богообщением и обожением, с тем, что мы делаем. Это самый главный принцип.

Интервью председателя Синодального миссионерского отдела митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна корреспонденту нашего сайта во время визита в Санкт-Петербургскую духовную академию 10 декабря 2012 года.


Опубликовано 13.12.2012 | Просмотров: 172 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter