Михаил Легеев. Много званых, но мало избранных

Михаил Легеев. Много званых, но мало избранных

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие братья и сестры! Сегодня мы слышали слова Евангелия о том, как Господь призывает каждого из нас на свой пир. Что означают эти слова, этот призыв Божий? О каком пире говорит Господь?

Эти слова есть одновременно и притча, и реальность. Притча – потому, что Господь говорит о «некотором человеке», о женитьбе, земле и волах, о нищих, хромых и слепых – конечно, всё это есть образы, картины из нашей земной жизни, иллюстрирующие ту мысль Господа, ту реальность, которая стоит за ними. Но слова эти одновременно являют собой нечто большее, чем только образ и притчу.

Предваряяся словами одного из возлежавших со Спасителем на некотором земном пире: «Блажен, кто вкусит хлеба в Царствии Божием!» (Лк. 14:15), рассказ Христов отвечает на эту мысль, изображая в наших земных словах реальность этого Небесного (и одновременно пребывающего уже здесь, на земле) Царства, этого небесного (и одновременно пребывающего уже здесь, на земле) пира и тех отношений, которые проникают эту небесную (и одновременно пребывающую уже здесь, на земле) жизнь.

Здесь, в нашей земной жизни, оторванной от Бога – то есть когда она оторвана от Бога – мы торопимся на земной пир жизни, стремимся занять лучшие места, ложно субботствуя уходим от добрых дел… Жизнь с Богом представляет собой совершенно иную реальность. Пир Христов не предлагает нам тех «благ» земных, к которым привык оторванный от Бога человек. Сам Христос, неистощаемое Древо Жизни, Хлеб Небесный – подаёт Себя в пищу человеку, и эта Пища, насыщающая дух, а не чрево, не имеет никакой ценности в глазах того внешнего мира, где царствуют земли и волы, богатства и земной почёт, всякие земные ценности.

Господь зовёт, призывает нас прийти к Нему, в Его святую Церковь, в Его нераздельное царство любви. И для этого мы должны отрешиться от всего своего – не уйти от мира, но сделать так, чтобы мир перестал владычествовать над нашим сердцем и умом, над нашими помыслами, чувствами и желаниями. Не отсечь наши мысли, чувства и желания – но преобразить их! Наш труд, наше сокрушение, наше покаяние призваны не к тому, чтобы наши силы, наши неправильно направленные чувства перестали существовать, упразднились перед величием силы Божией… но к тому призваны наше покаяние, наше сокрушение и наш труд, чтобы эти внутренние движения нашей души и нашей природы приобрели иное направление, иную окраску, иной смысл, иную цель.

И, конечно, осуществление этого призыва возможно только в Церкви Христовой. Только живя жизнью этого единого и чудесного целого – Тела Христова – как бы пребывая на таинственном и чудесном пире любви – каждый из нас оказывается способен отказаться от всего того, что обособляет человека друг от друга и от Бога. Господь призывает нас возненавидеть не наших близких – но ту нашу привязанность к ним, которая не укоренена в Боге. Ведь именно этими словами Он продолжает притчу о пире, продолжая ту же мысль, высказывая ту же самую спасительную истину.

В этой мысли, в этом призыве Господа к человеку возненавидеть своих близких и даже самого себя, заключено не отвержение нашей любви, наших отношений к близким, но – преображение этих отношений и этой любви!

Повторюсь: осуществление этого призыва возможно только в Церкви Христовой. Радости и печали каждого из членов этого единого и чудесного целого – Церкви – призваны и должны стать радостями и печалями всей Церкви и каждого из нас. Они должны стать нашими радостями и печалями именно через принадлежность целому, через бытие Церкви, через таинственное отношение к Телу Христову. Принадлежность Церкви, её забота о каждом человеке, её соборная мера, мера Христова должны стать истинным критерием нашего – в духовную меру каждого из нас – отношения ко всему внешнему миру, к нашим делам и обязанностям, к нашим родным и близким, наконец, к нам самим. Носить бремена друг друга – физические и ещё более того духовные – таково наше христианское право и наша обязанность, наш долг и наше благодатное призвание.

Но… осуществляем ли мы всегда в нашей жизни этот святой закон? Всегда ли мы следуем за Христом в Его словах и делах?.. Столь часто не происходит ли обратное Божественному призыву нашего Спасителя!

Господь призывает нас расстаться с «волами» нашего самолюбия, с «землёю» наших страстей, с привязанностью наших чувств и мыслей к миру греха… а мы отвергаем таинственный и чудесный пир самого Бога, общение и жизнь с Ним.

Господь призывает нас возненавидеть нашу привязанность к нашим близким, не укоренённую в Боге… а мы порою ненавидим наших братьев, составляющих с нами одно тело, отвращаемся от них и в конечном счёте, в каком-то, хотя бы и самом малом отношении ненавидим Самого Бога и отвращаемся от Него.

Господь призывает нас осудить всякое движение нашей души, не пропущенное через духовные рецепторы веры, не укоренённое во Христе, не стяжавшее в себе хотя бы и самое малое, однако неложное и исходящее из меры нашего духовного развития уподобление Христу… а мы вместо этого как бы исполнившись некоторого обольщения осуждаем (и часто безвинно) другого человека.

Наша воля, наше сердце и наш ум как часто бывают направлены в диаметрально противоположном направлении по сравнению с тем, которое указывает нам Господь – не соединяя, но раскалывая нашу природу, не созицая целое, но работая на самих себя. И кто бы ни был каждый из нас – прихожанин или архипастырь, простой монах или знаменитый профессор, сельский батюшка или доктор богословия – каждый человек, член Церкви Христовой, должен видеть и понимать меру своей духовной ответственности, перейдя которую, безвинно осудив человека, возненавидев и отвергнув его, мы не только раскалываем нашу собственную природу, но, более того, оказываемся порой хулителями Святого Духа, который действует в осуждённом нами, соделывает его Телом Христовым. И конечно, Дух Святой отходит от нас, покидает нас, делает нас (а вернее мы сами делаем себя) бессильными против того самого греха, в котором мы обвинили другого!

Итак, взглянем на себя, обратим свой духовный взор к нашим грехам – и это станет истинным основанием нашей церковности.

Весь мир, который ещё живёт в нас, являет собой осколки той цельности, которую утратил человек с грехопадением. Но Церковь Христова, которая есть истинная цельность и истинная полнота, являет собой даже нечто большее, чем райское бытие первых людей. Созданная, по слову святых отцов, в замысле Божием даже прежде бытия мира, Церковь есть то удивительное собрание богоподобной любви, ради которого существует всё творение Божие. И именно поэтому, несмотя на то, что Церковь выше всякого земного устроения, всё земное, вся сфера человеческих отношений, вся общественная жизнь человека призваны войти в орбиту Церковной жизни, призваны «стать Церковью»!

События недавних дней показали, что есть силы, которые пытаются разрушить и ослабить наше государство, посеять в нём вражду, привести к хаосу народных чувств и действий, опираются на предполагаемую ими духовную слабость нашего народа, пытаются поставить осуждение во главу общественных процессов, найти себе опору в человеческих страстях, расколоть людей на возможно большее число мнений, а в конечном счёте – не дать укорениться им в Церкви Христовой. Братья и сестры, да не осудим мы самих себя, осуждая других!

«Много званых, но мало избранных» (Лк. 14:24) – говорит Господь! Но мы, несмотря ни на что, несмотря на все наши падения, способны сохранить наше избранничество – пребывая в Церкви, оставаясь её членами, живя её жизнью. И именно поэтому (и в меру этого) в каждом из нас живёт и действует эта таинственная полнота, таинственное единство, таинственная цельность Церкви. Каждый из нас может быть целым… и есть целое – только есть в той мере, в какой он отказался от своего, укоренился в церковной жизни, привился Христу; в мере, в какой живёт в нас Христос, мы вместе и каждый из нас в отдельности, живя нашей общей духовной жизнью, перестаём быть частью, становимся целым, участвуем в том пире жизни, о котором говорит, к которому призывает нас Господь!

Дорогие братья и сестры! Да будет каждый из нас и мы все вместе не частью, но целым, не партией, но Церковью, не осколками утраченного бытия, но зеркалом, являющим в себе Божественный и вместе с тем человеческий образ нашего Спасителя. По слову апостола, которое мы все слышали сегодня за богослужением, облечёмся «в нового (человека), обновляемого в разуме по образу создавшего его, где… всё и во всём Христос» (Кол. 3:10-11). Аминь.

Проповедь заведующего заочным отделением семинарии, преподавателя СПбПДА М.В Легеева, произнесенная на Божественной литургии в академическом храме 25 декабря 2011 г.


Опубликовано 25.12.2011 | Просмотров: 200 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter