- Санкт-Петербургская Духовная Академия - http://spbda.ru -

Максим Санников. К вопросу о формировании духовно-нравственной личности в семье

Доклад студента 2 курса семинарии Максима Санникова на ежегодной Сретенской научно-практической конференции «Психея и Пневма», 24 февраля 2011 г., Санкт-Петербург.

Образование во все времена способствовало сохранению стабильности общества, разумному взаимоотношению людей разных национальностей, культур и вероисповеданий. О значении воспитания в свое время святитель Иоанн Златоуст писал, что «нет никакого высшего искусства, как искусство воспитания. Живописец и ваятель творят только безжизненную фигуру, а мудрый воспитатель создает живой образ, смотря на который радуется Бог и радуются люди»[1]. Сегодня, ввиду социально-экономических изменений, происходящих в нашем обществе, возникает большая потребность в организации целенаправленного процесса формирования поликультурной личности, сочетающей в себе знания в области национальной культуры и религии, ориентацию на этнокультурные духовные ценности, способность к межэтническому и межкультурному диалогу[2].

В связи с этим, на пути важных этапов преобразований встает вопрос о правильном формировании личности ребенка, характеризующейся последовательностью и поступательностью изменений, происходящих в её сознании и поведении. Воспитание неразрывно связано с субъективной деятельностью, с выработкой у человека определенного представления об окружающем его мире, с которым он начинает свое знакомство с раннего возраста и преимущественно в семье. Именно в семье ребенок усваивает определенную систему культурных и нравственных ценностей, в этом случае его деятельность и поведение детерминируются, т.е. определяются усвоенными общественными ценностями. А какими усвоенными ценностями будет пользоваться ребенок, видевший в семье родителей-алкоголиков, насилие и их асоциальную жизнь? Какой системой нравственных ориентиров он будет оперировать, если с детства не видел светлого и доброго? На сегодня в России 676 тысяч детей находятся в социально опасном положении, при этом ежегодно армия беспризорников увеличивается на 130 тысяч человек.

Душой русского народа много веков являлась Православная Церковь – это та почва, из которой выросла богатая и неповторимо красивая по своему своеобразию культура, поэтому воспитание личности в семье должно начинаться со знакомства ребенка с православной традицией[3]. Таким образом, возникновение и развитие нравственности у ребенка идет от субъективности к объективному выражению нравственных ценностей в поведении, отношении личности к людям, себе, природе и т.д[4].

Семья, с позиции социологов, представляет собой малую социальную группу, основанную на брачном союзе и кровном родстве, члены которой связаны общностью быта, взаимной помощью и моральной ответственностью. Этот древнейший институт человеческого общества прошел сложный путь развития: от родоплеменных форм общежития, до современный форм семейных отношений. Брак как устойчивый союз между мужчиной и женщиной возник в родовом обществе[5]. Святитель Иоанн Златоуст так говорит об ответственности родителей в воспитании своих детей: «…воспитать сердце ребенка в добродетели и благочестии — священный долг, как отцов, так и матерей, который нельзя преступить, не сделавшись виновным в духовном детоубийстве[6]. Апостол и евангелист Матфей в своем Евангелии передает слова Христа, что главное в жизни человека — правильное состояние его сердца. Под «сердцем» он понимает тот центр внутренней жизни человека, в котором сосредоточиваются его желания и чувства, и который определяет его нравственную жизнь. Если Сам Спаситель сказал, что «от сердца исходят помышления злая» (Мф15:19), то, очевидно, что без его воспитания человек обойтись не может. Поэтому дать доброе направление сердцу ребенка является главной задачей семейного воспитания. Тогда как оставленные на самовоспитание дети попадают под влияние других факторов: улицы и ближайшего окружения. Однако ценности этих взаимоотношений не означа­ют отказа от принятой в семье и обществе культуры, они обнаруживают лишь неко­торые отклонения от нее и эти отклонения вызывают озабоченность и настороженность со стороны государства и общества[7]. Изъятый «уличной субкультурой», не известной до этого или запретной в семье, ребенок полностью входит в нее. Его психофизическое состояние при этом кардинальным образом меняется, идеалом нравственных исканий становится идол, целиком овладевающий ребенком. В такие периоды, прежде бывшие нравственным идеалом, родители теряют контроль над ребенком, они становятся не способными передать тот культурный и духовный опыт, который смогли накопить, ребенок становится выпавшим звеном из цепочки преемственных поколений. Они не чтят своих родителей, не знают культуры и традиций своего народа, при этом характеризуются пассивностью в обучении, односторонностью мышления и нежеланием дальнейшего развития (умственного, социального и личного). По данным Госкомстата количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в России, в 2008 г. составило 2572 чел., а общее число зарегистрированных преступлений с 2756 в 2003 году возросло до 3855,4 к 2006 году, при этом удельный вес раскрытых преступлений сократился наполовину. Принимая это, современное образование пересматривает систему нравственных и духовных ценностей, обращая при этом особое внимание на институт семьи, который, как мы уже констатировали, находится в упадке.

О значении традиционной культуры и семейного воспитания детей в начале прошлого века писали прогрессивные педагоги и общественные деятели России – К. Д. Ушинский, Л. Н. Толстой. Они  были глубоко убеждены в том, что воспитанный человек может быть сформирован только в среде, в которой чтят традиции и обычаи поколений, сохраняется преемственность между прошлым, настоящим и будущим[8]. Незнание своих корней делает человека безразличным ко всему. Это заставляет нас искать наиболее эффективные, продуктивные методы воспитания у ребенка интереса к национальной культуре и родному языку в семье. В связи с этим многие добрые традиции народа в условиях современной школы обогащаются новым содержанием[9].

Субкультура семьи не всегда совпадает с культурой общечеловеческой, и поэтому семья сегодня, в результате всех проводимых в течение последних пятнадцати лет реформ, оказывается не всегда способной осуществить эту работу самостоятельно.

Еще Э. Фромм писал: «Наша система образования повсеместно направлена на то, чтобы напичкать человека знаниями как имуществом пропорционально его собственности и социальному статусу. Минимум знаний они получают как сумму информации, необходимую для выполнения своих служебных функций. И, кроме того, каждый получает еще некоторый пакет «дополнительных знаний», как предмет некоей роскоши, для возвышения в своих собственных глазах и в глазах окружающих. Школы – это фабрики, на которых производятся пакеты готовых знаний, хотя учителя искренне думают, что знакомят учеников с высокими достижениями человеческого духа»[10].

Таким образом, современная система образования не дает ответа о цели и смысле жизни, а целиком и полностью обращена к лучшему материальному обустройству земной жизни, учит ребенка с самого раннего возраста экономическим отношениям, построенным не на доверии и любви к ближним, а на желании собственного обогащения. В связи с этим необходимо отметить то обстоятельство, что именно в семье и только на основе источника тех вечных духовных ценностей, в которых человек лишь и может обрести и подлинную цель образования и истинные блага, должно происходить формирование личности ребенка. Но как это происходит и должно происходить в нашей повседневной жизни?

 БИБЛИОГРАФИЯ

 1. Булатова З.А. Духовно-нравственный потенциал народной педагогики в формировании поликультурной личности // Вестник Башкирского университета. 2007. Т. 12, № 4 С. 260

2. Вадим Коржевский, свящ. Цели образования в контексте истории образования в России // Вестник ПСТГУ. IV: Педагогика. Психология, 2007. Вып. 1. С. 197
3. Дик Н.Ф. Воспитательная работа со старшеклассниками. Ростов н/Д: Феникс. 2007. С. 352
4. Иоанн Златоуст, свт. Уроки о воспитании. Издательство подворья Свято-Пантелеимонова монастыря в Москве, 2001. С. 13
5. Кузнецов М.А. К вопросу о формировании личности русской национальной культуры // Известия ВУЗОВ. Северо-Кавказкий регион. Общественные науки. 2003. №1. С. 89
6. Макадей Л.И., Шальнева Н.Л. Влияние молодежной субкультуры на формирование ценностно-мативационной сферы личности // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2010. № 9 С. 125
7. Рахматуллина З.Я. Этикет как ценность культуры. Уфа: Гилем, 2004. С. 240
Семья — социальный институт формирования личности // Воспитание (21.01.2011) URL: http://family-life.narod.ru/Page0-1.htm (дата обращения 22.01.2011)
8. Стрижев А.Н. Школа православного воспитания. – М.: Паломник, 1999. С. 29
9. Фромм Э. «Иметь» или «быть»? / Пер. с нем. Э. Телятниковой. М.: АСТ. 2006. С. 317


 [1] Цит. по кн. Стрижев А.Н. Школа православного воспитания. – М.: Паломник, 1999. С. 29

[2] Рахматуллина З.Я. Этикет как ценность культуры. Уфа: Гилем, 2004. С. 240

[3] Вадим Коржевский, свящ. Цели образования в контексте истории образования в России // Вестник ПСТГУ. IV: Педагогика. Психология, 2007. Вып. 1. С. 27 (197)

[4] Кузнецов М.А. К вопросу о формировании личности русской национальной культуры // Известия ВУЗОВ. Северо-Кавказкий регион. Общественные науки. 2003. №1. С. 89
[5] Семья — социальный институт формирования личности // Воспитание (21.01.2011) URL: http://family-life.narod.ru/Page0-1.htm (дата обращения 22.01.2011)

[6] Иоанн Златоуст, свт. Уроки о воспитании. Издательство подворья Свято-Пантелеимонова монастыря в Москве, 2001. С. 13

[7] Макадей Л.И., Шальнева Н.Л. Влияние молодежной субкультуры на формирование ценностно-мативационной сферы личности // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2010. № 9 С. 125

[8] Дик Н.Ф. Воспитательная работа со старшеклассниками. Ростов н/Д: Феникс. 2007. С. 109 (352)

[9] Булатова З.А. Духовно-нравственный потенциал народной педагогики в формировании поликультурной личности // Вестник Башкирского университета. 2007. Т. 12, №4 С. 260

[10] Фромм Э. «Иметь» или «быть»? / Пер. с нем. Э. Телятниковой. М.: АСТ. 2006.С. 68 (317)