Максим Никулин. Обзор православного учения о материи

Позвольте поприветствовать всех участников круглого стола. В своем выступлении я бы хотел кратко освятить основные пункты православного учения о материи.

Прежде всего, следует оговориться, в каком смысле в богословии понимается термин «материя». Христианское богословие возникло в определенной культурно-исторической среде, а именно в период поздней античности. Поэтому святые отцы Церкви для диалога с внешним миром пользовались языком философии того времени, в которой материя понималась как некое аморфное, хаотическое начало. Материя не была реально дана в опыте, она понималась как чистая возможность, потенция, а потому именовалась даже не-сущей (мион). Все предметы мира представляли собой сочетание материи и сущности данного предмета (в терминологии Платона – идеи, в терминологии Аристотеля – формы), благодаря которой материя актуализировалась, воплощалась в конкретных ощутимых вещах. Такое понимание материи сохранялось в течение Средних веков благодаря огромному авторитету гения Аристотеля и было усвоено христианской теологией.

Отличное от аристотелевского понимание материи было сформулировано И. Кантом и принято за основу бурно развивающейся эмпирической наукой. Материя, по Канту, есть то, что наполняет пространство, протяженность и непроницаемость составляют ее понятие, она доступна ощущениям. Однако в связи с открытиями физики XX-го века, особенно в сфере квантовой механики, кантовское понимание материи утрачивает свою актуальность. В связи с этим может стать полезным обращение к богословскому пониманию материи и его синтез с последними достижениями экспериментальной науки.

Происхождение материи. Христианский догмат гласит о том, что Бог сотворил все, в том числе материю, из ничего, то есть не из чего-либо уже существующего. В этом было принципиальное отличие христианского Откровения от античной дуалистической мысли Платона и Аристотеля. Эти философы признавали материю началом совечным Богу, который не творит ее в собственном смысле слова, но лишь упорядочивает и оформляет. Материалистическая философия признает за материей свойство самобытности, вечности, беспричинности. Христианское учение говорит о том, что материя не вечна, что она имеет причину в Боге и зависит от него по своему бытию. Пантеизм (от греч. пан – все и феос — бог) отождествляет Бога и материю и в зависимости от вида пантеистической системы либо растворяет Бога в мире, либо мир в Боге. В отличие от пантеизма в христианстве начало материи не мыслится в недрах божественной субстанции, и она не понимается как излияние или проявление Божественной природы, но как возникшая из ничего в творческом акте.

Иноприродность Бога и материи. Важным следствием догмата о творении мира из ничего является тот факт, что Бог и материя суть две разные природы. По сущности как Бог не есть мир (как учит пантеизм), так и мир не есть Бог (как учат спиритуалисты). Для христианского учения принципиальным является различие между бытием тварным и нетварным, то есть сотворенным и несотворенным. Несотворен только сам Творец-Бог, а все сущее сотворено Им. Бог трансцендентен материи, потому что несотворенная сущность Бога и сотворенная сущность материи качественно различны. «Все отстоит от Бога, но не местом, а природою», — говорит преп. Иоанн Дамаскин.

Сущность материи. Другим выводом из учения creatio ex nihilo является признание того, что сущностью материи является небытие, ничто. Почему же тогда мир не обращается после акта творения в ничто? Дело в том, что все сотворенное поддерживается в существовании благодаря причастности Богу. Таким образом, мы приходим к тому, что хотя Бог и трансцендентен материи по сущности, но каким-то образом Он все же присутствует в ней. Образ этого присутствия называется в православном богословии Божественными энергиями (греч. действованиями). В некотором смысле можно даже утверждать, что само бытие есть Божественная энергия и то, что непричастно этой энергии, и не обладает бытием, то есть не существует. Итак, все существует постольку, поскольку причастно Богу. Однако благодаря богословскому разделению сущность-энергия православное христианство не впадает в пантеизм, обожествляя материю.

Условная вечность материи. Вследствие того, что Бог присутствует в мире своими нетварными энергиями, материя обладает свойством условной вечности. Абсолютно, безусловно вечным существом является только Бог, так как он не зависит ни от какого условия в Своем бытии и поэтому самобытен. Материя после сотворения пребывает вечной в силу неизменности Божественных определений и лишь постольку, поскольку она удерживается в бытии Богом. Божественное Откровение учит о том, что, будучи однажды созданной, материя будет пребывать в веках. При этом конец мира не следует понимать как тотальное уничтожение всего тварного, но как трансформацию космоса и материи в новое совершенное состояние.

Отношение к пространству и времени. Бог, согласно христианскому учению трансцендентен времени и пространству: Он вечен и вездесущ. Понятие времени и пространства поэтому являются атрибутами тварного бытия, они возникают одновременно с актом творения. Нельзя сказать, что мир был сотворен в вечности, как нельзя говорить и о том, что он сотворен во времени. Акт творения – это граница вечности и времени. Преп. Максим Исповедник говорит, что время исчисляется от создания мира.

Логосы творения. Богословским учением, имеющим важное значение в том числе и для науки, является православное учение о логосах творения, подробно разработанное преп. Максимом Исповедником. Греческое слово logos многозначно, первое его значение – слово. В контексте богословия преп. Максима логос означает смысл, цель. Логосы творения – это те смысли и цели, которые Бог вложил в свое произведение. В некотором смысле они схожи с платоновскими идеями с тем важным отличием, что у Платона идеи составляют отдельный, независимый, вечный мир, в то время как по православному учению логосы предвечно существуют в Боге. Они суть разновидность Божественных энергий, пронизывающих материю и оформляющие ее в конкретные вещи. Мир логичен, в нем все осмыслено, имеет свою причину и цель. Так и природа имеет свои законы – логосы естества, которые и являются предметом исследования научного мира. Предпосылкой любого научного исследования космоса является допущение о наличии неких неизменных мировых законов, причем эти законы должны быть познаваемы человеческим разумом. Эти два постулата содержатся в христианском Откровении, которому во многом обязан расцвет европейской науки Нового и Новейшего времени. Вопросы смысла – вопросы собственно богословские. Если наука отвечает скорее на вопросы «почему? как?» то богословие раскрывает смысл – «зачем? для чего?» Это один из аспектов комплементарности теологии и естествознания.

Таким образом, как видно из сказанного, христианское богословие в вопросе о материи выразило истины Божественного Откровения на языке позднеантичной философии. На языке науки своего времени святые отцы раскрыли догматические истины, до которых не мог возвыситься естественным эволюционным путем человеческий разум – учение о творении материи из ничего, зависимость ее от Бога по бытию, а также конечная цель ее существования в преображенном виде. Эти непреходящие истины христианства могут органически дополнить выводы современной эмпирической науки для составления более полной картины мира.


Опубликовано 30.11.2011 | Просмотров: 315 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter