М.В. Шкаровский. Илья Фондаминский – ученый, политик, литератор, святой

19.10.2012_fondaminskiy

Илья Исидорович Фондаминский (Фундаминский, литературный псевдоним Бунаков) родился 17 февраля 1880 г. (по другим данным 17 октября 1881 г.) в Москве в зажиточной еврейской купеческой семье. В 1900-1904 гг. он учился на философских факультетах Берлинского и Гейдельбергского университетов. В конце 1902 г. Илья Исидорович вступил в партию социалистов-революционеров (эсеров) и стал членом ее боевой организации, участвовал в Московском восстании в декабре 1905 г., имел репутацию искусного оратора. В годы Первой русской революции И.И. Фондаминский несколько раз подвергался арестам, в том числе за участие в восстании моряков на крейсере «Память Азова». В 1907-1917 гг. он жил в эмиграции в Париже, являясь в это время членом Заграничной делегации партии эсеров, в 1907 г. участвовал в Штутгартском конгрессе II Интернационала.

Вскоре после Февральской революции, в апреле 1917 г., И.И. Фондаминский вернулся в Россию через Англию. На III съезде эсеров он был избран членом Центрального комитета партии и стал товарищем председателя исполнительного комитета Всероссийского Совета крестьянских депутатов. Летом 1917 г. И.И. Фондаминский был назначен Временным правительством генеральным комиссаром на флоте Черного моря и осенью 1917 г. избран депутатом Учредительного собрания от Черноморского флота, а также членом бюро фракции эсеров. После Октябрьской революции и разгона в январе 1918 г. Учредительного собрания он был сторонником широкой антибольшевистской коалиции.

Весной 1919 г. И.И. Фондаминский эмигрировал во Францию, поселился в Париже. В 1920-1940 гг. он участвовал в издании популярных в эмиграции журналов «Современные записки» и «Русские записки», постепенно эволюционируя к христианскому мировоззрению. В 1930-х гг. Илья Исидорович также был редактором христианских религиозно-философских журналов «Путь» и «Новый град» и оказывал им финансовое содействие. Во время своей второй эмиграции И.И. Фондаминский написал большое количество исторических, литературоведческих и публицистических произведений. Он также участвовал в Русском студенческом христианском движении и в конце 1930-х гг. был одним из создателей в Париже благотворительного и просветительного объединения «Православное Дело», которое возглавляла спасавшая позднее евреев в оккупированной нацистами Франции монахиня Мария (Скобцова, Кузьмина-Караваева).[1]

В июне 1940 г., сразу же после военного разгрома немцами Франции, И.И. Фондаминский бежал от нацистов из Парижа в неоккупированную зону страны — в г. Аркашон, юго-западнее г. Бор­до, однако через несколько месяцев вернулся в столицу и зарегистрировался как еврей. Знакомые недоумевали, почему он осенью 1940 г. приехал из «свободной зоны» в Париж. В это время устроенные Американским еврейским рабочим комитетом визы на выезд в США ждали в Марселе не только И.И. Фондаминского, но и монахиню Марию (Скобцову), известного общественного деятеля В.В. Руднева, христианских философов Н.А. Бердяева и Г.П. Федотова. Из них в Америку уехал только Федотов. Мучимый сомнениями, уезжать ли, в ноябре 1941 г. от скоротечной бо­лезни умер Руднев, остальные остались. После возвращения в Париж Илья Исидорович бедствовал, даже был вынужден за бесценок продать свою огромную библиотеку немецкому офицеру. 22 июня 1941 г., в день нападения Германии на СССР, И.И. Фондаминский был схвачен в ходе облавы во время массовых арестов русских эмигрантов и отправлен в Компьенский лагерь (лагерь Фронт-Сталаг 122 вблизи г. Компьень, в 80 километрах северо-восточнее Парижа).[2]

В этом лагере 20 сентября 1941 г. русский протоиерей Константин Замбржицкий крестил Илью Исидоровича Фондаминского, который из иудаизма пере­шел в Православие (крестным отцом был участник объединения «Православное Дело» Федор Пьянов). Позднее отец Константин сказал, что ощутил «его ду­ховное и даже богословское превосходство». В начале литургии, «за кото­рой И[лья] И[сидорович] должен был впервые причаститься, ворвались немецкие солдаты и приказали прекратить службу, так как приходская церковь подлежала за­крытию. Таинство было закончено вне церкви, в одном из бараков. Так старый подпольщик в подполье встретил своего Христа».[3]

Один из известных деятелей русской политической эмиграции Марк Вишняк писал, что Православие Илья Исидорович Фондаминский принял «не страха ради, а под влиянием, с юных лет начиная, общения с православны­ми своими друзьями и приятелями Мережковскими, а позднее — Бердяе­вым, Степуном, Федотовым, Булгаковым и другими» Однако «не пощади­ло его в лагере и последнее испытание: антисемитизм соотечественников, которых не смягчала и обреченность беззащитных евреев». И это испы­тание он выдержал, как подобает христианину.[4]

Вскоре после крещения И.И. Фондаминский с язвой желудка попал в лагерный лазарет, и монахиня Мария (Скобцова) добилась свидания со своим другом и соратником с довоенных времен. Он исхудал настолько, что шутливо сравнил себя с Ма­хатмой Ганди. Работники «Православного Дела» и русские социалисты — участники движения Сопротивления продумали и подготовили побег Ильи Исидоровича через «свободную» зону на Юге Франции в США, но его мучил вопрос, как совместить переход в Православие с преданностью еврейскому народу. И после долгих раздумий И.И. Фондаминский решил отказаться от побега и сознательно принять мученическую смерть за веру, по-христиански разделив участь других узников-евреев — своих родных по плоти братьев. В письме матери Марии он сообщил: «Пусть мои друзья обо мне не беспокоятся. Скажите всем, что мне очень хорошо. Я совсем счастлив. Никогда не думал, что столько радости в Боге». Потрясенная его решением мать Мария сказала: «Из такого теста святые делаются».[5]

В начале 1942 г. вместе с другими евреями Илья Исидорович был депортирован нацистами в пере­сыльный лагерь Дранси в северном предместье Парижа, а затем в концлагерь Освенцим (Аушвиц), где и погиб. Об обстоятельствах его смерти сведения расходятся. В Париже прошел слух, что в Аушвице он вступился за избиваемого еврея и был насмерть забит нацистами.[6] После войны правительство Франции сообщило род­ным, что И.И. Фондамнский мученически погиб 19 ноября 1942 г. в газовой камере.[7]

«Сама смерть Фондаминского была одновременно и смертью борца-рево­люционера, и смертью христианского мученика, безропотно и бесстрашно предстоящего перед палачами», — писал В.С. Варшавский.[8] Русский эмигрантский писатель Аминад Шполянский (Дон-Аминадо) признавал: «Но превыше всех путей был для него путь религиозного устремления, путь поздно обретенной веры, тяжкое и мучи­тельное восхождение на гору Фаворскую, вершины которой открылись ему уже в концентрационном лагере Компьена и в предсмертном бреду в не­мецкой газовой камере».[9]

Религиозный философ Г.П. Федотов видел главное значение своего соратника в том, что «ему выпало на долю, как задача жизни, перебросить мост от революционного народничества к христианству… Он, действительно, был праведником и христианском, и в светском смысле слова; умер мучеником. Правда, шан­сов на канонизацию у него, еврея и социалиста-революционера, не много… В лице И.И. Фондаминского русское народничество заплатило Церк­ви с лихвой свой исторический долг»,[10] (правда, в отношении канонизации Ильи Исидоровича Федотов оказался не прав). В Париже в 1949 г. Общество друзей матери Марии, арестованной нацистами за участие в спасении евреев и погибшей в концлагере Равенсбрюк, публи­куя ее посмертный сборник «Стихи», посвятило его памяти И.И. Фонда­минского.

16 января 2004 г. Священный Синод Константинопольской Православной Церкви и Вселенский Патриарх Варфоломей II причислили погибших в германских концлагерях Илью Исидоровича Фондаминского, монахиню Марию (Скобцову), священника Димитрия Клепинина и псаломщика Юрия Скобцова к лику святых. 1 мая 2004 г. в Александро-Невском соборе в Париже состоялся торжественный акт канонизации новопрославленных святых, участников «Православного Дела». Вопрос о канонизации четырех православных страсто­терпцев, превращенных нацистами в горсти седого пепла, был рассмотрен Синодом Константинопольского Патриархата по просьбе архиепископа Команского Гавриила (де Вильдера), экзарха приходов русской традиции в Западной Европе.[11]

Доклад преподавателя Санкт-Петербургской духовной академии доктора исторических наук Михаила Витальевича Шкаровского на конференции «Холокост на Юге России» в г. Ростове-на-Дону 14 августа 2012 года.


[1] См.: Черняев В.Ю. Русские узники Компьенского лагеря и их судьбы // Нансеновские чтения 2009. СПб, 2010. С. 212.

[2] Его же. Как старый подпольщик встретил своего Христа: И.И. Бунаков (Фондаминский) в России и эмиграции // Политическая история России XX века. К 80-летию профессора Виталия Ивановича Старцева. Сборник научных трудов. СПб., 2011. С. 406.

[3] Федотов Г.П. И.И. Фондаминский в эмиграции // Новый журнал. Нью-Йорк. 1948. Кн. 18. С. 328.

[4] Вишняк М.В. Годы эмиграции. Нью-Йорк, 1954. С. 327, 381.

[5] Протоиерей Сергий Гаккель. Мать Мария (1891-1945). Париж, 1995. С. 129, 157-158..

[6] Щербатов А.П., Криворучкина-Щербатова Л. Право на прошлое. М., 2005. С. 368.

[7] Протоиерей Сергий Гаккель. Указ. соч. С. 157-158, 174.

[8] Варшавский В.С. Незамеченное поколение. Нью-Йорк, 1956. С. 289.

[9] Дон-Аминадо. Наша маленькая жизнь: Стихотворения. Политический памфлет. Проза. Воспоминания. М., 1994. С. 679.

[10] Федотов Г.П. Указ. соч. С. 317, 329.

[11] Кривошеина К.И. Канонизация монахини Марии // Независимая газета. 2004. 7 апреля.


Опубликовано 19.10.2012 | Просмотров: 143 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter