Кашеваров А.Н. Журнал «Русское возрождение» — орган Комиссии по подготовке празднования 1000-летия Крещения Руси в русском зарубежье

Кашеваров А.Н. Журнал «Русское возрождение» - орган Комиссии по подготовке празднования 1000-летия Крещения Руси в русском зарубежье

Во второй половине 1977 г. решением Архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей (далее – РПЦЗ) была образована Комиссия по подготовке празднования 1000-летия Крещения Руси во главе с настоятелем одной из нью-йоркских церквей протоиереем (впоследствии протопресвитером) Александром Киселевым. В нее вошли такие известные в русском зарубежье деятели, как князья Т. Багратион-Мухранский, А. Оболенский, А. Щербатов, профессор Миннесотского университета В.И. Алексеев, священник В. Потапов, виолончелист М. Растропович. В первом же публичном обращении юбилейной Комиссии к русской эмиграции, с которым она выступила на страницах журнала «Православная Русь», особо подчеркивалась инертность и разобщенность в эмигрантской среде: «Миллионы нас, находящихся вне границ Отечества, столь разделены, что забыли и о своем кровном братстве, и о святой единой вере… Не было успеха в общем деле до сих пор… Даже в деле хранения истины Христовой у нас царят разногласия… Не будем касаться многих других, хотя и более поверхностных, но достаточно жгучих ран, разделений политических, мировоззренческих, культурных, социальных и т.п.»[1]. В заключение обращения содержался призыв к русской эмиграции использовать подготовку к 1000-летию Крещения Руси для сплочения на единой религиозно-национальной платформе, стимулирования  интереса к историческому прошлому оставленного Отечества и возвращения к традиционным формам церковной жизни.

По инициативе юбилейной Комиссии стали проводиться сначала в США, а затем и в других странах «съезды православно-русской общественности», работа которых подробно освещалась в печати РПЦЗ. Цель этих съездов была сформулирована как «пробуждение церковной и общественной ответственности, сознания и активности русской эмиграции». Первый такой съезд состоялся в сентябре 1977 г. в Нью-Йорке. В нем участвовало свыше 120 человек. Общая тема съезда – «Современная действительность и идеалы святой Руси» — раскрывалась в 11 докладах, например: «Пути и судьбы России» (профессор Миннесотского университета В. Алексеев), «Пути религиозного возрождения в Советском Союзе» (Е. Вагин), «Храмы и сокровища русской старины» (А. Небольсин) и т.д. В сентябре 1979 г. такой же съезд прошел в Сан-Франциско. Его работе был отведен специальный номер журнала «Русский пастырь», издававшегося по месту проведения съезда. Тема съезда: «Русское зарубежье на пороге юбилея». После приветственной речи епископа Нектария (Концевича) следовали доклады: «Об Афонском и Валаамском монастырях» (священник П. Грибановский), «Крещение Руси и святой равноапостольный великий князь Владимир» (В. Павленко), «О характерных чертах русского народа» (С. Рождественский). «Обращение молодежи к Православной Церкви в СССР» (Е. Соколов), «О значении женщины в русской истории» (Г. Галльский), «Внуки изгнания: Россия, зарубежье и эмигрантская молодежь 80-х годов» (М. Беляева) и др. Большой интерес и оживленную дискуссию на съезде вызвал доклад В. Беляева «О деятельности русской эмиграции в области политики и культуры», основной вывод которого состоял в том, что «для эмиграции будет лучше, если она сосредоточит свое внимание на сохранение и развитие русской культуры за рубежом».

Аналогичные съезды созывались и в последующие годы, причем не только в США, но и в странах Западной Европы, а также в Австралии. Например, тема седьмого, состоявшегося в 1983 г., – «Поиски подлинного бытия русского народа», а девятого, проходившего в 1985 г., – «Надвременный смысл «Слова о полку Игореве». 1185 – 1985 гг.». Примечательно, что почти все подобного рода съезды завершались пением «русского национального гимна» «Боже, царя храни».

Информация о деятельности юбилейной Комиссии, статьи и доклады, написанные по ее заказу, широко публиковались на страницах официальных изданий Русской Зарубежной Церкви. Однако ее руководство сочло, что имеющихся печатных органов недостаточно для реализации замыслов, связанных с развернувшейся в эмигрантской среде подготовкой к 1000-летию Крещения Руси. Поэтому вскоре после первого «съезда православно-русской общественности» Комиссия по инициативе упоминавшегося выше деятеля РПЦЗ протопресвитера Александра Киселева приступила к изданию нового ежеквартального журнала «Русское возрождение» [2]. Хотя ежеквартальник имел подзаголовок: «Независимый русский православный национальный орган», состав редколлегии, позиция подавляющего большинства публиковавшихся в журнале авторов и его направление в целом свидетельствовали о том, что это издание, фактически всегда отстаивающее точку зрения Русской Зарубежной Церкви, является именно ее печатным органом.

Основатель журнала о. Александр Киселев рассчитывал с его помощью возродить празднование дня святого равноапостольного князя Владимира (15 июля ст. стиля) как общерусский церковно-национальный праздник, установленный еще определением Архиерейского Синода РПЦЗ 31 декабря 1929 г.[3] Примечательно, что первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Антоний (Храповицкий) в первой половине 1930-х годов неоднократно призывал к ежегодному повсеместному празднованию дня св. князя Владимира в качестве дня русского национального самосознания. Празднования эти проводились в русском зарубежье вплоть до начала Второй мировой войны[4].

Первый номер журнала книжного формата объемом около 200 страниц вышел в 1978 г. На обложке и титульном листе были указаны три города, где якобы издается журнал, — Нью-Йорк, Москва (?), Париж. Правда, во втором номере было сделано уточнение, оставшееся и в последующих номерах: указано, что соредакторы, секретари и члены редакционного совещания, — это лица, проживающие в США, Канаде, Франции, ФРГ и Италии. Тем не менее, обложку и титульный лист по-прежнему украшали названия тех же трех городов, хотя Москва прямого отношения к изданию «Русского возрождения» не имела.

На страницах «Православной Руси» издатели «Русского возрождения» неоднократно заявляли, что журнал предназначен не только для русской эмиграции, но и для распространения в Советском Союзе[5]. Такие же заявления публиковались и на страницах «Русского возрождения»: «Нам следует всеми способами помогать изданию журнала и его распространению в России»[6]. Каждый номер ежеквартальника заканчивался следующим обращением к подписчикам: «Желающих содействовать бесплатной передаче журнала в Советский Союз просим увеличивать подписную плату насколько кто может». Видимо, из-за нехватки материала или по каким-то другим причинам некоторые номера «Русского возрождения» (в частности, № 27–28, то есть № 3–4 за 1984 год) выходили в 1980-е гг. сдвоенными.

Первым главным редактором «Русского возрождения» стал князь С. Оболенский. В 1980–1981 гг. этот пост занимал Г. Хомяков, публиковавшийся под псевдонимом «Г. Андреев». С 1982 г. выпуском ежеквартальника занималась редакционная коллегия из четырех-пяти человек. Каждый из них поочередно становился ответственным редактором отдельного номера журнала. Редакция журнала декларировала следующие задачи: «Журнал посвящается достижению великого русского церковно-земского примирения и согласия в России, в русской жизни и мысли… Мы – дети одной Церкви и сыны одного Отечества. Пограничные кордоны и тяжелая рука власти могут мешать, но не могут воспрепятствовать нашему общему делу, нашей любви, нашему братству»[7]. Направленность журнала также отражают слова одного из его постоянных авторов и членов редакционного совета Г. Рара: «Церковь. Нация, Государство. Культура. Четыре темы, четыре области работы, четыре факультета, четыре поля служения»[8].

Своеобразным предшественником такого направления «Русского возрождения» был журнал «Вестник Православного Дела», выходивший с 1959 г. в Женеве. Журнал издавался общественной организацией «Православное дело», составленной в основном из клириков и мирян РПЦЗ и зарегистрированной в Швейцарии в 1959 г. Главным редактором издания являлся известный богослов П. А. Лопухин. Он определил идеологическую задачу редакции следующими словами: «Задачи «Православного Дела» и его «Вестника» помочь тогда России сказать слова о ее положительном и деятельном идеале. Те, кто хочет этому делу так или иначе послужить, должны понимать, что возрождение России есть, прежде всего, задача духовно-нравственная, а не политическая. Эта последняя задача занимает место второстепенное. Разрешение ее прилагается, когда есть возрождение духовное»[9].

Значительное число публикаций журнала «Русское возрождение» было посвящено православию и его роли в сохранении русской культуры в эмиграции[10]. На протяжении 1980–1982 гг. журнал публиковал большое исследование В.И. Алексеева и Ф. Ставру о Русской Православной Церкви на оккупированной немцами территории СССР[11]. Хроника-библиография празднования в русском зарубежье 1000-летия Крещения Руси была подготовлена Р. В. Полчаниновым[12]. По предложению основателя журнала протопресвитера А. Киселева в 41 номере была перепечатана статья первоиерарха Русской Зарубежной Церкви митрополита Анастасия (Грибановского) «Значение Владимирского юбилейного года», которая впервые была опубликована во «Владимирском сборнике», изданном в 1938 г. в русском зарубежье «в память 950-летия Крещения Руси».

Отголоски противоречий между различными церковными юрисдикциями русского зарубежья нашли отражение в рецензии В.И. Алексеева на книгу профессора университета Западного Онтарио (Канада) Д.В. Поспеловского, бывшего также и мирянином Американской Православной Церкви «The Russian Church under the Soviet Regime, 1917–1982» (New-York, 1984). В частности, В.И. Алексеев писал: «Книга его (Д. В. Поспеловского – А.К.) написана, конечно, с позиций Американской автокефальной Церкви, бывшей ранее Американской митрополией Русской Православной Церкви и получившей автокефалию от Московской Патриархии. Отсюда стремление обелить, насколько возможно, нынешнее руководство Московской Патриархии, отсюда критическое отношение к Русской Зарубежной Церкви»[13].

В целом отражая позицию РПЦЗ, журнал не допускал на своих страницах огульной критики и обвинений в адрес других православных юрисдикций русского зарубежья. Примечательно и то, что общая направленность журнальных публикаций о жизнедеятельности Московской Патриархии, в отличие от других периодических изданий Русской Зарубежной Церкви, носила достаточно взвешенный, сбалансированный характер. Основатель и один из идеологов «Русского возрождения» протопресвитер А.Киселев писал на его страницах: «Для меня православный епископ есть епископ и не мне (как и каждому другому) судить достойный он или недостойный. Иначе дойдет, пожалуй, до того, что благословиться-то будет не у кого. Этим собственно, и все сказано. Я не беру на себя дерзость быть кому-либо судьей, тем паче православным епископам…. По сути не могу признать «юрисдикции» явлением богоугодным. Я верую «во единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь», верую в святость православия, а не в ту или иную юрисдикцию. Юрисдикционная борьба среди православных русских людей особенно преступна сейчас…»[14]. В одном из следующих номеров журнала Киселев, отвечая одному из своих оппонентов, писал, что на Страшном суде соберутся все народы. «Все! Не только русские, не только православные, не только члены РПЦ за рубежом, но все будут судимы не по принадлежности, а по делам нашим…»[15].

К участию в журнале и его финансовой поддержке редакции удалась привлечь самые различные организации и круги русской эмиграции. Достаточно полное представление об этом дает публиковавшийся с первого номера журнала обширный и все более возраставший список «русских церковных и общественных организаций, субсидирующих издание». В него были включены не только Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви, но и почти все ее епархии, Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле, «Православное дело» и ряд других братств («Святого Креста» в Австралии, «Свято-Владимирское» в ФРГ, «Всех святых в земле русской» в США и др.), а также объединения отнюдь не церковные. В частности, в списке числились воинские организации (например, Гарнизон № 287, Кадетское объединение, Североамериканское отделение Русского общевоинского союза, Союз офицеров Русского экспедиционного корпуса во Франции, Тройственный союз казаков Дона, Кубани и Терека), монархические объединения (Общемонархическое объединение в Канаде, Русский имперский союз-орден в США, Союз ревнителей памяти императора Николая II, Фонд царя-мученика) и молодежные организации (национальная организация русских скаутов, организация русских юных разведчиков).

Теоретически журнал «Русское возрождение» как орган юбилейной Комиссии ставил себе «задачу быть собирателем и глашатаем духовных чаяний русского народа в годы, предшествующие тысячелетию его крещения». Это обязывало редакцию публиковать на страницах ежеквартальника если не исключительно, то, во всяком случае, преимущественно материалы, так или иначе затрагивающие проблему принятия Русью христианства. Подобного рода публикации призваны, по замыслу издателей журнала, способствовать «рехристианизации России» и «восстановлению идеала святой Руси». Однако практически ни в одном из номеров «Русского возрождения» такие статьи, очерки и т.п. не занимали должного места. Например, в помещенной на страницах «Православной Руси» рецензии на № 27 – 28 журнала «Русское возрождение» отмечено, что к собственно юбилейным материалам могут быть отнесены лишь краткий отчет и столь же лапидарные заметки о восьмом «съезде православно-русской общественности», состоявшемся осенью 1984 г., да статья «Владимир Мономах», содержавшая обзор работ об этом князе и библиографию из 40 названий[16].

Особо следует подчеркнуть, что в первом же номере «Русского возрождения» было заявлено от лица его издателей, что идейной позицией журнала является «непримиримость к коммунизму», понимаемая, прежде всего, как неприятие коммунистической доктрины с ее материализмом и государственным атеизмом. В связи с этим на страницах ежеквартальника большое внимание уделялось положению верующих и Православной Церкви в СССР[17].

Поскольку государственным идеалом Русской Зарубежной Церкви по-прежнему оставалась монархическая форма правления, на страницах «Русского возрождения» печатались статьи и заметки о российских самодержцах, выдержанные в явно апологетическом духе. Именно такой характер носили, например, публикации о Павле I, Николае I и некоторых других царях из Дома Романовых[18]. В первых же четырех номерах журнала была опубликована работа выдающегося русского философа И.Ильина «О монархии», посвященная историософскому обоснованию идеи монархии, преимуществ ее перед республикой.

Однако далеко не все приверженцы РПЦЗ разделяли и разделяют монархические убеждения. Отзвуки полемики по этому вопросу нашли отражение и на страницах «Русского возрождения». Так, в уже упоминавшемся докладе профессора Миннесотского университета В. Алексеева «Пути и судьбы России» было выражено следующее отношение автора к идее монархии и перспективам ее восстановления в России: «Вопрос о взаимоотношении Русской Православной Церкви с русской монархией достаточно ясен: он основан на византийской теории симфонии – гармоничного сочетания и взаимовлияния церкви и государства в лице патриарха и монарха… Из защиты идеи симфонии, я думаю, не следует делать вывод, что Православная Церковь может существовать только при монархии… Православная Церковь должна поддерживать идею православного государства, которое может быть монархическим или демократическим»[19].

Юбилейная Комиссия и ее печатный орган в значительной степени способствовали ускорению процесса канонизации Николая II и его семьи, которые были причислены РПЦЗ в ноябре 1981 г. к «новомученикам Российским». Только в одном номере «Русского возрождения» (1981, № 15) были опубликованы сразу два доклада на эту тему: протопресвитера А. Киселева – «О предстоящем прославлении новомучеников Российских» и архиепископа Антония (Бартошевича) – «Прославление со святыми мучеников и новых исповедников». При этом оба докладчика признали наличие в русской эмигрантской среде противников канонизации Николая II. Первый из них заявил: «Насколько мне приходилось слышать, в этом вопросе главные неудомения вызывают два момента. Первое: государь был грешный человек. Ему ставятся в вину курение и блудодеяние. Второе: прославление государя Николая II есть, говорят некоторые, политический акт». А второй докладчик просто констатировал, что «больше всего вызывает сомнений прославление со святыми царя Николая II». Анализируя отклики американской печати на этот акт РПЦЗ, видный проповедник и богослов, протоиерей Православной Церкви в Америке А. Шмеман отмечал в своих дневниках, что пишут «с сарказмом, с иронией, как о каком-то чудачестве. В тоне “такое ли еще бывает в Нью-Йорке”»[20].

Такое отношение западной печати к канонизации новомучеников Российских во главе с императором Николаем II во многом было связано со скандальной историей в высших кругах РПЦЗ, которая разгорелась именно в ходе подготовки в Архиерейском Синоде акта прославления новых святых и широко освещалась в СМИ США и Западной Европы. В 1978 г. первоиерарх Русской Зарубежной Церкви митрополит Филарет (Воскресенский) пожелал возвести себе в викарии овдовевшего протопресвитера Георгия Граббе, управляющего делами Архиерейского Синода, синодального секретаря и управляющего синодальным отделом внешних сношений. Но на Соборе епископов 11 из 13 присутствовавших высказались решительно против его кандидатуры. Причин для этого было несколько, но главная из них состояла в том, что Граббе венчал некоего бывшего польского коммуниста, крещеного католика, никогда в православие не переходившего, Голеневского на немке, вообще неизвестно какой религии, под именем наследника-цесаревича Алексея Николаевича, т.е. якобы сына Николая II. Венчание состоялось тайно на дому. Свидетельницами были две немки, не знавшие русского языка, которых Голеневский назвал своими сестрами Ольгой Николаевной и Татьяной Николаевной. Вернувшись из Нью-Йорка в Германию, они признались немецким журналистам, что являются не русскими великими княжнами, а сестрами повенчанной с самозванцем немки Ирмгарды Кампф. Позднее, благодаря журналистам, выяснилось, что самозванец даже не Голеневский, а некий Раймонд Турыньский, женатый уже раньше и имеющий в Польше живую жену и детей; а венчан он был Граббе как первобрачный[21].

Примечательно, что вся эта скандальная история, не нашла никакого отражения или отклика на страницах «Русского возрождения», в адрес которого приходили многочисленные письма, в которых нередко содержались опасения или даже угрозы, что если Граббе будет все-таки возведен во епископа, придет чуть ли конец Русской Зарубежной Церкви — паства и духовенство этой юрисдикции не примут такого оскорбления и канонов, и памяти царя-мученика и его семьи, над которыми Граббе надругался актом венчания Голеневского.

В целом журнал «Русское возрождение» сыграл важную роль в привлечении внимания эмигрантской общественности к юбилейной дате, а также в освещении мероприятий, связанных с празднованием 1000-летия Крещения Руси в русском зарубежье[22].


[1] Православная Русь. 1979. № 12.

[2] Протопресвитер РПЦЗ Киселев Александр Николаевич (1909, Тверская губерния – 2001, Москва) в 1991 г. вернулся в Россию и жил на покое в Донском монастыре.

[3] Шкаровский М. В. Церковно-политическая деятельность митрополита Антония (Храповицкого) в 1930-е гг. // Metropolitan Antonii (Khrapovitskii) – Archpastor of the Russian Diaspora Conference Proceedings. Foundation of Russian History. Jordanville, 2014. C. 367- 368.

[4] Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции. 1919–1939. М., 1994. С. 168.

[5] См., например: Православная Русь. 1979. № 8.

[6] См., например: Русское возрождение. 1985. № 4.

[7] «Русское возрождение»: задачи журнала // Русское возрождение. 1979. № 6. С. 3.

[8] Рар Г. Зарубежная Россия и ее задачи в отношении духовного возрождения России // Там же. С. 212.

[9] Цит. по: Попов А. В. Российское православное зарубежье. История и источники. С приложением систематической библиографии. М., 2005. С. 25.

[10] Арсеньев Н. С. О русской эмиграции и ее духовном служении // Русское возрождение. 1993. №№ 60-61. С. 214-237; Рар Г. А. Православное дело на родине и за рубежом // Там же. 1979. № 5. С. 175-194; Алексеев В. И. Кого считать русским? Из опыта истории православия в США // Там же. 1984. №№ 27-28. С. 162- 177.

[11] Алексеев В. И., Ставру Ф. Русская Православная Церковь на оккупированной немцами территории // Русское возрождение. 1980. №№ 11-12; 1981. №№ 13-16; 1982. №№ 17- 18.

[12] Хроника-библиография празднования 1000-летия Крещения Руси / Сост. Р.В. Полчанинов // Там же. 1989. № 46. С. 150 – 169.

[13] Алексеев В. И. О книге Дмитрия Поспеловского «The Russian Church under the soviet regime, 1917–1982» // Там же. 1985. № 31. С. 192.

[14] Письмо митрополиту Виталию, первоиерарху Русской Православной Церкви за границей от протопресвитера Александра Киселева // Русское возрождение. 1991. № 55-56. С. 10-11.

[15] Ответ о. Александра Киселева (Нью-Йорк) о. Льву Лебедеву (Москва) по вопросу церковного раскола, учиненного в Русской Патриаршей Церкви // Там же. 1993. № 60-61. С. 95.

[16] Православная Русь. 1985. № 7.

[17] См., например: Русское возрождение. 1985. № 4.

[18] Там же. 1981. № 22; 1982. № 2.

[19] Там же. 1978. № 1.

[20] Шмеман А., прот. Дневники 1973–1983. М, 2005. С. 597.

[21] Поспеловский Д. В. Лекции по истории Русской Православной Церкви, читанные в мае 1990 г. в Ленинградской духовной академии. Машинопись.

[22] С 1994 г. журнал «Русское возрождение» печатается в России по благословению  патриарха Алексия II. С 2001 г. журнал начал выходить как альманах.


Опубликовано 31.10.2015 | Просмотров: 200 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter