Истинное Тело и Истинная Кровь Господа и Спасителя нашего

Истинное Тело и Истинная Кровь Господа и Спасителя нашего

Более двух тысяч лет назад в Иерусалиме в Сионской горнице накануне Своих крестных страданий Господь Иисус Христос совершил Тайную Вечерю – великое таинство Евхаристии. Это событие мы вспоминаем сегодня – в Великий Четверг.

И до сего дня на каждой Божественной Литургии, делающей нас участниками той последней трапезы Спасителя с Его учениками, благодатью Святого Духа хлеб и вино тáинственно и непостижимо претворяются в Тело и Кровь Христовы.

Первоначальная форма Таинства Евхаристии, установленная Господом Иисусом Христом и принятая апостолами, сохранилась неизменной до сего дня: «Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов», «Пийте от Нея вси, сия есть Кровь Моя Новаго Завета, яже за вы и многи изливаемая, во оставление грехов» (Мф 26:26-28). Кровь Господа Иисуса Христа еще не пролита на Голгофе, Он еще не принял страдания за грехи всего человечества, но уже в Сионской горнице раскрывается тайна предвечного замысла Пресвятой Троицы о вечной жизни человека и его спасении.

На первый взгляд может показаться, что причащаясь Святых Христовых Таин, мы принимаем и соединяемся только лишь с Господом Иисусом Христом, но на самом деле в этом Таинстве мы соединяемся через Иисуса Христа и с Богом Отцом – «Как Ты, Отче во Мне, и Я в Тебе, да будут они также в Нас», и со Святым Духом, силой и благодатью Которого освящаются Святые Дары.

В Великий Четверг перед нами открывается тайна самой Великой Любви, но также и тайна свободы – отвергнуть эту любовь. Христианин, который не воздерживается от совершения греха, таким образом «попирает Сына Божия и ставит себя в такое положение, как будто никогда не причащался Святых Тайн, сознательно делает себя недостойным их», – пишет святитель Иоанн Златоуст.

«Когда диавол будет смущать тебя неверием в Тайны, говоря: это невозможно, чтобы хлеб и вино были Телом и Кровью Христовою, – скажи ему: Да! Это невозможно для тебя и для меня, но для Бога возможно все».

У преподобного аввы Арсения Великого есть один рассказ, о том, как некий старец говорил, что в Святом Причастии мы принимаем не Тело Христово, а образ Тела Христова в виде хлеба. Об этом услышали два других старца. Они пришли к нему и сказали: «Отец! Мы слышали о некоем брате, что он произнес мнение, несогласное с учением православной веры, а именно, что в Святом Причащении мы принимаем не Тело Христово, но образ Тела Христова в виде хлеба».

Старец ответил: «Говорил это я». Они начали его убеждать, что хлеб есть само Тело Христово, а в чаше – сама Кровь Христова, а отнюдь не их образы. Старец на это сказал: «Если я не буду удостоверен самим опытом, то буду пребывать в сомнениях».

Все трое приняли решение молиться о том, чтобы Господь объяснил им Таинство.

И Бог услышал их. По прошествии недели они пришли в церковь, и во время богослужения им отверзлись духовные очи. Когда был предложен хлеб на Святом Престоле, тогда увидели старцы вместо хлеба Младенца. А когда иеромонах простер руку, чтоб преломить хлеб, то сошел с Неба Ангел Господень с ножом в руке, заклал Младенца, Кровь из Него излил в чашу. Когда иеромонах преломлял хлеб, Ангел резал Младенца на малые части.

Неверовавший старец приступил к принятию Святых Тайн, и ему было преподано кровавое мясо. Увидев это, он испугался: «Господи! Верую, что хлеб есть Тело Твое!» И немедленно мясо в его руке стало хлебом. Старец причастился, прославив Бога. Ему было открыто, что люди не могут употреблять сырого мяса, а потому Бог в Таинстве Святого Причастия прикрывает Свое Тело видом хлеба, а Кровь видом вина».

В первые века христианства всякое общественное богослужение, состоящее из молитв, песнопений, чтения Священного Писания и проповедей, называлось Литургией. СIV века этим словом стали называть только такое богослужение, на котором приносится Бескровная Жертва за живых и усопших и совершается Таинство Причащения.

Самое же Таинство Причащения более двух тысяч лет назад называлось «Вечерею», «Вечерею Любви», «Вечерей Господней», «Таинственной вечерей», «Трапезою», «Преломлением хлеба». Все эти названия получили свое происхождение от той Божественной Тайной Вечери, которую Господь наш Иисус Христос совершил с учениками перед Своими страданиями.

Святой апостол Павел говорил о том, что своей литургической жизнью Церковь обновляет мир: «Кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2 Кор 5:17).

Таинство Святой Евхаристии является центром всей церковной жизни. Это Таинство таинств и сердце всего происходящего в Церкви.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский пишет: «Вся земля, со всеми ее сокровищами, красотами, сладостями – ничто перед таким таинством, как Пречистое Тело и Кровь Господа, как священнодействие Литургии!» Памятуя об этом, будем со страхом, трепетом и благоговением приступать к Святой Чаше.

Проповедь студента II курса аспирантуры Санкт-Петербургской православной духовной академии диакона Анатолия Коряковского, произнесенная за Божественной литургией в Иоанно-Богословском академическом храме в Великий Четверг 9 апреля 2015 года.


Опубликовано 09.04.2015 | Просмотров: 240 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter