Интервью с профессором Михаилом Казаковым

kazakov

Интервью с доктором исторических наук, профессором, заведующим кафедрой права Смоленского государственного университета, заведующим кафедрой церковно-исторических дисциплин Смоленской православной духовной семинарии Михаилом Михайловичем Казаковым.

— Михаил Михайлович, на протяжении нескольких лет Вы участвуете в церковно-археологических поездках, организуемых Смоленской православной духовной семинарией, по местам, связанным с библейской и христианской историей. Какие места Вы посетили и какие из них произвели на Вас особое впечатление?

— Общее число стран, которые я посетил, не столь уж велико: шестнадцать на день сегодняшний. Стараюсь по мере возможностей каждый год открывать для себя новую страну. Особенно интересно было исследовать Малую Азию, потому что там многие христианские древности сохранились до наших дней практически в первозданном виде. В результате этих поездок мы (а это преподаватели и студенты Смоленской духовной семинарии и Санкт-Петербургской духовной академии) намечаем целый ряд направлений научных исследований, которые нами активно разрабатываются. В прошлом году мы открыли для себя Северную Африку. Это была очень интересная поездка. Нам повезло оказаться в Тунисе еще до революции, и мы смогли увидеть массу интересных объектов, которые в течение этого года постараемся описать. Кое-какие поездки я совершаю самостоятельно. Самая впечатляющая поездка последних лет – это, конечно же, посещение этим летом Святой Земли.

– Пожалуй, одним из самых актуальных на данный момент является вопрос взаимосвязи язычества и христианства, в особенности проблема рецепции последним традиций античности. В связи с этим возникает вопрос, а какой аспект в процессе христианизации, на примере Римской Империи, Вы бы назвали «переломным», ознаменовавшим окончательный переход от язычества к христианству?

— Процесс христианизации имел очень много аспектов: и общеисторический, и религиозный, есть даже аспект юридический и экономический. Но, конечно же, одним из главных был именно человеческий – трансформация сознания человека и восприятие человеком веры Христовой. Практически за столетие – от Миланского эдикта 313 г. до эдикта Феодосия I 392 г. – Римская Империя стала из «христианизирующейся» христианской. Как раз в это время и наблюдались эти интересные процессы преобразования личности и восприятия, осознания людьми себя в качестве христиан. И как раз IV век интересен с той точки зрения, что многие языческие ассоциации уже отбрасывались.

kazakov

Профессор Михаил Казаков

— Вопрос как патрологу: актуальны ли сегодня, на Ваш взгляд, те проблемы, скажем, проблемы естествознания, с которыми сталкивалась богословская святоотеческая мысль в IV-V вв.?

— Однажды меня пригласили на одну конференцию, организованную папским институтом Августинианум, на которую я, к сожалению, не поехал по целому ряду причин. Одна из тем проблемного поля конференции, которая может служить ответом на Ваш вопрос, звучала следующим образом: «Естественнонаучные взгляды отцов Церкви». Для меня эта проблема тогда, несколько лет назад, прозвучала парадоксально. Действительно, какие могут быть у отцов Церкви естественнонаучные взгляды? Но когда я стал вникать в эту проблематику и перечитывать некоторые произведения, которыми непосредственно занимался и продолжаю заниматься до сих пор, например, перечитывая «Шестоднев» свт. Амвросия Медиоланского, я с некоторым удивлением для себя начал находить параллели со многими современными естественнонаучными представлениями. В итоге у меня получилась статья: «Естественнонаучные взгляды свт. Амвросия Медиоланского». На самом деле, даже в такой сфере, которая, казалось бы, совершенно далека от патристики, у отцов Церкви мы можем найти целый ряд актуальнейших высказываний, которые вполне вписываются в рамки современных естественнонаучных теорий. Не так давно я проводил семинар по творческому наследию свт. Василия Великого в Смоленской духовной семинарии со студентами IV курса. Я им сказал: «Вы изучали дисциплину «Концепции современного естествознания». Попытайтесь найти параллели у св. Василия Великого, совпадающие с тем курсом лекций, который вы прослушали». И, действительно, таких совпадений было найдено очень много. Но это, повторяю, только один аспект. А если брать всё наследие в целом: там мы можем найти очень много мыслей, совершенно актуальных и звучащих вполне адекватно для восприятия современного человека.

— Вопрос как к ученому международного масштаба. В средствах массовой информации часто говорят о катастрофической деградации морально-нравственных ценностей на Западе, в том числе и в среде христианских деноминаций. Так ли это на самом деле или все же это является преувеличением?

— Во-первых, мы с Западом во многом знакомы из наших СМИ, которые дают нам информацию достаточно избирательно. Точно так же, как СМИ западные для жителей стран Западной Европы и США дают избирательно и тенденциозно информацию о России, о русских, о Православии, т. е. всё это идёт под определённым углом. Когда вступаешь в непосредственное соприкосновение с жизнью и бытом… Мне довелось в общей сложности три года (с перерывами) прожить в Америке, причём по научному обмену я оказался в католическом университете Америки, т. е. попал в католическую среду. Надо сказать, что в этой среде никаких тех пороков, о которых вещает телевидение, я не замечал. Т. е. уровень нравственности, душевного отношения друг к другу, христианского понимания друг друга находится на должном уровне. Конечно же, есть районы, населённые выходцами из разных стран, которые несут свою культуру, свои традиции, свои обычаи, и это характерно как для Америки, так, в особенности, и для Европы. Часто происходят столкновения этих традиций: что мы, к слову, и наблюдаем сейчас. Есть люди, которые вообще религию отвергают, потому что считают её своего рода силой, которая вносит конфронтацию в общество и без того беспокойное.

— Почему христианство сегодня также гонимо, как 2000 лет назад? Является ли это ответной реакцией политики «злобного терпения» на традиционную приверженность к высоким духовно-нравственным ценностям либо это нечто другое?

— Вряд ли есть основания говорить о том, что христианство гонимо применительно к миру в целом. Конечно, есть страны, где христиане испытывают сильное давление и со стороны властей, и со стороны инославного или нехристианского окружения, есть, напротив, страны, где христианские общины пользуются режимом наибольшего благоприятствования. Но даже там можно наблюдать определенные группы населения, которые действительно, как Вы выразились, негативно относятся к людям, приверженным к высоким духовно-нравственным ценностям. Проблема столкновения духовности и бездуховности существовала всегда, но в современном мире она приобретает новые оттенки в связи с развитием так называемого информационного общества.

Беседовал Вадим Лозовский


Опубликовано 20.11.2011 | Просмотров: 184 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter