Иконописное наследие Афона и Русь

Иконописное наследие Афона и Русь

«Афон Божий, среди голубых вод Эгейского моря, так величествен и миловиден, что никакое слово не может изобразить великолепия его»[1], так отзывался о неземной красоте Святой Горы великий князь Константин Николаевич Романов.

«Сие место будет Мне в жребий, данный Мне Сыном и Богом Моим. Не оскудеет милость Божия на сем месте, и Я буду ему заступницей и ходатаицей»[2]. Этими словами Пречистой Матери успокаиваются сердца монахов, которые молитвой приближают небо Святой Горы Афонской, эти слова, слаще мёда душистого, привлекают на гору паломников, похожих на пчёл, ищущих места медоносные, этими словами души усопших в надежде ожидают милости от Владычицы Небесной, принявшей в Свой второй удел Гору Святую. «Так же держит над Афоном Богородица, чистейшая Дева, Царица Спасения, покров «крилу Своею», всегда покрывала Она и покрывает Гору сию до днесь»[3].

Но Духовное сокровище Афона составляют не только мощи святых отцов, не только чудотворные иконы и древние росписи храмов, не только богатейшие книжные хранилища и библиотеки, но сам монашеский дух, подкрепляемый непрестанной молитвой, являющийся богатейшим сокровищем, наполняющим и всё, и вся.

На Афон стремятся попасть как историки-археологи, так и люди различных специальностей.  Как об этом писал отечественный исследователь Г. А. Ильинский: «Для таких исследователей Святая Гора священна своими историческими, часто единственными в своём роде реликвиями. Работники всевозможных специальностей находили, находят и будут находить в них огромное и во многих отношениях ещё девственное поле для своих изысканий. Будет ли это лингвист, он найдёт здесь памятники языка глубокой древности с весьма важными и интересными чертами фонетики и морфологии; будет ли это классик, он найдёт здесь весьма ценные списки произведений византийской литературы, он на каждом шагу может брать здесь полными пригоршнями нужный ему материал; будет ли он палеограф, он всегда встретит здесь первостепенные памятники рукописные, нередко притом единственные в своем роде; будет ли он археолог или историк искусства, он найдёт тут великолепные образцы византийской архитектуры, живописи, некоторых художественных изделий и пр.; будет ли он историк культуры, к его услугам явятся на Афоне целые горы ещё неизданных документов и грамот на греческом, латинском, славянском и других языках»[4]. Русские учёные, такие как Василий Григорович-Барский, преосвященный Порфирий (Успенский), профессор В. И. Григорович, архимандрит Антонин (Капустин), П. И. Севастьянов и другие оставили для нас достаточно доступные труды, посвящённые афонской теме.

«Агион Орос», то есть «Святая Гора», это понятие «прилагается к местам высшей святости, удалённым от мира на горах и как бы находящимся между небом и землёй»[5].

Афон представляет собой икону, которую пишет человек в своём сознании уже более 1000 лет: «С точки зрения иеротопии, важно осознать, что «Святая Гора» — это не просто красивое название или географическое понятие, но и иконический образ, возникающий в сознании православного человека, рождающий определённые ассоциации и являющийся плодом многолетнего творчества самых разных людей»[6].

Дом Пресвятой Богородицы, христианский подвиг и всецелое послушание воле Божией, смиренное сердце, икона мысленного рая – всё это бесконечные словосочетания, которые дают только малое представление о сущности этого святого места: «Наземный рай аще хощеши получити, поиди на Святую гору и имашь ся удивити».

Одно из мистических значений слова «Гора» в христианстве обозначает откровение, место встречи человека и Бога, но это скорее даже не место, а более — свойство переживания, происходящего здесь Божественного Откровения. «Гора никогда не является лишь «обстановкою», лишь внешним фактом. Напротив, она сама является участницею мистерии, она наполняет текст живым своим содержанием, она говорит в нём»[7].

Горы в Священном Писании являются реальным символом повышенного осознания и откровения. «Гора есть место молитвы: на Гору удаляется для молитвы Иисус. Высшие точки Евангелия — Его ночные молитвы на Горе, молитвы под звездами; в звучании гармонии сфер, в подчинении живущей в них воле Отца и находит Он свою пищу …Но Гора доступна и всем нам… Пусть горные вершины, далёкие, уединенные — уже в небесном плане. Пусть они загораются небесным, какого нет на земле, светом. И пусть отлична от земной, почвенной, «перстной» их возвышенная природа и мысль. Но все мы можем восходить на них, по крайней мере, начать восхождение, или, по крайней мере, их созерцать».[8] И вслед за Пушкиным можно повторить: «Парит, чуть видный, над горами. Далекий, вожделенный брег!<…> Туда б, в заоблачную келью, в соседство Бога скрыться мне!»[9].

Афонская иконография

Чудны лики Твои, Небожительнице, их же явила Ты верующим в несчетных чудотворных иконах Твоих, во обителях святой горы Афонской пребывающих, покрыв ими гору сию, аки многосиянной и многоцветной ризою и омофором»[10], — читаем мы в чудесной книге, в которой собраны как жемчужины на ожерелье вокруг Афонской горы, сказания о святых чудотворных иконах, в земле Афонской просиявших.

Чудотворный образ Божией Матери «Достойно есть» («Милующая») пребывает, в столице Афона – в административном   центре, носящем имя Карея. «Достойно есть, яко воистину блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную, и Матерь Бога нашего». Эту дивную песнь во имя Божьей Матери 11 июня 982 года возвестил христианам сам архангел Гавриил, посланный на землю. С тех пор ангельская песнь «Достойно есть…» поется во время каждой Божественной литургии по всему миру. Издавна изливала Пречистая Свою милость и на русских христиан. Список с чудотворного образа «Достойно есть» был в Петербурге, в Галерной гавани, где стоит выстроенный в честь Милующей Богоматери величественный храм. Храм построен в память коронования Александра III в 1888–1898 для жителей Гавани по проекту инженеров архитекторов В. А. Косякова и Д. К. Пруссака. В 1932 году был закрыт, а в 19 декабря 2012 храм иконы Божией Матери «Милующей» на Васильевском острове снова возвращен Русской Православной Церкви.

Иверская икона Божией Матери. «Чудотворная икона Богоматери, находящаяся на Афоне, именуется Иверскою потому, что из Никеи на святую Афонскую гору «по морю пришла и стала над порту монастырскою тамошней Иверской (Грузинской) обители, и за сие портарницею зовется», так повествует о ней «Краткое описание двадесяти монастырей обретающияся на святой горе Афонской»[11]. Первое известие о ней относится к IX веку, и дальнейшая судьба иконы описана в издании тогда еще Русского Свято Андреевского Скита на Афоне в «Повествованиях о чудотворных иконах Богоматери, во святых обителях горы Афонской пребывающих».

Замыслив в 1648 году перенести духовный центр Святой земли и Святой горы на Святую Русь, Новоспасский архимандрит Никон, будущий патриарх, заручается поддержкой афонских старцев Иверского монастыря и заказывает у них точный список чудотворной иконы Божией Матери Иверской,

И вот долгожданная встреча, икона, поддерживаемая афонскими старцами, плывёт, как когда-то по морю, поддерживаемая ангелами; под звуки многочисленных церковных колоколов и при всеобщем ликовании она была торжественно встречена у Воскресенских ворот царём Алексеем Михайловичем, патриархом Иосифом и, конечно, архимандритом Никоном. В честь этой встречи была выстроена часовня, где и помещён был новый чудотворный список Иверской иконы Божией Матери. Московская Иверская, так стали называть эту икону, стала самой почитаемой святыней. Уже будучи патриархом, Никон издаёт в типографии Иверского Валдайского монастыря книгу «Рай мысленный»[12], где описывает одно из преданий об иконе в главе «О священной обители Иверской и честней иконе Портаитской».

А следующим шагом была постройка Иверского Валдайского монастыря, по точным копиям, снятым с афонского монастыря по просьбе патриарха Никона, где и была помещена еще одна копия, привезённая из тезоименитой афонской обители. Известны также копии Иверской, которые просияли чудотворениями. Достаточно вспомнить названия её списков, чтобы понять её всемирное почитание: Московская, Монреальская, Парижская, Моздокская и даже Гавайская…

«Скоропослушница»

Первообраз иконы Божией Матери «Скоропослушница» находится на наружной стене в Афонском монастыре Дохиар. Образ «Скоропослушницы» иконографически относится к одному из распространённых видов изображения Богородицы с Отроком — Иисусом — Одигитрии, Путеводительницы, указывающей путь. На иконе Богородица указывает нам рукой на Того, Кто сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин.14:6).

В 1878 году один из списков «Скоропослушницы» (впоследствии «Невская»), был принесён из Афонского Русского Пантелеимонова монастыря в Санкт-Петербург для сбора пожертвований на восстановление храма святителя Николая Чудотворца в Мирах Ликийских (в Турции). Петербургский список Божией Матери «Скоропослушницы» отличается по иконографии от афонского прообраза. На нем изображена Божия Матерь без Богомладенца, с молитвенно простертой десницей. Петербургский список иконы стал вкладом Великого князя Сергия Александровича и его супруги Елизаветы Феодоровны (позже прославленной Церковью) в строящийся храм. Икону «Скоропослушницы» почитала и царская семья. Так в 1916 году Императрица Александра Федоровна писала в ставку главнокомандующего к Государю Императору Николаю II: «Мой родной и милый! Мы ездили в новую маленькую церковь Бари во имя Скоропослушницы (т.е. Барградский Николо-Александровский храм в Санкт-Петербурге) и видели там дивную икону — такой чудный, кроткий лик, и во время молитвы перед ней охватывает такое хорошее чувство»[13]. В годы второй мировой войны, в блокадном городе икона пребывала в Князь-Владимирском соборе, где обрела исключительное значение и смысл для страждущего народа. Можно вспомнить, что 22 ноября 1941 года в день «Скоропослушницы» в блокадный город отправились первые машины с продуктами. Скоро услышала молитвы страждущих горожан Пресвятая Богородица, и таким образом была открыта «Дорога жизни». И сейчас эта икона, находясь в Александро-Невской Лавре, источает благодать для тех, кто с верою притекает к Пречистой Матери.

Заключение

Во многих храмах и церквях Святой Руси всегда можно встретиться со списками почитаемых афонских икон: «Портаитиссы (Вратарницы)» Иверского монастыря «Парамифии (Утешение)» и Пантанасса или Всецарица Ватопедского монастыря, «Достойно есть» из Успенского храма Кареи и «Скоропослушницы» из обители Дохиар, Геронтисса из монастыря Пантократор, на Руси также почитаются такие иконы как Млекопитательница и Троеручица из сербского Хиландарского монастыря, и многие другие иконы. Своими явлениями и чудесами, исходящими от икон, Богородица и сейчас, проявляет Своё милосердие, внимая непрерывным молитвам афонитов, отвращает Гнев Божий, надвигающийся на мир, в котором иссякает любовь. И закончить я хочу словами известного философа и писателя, созерцателя и афонского странника Павле Рака: «сегодня самое главное на Афоне остаётся прежним. Это совсем не его старина, и не его красоты, даже не его святыни, а то, к чему и красоты и святыни должны нас привести: к пониманию того, что мы удалились от той первозданной красоты облика и подобия, по которым мы сотворены. И что мы должны постараться возобновить Божию икону в нас»[14].

Патрикеев Олег Владимирович, студент заочного отделения 3-4 курса бакалавриата.


[1] Кирилл Вах. Великий князь Константин Николаевич и Афон. Сборник Гора Афон. Образы Святой Земли М.: Индрик, 2011. С.64

[2] Филимонова Л.В. Жития святых и всехвальных Апостолов. Сибирская Благозвонница М. 2013, С. 373.

[3] Посмертные вещания преподобного Нила Мироточивого Афонского.. Житомир: Ни-ка («Нi-ка»), 2002. Гл.19. С. 88.

[4] Ильинский Г. А. Значение Афона в истории славянской письменности. Журнал Министерства Народного Просвещения, 1908, ноябрь, ч. 18, новая серия, С. 2.

[5] Гора Афон. Образы Святой Земли / Идея проекта: Виктор Семёнов, иеромонах Иустин

Симонопетрит; Редактор, составитель Алексей Лидов. — М.: Индрик, 2011. С.17.

[6] Гора Афон. Образы Святой Земли / Идея проекта: Виктор Семёнов, иеромонах Иустин

Симонопетрит; Редактор составитель Алексей Лидов. — М.: Индрик, 2011. С.17.

[7] Салтыков А. Гора в Библии. Журнал «Путь» №30, С.74.

[8] Салтыков А. Гора в Библии. Журнал «Путь» №30, С. 84.

[9] Пушкин А.С., Монастырь на Казбеке, Напечатано в «Северных цветах» на 1831 год. В рукописи помечено 20 сентября. См. примеч. к стихотворению «На холмах Грузии лежит ночная мгла», С. 134, Российское собрание православных публицистов, взято: http://www.rspp.su/pravoslavie/poetry/pushkin.html

[10] Взбранная Воевода воинства Святой горы Афонской или повествования о чудотворных иконах Богоматери, во святых обителях горы Афонской пребывающих. Одесса, Типо-хромолитография Е.И. Фесенко, Ришельская ул.,д. № 47 1888 г.

[11] Подлинные акты, относящиеся к Иверской Иконе Божией Матери, принесенной в Россию в 1648 году. Москва. Синодальной Типографии 1879. Введение.

[12] Рай мысленный: К 340-летию издания / Пер. Ю.И. Зинченко; сост. В.С. Белоненко. СПб. 1998 (То же: СПб., 1999).

[13] Письмо императрицы Александры Федоровны «Царское Село. 1 апреля 1916 г. (взято http://emalkrest.narod.ru/txt/alx-dvn/1917.htm)

[14] Цит. по: Рак Павле, «Приближения к Афону» (1989). Издат. Индрик 2010., Предисловие автора ко второму изданию на русском языке.


Опубликовано 27.05.2015 | Просмотров: 239 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter