Игумен Александр (Федоров): О храмовом зодчестве, ч.1

Интервью с игуменом Александром (Федоровым), настоятелем Императорского Петропавловского собора и церкви св. Екатерины в Академии художеств, заведующим иконописным отделением СПбПДА, профессором Института им. И. Е. Репина Российской академии художеств, председателем епархиальной комиссии по архитектурно-художественным вопросам и Санкт-Петербургского православного молодежного движения.

— Отец Александр, как Вы относитесь к современному церковному зодчеству? Является ли оно возвратом к традиционным архитектурным стилям, или это скорее некий синтез различных архитектурных направлений?

— Я хотел бы отметить, что мы сейчас находимся в стадии ученичества. Процесс, начавшийся с конца 80-х годов прошлого века, до сих пор не завершен. Это процесс возрождения не только самого храмостроительства, но и приобретения храмостроительных навыков нашими зодчими, которые не имели такого опыта в течение нескольких десятилетий. Сегодняшняя ситуация несколько похожа на ту, что была во второй половине XIX века. Тогда после господства интернациональных стилей – барокко, классицизма – произошло возвращение к традиционным отечественным направлениям. Возвращение произошло с некоторой степенью условности, потому что архитектура второй половины XIX — начала XX веков отличается от древнерусской. Мы говорим, что это архитектура своего времени. Она заключает в себе значительный элемент историзма, который имел место и в светской архитектуре. Опыт архитекторов конца XIX – начала XX веков был последним положительным опытом, после которого произошел разрыв.

Теперь традиция начинает возрождаться, и естественно, что эта точка разрыва вызывает интерес. Именно поэтому многие современные архитекторы работают в похожем ключе, но это скорее не подражание древним формам, а возвращение к опыту усвоения древности в современных условиях, то есть опыту зодчих XIX – начала XX века. В настоящее время происходит переосмысление этого опыта. В результате мы имеем достаточно большое количество архитектурных стилей, которые повторяют то, что было в XIX – начале XX веков. Их классификация дает довольно пеструю картину, и пока не столь оптимистичную: наши архитекторы находятся в ученической стадии. Это может быть второй русско-византийский стиль, в котором архитектор К.А. Тон создавал храм Христа Спасителя.

Игумен Александр (Федоров): О храмовом зодчестве, ч.1

Храм Христа Спасителя. Проект К.А. Тона

Сейчас некоторые архитекторы или заказчики любят это направление, и некоторые обращаются к нему. Второй русский стиль похож на то, что делалось в XIX веке. Примером его может служить храм Спас-на-Крови в Петербурге.

Игумен Александр (Федоров): О храмовом зодчестве, ч.1

Храм Спас-на-Крови. Архитектор А. Парланд

Второй неорусский стиль – попытка обратиться уже к опыту XX века с некоторыми элементами модерна, но модерна, который адаптировался в церковном строительстве так, что получились довольно интересные формы. Это стиль, в котором возможности того времени были связаны с вниманием к новгородско-псковскому наследию.

Также есть группа построек в «обновленном неорусском стиле». Там гораздо больше элементов современной архитектуры, которые органично вошли в церковную традицию. Есть немного образцов переосмысления классицистического наследия, даже второго необарокко. Их очень мало, но они есть. Таким образом, существует довольно пестрая картина, а сказать, что есть единое цельное направление, характеризующее наше время, увы, трудно – это направление пока еще носит характер историзма. Что этому противопоставить? Я думаю, это факт, который нужно просто принять.

— Сохранились ли традиции храмового зодчества на западе?

— Опыт западных христиан является другой крайностью: они вообще разорвали связь со старой традицией. И если у них есть довольно интересные примеры некоторых церковных зданий, то это скорее достижения в области современной архитектуры, а не в области продолжения храмостроительной традиции. Очевидно, что здесь тоже есть разрыв.

Получается так, что большая часть православных храмов — не только в России, но и в других странах — построены в стиле, который можно назвать неовизантийским. Например, сербский храм св. Саввы в Белграде – это сербско-византийский стиль.

Игумен Александр (Федоров): О храмовом зодчестве, ч.1

Храм св. Саввы в Белграде

Всё это опыт историзма. Он противостоит ультрасовременному взгляду на архитектуру, когда полностью игнорируется традиция. На мой взгляд, вторая тенденция гораздо опаснее.

— Сочетаются ли традиция и новые решения в современных храмовых постройках?

— Если мы посмотрим на нашу историю, то в любом архитектурно-художественном явлении всегда можно увидеть и какую-то степень традиционности, и какую-то степень принадлежности эпохе, когда это было создано. Мы отличаем московские храмы XV века от владимиро-суздальских XII столетия, хотя в них есть общие черты и т. д. Конечно, глядя на современные церковные постройки, можно понять, что они сделаны сейчас, а не когда-то. Я надеюсь, когда процесс ученичества будет завершён, будет выработана четкая позиция, связанная и с определенными историческими ассоциациями, и с нашим временем, которое даст свой отпечаток. В этом смысле современный обновленный неорусский стиль довольно интересен, в нем есть примеры, на которых можно поучиться.

— Приведите, пожалуйста, эти примеры.

— Храм святых царственных страстотерпцев в Екатеринбурге, храм св. Георгия Победоносца на Поклонной горе в Москве – они несут и традиционные, и современные черты. Храм Архангела Михаила в поселке Токсово близ Петербурга.

Игумен Александр (Федоров): О храмовом зодчестве, ч.1

Церковь Архистратига Михаила, пос. Токсово

Кстати, его строил очень опытный архитектор – В.Ф.Назаров. Здесь есть и определенная доля обращенности к истории, и определенная доля современности, все очень равновесно и композиционно красиво.

В Ленинградской области мы найдем несколько подобных примеров. Можно назвать храм, ориентированный в большей степени на эпоху начала XX века и при этом очень интересно скомпонованный, – храм Рождества Пресвятой Богородицы на железнодорожной станции Александровская около г. Сестрорецка.

Игумен Александр (Федоров): О храмовом зодчестве, ч.1

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы,
с. Александровская

Архитекторы этого храма — выпускники Академии художеств, расписывали его художники, также связанные с Академией. Получилось довольно неплохое явление современной архитектурно-художественной жизни и в то же время – новый храм. Он построен во втором неорусском стиле с древнерусскими ассоциациями (шлемовидным куполом), при этом с внедрением монументальной живописи. Еще можно назвать два неординарных, построенных в обновленном неорусском стиле, храма: Никольский храм на железнодорожной станции Предпортовая и храм Казанской иконы Божией Матери у Красненького кладбища, близ станции Автово.

Игумен Александр (Федоров): О храмовом зодчестве, ч.1

Церковь во имя Святого Николая Чудотворца,
с. Предпортовая

Игумен Александр (Федоров): О храмовом зодчестве, ч.1

Церковь Казанской иконы Божией Матери у Красненького кладбища

При этом архитекторами преодолен неблагоприятный контекст: обе церкви построены на крайне стеснённой территории. Также можно отметить проект храма для Пискаревского кладбища, сделанного в классицистическом ключе. Неплохой Сретенский храм на Муринском ручье – неовизантийский.

Игумен Александр (Федоров): О храмовом зодчестве, ч.1

Храм Сретения Господня в Муринском парке

В Петербурге работает архитектор Б.П. Богданович, который создал много церковных проектов, и современных, и в то же время узнаваемых как проекты православных храмов (например, церковь Державной иконы Божией Матери). Тем не менее мы пока не можем поставить точку, пока только многоточие. Пока нам необходимо нарабатывать опыт.

— Каковы, на Ваш взгляд, тенденции развития современного храмового зодчества?

— К сожалению, для западной — как церковной так и светской — архитектуры во второй половине XX века произошел сдвиг в сторону архитектуры постмодернизма – архитектуры, которая становится дизайнерской игрой, где нет серьезного отношения к форме и конструкции. Такая архитектура превращается в дизайн. Мы это наблюдаем и в современных светских постройках Петербурга, часто удручаемся по этому поводу, так как архитектура утрачивает свою фундаментальность и становится сиюминутной игрушечной вещью.

В храме так не может быть. Храм не может развиваться по этому принципу, здесь очень важна традиционность. Традиционность не означает, что нужно взять один определенный храм и его повторить, взять какие-то детали и их скопировать на новый лад. Нет, нужно вжиться в методику тех архитекторов, которые работали и в XII веке, и в XV, и даже на рубеже XIX – XX веков. Они могли использовать современные для их времени возможности, но в то же время строили храм. Следовало бы сочетать возможности нынешней эпохи и традицию, а из своего времени отбросить все негативное, все игрушечное, которое характерно для второй половины XX в. и для сегодняшнего дня. Потому задача для строителей храмов – задача для человека непосильная. Но то, что невозможно человеку одному, возможно с Божией помощью.

Беседовали Алексей Медведев и Вадим Лозовский


Опубликовано 03.10.2010 | Просмотров: 266 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter