Иеромонах Кирилл (Зинковский). Гармоничное развитие молодежи – вызовы современной системы образования

Иеромонах Кирилл (Зинковский). Гармоничное развитие молодежи – вызовы современной системы образования

Доклад иеромонаха Кирилла (Зинковского), к.б.н., к.т.н., преподавателя Санкт-Петербургской православной духовной академии на V Всероссийской конференции с международным участием «Здоровье — основа человеческого потенциала и пути их решения», г. Санкт-Петербург, 25-27 ноября 2010 г.

Понятие гармонично развитой личности связано с древне-греческим термином ἁρμονία, который переводится как порядок; слаженность, соразмерность, стройность. Эта универсальная античная философская категория в современном мире понимается более узко, как комплекс понятий музыкальной теории, а в психологическом аспекте — это интегральная характеристика личности, развитой во всех отношениях: в культурном, физическом, техническом, гуманитарном и интеллектуальном смыслах. Я не случайно упомянул о гармонии как слаженности звуков в музыкально-эстетическом восприятии, ведь гармония человеческой души оказывается не менее тонкой и деликатной, чем гармония звуков в музыкальном инструменте. В наш век бума технического и информационного развития гармонично развитой личностью чаще представляется человек хорошо эрудированный, социально адаптированный, знакомый с современными техническими средствами. Но и античные философы и, тем более христианская традиция понимают гармонию как более внутреннее, своеобразное таинство человеческой души.

Так, еще Платон говорил, что формой гармонии души является целомудрие, которое философ определяет как «единомыслие, согласие худшего и лучшего по природе в том, кому надо начальствовать и в обществе и в каждом человеке» (Государство 431e – 432a). Еще больше гармония выражается по Платону в «справедливости». В справедливости гармония имеет окончательное выражение, но коренится она, очевидно, в целомудрии, так как только этому последнему свойственно внутренне подчинять худшее лучшему и, следовательно, тем самым ставить все на надлежащее место[1].

В христианском святоотеческом наследии «целомудрием» называется добродетель, противоположная разращению. В этом понятии отражена задуманная Творцом целостность человеческого внутреннего мира, которая особенно нарушается плотскими излишествами и грехами. Но целомудрие – это не только, и даже не столько состояние тела, сколько гармоничный союз тела, души и духа в индивидууме, стройное единство разных добродетелей. По мысли преподобного Максима Исповедника: «Приведший к созвучию тело и душу благодаря благодетели и ведению стал кифарой, флейтой и храмом Божиим. Кифарой — как правильно соблюдающий гармонию добродетелей; флейтой — как воспринимающий посредством божественных умозрений вдыхание Святого Духа; храмом, как ставший вследствие чистоты ума жилищем Слова Божиего»[2].

Такая высокая планка духовного развития, к сожалению, не доступна для большинства членов современного общества. Тем не менее, представляется очень важным, во-первых, даже простое осознание самого факта существования такого высокого призвания человека, а во-вторых, понимание того, что к высоким и тонким гармониям души невозможно даже сколько-нибудь приблизиться при отсутствии элементарной техники информационной и психической безопасности и фундаментального образования базовых психических и умственных способностей индивида.

Взрывной рост количества воспринимаемой информации в современном мире[3] зачастую ведет к серьезным психическим проблемам и даже заболеваниям современного человека. Бурные потоки информационных полей непрестанно бомбардируют наше сознание, вызывая проблему понижения «воспринимательных и мыслительных способностей»[4]. Огромное количество информации, наряду с сильными зрительными образами-возбудителями психики, которые активно используются в интересах борьбы за влияние в сверхнасыщенном информативном поле, создают новую проблему — проблему восприятия всякой полезной информации и, особенно, Слова Божия и слова проповедника, церковной музыки и духовной культуры. Теряется сама сила слова, поскольку объем слышимых нашим современником слов подпрыгнул скачкообразно вверх, человек все более привыкает к яркой видеоинформации, в которой важен более язык символов и образов, чем слов.

Методы информационной агрессии становятся все более успешными и эффективными в эпоху практически неограниченных информационных потоков, в которых человеку зачастую просто некогда или лень разбираться. Кроме того, наживка клеветы и обмана всегда ориентирована на немощи и страсти человеческой души, что усиливает эффект воздействия и создает заведомо отрицательный настрой к восприятию противоположных доводов.

В виду вышесказанного, становится очевидным, что самой первой и насущной задачей современной системы как школьного, так и высшего образования является активная позиция родителей и учителей по обеспечению информационной и психической безопасности молодежи.

При всей сложности и разнообразии современных средств современного информационного воздействия пропаганда разврата и насилия как одновременно самых тривиальных, но и самых действенных до сих пор не получила должного отпора в нашем государстве. А ведь, скажем, в США и большинстве европейских развитых стран общественное телевидение, куда открыт доступ подросткам, очень строго цензурируется.

Психологами давно замечено понижение общего интеллектуального и физического уровня развития у нецеломудренных подростков. Одновременно, видеопродукция и СМИ вкладывают в сознание детей разрушительные образы разного типа. Например, образы «отвратительной матери»[5], где женщина-мать преподается в безобразном обличье на фоне свободной (но, отметим, не девственной) женщины, наделяемой авторами умом и изяществом. Таким образом, пропаганда разврата тесно связана с целями опорочить в сознании молодежи институт семьи. И это уже осуществившаяся угроза дала весьма ощутимые плоды в нарастающей страшными темпами в нашем государстве демографической проблеме.

Результаты социологических исследований, проведенных среди большой выборки старшеклассников и учителей разных общеобразовательных школ и лицеев Санкт-Петербурга в 2005 году, выявили положительную взаимосвязь между вольным отношением к вопросам половой жизни и такими грехами как матерщина, аборты и самоубийство.

Все эти проблемы особенно обостряются в связи с тем, что современный мир, в частности, культура постмодернизма предполагает антиуниверсализм. Вместо единой абсолютной Истины выдвигается «множественность относительных истин»[6], происходит размывание морали, релятивизация понятий добра и зла, человек объявляется свободным настолько, что «он может выбирать все, что ему понравится, в том числе и зло».

Еще один, тесно связанный с предыдущим, отличительный признак нашей эпохи — это появление своеобразной атмосферы «отсутствия авторитетов», проблемы девальвации консультативного авторитета преподавателей и духовных наставников, имеющей основной своей причиной возможность самообразования, особенно через интернет. Претерпевают девальвацию опыт и мнения предыдущих, старших поколений как таковых. В медленно меняющихся аграрном и индустриальном обществах пожилые люди традиционно почитались за их жизненный опыт. При нынешних темпах перемен и роста знаний старшие быстро теряют свою авторитетность. «Опыт жизни» есть не только и даже не столько объем накопленных знаний, сколько, прежде всего, умение правильно и трезво оценивать, фильтровать и использовать их. Но на фоне внешних глобальных перемен мудрость, выраженная старым языком, представляется современному молодому человеку бесполезной и отжившей ветошью[7].

В связи с обозначенной выше проблемой вырисовывается вторая сложнейшая задача современного образования – поддержание преемственного института преподавателей и создание методик нового типа преподавания, когда наряду с полезной и необходимой информацией учитель смог бы поддерживать свой авторитет в аудитории. Последняя задача предъявляет высокие требования и к самому преподавателю как с точки зрения его эрудиции и способности неожиданным образом освещать проблемные области в данной сфере знания, так и к его личностным характеристикам.

Все это требует огромных усилий и, более того, серьезной государственной финансовой поддержки. К сожалению, массовая пропаганда достигла такого влияния на умы молодежи, что даже самый замечательный и талантливый преподаватель вызывает у них сожаление, если не презрение ввиду своего низкого материального положения в обществе.

Кроме того, необходимо чтобы новые образовательные методики были не просто направлены на увеличение списка разнообразных предметов и объема усвоенного материала, а основывались на концепции живого и целостного характера истинного знания и самого процесса познания.

В наш информационный XXI век становится пророческим умозрение Алексея Степановича Хомякова – русского патриота, богослова, философа, поэта, публициста, одного из основоположников славянофильства. Будучи сам удивительно разносторонне развитым человеком, Хомяков учил о нравственном основании всякого добротного познания[8]. Действительно, в наши дни мы являемся свидетелями бесчисленного числа примеров, когда увеличение объема познаний среди молодежи отнюдь не означает ни нравственного роста, ни даже просто социально-культурного созревания. Гармоничный рост эрудированности, силы воли и способности брать на себя ответственность в серьезных жизненных ситуациях —  это большая редкость в нашу эпоху.

В наше время для безвредного разделения вредного от полезного и усвоения положительной информации требуется особая степень духовно-нравственной зрелости, но, к сожалению, большинство подростков и даже взрослых, не успев ее достигнуть, терпят крушение внутренних психологических «фильтров» и основ через обильнейший поток вредоносного информационного материала.

На основе глубокого знания истории народов Хомяков говорил о вере, как о «высшем общественном начале», ибо «само общество есть не что иное, как видимое проявление наших внутренних отношений к другим людям и нашего союза с ними». По мысли философа, здоровое гражданское общество невозможно без христианской веры, утверждающей в массах идеалы правды, милосердия и целомудрия. Именно вера определяет, «охватывает и переплетает все чувства, все убеждения, все стремления» [9] человека.

В свое время святой Иоанн Кронштадский писал: «Что мы хотим сделать из наших юношей? Всезнающих или многознающих ученых мужей? Слишком недостаточно: потому что можно и весьма много знать, как говорится, поглотить науку, быть весьма ученым человеком, и в то же время — увы! быть негодным человеком и вредным членом общества… Значит, нам нужно образовать не только ученых людей, но и — что всего важнее и нужнее — добрых, богобоязненных христиан»[10].

Что же касается практических деталей современного образования, то безусловно большое значение должно придаваться развитию навыков самостоятельной, творческой работы школьников и студентов, чему в современной системе образования серьезным препятствием становится ЕГЭ. Значение ЕГЭ для школьников теперь первостепенно, так как возможность получения высшего образования полностью определяется его результатами, особенности же ЕГЭ требуют отдельной программы подготовки школьников, в результате чего школьное образование становится ориентированным на успешную сдачу ЕГЭ. Перед учителем и учеником ставятся новые задачи – научить и научиться решать задачи определенного типа с определенной скоростью, что подразумевает не более чем развитие моторных функций памяти, но не широких творческих способностей. Умение совершать автоматические операции оказывается в такой образовательной программе предпочтительнее умения размышлять, потому что размышление занимает время, которое при сдаче ЕГЭ является одним из решающих факторов.

Кроме того, тестовые задания по определению не могут касаться тех областей знания, содержание которых не может быть формализовано, но без которых невозможно научить человека творческому мышлению, а при существующей тенденции переориентации школьных программ на ЕГЭ, подобные области знания неминуемо окажутся второстепенными в процессе обучения. В итоге это может означать смену основных функций школы и, несомненно, произойдет отказ от функций, которые выполняла школа в XIX и отчасти в XX веке. Результатом подобной реформы явится понижение интеллектуального уровня и учителя, и ученика, поверхностность и несистематичность получаемых в школе знаний, которыми невозможно будет пользоваться вне условий тестовой задачи. Человек, получивший подобное образование, будет приучен искать во всем лишь знакомые ему шаблоны, набор которых будет постоянно требовать пополнения, т.к. человек окажется неспособным к личной оценке и принятию личного решения в ситуации, не вписывающейся в рамки известной схемы, в том числе он станет неспособным различать добро и зло, и его ум и душа станут благоприятной почвой для насаждения любых стереотипов, которые смогут программировать его поведение.

Девальвация авторитета родителей и учителей, к которой ведет ювенальная юстиция, воспитание и образование, которое формирует человека-исполнителя, рост авторитета СМИ (интернета, телевидения), возрастание неспособности к живому человеческому общению, заменяемому виртуальной реальностью, изоляция и замкнутость человека являются факторами, обуславливающими формирование общества, легко направляемого на любой путь, угодный тому, кто владеет информационными каналами, доставляющими душе и уму человека стереотипы мышления и поведения.

Посредством СМИ проводится активная пропаганда, нацеленная на духовное разложение молодежи, например, молодежные программы, предлагающие в основном один и тот же образ молодого человека, проводящего свое время в праздности и развлечениях. Достаточно обратить внимание на многочисленные сериалы и телепрограммы, посвященные студенческой жизни, чтобы понять, образ какого студента насаждается в среде молодежи. Едва ли в них можно встретить сюжеты об учебе — о самостоятельных занятиях в библиотеках, о подготовке к экзаменам, о научной работе студентов, если учеба упоминается, то лишь в негативном контексте, как раздражающий фактор, препятствующий получению удовольствия от жизни. В течении всего времени передачи на экране фигурирует молодой человек (или девушка), которого интересуют в первую очередь половые отношения, деньги, выпивка, т.е. культивируется удовлетворение страстей и праздной жизни в развлечениях.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский среди недугов современного ему общества особенно отмечал страсть к развлечениям в том смысле, что она является несомненным показателем того, что «людям нечем стало жить, что они разучились жить серьезною жизнью, трудом на пользу нуждающихся и внутреннею духовною жизнью». Увлечение современных подростков и молодежи компьютерными играми явственно свидетельствует о том, согласно слову святого, что духовная деградация общества — это проблема не завтрашнего дня, но уже сегодняшнего! Пристрастие молодого поколения к компьютерным играм – это тяжелая болезнь современного общества. Едва ли можно утверждать, что столкновение с этой проблемой общества лишь в последние десятилетия связано только с недавним развитием индустрии компьютерных игр. Из приведенных выше слов святого Иоанна Кронштадтского видно, что общество было поражено страстью развлечения и в его время, впрочем, эта страсть, как и другие, сопровождает человека в течении всей его истории, но не во все времена эта болезнь носила характер эпидемии, и во многом это зависело от политики власть имущих. Поскольку речь идет о поражении подрастающего поколения, то власть имущими пока являются родители, в силах которых контролировать занятия ребенка.

В итоге, третье требование к современной образовательной системе — это пропаганда образа телесно и духовно здорового, образованного человека, хорошего семьянина и патриота своей Отчизны. Но такая пропаганда требует и подразумевает вовлечение административно ответственных лиц. Так, например, запреты на продажу алкоголя и энерготоников [11] вблизи школ и вузов должны стать реально действующими, а не декларативными.

Христианское религиозное мировоззрение, наряду с многовековой христианской педагогической практикой, имеют достаточный потенциал, чтобы дать современному человеку достойный его, высочайший смысл бытия, подвигнуть к созидательному труду на благо семьи и отечества, создать надежную психологическую защиту от всевозможных деструктивных внешних воздействий.

Творческое наследие выдающихся христианских мыслителей и святых становится крайне актуальным в XXI веке, прежде всего, тем, что указывает на духовный авторитет христианского наследия и Церкви, как на надежный гарант благополучного развития мирового и российского общества. Основой будущего общества, конечно, является молодежь, и от нас зависит, какими вырастут наши ученики, каким будет общество середины XXI века.


[1] А.Ф.Лосев, История античной эстетики, итоги тысячелетнего развития, история античной эстетики, том VIII, книги I И II, М.: «ИСКУССТВО», 1992, 1994. кн.II , часть 7, гл. II, §3. Высокая и зрелая классика, гармония и добродетели.

[2] Максим Исповедник, преп., Главы о богословии и о домостроительстве воплощения Сына Божия, вторая сотница.

[3] Согласно данным исследования, проведенного исследовательской компанией IDC, объем «цифровой вселенной» по итогам 2007 г. составил 281 млрд. гигабайт, или 281 экзабайт, что на 10% превысило предварительные прогнозы. Неутомимо создавая электронные письма, документы, фотографии и видео, частные пользователи и компании обеспечивают ежегодный рост объема цифровой инфо-сферы на 60%. http://www.3dnews.ru

[4] М.Н. Эпштейн, Информационный взрыв и травма постмодерна, http://www.philosophy.ru/library/epstein/epsht.html

[5] Колеченко А.К., д. психол. наук, Материалы молодежного конгресса «Православие, молодежь и будущее России», Сборник докладов, СПб, 2005, «Психическая безопасность молодежи», С. 387.

[6] Олеся Николаева, преподаватель Московского Литинститута, автор книг и статей о постмодернизме http://www.st-tatiana.ru/text/32506.html (Христианский реализм безусловно неприемлем и даже ненавистен постмодерну. Характерен и взгляд постмодернизма на человеческую личность, когда образ и подобие Божие подменяется социальной маской. Вокруг такой личности выстраивается и мир вещей, которые в этой культуре также приобретает знаковый социальный характер, человек оказывается вписанным в концепт наступившей эпохи: «Ты есть то, что ты имеешь»).

[7] Амвросий (Ермаков), еп., Особенности воспитания и образования священнослужителей для их служения в современном мире. Доклад на Международной конференции «Пресвитер между богословием священства и современными вызовами в области образования» в г. Эболи, Италия, 11 мая 2010 г.

[8] «Хомяков А.С.: Творческое наследие в свете современности», вступительная статья к переизданию трудов писателя, сборник «А.С. Хомяков: Учение о Церкви», «Русская симфония», СПб, 2010, С. 11.

[9] Полное собрание соч., Хомяков А. С., т.1, Москва, 1900, С. 385.

[10] Иоанн Кронштадтский, св. прав. Полное собрание сочинений. Т. 3. С. 314-316.

[11] Как и все новое и недостаточно изученное, энергетические напитки вызывают много вопросов и споров у специалистов и потребителей. До сих пор остаются недостаточно изученными вопросы, которые касаются таких важных проблем, как значительное превышение концентрации таурина и глюкуронолактона по сравнению с традиционными продуктами питания; сочетание и взаимное влияние составляющих ЭН, а также их совместимость с алкоголем. Главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко однозначно определил, что означают для человеческого организма энергетические напитки: «Это выкачивание из человека всех жизненных ресурсов. В нормальном состоянии человек не переходит тот биологический клапан, который в нем заложен. А тут отодвигается порог и появляется чувство избыточной энергии, а потом наступает истощение. Это исчадие, так называемые энергетические напитки, поставлено на промышленную основу и масштабируется с попустительства государств, на территории которых производится и распространяется эта продукция».


Опубликовано 26.11.2010 | Просмотров: 500 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter