Иеродиакон Александр (Урбанович). Деятельное служение ближнему как истинное проявление христианской любви (на примере воскресного евангельского чтения Ин 21,15-25)

urbanovich

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

«Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов… Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией», — такими словами раскрывает ап. Петр содержательную сторону христианской любви (1 Пет 4:8,10).

Исключительная важность этой добрдетели более чем очевидна. Например, ап. Иоанн Богослов говорит о невозможности любви к Богу без любви к ближнему. Но что же такое христианская любовь? Уверены ли мы, что вкладываем верный смысл в это понятие? Говоря о любви, люди часто имеют о ней какое-то размытое и неясное представление. И беда наша в том, что мы слишком доверяем собственным чувствам. Например, нерешительность и слабоволие мы способны ошибочно воспринимать как смирение, равнодушие и безразличие — как свойства мужественного характера. То же касается и любви: чрезмерную привязанность, основанную зачастую на болезненном самолюбии, воспринимаем как любовь к этому человеку.

Насколько обманчивы и ненадёжны наши природные чувства, мы можем видеть на примере ап. Петра. Мы хорошо помним пример сострадания, которое не получило божественного одобрения: «С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!» (Мф 16, 21-22). Вот это сочувствие, соединённое с жалостью, вполне свойственное для человека, Господь осудил. Затем Пётр, со свойственной его характеру горячностью, обещал следовать за Христом вплоть до темницы и до смерти (Лк 22:33), но и эта горячность, основанная на сиюминутном порыве Петра, как оказалось впоследствии, не имела под собой твёрдой почвы. Наконец, вспомним тот момент, когда Господь трёхкратным повторением вопроса «Симон Ионин! Любишь ли ты Меня?» восстанавливает Петра в апостольском достоинстве. Получив от Христа предсказание о своей смерти, ап. Петр, движимый естественной для человека дружеской привязанностью, обращает внимание на ап. Иоанна, высказывает обеспокоенность его участью: «Господи! А он что?». И в ответ слышит: «Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? ты иди за Мною» (Ин 21:15-22).

«Идти за Христом» — для учеников Господа это означало выйти из родных мест, забыть про уютную, размеренную жизнь, фактически, пожертвовать самим собой ради проповеди о Христе. Выйдя из привычного круга общения, ап. Петр оказывается в новых условиях, общается с новыми людьми, отношения с которыми не всегда могут быть построены на уровне простой человеческой привязанности и симпатии. Тем не менее, ничто не мешает ему исполнять заповедь о любви к ближнему — посредством дара апостольского служения. Каковы плоды этого жизненного подвига ап. Петра, мы видим из его наставлений к нам: «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил» (1 Пет 4:10).

Проверить истинность этих слов мы можем на личном опыте. Представим себе, что мы попадаем в общество людей, где у нас нет знакомых, друзей, а новые люди смотрят на нас с подозрением. И прочность наших отношений будет определяться не только нашей способностью найти с ними общий язык, но и стать для них полезными в нужную минуту. Казалось бы, этот пример имеет мало общего с добродетелью христианской любви, но вспомним, что милосердный самарянин стал тем самым «посторонним человеком», который, оказавшись в конкретной ситуации, не только захотел, но и смог быть полезным для человека, пострадавшего от разбойников. Да и жизненный опыт учит нас, что такое качество как готовность бескорыстно поделиться приобретёнными навыками или жизненным опытом, а вернее сказать — тем даром, который мы получили от Бога, всегда воспринимается людьми с благодарностью.

Вот и получается, что по-настоящему любит не тот, кто подобно неопытному ещё Петру заостряет внимание на своих чувствах, на своей привязанности по отношению к конкретному человеку, а тот, кто хочет и кто готов поделиться с другими своими способностями, своим опытом. Когда человек воспринимает и себя, и окружающих как домостроителей многоразличной благодати Божией, как члены одного и того же тела, то он понимает, что его дар, его способности уже не принадлежат ему одному. Это талант, данный ему от Бога для приумножения. И в этом случае нам яснее становятся слова ап. Павла о церкви как о едином теле, которое будучи «составляемо и совокупляемо посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви» (Еф 4:16).

Имея в памяти образ ап. Петра, будем готовы на вопрос Господа «Любишь ли ты Меня?» ответить служением ближнему, и не самовольным изобретением способов этого служения, а посредством развития в себе тех качеств и способностей, которыми наградил нас Бог, чтобы мы могли быть полезными для окружающих. Аминь.

Проповедь студента I курса библейского отделения академии иеродиакона Александра (Урбановича), произнесенная на всенощном бдении в храме апостола и евангелиста Иоанна Богослова 28 января 2012 года


Опубликовано 29.01.2012 | Просмотров: 250 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter