Христос и Рембрандт. Размышления над картиной «Возвращение блудного сына»

Рембрандт Харменс ван Рейн. Возвращение блудного сына, 1669 г. Фрагмент картины

На воскресном богослужении в предпоследнюю неделю перед началом Великого поста Православная церковь вспоминает евангельскую притчу о блудном сыне. Эта притча повествует о том, как некий юноша, покинув отцовский дом и отправившись в далекую страну, истратил полученное от отца наследство на удовлетворение греховных желаний. Затем, впав в тяжелую нужду и осознав глубину своего падения, раскаялся и вернулся к отцу, со смиреной мольбой о прощении, прося принять его уже не как сына, но как наемника. Многие талантливые художники, впечатленные драматизмом истории о блудном сыне, посвящали свои произведения этому евангельскому сюжету. Известнейшие из подобных произведений — полотно великого голландского живописца XVII в. Рембрандта Ха́рменса ван Рейна — «Возвращение блудного сына» — хранящееся в Эрмитаже.

С этой картиной знаком, пожалуй, каждый, кто изучал школьный предмет мировая художественная культура, и вполне возможно, что для многих людей, особо не интересующихся Священным Писанием, знакомство с сюжетом из евангельской притчи произошло именно благодаря гениальному произведению великого художника. Наполненные глубоким внутренним смыслом и эмоционально напряженные сюжеты из священного писания вдохновляли многих гениев искусства стремившихся в создаваемых образах передать свои переживания, свое понимание этих событий. Однако насколько точно созданный автором художественный образ может донести до нас всю глубину содержания? Раскрыть символическое значение образов и практический смысл евангельского повествования? Насколько совпадают образ на картине с ликом Того, чей прообраз действительно дан в притче? Нам необходимо знать и понимать саму притчу, чтобы иметь возможность сравнить образ, данный в Евангелии, с тем образом, который был создан человеческим гением.

Рембрандт. Возвращение блудного сын

Рембрандт. Возвращение блудного сын

Какой же сокровенный смысл несет в себе притча о блудном сыне? Ведь ясно, что речь идет не просто о семейной драме, в притчах Христос открывал людям сущность событий в масштабах жизни всего человечества. Обратимся к самой притче. Раздели имущество — требует младший сын, своими словами утверждая смерть живого отца — ведь по существовавшему в то время обычаю родительское наследие надлежит разделению только по смерти отца. Однако это не останавливает младшего сына — получив свою часть имения, он устремляется в далекую страну навстречу возможности удовлетворения греховных наклонностей порочной души, навстречу потоку соблазнов. Прибыв в иноземное царство, он безоглядно отдается во власть порока, в чаду плотских утех безудержно расточая отцовское имение. Он не помнит ни отца, ни семьи, ни Родины. Он чувствует себя удовлетворенным, ощущает самодостаточность. Но вскоре отцовское наследие иссякает. Время беззаботной и разгульной жизни окончено. Оторвавшийся от дома юноша терпит голод и нужду, и местные жители, сами испытывающие недостаток по причине начавшегося голода, не желают помочь его бедственному положению. Тогда терзаемый голодом он, забыв свое знатное происхождение и прежнюю жизнь, нанимается пасти свиней, желая насытить чрево их кормом. Но в этом скотском корме — рождиях —блудный сын не в состоянии найти насыщение. И в этом тяжелом положении он наконец начинает осознавать опрометчивость того поступка, который явился причиной всех его бедствий. Происходит прояснение ума, затуманенного ложными ценностями — сын принимает решение — возвратится к единственному источнику его жизни, его благополучия — к его родному отцу. Но раскаявшийся сын понимает глубину своего падения: «Отче, согрешил на небо и пред Тобою, и не достоин более называться сыном Твоим, но прими меня как одного из наемников Твоих». С этим намерением юноша возвращается в отчий дом, где отец, долгие годы со скорбью вспоминавший о заблудшем чаде, радостно встречает его, прощает, одевает в лучшие одежды и устраивает великий праздник.

Как удивительно этот сюжет напоминает отношения между Богом и человечеством. Отвергнув в раю послушание божественной заповеди, человек в первый раз посягнул на обладание тем, что по праву принадлежит только Богу — на обладание полнотой жизни, божественным независимым бытием. Отказавшись, таким образом, от пребывания в отчем доме своего творца, человек, условное бытие, легко потерял нравственные ориентиры и подобно блудному сыну впал в рабство порока, расточая данное от Бога наследие — жизнь, душевные и телесные силы на удовлетворение низменных плотских устремлений.

Именно так понимают эту притчу такие святые отцы как, например, свт. Григорий Палама

«Каким же образом младший сын он расточил имение свое? Прежде всего, наше имение и богатство — врожденный наш ум. До тех пор, пока мы держимся спасительного пути, мы имеем его сосредоточенным в отношении самого себя и в отношении Первого и Высочайшего Ума — Бога; когда же откроем двери страстям, тогда немедленно он расточается, блуждая вокруг плотских и земных вещей, вокруг многовидных услаждений и связанных с ними страстных помыслов».

По неизреченному милосердию Бог снизошел к падшему человечеству, воплотился, пострадал, открыв для человека возможность возвращения в прежнее состояние усыновления Богу. Явил спасительную христианскую веру, дав окончательные нравственные критерии, установив закон любви. Однако последующая всемирная история показывает, что человечество вновь избирает путь блудного сына. В конце XIX века, когда человеческая цивилизация достигает определенного уровня развития немецкий философ-богоборец Фридрих Ницше, констатируя факт всеобщего отпадения, произносит свои знаменитые слова: «Бог умер». Бог умер — человечество присваивает отцовское наследие себе и с безумной поспешностью устремляется в далекую страну греха расточать данное ему богатство, отдавая все силы на строительство цивилизации призванной заменить царство Божие на царство земное. Человек стремится стать независимым, не понимая того, что, лишившись источника жизненных сил, потеряв нравственные ориентиры, он неизбежно придет к гибели. Греховным страстям человек отдает все самое лучшее что дано ему от Бога. он деятелен, строит, развлекается, стремится получать наслаждения и удовольствия, пребывает в безумном порыве максимально полно успеть за преходящими ценностями мира. но человек существо не только телесное, но и духовное. Растратив все самое лучшее, самое драгоценное он приходит к адской бездне, удовлетворение страстей приносит опустошение, духовную нищету. Пребывающее в иллюзии самообожания человечество создает антикультуру, основанную на кажущихся ему свойственными пороках, стремится найти духовную пищу в различных лжеучениях, пытается искусственно самоутвердиться, продолжая пасти свиней — свои страсти, и пытаясь насытиться их пищей — грехом. И это несмотря на то, что путь домой открыт: проповедуется Евангелие, открыты церкви. Любящий и все прощающий Отец ждет с распростертыми объятиями, на горизонте ярко горят путеводные звезды Небесного Отечества — кресты храмов. Вслед за голодом духовным человечество пожинает и материальные последствия своего отречения. Войны и голод, катастрофы, стихийные бедствия… Часто можно услышать такие слова: где же Бог? Но позвольте встречный вопрос: а где человек? Не по своей ли свободной воле он отрекся от своего Отца? Что мешает вернуться к нему?

Блудный сын прозрел, вернулся. Вернется ли человечество? Мы знаем из Священного Писания, что космическая катастрофа — конец того материального мира, в само существо которого посредством свободной воли человека вошел грех, неизбежно состоится. Однако воскресший Сын Божий дал возможность каждому человеку вернуться в отеческое лоно.

Но вернемся к картине Рембрандта. На ней, как и в самой притче, изображено несколько персонажей, и нам остается только предполагать, кого хотел изобразить автор в качестве свидетелей центрального события евангельской истории, но это не столь важно. Для нас особенное значение имеют образы самых главных действующих лиц, символизирующих, по замыслу притчи, человека и Божество. Это отец и его младший сын, в глубоком раскаянии преклонивший колени перед родителем. На фоне напряженной тишины полумрака картины гениальный художник великолепно передает эмоции и настроение главных героев, всю трогательность долгожданной встречи. Сын — в поношенной истрепанной одежде, лишь отдельными малыми деталями напоминающей о былом великолепии. Преклоненные колени, потрескавшиеся подошвы ног, небрежно накинутая дорожная сума… Его образ красноречиво свидетельствует о падении, но выражает и смиренное раскаяние.

Но образ отца? И мне кажется, что здесь, гениальный художник Рембрандт, прекрасно передавший внешнее эмоциональное настроение сюжета, радость встречи, обретенного покоя и смысла жизни не сумел понять и хотя бы отчасти передать всю глубину высшего духовного смысла Евангельской повести. Да, человек эпохи позднего Ренессанса, того времени, когда плотская красота и страстные стихии человека были вознесены на пьедестал божественного величия, по достоинству оценил чувственную глубину евангельской притчи. Но такой подход, эта подчеркнуто земная картина с торжеством обессмысливающей все смерти не дает перспективу, на которую указывает Христос.

Но мы помним, что Встречающий сына Отец — не немощный слепой старец, слабеющими руками прижимающий к себе вернувшееся дитя, но Всемогущий Царь, подлинное Бытие, Источник всей жизни. Он ждет каждого из нас, погибающих в далекой стране от пагубной суеты и погоне за призраками мирского счастья, непонятной любви, которые подобно праху разлетаются от волнений житейского моря. Он ждет, Премудрый и Прекрасный Творец, с неизреченной любовью принимающий свое заблудшее творение — потерявшее, продавшее, расточившее все те дары, которыми наделил его Он, создавая по Своему образу и подобию, одевающий на руку кающегося грешника перстень, как символ подаренной Богочеловеком власти над грехом и смертью, облекающий его в белоснежную ризу бессмертия…


Николай Аринушкин


Опубликовано 07.02.2015 | Просмотров: 837 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter