Герман Ранне. Культурологические причины и задачи создания церковно-археологических обществ и музеев в России в конце XIX — начале XX веков

Герман Ранне. Культурологические причины и задачи создания церковно-археологических обществ и музеев в России в конце XIX — начале XX веков

Археологическая наука, предыстория которой уходят в глубокую древность, зародилась в России в Петровское время. «В 1710-20-х годах начались планомерные розыски древностей для нового музея Кунсткамеры и раскопки курганов с чисто исследовательскими намерениями».

Идея создания этого музея, принадлежавшая Петру I, заложила основы археологии в России и при этом уроки, взятые на западе, соединились с развитием глубоких местных традиций. Возникновение научной археологии, таким образом, можно рассматривать как одну из сторон гораздо более широкого явления: рождения великой русской культуры Нового времени.

О заветах Петра не забывали и в последующие времена. Сбор сведений о всевозможных археологических объектах был организован в XVIII в. достаточно широко. Ученые путешествия, длительные экспедиции по разным провинциям Российской империи достигли своего расцвета в середине и второй половине XVIII века под руководством Академии наук.

Постепенно расширялся круг археологических источников: древняя архитектура эпиграфика, нумизматика и др. Кладоискательские раскопки постепенно сменяются исследовательскими, ведется графическая документация, используются этнографические данные, но преимущественно изучается Сибирь, Поволжье, Приуралье, к древностям же Средней и Северной России (собственно русским) выказывается полное пренебрежение. С конца XVIII века археологи активно устремляются на юг (присоединение Крыма к России в 1783 г.) и начинается период археологического изучения античных памятников Причерноморья. И только в начале XIX века центральные и северные губернии страны, забытые академиками восемнадцатого века, наконец-то попали в поле зрения археологов.

Инициатором исследования славянских древностей оказался польский ученый Зориан Доленго-Ходаковский (псевдоним Адама Чарноцкого). В 1820-21 гг. на средства, выделенные правительством, Ходаковский объехал Север России и провел раскопки могильников, но прекратившаяся с 1822г. финансовая поддержка вынудила его прекратить экспедиции. Ходаковский ввел в научный оборот ряд археологических районов и объектов и определил новый взгляд на древности центральной России как исторический источник в изучении прошлого славян.

На Новгородской земле он исследовал ряд сопок oт Старой Ладоги до начала реки Мсты, в т.ч. знаменитую «олегову могилу» на берегу Волхова. Он первым предлагал организовать систематическое археологическое изучение России по заранее составленной программе и фиксацию всех ее древностей. Ходаковский произвел первые раскопки «Могилы Гостомысла» на Волотовом поле под Новгородом и Бежицких курганов.

Одновременно с первыми археологическими находками появляются и первые описания новгородских древностей, хотя часто они попадали в поле зрения ученых эпизодически. Одним из первых такие сведения дает в описаниях своих путешествий Николай Яковлевич Озерецковский (1750-1827гг.). Действительный статский советник, академик, доктор медицинских наук, он наряду с глубокими знаниями в области естественных наук приобрел «почетную известность» в истории и литературе. Описание путешествий Озерецковского замечательны по разнообразию содержания и обилию сведений любопытных и важных во многих отношениях. Не остаются за пределами внимания автора и древности тех земель, по которым ему довелось путешествовать. В 1805 г. академик отправился из Петербурга в Новгород, описывая все увиденные по пути достопамятности: красивые уголки природы, исторические строения, население и т.д. Сведения о Новгороде и его древностях Озерецковский во многом почерпнул от новгородского викария Евгения (Болховитинова), занимавшегося тщательным изучением рукописей и книг храмов и монастырей Новгорода и окрестностей, а также редких древних предметов, хранящихся в ризницах. В своих записках Озерецковский приводит общую роспись вещам – 34 предмета упомянуты в этом списке и впоследствии они будут фигурировать и привлекать внимание ученых в исследованиях, посвященных прикладному искусству и церковным древностям Новгорода.

Древлехранилища в российских городах и церковно-археологические музеи при Духовных академиях (Киевской, Петербургской и Московской) и при различных церковно-археологических обществах были порождены в основном двумя историческими факторами: с одной стороны, интенсивным процессом образования в России просветительных учреждений и обществ с начала XIX в., с другой – глубоким интересом и вниманием к отечественной истории, к памятникам её искусства и старины, вызванными чувством глубокого патриотизма. Особенно ярко это направление в жизни русского общества определилось победой в Великой Отечественной войне 1812 года.

В 1802 году в России было образовано Министерство Народного Просвещения. В результате, на новых началах, в 1809 году, была открыта Духовная академия в Петербурге; в 1814 году – Московская духовная академия перебазировалась из Москвы в Троице-Сергиеву Лавру и там была реорганизована на тех же новых началах. В 1819 году реорганизована Академия в Киеве; в 1842 году была открыта новая Академия в Казани. Подобные изменения происходили и в светском образовании, когда, по частной инициативе многих выдающихся ценителей просвещения, открылись гимназии и институты.

Под влиянием оживления духовного просвещения возник целый ряд религиозно-просветительных обществ. В Москве было учреждено «Общество любителей духовного просвещения» (1863 г.), при котором впоследствии были созданы отделы «Иконоведения», «Иконописания и Церковной живописи», а также Историко-археологический отдел. В Петербурге возникло «Общество распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви», «Православное Палестинское общество», «Общество любителей древностей» в Новгороде и многие другие.

С появлением этих обществ были образованы соответствующие периодические журналы этих обществ и многие не периодические издания.

Собирательство на основе просвещения, а не только коллекционирования, берёт в России своё начало ещё со времён Ярослава Мудрого, с IX в., и только в XIX в. эта деятельность приобрела общественную значимость. Подобная тенденция обусловила и создание музеев как частных, так и общественных. Коллекционеры XIX в. были движимы не просто стремлением создать  замкнутый мирок из любимых вещей, недоступный постороннему глазу, а напротив, чтобы результаты трудов стали достоянием широкой общественности, были поставлены на службу развития отечественной культуры. Так, яркими свидетелями этому служат имена русских просвещённых деятелей – А. С. Строганова (1733-1811) (его коллекция положила основание картинной галереи в Петербурге), Н. Б. Юсупова (1751-1831) (в своём имении Архангельское устроил знаменитую коллекцию картин и скульптур), Н. П. Румянцева (1754- 1826) (его колоссальная коллекция этнографических, нумизматических, минералогических предметов по завещанию была передана Министерству Народного Просвещения, а затем перевезена в Москву в специально приобретённый для этого дом Пашкова на Волхонке).

В конце XIX в.- начале XX в. в различных городах России на основе различных частных коллекций открываются публичные картинные галереи. Многие высококультурные представители общества принимали активное участие в их организации. Для Вятского музея многое сделано было братьями – художниками А. М. и В. М. Васнецовыми, для Уфимского – художником М. В. Нестеровым. Эти обстоятельства свидетельствовали о сравнительно высоком к тому времени культурном уровне провинциальных городов.

Преобладающее большинство памятников русской старины, сохранившихся к началу XX века, принадлежало православным церквям и монастырям. Церковные власти издавна разными способами и законами пытались сохранить эти древности для потомков. Еще в царствование Михаила Федоровича было издано распоряжение о введении церковных описей. В Синодальный период неоднократно как по Высочайшим повелениям, так и по определениям Священного Синода издавались распоряжения о составлении подробных описаний ризниц и вообще всего церковного имущества в монастырях и церквях, отличающихся своей ценностью и священными принадлежностями, имеющими историческое или археологическое значение, о представлении сведений об этих предметах в Священный Синод и о мерах к их сохранению. Наряду с этими мероприятиями со второй половины XIX века в епархиях стали образовываться, с благословения Священного Синода, церковно-археологические учреждения для охраны памятников церковной старины. Открытие значительного большинства таких учреждений приходится на 1903 – 1914 года. Вероятнее всего, на такой всплеск активности церковно-археологических обществ повлиял указ Священного Синода от 25 июня 1911 год за №18, в котором поручалось преосвященным архиереям епархий, в которых существуют под тем или иным названием церковно-археологические общества, прислать в Синод все печатные издания и отчеты об их деятельности в комиссию по описанию Синодального архива, а преосвященным тех епархий, в которых еще нет таких учреждений, принять меры по учреждению таких церковно-археологических обществ. Вследствие этого к 1914 году церковно-археологические учреждения разного рода существовали уже почти во всех епархиях. В основном это были древлехранилища, и лишь некоторые самые древние епархии могли позволить себе создать музей.

Однако первое упоминание о церковно-археологических обществах и учреждениях в журналах Священного Синода мы видим только в 1912 году. Таким образом получается, что эти общества, древлехранилища и даже в некоторых епархиях музеи были взяты под пристальное наблюдения Синода только в 1912 году. Вот выписка из журналов заседания Священного Синода 1912 года: «В некоторых епархиях существуют церковно-археологические учреждения, открытыя с целью собирания местных исторических памятников и развития в местном обществе, и особенно в среде духовенства и духовных воспитанников, археологического интереса и знаний. Учреждения этого рода, возникшия сравнительно в недавнее время, и именно в последния три десятилетия, оказывают благотворное влияние на разработку вещественных и исторических памятников, относящихся к истории России, в особенности же к истории русской Церкви, и сосредоточенных главным образом в монастырях и церквах».

Таким образом, появилась необходимость создания отдельных специализированных помещений для хранения древних церковных ценностей в разных городах и регионах империи. Так появились древлехранилища.

Таким образом, в атмосфере активной просветительской деятельности, возникшей в первой половине XIX в. в центральной России и получившей широкое распространение в разных городах в России во второй половине XIX в., в высших духовных заведениях России – Духовных академиях – сознавалась необходимость создания церковно-археологических музеев, призванных наряду с библиотекой повышать уровень образования.

// Доклад Германа Ранне, студента Санкт-Петербургской православной духовной академии, об истории возникнования и задачах древлехранилищ в российских городах, церковно-археологических музеев при Духовных академиях и при различных церковно-археологических обществах.


Опубликовано 18.11.2010 | Просмотров: 223 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter