Георгий Агопов. Учение С. Кьеркегора о трех стадиях человеческого существования

Георгий Агопов. Учение С. Кьеркегора о трех стадиях человеческого существования

Серен Кьеркегор, датский философ, которого именуют предтечей экзистенциализма ввиду того, что он первый стал употреблять этот термин в отношении человеческого бытия и обратил внимание на субъективный подход в вопросе поиска истины. Уникальность его философии состоит в том, что он, подобно Сократу, помогает своим читателям самим найти ответы на поставленные им же вопросы. В докладе будет затронуто одно из ключевых учений Кьеркегора об экзистенции — стадии человеческого существования. В основу этого учения Кьеркегор положил свой собственный жизненный опыт, а в качестве ярких образов для каждой стадии: эстетической, этической и религиозной, выбирает различных персонажей, таких как Дон Жуан, придуманный им самим судья Виллем и праотец Авраам.

Исходя из учения о трех стадиях, Кьеркегор выделяет четыре типа человека: обыватель, эстетик, этик и религиозный человек. Обыватель старается жить так, как окружающие: он заводит семью, достаточно зарабатывать, одеваться со вкусом и т.д. Обыватель не управляет своей жизнью, он всего-навсего течет по течению, смиряясь с обстоятельствами. Обыватель отличается от остальных типов людей тем, что он не осознает возможность выбора, который приведет к изменению его жизни. Возможность выбора является важным моментом в учении Кьеркегора, так как именно свободный выбор самого человека дает ему возможность перехода с одной стадии на другую.

Следующий человек — эстетик. Его экзистенция протекает на эстетической стадии. В качестве примера Кьеркегор предлагает читателю образ Дон Жуана из одноименной оперы Вольфганга Амадея Моцарта. Эстетик осознает возможность выбора и, следовательно, он сам выбирает свой путь в жизни. Результатом его выбора становится поиск наслаждений. Для такого человека целью жизни становятся удовольствия. Рассуждая о Дон Жуане, Кьеркегор пишет: «Сама его жизнь такова, что пенится как шампанское. И подобно тому как пузырьки все поднимаются и поднимаются в этом вине по мере того, как оно кипит собственным жаром… так и страсть к наслаждению отзывается эхом в том стихийном кипении, каким является его жизнь»[1]. Жизнь эстетика Кьеркегор называет пустой, так как в отсутствии наслаждений, он теряет интерес к жизни, находя ее пустой, и вследствие этого, доходит до отчаяния, которое открывает ему возможность выбора.

Третий тип человека именуется этиком и его жизнь проходит на второй стадии существования — этической. В отличие от эстетика, этик не считает, что его жизнь пуста. В качестве цели жизни этик выбирает следование чувству долга. Примером этой стадии Кьеркегор выбирает созданного им же персонажа — судью Виллема. Он является образцовым семьянином, и считает, что человек должен быть верен своей жене, в своих поступках он руководствуется нравственным долгом и стремится совершать хорошие поступки. Но находясь на этой стадии, человек вновь испытывает отчаяние, которое более подробно будет рас- смотрено ниже. Итак, испытывая отчаяние, человек, по мнению Кьеркегора, должен совершить «прыжок веры», то есть качественное изменение своей жизни, который позволит человеку оказаться на третьей, высшей стадии — религиозной.

На этой стадии основывается экзистенция четвертого типа человека — религиозного. Для Кьеркегора только эта стадия имеет подлинный смысл существования. В качестве образца он берет отца веры — Авраама. Авраам для Кьеркегора становится воплощением религиозного чело- века. Размышляя над историей жертвоприношения Исаака Авраамом, Кьеркегор подводит читателя к выводу, что вера является уникальным отличительным признаком религиозного человека. Кьеркегор говорит, что «вера — это высшая страсть в человеке»[2] и эта страсть является разрешением абсурда, в который попадает Авраам. Под абсурдом Кьеркегор понимает попытки рассмотреть и оценить действия Авраама с точки зрения этики. Если смотреть на поступок Авраама с точки зрения общественности, то вывод будет ужасен: Авраам становится убийцей собственного сына. Но с точки зрения веры Авраам является подлинным религиозным человеком, или как его называет Кьеркегор, «рыцарем веры». Находясь в таком положении в силу совершенного прыжка веры, Авраам оказывается одинок, ведь он был бы не понят окружающими его людьми, предприми он попытку объяснить им свою веру в то, что Исаак останется жив. Эти размышления необходимо перенести и на каждого человека, который пожелает совершить прыжок веры и перейти в религиозную стадию. Кьеркегор предупреждает читателей о том, что на этой стадии их ждет одиночество и непросто непонимание, но, более того, осуждение со стороны общества. Несмотря на такое положение, он все же настаивает на том, что именно такая экзистенция является подлинной. Верующий человек оставаясь одиноким среди людей обретает утешение в общении с Богом. Категоричность Кьеркегора не позволяет каких-либо компромиссов в вопросе веры: человек должен качественно изменить свою жизнь.

На первый взгляд кажется, что схема перехода между стадиями очень проста, однако Кьеркегор предупреждает читателей отказаться от такого мнения. Как уже было отмечено, переход становится возможным тогда, когда человек доходит до отчаяния. Отчаяние рассматривается Кьеркегором как категория свойственная каждому из четырех типов людей. Первый тип, обыватель, он даже не сознает своего от- чаяния, такой человек, по слову Кьеркегора: «…менее всего осознает свою духовность»[3]. Такой тип людей, как считает Кьеркегор, наиболее распространен среди людей.

Второй тип — эстетик, и такой человек уже осознает, что он подвержен отчаянию. Отчаянию эстетика Кьеркегор дает название «отчаяния-слабости», потому что в таком отчаянии человек не желает быть самим собой. Так происходит из-за цели жизни, которую эстетик полагает вне себя самого, то есть в развлечениях и наслаждениях. Отчаявшись в смысле своего бытия, такой человек замыкается в самом себе, и Кьеркегор предупреждает своих читателей, что такое положение весьма опасно. Находясь в таком состоянии герметичности, эстетик рискует закончить свою жизнь самоубийством, поэтому он должен совершить выбор в сторону отхода от эстетической стадии.

Третий тип человека, именуемый этиком, переживает уже совсем другое отчаяние. Его отчаяние, в отличие от эстетика, носит внутренний характер. Этик отчаивается в попытке стать полноправным хозяином собственной жизни, именуемое «отчаянием-вызовом». Переживая такое отчаяние, человек бросает вызов Богу. По мнению Кьеркегора, человек должен стремиться построить свое Я, но сделать это возможно только находясь перед Богом, что отвергает этик, становясь, таким образом, гер- метичным подобно эстетику.

Лишь четвертый, религиозный, тип открывает для себя истинное отчаяние. Такое отчаяние заключается в том, что человек осознает свое положение перед Богом и понимает, что его попытки построить свое Я возможны лишь с помощью Бога. Истинное отчаяние должно привести человека к вере, которая не позволяет ему замкнуться в самом себе, но напротив, делает его открытым перед Богом.

Наряду с отчаянием, важной категорией существования каждого типа человека становится страх. Кьеркегор под страхом понимает не отрицательный эмоциональный процесс. Для него страх это особый метафизический страх перед Ничто. Страх, как и отчаяние, приобретает свои особые черты для каждого из четырех типов людей. Обывателем страх, равно как и отчаяние, даже не сознается. Такое состояние Кьеркегор называет бездуховностью. Бездуховность является крайне опасной, так как человек в бездуховности пребывает в состоянии самообольщения, что для Кьеркегора является гибельным.

Страх эстетика обуславливается как страх перед Ничто, принимающего вид судьбы. Такой страх Кьеркегор сравнивает со страхом язычника, как страх перед фатумом, который способен в одно мгновение изменить его жизнь.

У третьего типа людей страх проявляется в виде вины, и Кьеркегор сравнивает такой страх со страхом иудея. Так как цель жизни этика полагается в исполнении долга, то любое отступление от его исполнения влечет за собой чувство вины. Как для иудея вина за грех снимается через жертвоприношение, так и для этика чувство вины, лишающее его свободы, должно быть снято через жертву. Такая жертва вынуждена будет повторяться вновь и вновь, так как только с верующего посредством веры может быть снята вина.

Страх у последнего, религиозного типа людей, по мнению Кьеркегора самый опасный. Здесь страх выражается как страх перед злом и страх перед добром. Страх перед злом понимается как «страх-раскаяние», который приводит человека к осознанию своей греховности. Опасность заключается в том, что человек осознает себя греховным, но такой страх не способен снять с него греховность. Для этого нужна вера, которая позволяет обратиться к Богу и устранить эту роковую категорию. Также страх может проявляться как страх перед добром. В таком случае человек уже доходит до самой крайней точки — отвержения своего спасения.

Таким образом, Кьеркегор говорит о том, что если человек совершил прыжок веры, то он не становится в состоянии безопасности, но, напротив, его ждут самые сильные искушения, которые возможно преодолеть только лишь с помощью веры. Поэтому помимо негативного проявления, страх дает и положительный эффект. В положительном смысле, страх для Кьеркегора это «…возможность свободы…»[4]. Именно такое правильное понимание страха должно сопутствовать религиозному человек — страх как очередной толчок к вере, которая дает возможность общения человека с Богом. Таким образом, учение Кьеркегора о трех стадиях человеческого существования дает возможность читателям взглянуть на вопрос экзистенции как бы изнутри самих себя. Кьеркегор рисует схемы, которые должны подтолкнуть человека к мысли, что истинный смысл жизни кроется лишь в религиозном ее переживании, что смысл своего существования нельзя положить вне себя во внешних вещах и проявлениях и не только лишь в самом себе. Смысл бытия человека Кьеркегор полагает в проживании жизни перед Богом, в личных отношениях с Ним, ибо в Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков (Ин. 1:4).


Примечание:

[1] Кьеркегор С. Или-или. Фрагмент из жизни: пер. с дат. Н. Исаевой, С. Исаева. М.: Академический проект, 2014. — С. 158.

[2] Кьеркегор С. Страх и трепет: Пер. с дат. Н. В. Исаевой, С. А. Исаева. М.: Академический проект, 2014. — С. 139.

[3] Кьеркегор С. Болезнь к смерти: Пер. с дат. Н. В. Исаевой, С. А. Исаева. М.: Академический проект, 2014. — С. 62.

[4] Кьеркегор С. Понятие страха: Пер. с дат. Н. В. Исаевой, С. А. Исаева. М.: Академический проект, 2014. — С. 185.

Источники и литература

1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета в Синодальном переводе с комментариями и приложениями. — М.: Российское Библейское общество, 2013. — 2047 с.

2. Кьеркегор С. Болезнь к смерти: Пер. с дат. Н. В. Исаевой, С. А. Исаева. М.: Академический проект, 2014. — 157 с.

3. Кьеркегор С. Или-или. Фрагмент из жизни: Пер. с дат. Н. Исаевой, С. Исаева. М.: Академический проект, 2014. — 775 с.

4. Кьеркегор С. Понятие страха: Пер. с дат. Н. В. Исаевой, С. А. Исаева. М.: Академический проект, 2014. — 217 с.


Опубликовано 01.11.2017 | Просмотров: 112 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter