Евгения Велик. Житие в иконе: преподобный Сергий Радонежский

Самое древнее изображение преподобного Сергия — шитый покров, выполненный в 1420-е годы, ныне находится в Ризнице Троице-Сергиевой лавры. Древнейшей житийной иконой преподобного Сергия является образ с поясным изображением святого в среднике и 19 клеймами жития из местного ряда иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, авторство приписывается мастеру круга Дионисия, икона датируется около 1480 года или 1492 годом. Наиболее ранние житийные иконы преподобного Сергия в рост: из Успенского собора Московского Кремля рубежа XV — XVI веков и начала XVI века, предположительно из надвратной Сергиевской церкви Троице-Сергаева монастыря.


Преподобный Сергий Радонежский (около 1314 — 1392) — величайший русский святой, основатель Троице-Сергиевой лавры, «игумен земли русской» — родился в Ростове Великом в боярской семье Кирилла и Марии. В крещении получил имя Варфоломей, около 1328 года семья переехала в Радонеж. В молодые годы вместе с овдовевшим старшим братом Стефаном он удалился в пустынное место на гору Маковец. Варфоломей принял монашеский постриг с именем Сергий и построил церковь в честь Святой Троицы. Старший брат Стефан не выдержал трудностей пустынножительства и перешел в Московский Богоявленский монастырь. Постепенно вокруг преподобного Сергия стали собираться иноки, искавшие его духовного руководства. После увеличения численности братии в 1354 году епископ Афанасий рукоположил Сергия и возвел его в сан игумена в городе Переславле-Залесском. По благословению Константинопольского патриарха Филофея в монастыре введен общежительный устав. После высказанного братией недовольства строгими порядками в монастыре Сергий удалился на новое место, основав Киржачскую Благовещенскую обитель. Затем по настоянию братии и митрополита Алексия вернулся в Троицкий монастырь. Перед Куликовской битвой к преподобному Сергию приходил за благословением князь Дмитрий Донской — эти сведения появляются в источниках XVII века, поэтому иногда оспариваются исследователями. Преподобный Сергий при жизни удостоился явления Богоматери. Его ученики и последователи основали более 40 монастырей. Мощи святого Сергия были обретены в 1422 году при строительстве каменного Троицкого собора.

Житийная иконография святого следует тексту жития, которое существует в разных редакциях. Древнейшая редакция Жития преподобного Сергия была создана его учеником Епифанием Премудрым. Во второй половине XV века текст переработал Пахомий Логофет (Серб), который также написал службу святому Сергию и Похвальное Слово. В 1640-х годах келарь Троице-Сергиева монастыря Симон Азарьин составил редакцию Жития с новыми чудесами, опубликованную по повелению царя Алексея Михайловича в 1646 году. Житийные циклы вариативны. Они иллюстрируют разные редакции Жития и чудес.

Память преподобного Сергия отмечается дважды 8 октября (25 сентября по старому стилю, преставление) и 18 июля (5 июля по старому стилю, обретение мощей).

Самое древнее изображение преподобного Сергия — шитый покров, выполненный в 1420-е годы, ныне находится в Ризнице Троице-Сергиевой лавры (собрание СПГИХМЗ). Древнейшей житийной иконой преподобного Сергия является образ с поясным изображением святого в среднике и 19 клеймами жития из местного ряда иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры, авторство приписывается мастеру круга Дионисия, икона датируется около 1480 года или 1492 годом. Наиболее ранние житийные иконы преподобного Сергия в рост: из Успенского собора Московского Кремля рубежа XV — XVI веков и начала XVI века, предположительно из надвратной Сергиевской церкви Троице-Сергаева монастыря.

В рамках этого рассказа хотелось бы представить одну из ранних житийных икон преподобного Сергия, которая в настоящее время находится в собрании Музея имени Андрея Рублева. Ближайшей стилистической аналогией этой иконе является житийный образ преподобного Кирилла Белозерского круга Дионисия из Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря рубежа XV — XVI веков из собрания Русского музея в Петербурге.

Икона Преподобного Сергия Радонежского с 17 клеймами жития из собрания музея имени Андрея Рублева происходит из местного ряда иконостаса Успенского собора города Дмитрова Московской области. Исследователи (А.В. Яганов, Рузаева и другие) относят возведение каменного Успенского собора в городе Дмитрове к началу 1508 — 1511 гг. Согласно последним исследованиям, князь Юрий Иванович (второй сын Ивана III и Софии Палеолог) был основателем Успенского собора и строил его впервые, а не на месте деревянного храма, как это прежде считалось. Икона поступила в Музей имени Андрея Рублева из Дмитровского краеведческого музея в 1965 году. Стиль иконы не противоречит датировке строительства каменного собора Дмитрова (1508 — 1511).

Икона преподобного Сергия — шедевр музейного собрания, поэтому неоднократно публиковалась в музейных каталогах и разных тематических изданиях. Первоначально икону датировали концом XV века и относили к мастерской Дионисия. Стиль иконы, восходя к искусству Дионисия, представляет собой дальнейшее развитие его традиций. Создателем иконы был, возможно, сын Дионисия Феодосий. К первому десятилетию XVI века Феодосии был уже зрелым мастером, принимавшим участие в росписях Рождественского собора Ферапонтова монастыря и Благовещенского собора Московского Кремля и имевшим учеников. В настоящее время неизвестны другие иконы, которые можно было бы приписать Феодосию. Иконе Сергия Радонежского близки приписываемые Феодосию миниатюры Евангелия 1507 года (РНБ). Хотя живопись личного близка Дионисиевской традиции, колорит иконы отличается большей контрастностью и насыщенностью цветов, плотными белильными разделками по жидким нижним слоям.

В среднике ростовое изображение преподобного Сергия, пропорции фигуры вытянутые. Правая рука сложена в жесте благословения, в левой — развернутый свиток с текстом, от которого сохранились несколько букв. Сохранившиеся буквы на свитке НЕ ДАЮТ возможности реконструировать текст, характерный для икон преподобного Сергия, связанный со словами завещания святого, приведенными в его житии, который перешел на иконы других преподобных: «Внимайте себе о всем братия моя, всех молю, имейте страх Божий, чистоту душевную, любовь нелицемерную, к сим и страннолюбие…» (на разных иконах существуют вариации этого текста). Преподобный Сергий облачен в красно-коричневую мантию и светлый хитон, синюю схиму с небольшими крестами. Лик святого тонкий, «идеализированный», с высоким лбом и мелкими чертами лица. Личное выполнено розоватыми охрами по светло-оливковому санкирю с легкими пробелами и подрумянкой. Поземы в среднике и клеймах темно-зеленые, горки серо-розоватые и серые с плотными белильными лещадками. В целом в колорите преобладают розовый, светло-фиолетовый, сероватый, светло-оливковый цвета с более ярким красным, белым и красновато-коричневым. Фон и поля золотые. Надписи и опушь на верхнем поле — киноварные.

Житие преподобного Сергия представлено 17 клеймами. В верхнем и нижнем ряду четкие границы между клеймами отсутствуют. Иконография некоторых клейм изменена с целью симметричного расположения сюжетов. Верхний ряд клейм представляет собой ступени духовного восхождения преподобного Сергия. Состав клейм иконы соответствует первой пахомиевской редакции жития преподобного, схемы композиций восходят к лаврской иконе круга Дионисия.

Состав клейм:

  1. Рождество святого.
  2. Научение грамоте (старец благословляет отрока Варфоломея). Родители и сам Варфоломей скорбели о том, что не получалось отроку научиться грамоте. Однажды отец послал Варфоломея искать жеребят, там он встретил молящегося старца, спросившего его: «Что ты ищешь и чего хочешь, чадо?» Отрок сказал: «Душа моя желает более всего знать грамоту, для этого я отдан был учиться. Сейчас душа моя печалится о том, что я учусь грамоте, но не могу ее одолеть. Ты, святой отче, помолись за меня Богу, чтобы смог я научиться грамоте». Старец помолился, потом посетил родителей святого. После этой чудесной встречи у отрока открылись духовные дарования. «После ухода старца отрок внезапно постиг всю грамоту и чудесным образом изменился: какую бы книгу он ни раскрыл — он хорошо читал и понимал ее».
  3. Пострижение святого. В этом клейме святой изображен в рост, а не коленопреклоненным, как на многих других житийных иконах. Его склоненная вправо фигура соответствует склоненной влево фигуре в сцене «Поставления в диаконы».
  4. Изгнание бесов молитвами святого. Обратим внимание, что в этой сцене бес уходит в расступившуюся стену (по тексту жития).
  5. Поставление в диаконы.
  6. Поставление в иереи (на развернутом свитке над головой святого няписан текст молитвы архиерея при поставлении в иереи).
  7. Изведение источника. Братия роптала на отдаленность источника воды. По молитве святого забил родник.
  8. Моление святого над умершим младенцем. В этой сцене преподобный изображен на фоне горок, соответствующих горкам в симметричном левом клейме (7). Обычно в таких сценах святой изображается в келье, где произошло чудо исцеления младенца.
  9. Святой возвращает живого младенца отцу.
  10. Служение Божественной литургии святым Сергием с Ангелом. Видение Божественного огня на литургии. В этом клейме совмещены два разновременных события: служение Божественной литургии преподобным Сергием и видение Божественного огня на литургии, произошедшее незадолго до преставления святого. Преподобный Сергий держит потир, из которого выходит огонь. Рядом с Сергием — редкое изображение сослужащего ангела в образе диакона с нимбом, в белом диаконском стихаре с покрывающим руку розово-красным платом на правом плече, употребляющимся во время причащения. На многих более поздних иконах известны изображения в этой сцене ангела с крыльями.
  11. Явление Богородицы святому. За свою подвижническую жизнь преподобный Сергий в своей келье во время молитвы удостоился посещения Богоматери с апостолами Петром и Иоанном. Во время этого чудесного посещения Богоматерь известила преподобного, что всегда будет покровительствовать подвизающимся в Троицкой обители и не оскудеет благодать от святого места сего. При этом явлении присутствовал ученик святого преподобный Михей, но от яркого света не мог смотреть на пришедших.
  12. Приход послов от патриарха Константинопольского Филофея. В обитель преподобного Сергия из Константинополя прибыли греки, посланцы Патриарха к святому. Поклонившись Преподобному, они сказали: «Вселенский Патриарх Константинопольский кир Филофей благословляет тебя,» — и передали подарки Патриарха: крест, параманд и схиму — и послание. Святой спросил посланцев: «Смотрите, не к другому ли к кому вы посланы? Кто я, грешный и недостойный, чтобы мне получать дары от Святейшего Патриарха?» «Нет, отче, — ответили они, — мы не ошиблись относительно тебя, святой Сергий. Мы посланы именно к тебе». В послании сообщалось благословение Патриарха устроить общежитие в монастыре.
  13. Исцеление ослепшего греческого епископа. По прошествии некоторого времени из Константинополя в царствующий град Москву приехал некий епископ. У себя дома он много слышал о святом, потому что слава о Сергии достигла самого Царьграда, но епископ не верил слухам о святом, думая про себя так: «Разве может явиться такой светильник веры в этой стране, особенно в наше последнее время?» Епископ решил побывать в обители и воочию увидеть Преподобного Сергия. Приближаясь к монастырю, он почувствовал сильный страх, а когда вошел в монастырскую ограду и взглянул на святого, то был поражен внезапной слепотой. Преподобный взял пришельца за руку и ввел в свою келлию, епископ со слезами молил святого об исцелении, исповедуя поневоле свое неверие, называя себя окаянным, сбившимся с правого пути. Незлобивый и смиренный подвижник прикоснулся к его ослепшим зеницам, и с глаз его как будто спала чешуя, и он прозрел. Епископ, прежде одержимый неверием, с твердой верой, громким голосом и во всеуслышание начал говорить, что святой Сергий — истинно Божий человек: «Сегодня Бог сподобил меня увидеть небесного человека и земного ангела».
  14. Исцеление Захарии Бороздина. Захария Бороздин — тверской вельможа — заболел и исцелился после того, как дал обет посетить обитель Сергия и с верою вкушал хлеб из монастыря. Он не выполнил своего обета и вновь заболел сильной зубной болью, не мог спать. Домочадцы приложили к его голове скуфью святого, больному стало легче, и он уснул. Во сне ему являлся Сергий и отнес его в обитель к раке с мощами, больной исцелился и перенесся домой, где проснулся здоровым.
  15. Исцеление бесноватого вельможи – редкая сцена, вероятно связанная с заказом дмитровской иконы: возможно, ее заказчиком был Дмитровский князь Юрий Иоаннович, особо почитающий преподобного Сергия. В известных житийных иконах преподобного Сергия такое клеймо не встречается. В житийном цикле 1463 года в росписях Сергиевской церкви Новгородского кремля сцена исцеления бесноватого на северной стене храма в соответствии с текстом Жития: преподобный выходит из церкви (слева в палате дверной проем), неся в руке крест; бесноватый отклонился от него (согласно житию «отскочил», когда святой знаменовал его крестом). Обращенная к бесноватому двуперстно благословляющая рука преподобного Сергия с крестом выделена на фоне светлой стены и расположена точно по центральной оси иконы. Сцена занимает важное место в центре нижнего ряда клейм среди других исцелений, отвечая по смыслу верхнему клейму — «Изгнание беса» — и подчеркивая один из главных подвигов монашеского делания преподобного Сергия — «брань против духов злобы поднебесных».
  16. Погребение святого (на книге надпись — молитва святого Василия Великого шестого часа).
  17. Исцеление слепого у гроба святого. Один человек, странник, был одержим слепотой, так что его водили, а он просил милостыню. Семь лет он ничего не видел и вот услышал о том, какие чудеса совершает святой у своего гроба. Привели его в обитель Преподобного, а в это время был праздник — Сошествие Святого Духа, и собралось много народу; слепой стоял возле церкви, поводырь же его отошел за какой-то надобностью, и он, слыша пение церковное, плакал о том, что нет поводыря и он не может войти в церковь и поклониться гробу святого. И вот скорый в помощи и всегда готовый нас услышать святой Сергий явился ему в образе странника и, взяв его за руку, привел к раке. И как только слепой коснулся рукой раки святого — тотчас прозрел. Он увидел всех, узнал знакомые лица и громким голосом воздал благодарение святому за свое прозрение. Множество людей, бывших при этом, возрадовались о происшедшем чуде, прославили Бога и проповедовали повсюду о чудесах святого Сергия. Исцелившийся же пребывал неотступно в обители святого, работая на братию.

Наталия Николаевна Чугреева, исследователь иконы в музее, отмечает «не только высочайший художественный уровень иконы преподобного Сергия, но и уникальность ее иконографической программы, связанной с противостоянием Русской Церкви антитринитарной ереси жидовствующих. Пребывание и работы Феодосия в Иосифо-Волоколамском монастыре, особая духовная связь Феодосия с преподобным Иосифом Волоцким, почитание преподобного Иосифа Дмитровским князем Юрием Иоанновичем дают возможность говорить о непосредственном влиянии святого Иосифа Волоцкого на создание житийного образа. Таким образом, написанная около 1510 года икона явилась отражением событий этого времени, подчеркивая важнейшее значение преподобного Сергия Радонежского — «служителя Святой Троицы» — для духовной жизни Руси начала XVI столетия».

Известно, что князь Юрий Иоаннович (заказчик иконы) почитал преподобного Иосифа Волоцкого, «как отца родимого», святой помог ему примириться с родным братом Василием III Иоанновичем. Два послания Иосифа Волоцкого обращены к князю Юрию.

По мнению Наталии Николаевны, выделение клейм с изображением изгнания бесов выражало мысль о борьбе Церкви с распространением в последней четверти XV — начале XVI столетия ереси жидовствующих, отрицавших Святую Троицу, божественную природу и Воскресение Христа, церковные таинства и иконопочитание. Преподобный Иосиф Волоцкий часто сравнивал еретиков с бесноватыми. Ересь жидоствующих была осуждена на соборах 1490 и 1504 годов, на последнем соборе главным обличителем был преподобный Иосиф Волоцкий, собор принял решение внести анафему еретикам в Чин Торжества Православия.

Из Волоколамского патерика известно, что Феодосии был духовным сыном преподобного Иосифа Волоцкого, в монастыре его поминали. В этот монастырь он вложил иконы преподобного Андрея Рублева. В Синодике монастыря под 1503 годом сказано: «Феодосия Иконника, Дионисиева сына, по его смерти написати в повседневное поминание. Да не выгладите доколе монастырь Пречистые стоить. А за то Феодосей церковь подписывал, и купил деревню Судниково у монастыря. А дал на ней 20 рублев, да монастырю дал. Да дал иконы Андреева письма Рублева, а цена им 20 рублев».

В Послании Б.В.Кутузову (около 1511 года) преподобный Иосиф Волоцкий пишет: «Да поставил у меня Феодосии Иконник иконы Ондреева письма». Одно из событий в Житии преподобного Иосифа — чудо о Младенце Христе, связаное с историей о неистинно покаявшемся новгородском еретике-священнике, вылившим Святые Дары из потира в горящую печь, — записано со слов Феодосия, сына живописца Дионисия мудраго».

Доклад кандидата искусствоведения, старшего научный сотрудник Музея имени Андрея Рублева Евгении Велик на VI Сретенских чтениях, проходивших 19 февраля 2012 г. в г. Хельсинки (Финляндия).


Опубликовано 07.10.2014 | Просмотров: 560 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter