Епископ Петергофский Амвросий. Святитель Феофан Затворник

23.01.2014_agtheophanes_s

Духовное наследие святителя Феофана, Затворника Вышенского особо важно для нас, поскольку его труды на ниве православного богословия связаны с деятельностью в Санкт-Петербургской духовной академии вначале как преподавателя, а затем — как ректора академии.

Будучи молодым иеромонахом, которому еще не исполнилось 30 лет, но имея за плечами опыт педагогической и административной деятельности, святитель Феофан был назначен в 1844 году преподавателем Санкт-Петербургской духовной академии по кафедре Нравственного и пастырского богословия. Уже тогда и здесь проявилось будущее отношение святителя к изучению богословских наук, которое он понимал не как отвлеченное теоретизирование, оторванное от жизни христианина, а как важное и необходимое подспорье для духовной жизни, не имеющее ценности само по себе, если оно заполняет ум, но не преобразует сердце. Как пишет один из современных исследователей, «верный своим педагогическим принципам, сознавая великую ответственность перед Богом за духовное воспитание юношества, отец Феофан стремился действовать на будущих пастырей духом доброты и кротости. Вся его педагогическая система основывается на идее нравственно воспитывающего обучения. Он признавал плодотворным лишь то образование, которое не только ум развивает, но и, главным образом, облагораживает сердце. Эта мысль красной нитью проходит по всем его сочинениям, затрагивающим педагогические вопросы». [1] При этом он считал недостаточным опираться только на свой небольшой опыт, и стремился обратиться как к святоотеческому опыту, так и к совету современных ему подвижников. Известно, что свои академические лекции иеромонах Феофан показал аскету-современнику, в то время архимандриту Свято-Троицкой Сергиевой Приморской пустыни Игнатию (Брянчанинову), и получил его одобрение. [2] Чтобы составить представление о содержании его курса, достаточной обратить к книге святителя Феофана «Путь ко спасению», которая была написана на основе его лекций. [3] В ней святитель Феофан достаточно ёмко выразил свое понимание учености: «воспитание из всех дел — самое святое. <…> Главное у нас дело есть богоугождение, а научность есть придаточное качество, случайность, годная только на время настоящей жизни. Должно быть поставлено непреложным законом, чтобы всякая преподаваемая христианину наука была пропитана началами христианскими, и притом православными». [4]

Но ни в коем случае нельзя понимать эти слова как призыв к неучености или к равнодушию в познании богословия! Чтобы понять эти строки, нужно помнить, что в 1847 году он пожелал стать членом только что созданной Русской духовной миссии в Иерусалиме, исходя из желания ознакомиться с библейскими и христианскими древностями Ближнего Востока. Именно тогда началось собирание им греческих рукописей православных подвижников, что впоследствии вылилось в работу над переводом «Добротолюбия» на русский язык. Именно тогда проявился интерес и к изучению Священного Писания, выразившийся в знакомстве с Синайским кодексом, открытым начальником Миссии архимандритом Порфирием (Успенским). [6] Его научные интересы тесно переплетались с деланием в духовной жизни. Поэтому закономерно, что в 1857 году святитель был назначен ректором Санкт-Петербургской духовной академии, которую он возглавлял два года. В силу огромной административной занятости архимандрит Феофан отказался от должности профессора, но при этом был очень доступным для студентов и часто беседовал с ними, в том числе — на духовные темы, что оказывало «благотворное влияние на будущих церковных служителей». [7]

Особенно хочется отметить последний период жизни святителя Феофана, когда он в 1872 году ушел в затвор. Именно в это время наибольшего духовного подъема он написал большинство своих произведений, в том числе — полный комментарий на послания св. ап. Павла. Свою литературную деятельность он понимал как подвиг и служение Церкви. «Писать — это служба Церкви или нет?! — спрашивал он в одном из писем. — Если служба, — подручная, а между тем Церкви нужная; то на что же искать или желать другой?» [8] Эти слова святителя полезно помнить преподавателям и студентам духовной академии, поскольку труд изучения богословских дисциплин, тяжелый и внешне не всегда эффектный, можно рассматривать как важное для Церкви служение.

Желаю всем участникам чтений, чтобы, под молитвенным предстательством святителя Феофана, работа Чтений, представленные на заседаниях доклады и последующие обсуждения, послужили к лучшему уразумению как наследия Вышенского затворника, так и православного вероучения.


[1] Георгий (Тертышников), архим. Жизнь и деятельность Феофана Затворника, епископа Владимирского и Суздальского. Фессалоники, 1994. С. 18.
[2] Там же.
[3] Климов Г. прот. Краткий очерк жизни и деятельности святителя Феофана Затворника // Сайт Свято-Успенского Вышенского монастыря. URL: http://svtheofan.ru/item/1163-geopgiy-klimov-ppotoiep-kpatkiy-ochepk-zhizni-i-deyatelynosti-svyatitelya-feofana-zatvopnika.html (дата обращения: 24.09.2013).
[4] Феофан (Говоров), свт. Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики. М., 1899, С.44.
[5] Смирнов П.А. Жизнь и учение преосвященного Феофана, Вышенского Затворника. М., 1915. С. 62-63.
[6] Климов Г. прот. Краткий очерк жизни и деятельности святителя Феофана Затворника. Там же.
[7] Феофан (Говоров), свт. Собрание писем. Вып. 2. М., 1898. С. 11.
[8] Там же.

Приветственное слово епископа Петергофского Амвросия, ректора Санкт-Петербургской православной духовной академии, на 
открытии VII Феофановских чтений 25 сентября 2013 года 


Опубликовано 22.01.2016 | Просмотров: 141 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter