Епископ Петергофский Амвросий. Наши выпускники будут служить Богу в сложном мире

Епископ Петергофский Амвросий. Наши выпускники будут служить Богу в сложном мире

— Владыка, сравните, пожалуйста, абитуриентов прошлого года и нынешних.

— Пока я могу судить по личным делам и по тем собеседованиям, которые провел накануне. Вчера я прослушал более двадцати человек, принял у них некоторые экзамены и просто побеседовал с абитуриентами. Мне кажется, в этом году набор достаточно интересный. Сравнивать оба набора трудно, потому что результаты мы ощущаем несколько позже, когда абитуриенты становятся студентами и начинают учиться. Мне кажется, что в этом году люди пришли очень разные — и по возрасту (от 17 до 35 лет), и по жизненному пути, и по образованию, и по своим интересам. Самое важное, что все они хотят стать священнослужителями, церковнослужителями и Богу служить.

Мне кажется, что нам придется очень много работать. Эта нива, если можно сравнить ее с обычной землей, достаточно каменистая, в ней много неровностей, многое придется исправлять и над многим работать. Одно очень радует: большинство из пришедших в духовную школу в качестве абитуриентов искренне хотят служить Богу.

— После молебна Вы обратились к абитуриентам, и там прозвучали слова «…кто-то и не попадет». Что будет с теми, кто не попадет, не сможет пройти эти испытания?

— Так бывает всегда. Кто-то остается в духовной школе, а непоступившие уходят. Некоторые из них пытаются поступить в другие, региональные, семинарии, где требования менее высокие и где есть необходимость в студентах. Некоторые — их единицы — вообще больше никогда не пытаются поступать. Кто-то поступает на следующий год. По два, три, четыре, даже по пять раз некоторые поступают, ставя перед собой цель стать священнослужителем. Когда священник дает рекомендацию своему пономарю или певчему, должен прекрасно понимать, какие испытания ожидают этого человека в духовной школе. И не просто писать прекрасную характеристику, но и самому испытывать человека: проверять знание молитв, навыки чтения на церковно-славянском языке, проверять по той программе, которая выложена на сайтах духовных учебных заведений и которой мы руководствуемся при вступительных экзаменах. К сожалению, священники не всегда ответственно относятся к рекомендации молодого человека для поступления в духовную семинарию. Большинство священнослужителей все-таки серьезно подходит к этому вопросу и заранее принимает самое непосредственное участие в подготовке ребят к поступлению в семинарию. Это радует.

— Святейший Патриарх Кирилл обращает особое внимание на образование священнослужителей, неоднократно подчеркивая важность этого в своих выступлениях. В связи с этим не поменялись ли критерии в отборе студентов?

— Мы как воспитывали будущих пастырей, так и воспитываем. Прежде всего этот человек должен быть верным рабом Христовым. Сегодня после молебна я сравнил их делание с виноградником. Все мы работаем в винограднике Христовом. Для того, чтобы просто работать в винограднике, необходимо быть верным хозяину, необходимо быть дисциплинированным, обладать соответствующими знаниями: как привить тот или иной куст, как его подвязать, полить, когда правильно собирать урожай. Есть другие сравнения. Очень часто священнослужители называются врачами душ человеческих. Когда врач, хирург, допускает ошибку — это угрожает жизни человека. Когда священнослужитель допускает ошибку духовного порядка — это угрожает судьбе человека, его духовному, а подчас и физическому здоровью. Поэтому мы ориентируемся на то, чтобы это были верные рабы Христовы, верующие и преданные Богу и Церкви люди, обладающие соответствующими знаниями, которые необходимо повышать, совершенствовать. И мы в духовной школе предпринимаем те ли иные шаги, чтобы повысить уровень преподавания и соответственно уровень знания наших студентов, будущих выпускников.

— Количество студенческих мест не увеличилось в этом году?

— Мы исходим не из формального количества студенческих мест, а реально смотрим на картину, которая предстает перед нами во время вступительных экзаменов. Если находится достаточное количество абитуриентов, способных учиться в духовной семинарии, на регентском или иконописном отделениях, мы берем их. У нас есть такие возможности. В этом году мы планируем поступить следующим образом. Тем, кто не сможет сдать вступительные испытания достойно, но у которых мы увидим хорошие задатки, способности, а главное — церковность, мы предложим остаться и организуем для них специальный подготовительный курс. Два-три дня в неделю они будут изучать те предметы, которые они не смогли сдать при вступительных экзаменах, и столько же дней в неделю они будут нести хозяйственные послушания. По окончании этого курса, получив хорошие оценки, подтянув свои знания, они смогут в следущем году автоматически быть зачисленными на первый курс семинарии или регентского, иконописного отделений.

— Как можно оценить состояние образования нынешнего абитуриента?

— Мы получаем тех же самых ребят, которые приходят в институты. К сожалению, с каждым годом наблюдаем снижение уровня подготовки выпусников общеобразовательных школ. Это заставляет задуматься о том, какое же образование дается в государственных школах. К сожалению, это образование находится на низком уровне. Я помню, как наше поколение сдавало экзамены, как мы писали письменные работы. Около 80% отлично и очень твердо владели русским языком, достаточно грамотно писали, могли излагать свои мысли. Сегодня все намного хуже не только в духовной семинарии, но и в любом вузе. Пора нам всем миром задуматься над уровнем образования и воспитания, которое дается в обычной средней школе.

Бывает так, что человек сдает хорошо экзамены и подает большие надежды. А потом начинает лениться, либо наше первоначальное хорошее впечатление оказалось неверным. И тот, кто подавал надежды, оказывается в числе середнячков или скатывается на тройки и не радует так, как на вступительных экзаменах. Бывает совершенно наоборот: человек волнуется, по собственной скромности не может достаточно выразить свою мысль и хорошо сдать экзамен. Потом в процессе обучения он достигает тех высот, которые мы и не ожидали. В прошлом году мы не приняли в академию несколько человек, а потом я еще раз пролистал ведомости и все-таки взял двоих. Один из них показал прекрасные способности, а главное — огромное стремление к учебе. Сейчас он проходит стажировку за границей.

Поэтому мы и молились сегодня, чтобы Господь помог нам сделать правильный выбор и правильно оценить, насколько это возможно в человеческих силах, качества души и характера человека. По благословению Святейшего Патриарха мы будем приближаться к Болонской системе. Об этой Болонской системе сейчас очень много споров, одни ее хвалят, другие ругают. Мы можем ее применить в духовном образовании так, что она нам может сильно помочь.

В этом году мы планируем набирать в духовную семинарию на четыре года, а не на пять лет, как это было раньше. Тех знаний, которые за четыре года получат наши студенты, достаточно для получения степени бакалавра, как это осуществляется в других учебных заведениях. Те, кто не смогут на бакалавриат поступить, будут проходить через подготовительные курсы. К слову сказать, большинство из нас, и я в том числе, учились в 4-летней духовной семинарии. Мне кажется, для духовной семинарии четырех лет вполне достаточно. Затем будет два года магистратуры. Эта магистратура поможет решить еще одну проблему, которая появилась несколько лет назад после осуществления очередного этапа реформ. Сегодня мы вынуждены давать дипломы выпускникам академии в том случае, если они не пишут кандидатскую работу, а просто прослушивают курс лекций, сдают экзамены. Это неправильно. Человек обязательно должен написать какую-то работу. Поэтому эта система «бакалавриат-магистратура-аспирантура» позволяет нам не давать дипломы выпускникам академии, а требовать от них какую-то работу. Если уровень будет соответствовать кандидатской — они будут защищать кадидатскую диссертацию. Если работа будет более низкого уровня, но соответствовать критериям магистерской работы, выпускник академии будет получать степень магистра богословия. Без письменной работы уже никто диплом не получит. Таким образом, эта система помогает решить многие вопросы.

Болонская система накладывает и обязательства на самих преподавателей, требует от них более творческого подхода, соответствующих методов преподавания. Мы потихоньку обновляем преподавательский состав, привлекаем образованных, перспективных священослужителей из нашей епархии, которые не просто владеют теорией, а на практике на своих приходах осуществляют то, чему мы учим в духовных заведениях. Долгое время духовные учебные заведения были закрытыми, в этом был свой плюс, особенно в советское время.

Сегодня духовные школы, особенно духовные академии, должны быть достаточно открытыми к миру. Наши студенты должны понимать, с чем они потом столкнутся, на какие вопросы им придется отвечать. А вопросы у современной молодежи достаточно каверзные. Иногда примитивные, но в этой примитивности содержится такая загвоздка, которую трудно бывает преодолеть даже студенту духовной семинарии. Когда человек учится только в своей среде, он чувствует благоприятную атмосферу. Но как только он выходит из духовной школы, он сталкивается с агрессивностью этого мира, с агрессивно настроенными людьми, которые предъявляют Церкви претензии, а подчас бросают вызов священнослужителю, а через него и самой Церкви. Конечно, этот опыт приобретается по мере служения, пребывания в Церкви в течение многих лет. Но к этому мы тоже должны готовить наших студентов. Мне кажется, с каждым годом наши студенты, выпускники будут служить Богу все в более сложном и сложном мире, который будет требовать особого напряжения сил, особых знаний. Та нагрузка, которую будут нести священнослужители — если они действительно хотят Церкви служить, а не своему карману и благополучию — будет колоссальна. К этому нужно готовиться.

— Светские вузы предполагают отказаться от заочного обучения, есть ли подобные планы у вас?

— У нас как такового заочного обучения и не было. У нас было обучение по системе экстерната, когда священнослужители обязаны были посещать лекции. Но эта система не оправдала себя из-за загруженности священнослужителей. Не получилось так, что священник служит на приходе, а в свободное от прихода время посещает лекции. Поэтому экстернат мы сейчас практически сокращаем, но оставляем его для отдельных священнослужителей или лиц, которые способны учиться таким образом. Если человек когда-то уже занимался научной работой в светской сфере, если он знает языки, если он знаком с научным методом работы, он способен освоить программу, которая предлагается здесь, в духовной школе.

В начале 90-х годов многие священнослужители рукополагались без духовного образования. Это было вынужденное решение. Церковь отчасти приобрела, а очень много потеряла. Священнослужитель, не имеющий правильного направления в духовной и церковной жизни, может очень много наломать дров. Мы с вами являемся свидетелями этому, когда даются неправильные советы, когда традиции церковные перемешиваются с человеческими преданиями. Даже язычество культивируется самими священнослужителями. Поэтому нам этот пробел нужно восполнить.

В этом году мы открываем первый курс духовной семинарии заочного обучения для священно- и церковнослужителей, которые уже несут послушания на приходах. Это преимущественно священники, диаконы, которые не имеют духовного образования. Мы разрабатываем программы, учащимся заочного сектора обучения первого курса духовной семинарии будут выданы материалы, с помощью которых они смогут готовиться к сессии. В течение года пройдут установочные лекции и две сессии, во время которых они будут сдавать экзамены. В следующем году мы планируем открыть второй, а возможно и третий, курсы духовной семинарии. Мне думается, что такое заочное обучение должно пройти в течение нескольких лет, а потом прекратить свое существование. И Святейший Патриарх, и сама жизнь говорят о том, что нельзя рукополагать в диаконы, особенно в священники, без духовного образования. Можно получить больше вреда, чем пользы.

Ректор Санкт-Петербургских духовных школ епископ Петергофский Амвросий рассказал в интервью корреспонденту радио «Град Петров» о начавшихся вступительных экзаменах в духовную семинарию. Владыка сообщил об особенностях приема в нынешнем году, уровне образования абитуриентов, критериях отбора будущих студентов и об изменениях в новом учебном году. Интервью прозвучало в эфире 10 августа 2010 года.


Опубликовано 18.06.2013 | Просмотров: 202 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter