Епископ Петергофский Амвросий. Наша эпоха должна стать эрой милосердия и любви.

Епископ Петергофский Амвросий. Наша эпоха должна стать эрой милосердия и любви.

Главное служение и главная миссия нашего века – миссия милосердия. А потому нашу эпоху для Церкви можно назвать эрой милосердия и любви. Подлинные гиганты нашего времени познаются не в богословии, риторике или церковной политике, а в делах милосердия.


Во Имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

Наш с вами век, дорогие братья и сестры, полон неверия, скепсиса, а зачастую и презрения. Нередко звучит критика Церкви, сомнения в христианстве. Сегодня мы слышали слова евангелиста о том, как сомневался один из будущих учеников Господа. Сколько Нафанаилов найдется сегодня в мгновение ока рядом с человеком, который решится публично засвидетельствовать свою веру и свои убеждения! На полные внутреннего света, радости и надежды слова, которые каждый из нас время от времени обращает к своим братьям, знакомым, коллегам и ко всему обществу: «Порадуйтесь со мной, ибо сегодня я встретил Того, встречи с Кем искал всю мою жизнь! В глубине моей души у меня произошла встреча с удивительным Учителем из Назарета и я обрел смысл жизни, мое сердце отныне наполнено радостью, а мысли и чувства глубиной вечности!», – отовсюду сразу же доносятся голоса: «Куда ты идешь? Может ли быть что-то доброе из этого клерикального Назарета?».

И каков же может быть наш ответ? Станем ли мы последовательно доказывать нашим оппонентам неоспоримую истину христианства, оперируя высокими богословско-философскими категориями? – Но подобный разговор не вызовет ничего кроме презрительной ухмылки «прогрессивного сознания эпохи постмодернизма», торжествующего над «диким обскурантизмом» тех, кто, по мнению наших современников, затерялся в лабиринте средневековья. Попробуем ли доказать, что в христианстве мы обретаем подлинную самоидентичность и становимся причастниками того незыблемого религиозного и культурного наследия, на фундаменте которого наши предки некогда воздвигли колоссальную цивилизацию? – Но процессы всеобщей глобализации столь стремительны, что в сознании человека все более и более обесцениваются такие понятия, как родина, вера, культура. Хаотичность мышления и неразвитость сердца приводят к дефициту внутренних принципов, что, по словам философа Хосе Ортега, превращает современное общество «в массу всякого и каждого, кто ни в добре, ни в зле не мерит себя особой мерой, а ощущает себя таким же, «как все», и не только не удручен, но доволен собственной неотличимостью. Масса сминает непохожее, недюжинное и лучшее. Кто не такой, как все, рискует стать изгоем».

А потому, как и тысячелетия назад, единственным возможным ответом на вопросы всех тех, кто с живым интересом, со скепсисом или недоверием вопрошают нас о нашей вере, может быть лишь одно: «Пойди и посмотри!». Но задумаемся на мгновение: на что именно посмотреть призываем мы людей? На золото куполов? На красоту церковной службы? На великолепное пение хоров кафедральных соборов? Заключен ли действительно во всех этих элементах Тот Божественный Учитель, с Которым мы хотим познакомить других людей? Действительно, красота много значит в нашей жизни и даже может стать дверью в мир Церкви и религии, но, как показывает практика последних лет, в устах других эта же самая красота может стать поводом осудить Церковь. Так куда же идти и что же увидеть призываем мы наших неверующих или сомневающихся братьев? Ответ один: посмотреть на нас самих, ибо Учитель познается в своих учениках.

В связи с этим особое значение приобретает празднуемое сегодня, в первое воскресение Великого поста, в Церкви событие, именуемое «неделей торжества Православия», торжества веры Христовой над земной неправдой и над человеческими заблуждениями. История этого праздника восходит к 843 году, когда созванный императрицей Феодорой собор восстановил иконопочитаение в Византийской империи, благодаря чему и поныне в наших храмах мы видим эти удивительные творения человеческих рук, но и человеческого духа, через которые нам открывается реальность миров иных, посредством которых Церковь земная, еще осуществляющая свое путешествие в этом мире, уже может почувствовать свою сопричастность Церкви небесной, Церкви вселенской, Церкви торжествующей.

Но для нас с вами, людей, живущих в XXI веке и отдаленных от всей этой древней полемики, важно понимать, что спор об иконах был спором не о кисточках и красках, а о вещах много более значимых. Ведь если «Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины», если «мы ВИДЕЛИ славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин 1:14), то значит Господь стал видимым для человеческих глаз, стал изобразимым, как о том говорит и великий Иоанн, небесный покровитель наших духовных школ: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин 1:18). Именно этот живой опыт апостолов-самовидцев, это знание воплощенного Слова и стало основой Церкви, потому и сама Церковь – это уже икона, видимое изображение незримого Бога в этом мире. Но видится Бог не в золоте куполов и блеске зданий церковных, а видится Он в каждом из нас. Все мы, члены живого церковного организма – вот подлинная икона Божия, вот те самые «образ и подобие», о которых говорил Предвечный Совет.

Действительно, вспоминая Торжество Православия, мы вспоминаем, прежде всего, имена многих и многих святых, отдавших свои силы, здоровье, а зачастую и жизни, ради торжества Истины в этом мире. И в этом смысле мы с вами подобны карликам, но карликам, стоящим на плечах гигантов, маленьким людям, но за которыми стоит громада всей церковной истории. Однако каждая эпоха ставит перед Церковью свои вопросы, свои задачи и свои вызовы. И для ответа на эти вызовы Церковь нуждается в новых гигантах, ибо не может устоять Церковь, состоящая из одних лишь карликов. Говоря об актуальных проблемах Церкви, мы постоянно оборачиваемся за помощью в прошлое, забывая, что великие святые отцы уже исполнили свой долг перед Небом: в свое время они уже отстояли Церковь, завещанную им Самим Христом. Сейчас пришло наше время водрузить на наши плечи бремя заботы о Церкви. Сбежать от этой ответственности – значит сбежать от Самого Бога, сбежать от Его просьбы, обращенной к нам. Выпавший на нашу долю век уже не ставит перед нами задачи объяснить высокими богословскими и философскими категориями христианское учение; главное служение и главная миссия нашего века – миссия милосердия. А потому нашу эпоху для Церкви можно назвать эрой милосердия и любви. Подлинные гиганты нашего времени познаются не в богословии, риторике или церковной политике, а в делах милосердия.

И пусть зачастую наши плечи ничтожно малы, пусть мы мелко живем, мелко мыслим, мелко чувствуем, однако наш удел – быть гигантами. Для этого мы и совершаем наше земное странствие: дабы, начав его на четвереньках, закончить с высоко поднятой к Небу головой. Будем стремиться к тому, чтобы стать гигантами духа, исполинами милосердия и незыблемыми колоссами веры. Тогда переданная нам Великими Отцами древности Церковь и в наш атомный век будет иметь свое Торжество, ибо подлинное торжество Бога на земле вершится в жизни каждого из нас.

Аминь.


Проповедь ректора Санкт-Петербургской духовной академии епископа Петергофского Амвросия на миссионерской литургии в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга  24 марта 2013 года, в Неделю Торжества Православия


Опубликовано 09.03.2014 | Просмотров: 133 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter