Епископ Гатчинский Амвросий. Традиции и инновации в духовном образовании: опыт Санкт-Петербургской православной духовной академии

Епископ Гатчинский Амвросий. Традиции и инновации в духовном образовании: опыт Санкт-Петербургской православной духовной академии

Епископ Гатчинский Амвросий. Традиции и инновации в духовном образовании: опыт Санкт-Петербургской православной духовной академии

Празднование замечательной даты в истории выдающейся богословской школы – Московской духовной академии – является хорошей возможностью для того, чтобы обратиться к опыту и традициям духовного образования в России и извлечь из этого «богатства премудрости и разума» те подходы к организации академической жизни, которые позволят ответить на вызовы времени.

Перед духовными школами стоит ответственная, непростая, но в то же время в высшей степени важная задача: воспитать поколение пастырей, которые будут открыты миру и смогут говорить с современниками на понятном и доступном языке, не умаляя при этом достоинства проповеди Христовой. Стоит задача развития такой богословской академической науки, которая не теряла бы связь с жизнью Церкви и могла бы всесторонне, аргументированно и авторитетно ответить на волнующие наше общество вопросы. В немалой степени решению этих задач должен способствовать вхождение в Болонский процесс, при котором, однако, должно сохраниться и развиться все то лучшее, что уже есть в духовных академиях и семинариях. Для того, чтобы в процессе преобразований суметь «отделить зерна от плевел», важно обратиться к имеющемуся академическому и педагогическому опыту наших духовных школ. Мне хотелось бы остановиться подробнее на опыте поиска новых путей в образовании и в академической науке, который имел место в Санкт-Петербургской православной духовной академии за последние полвека, а также показать его актуальность и значимость в современных условиях.

Возрождение Санкт-Петербургских (тогда – Ленинградских) духовных школ в 1946 году проходило под руководством замечательного церковного деятеля – митрополита Григория (Чукова), который на протяжении многих лет до этого занимался вопросами духовного образования. Еще в 1944 году он произнес слова, которые стали одним из принципов возрождения академии: «Христианство – не теория, а жизнь, и между изучением богословия и строем жизни должна быть теснейшая связь, потому что давно сказано: qui proficit in litteris, sed deficit in moribus – plus deficit, quam proficit («кто преуспевает в науке, но отстает во нравах – больше отстает, чем успевает»)»[1]. Митрополит Григорий подчеркивал преемство с дореволюционной образовательной традицией, но указывал, что нужно воспринять лишь лучшее из имеющегося в ней: «… исторические уроки обязывают новую школу ставить богословскую науку так, чтобы она не оставалась ни схоластическим упражнением ума, ни безразличной теорией христианства, а, – прежде всего и главным образом – была бы руководящим началом жизни, устрояемой на основе евангельских начал, по примеру святых отцов и подвижников Церкви» [2].

Процесс возрождения, по словам митрополита Никодима (Ротова), мыслился и был осуществлен «как воссоздание старой Санкт-Петербургской духовной академии: был введен прежний академический устав, использованы прежние пособия, были приглашены старые преподаватели и наставники» [3]. После открытия стали преподавать многие дореволюционные выпускники, которые «явились ‹…› живой связью» [4] с духовной школой начала XX века – такие как Александр Иванович Сагарда, профессор Сергей Алексеевич Купресов, протоиерей Василий Верюжский и другие. Богословие как руководящее начало жизни митрополит Григорий воплощал через свой жизненный пример. По воспоминаниям его современников, «митрополит Григорий был тем, кто поддерживал учащихся», причем как живым участием, словом утешения, так и материально [5].

Особая эпоха в жизни академии наступила в период деятельности выдающегося церковного иерарха – митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима. Он пришел на Ленинградскую кафедру в 1963 году – в неблагоприятное для Церкви время, когда под давлением государственного атеистического пресса жизнь духовных школ приходила в упадок: сократилось число учащихся, наметился застой и даже смятение среди преподавателей [6]. К тому моменту в органы власти стали поступать письма с предложениями о закрытии академии [7], и власти, не утруждая себя аргументацией, уже отобрали у академии часть помещений [8].

Митрополит приступил к реорганизации школ со всей присущей ему энергией. Желая быть ближе к жизни академии, он поселился в ее здании и стал тщательно вникать во все вопросы академического устройства [9]. Основным принципом, положенным им в деятельность духовных школ, стала замена шаблонного подхода творческой инициативой, полная самоотдача и максимальная ответственность со стороны преподавателей [10]. Для поощрения инициативы среди педагогов он ввел коллегиальное обсуждение по ряду спорных вопросов [11]. Владыка стал лично присутствовать на заседаниях Совета, посещать лекции и семинары, просматривать классные журналы. Учебные планы он не только утверждал, но при этом выражал одобрение, выносил замечания или вносил предложения, иногда требовал объяснений [12].

Стремясь поднять преподавательский уровень, он стал настаивать на систематическом обновлении лекционного материала, стал требовать, чтобы преподаватели следили за новинками богословской литературы, знали хотя бы один из иностранных языков, и даже открыл с этой целью в академии курсы английского [13]. Заботясь о пополнении академической библиотеки, митрополит лично привозил из загранкомандировок массу иностранной литературы, а знание преподавателями иностранного языка было гарантией того, что она не останется невостребованной [14].

Для оживления научного и учебного процесса в академии стали регулярно приглашаться известные на весь мир деятели, в том числе – выдающиеся ученые: патрологи, историки, специалисты в области догматики и литургики [15]. Митрополит рассматривал литургику как науку, свободную от вероучительных споров, поэтому с 1969 по 1979 годы в академии читал лекции по этой дисциплине католический исследователь, доктор церковных восточных наук, иеромонах-иезуит профессор Мигель Арранц.

Академию в разные годы посещали главы Православных Поместных Церквей, видные представители различных религиозных конфессий из Европы, США, стран Ближнего Востока и Африки. Как правило, они встречались с преподавателями и студентами, причем нередко беседы сопровождались обсуждением острых вопросов и возникшей дискуссией [16]. Кроме этого, в Ленинграде стали одна за одной проходить богословские конференции, консультации, собеседования, которые заметно активизировали отечественную богословскую мысль [17]. С целью лучшего знакомства с западной наукой митрополит, будучи председателем ОВЦС, содействовал тому, чтобы наши профессора получили возможность выезжать за рубеж на различные форумы – причем это касалось ученых не только из Ленинградских школ, но и Московской духовной академии [18]. С просветительской целью организовывались поездки ректора и преподавателей академии на Святую Землю и гору Афон [19].

В поле зрения митрополита постоянно находились научные изыскания академии. Он не только всегда присутствовал на заседаниях Совета, но и инициировал ряд научных исследований по актуальным вопросам богословия, святоотеческого наследия. Например, при нем была создана академическая группа по изучению истории и рассмотрению проблем славянских и русских библейских переводов [20].

Митрополита Никодима живо интересовали темы студенческих сочинений и научных диссертаций [21]. Он старался не допустить отрыва тематики академических исследований от потребностей церковной жизни, а их содержания – от учения Священного Писания и Предания. Представляются весьма своевременным и актуальным слова митрополита, по мнению которого, «богословскую науку нужно рассматривать как средство выяснения и утверждения веры. При этом, – писал он, – необходима связь богословия с жизнью, которая удерживает умозрение от удаления в бесполезную для дела спасения область отвлеченных рассуждений. Я не хочу сказать, что это исключает возможность мыслить абстрактными категориями. – Нет, абстрактное мышление – необходимая форма научного мышления вообще, в том числе богословского. Вопрос заключается в одном: может ли результат такого мышления принести пользу делу Божию или нет? Как показывает история, опасность развития нецеркового, а потому и неспасительного богословия возрастает тогда, когда люди пытаются оторвать «небо» от «земли» или «землю» от «неба». Нередко отвлеченное мышление в этой области теряет связь с Божественным Откровением, дает простор человеческому воображению, а в крайних случаях – и фантазии», – заключал митрополит Никодим [22]

Эти слова вдвойне ценны, поскольку произнесены человеком разносторонней научной эрудиции, который пользовался большим авторитетом не только как организатор духовного просвещения, но и как ученый-богослов, знаток древних библейских текстов, церковной истории, агиологии. Его высокую образованность замечательно характеризует следующий случай. Во время защиты одной докторской диссертации на Совете академии возник горячий спор на библейскую тематику. Видя, что дискуссия заходит в тупик, митрополит, неожиданно для всех, процитировал по памяти большой фрагмент текста Ветхого Завета на древнееврейском языке, имеющий отношение к обсуждению. Это произвело сильное впечатление на собравшихся. [23].

Не обделял вниманием митрополит Никодим и учащихся академии и семинарии. Он всегда присутствовал на вступительных экзаменах и беседовал практически с каждым кандидатом на поступление [24]. Он знал почти всех студентов по именам, был в курсе их домашних дел, часто общался с их родителями [25]. Неоднократно в течение учебного года он проводил беседы с учащимися, чтобы понять их интересы, устремления и переживания. Посещая уроки и экзамены, он интересовался не только уровнем подготовки, но способностью студентов мыслить творчески, самостоятельно [26].

Епископ Гатчинский Амвросий. Традиции и инновации в духовном образовании: опыт Санкт-Петербургской православной духовной академии

Знаменательным явилось выступление митрополита Никодима на торжественном акте по случаю 30-летия ЛДА 9 октября 1976 года [27], которое, по выражению Патриарха Кирилла, стало «духовным завещанием школе, в которой он сам получил богословское образование и которой потом отдал немало энергии» [28]. После небольшого исторического обзора, митрополит изложил понимание им «задач и проблем современного богословия» [29]. Он характеризовал богословие как посредника «между Богооткровенным учением и человеческим разумом», вследствие чего богодухновенное Священное Писание наряду с церковным Преданием, является «непоколебимой основой богословия» [30]. Их изучение возможно только через призму святоотеческой письменности, поэтому «нужно выражать самосознание Церкви в духе святоотеческого богословия», но на современном языке, стремясь к высокому научному уровню богословских исследований [31]. Митрополит высказал также ряд методических наставлений в преподавании различных дисциплин: «естественно каждому учащему заботиться, чтобы его лекции будили мысль студентов, заставляя ее работать, а это возможно только в преподавании, связанном через весь курс лекций одной нитью. ‹…› Существенное требование, предъявляемое к чтению лекций – это живость, наглядность, творческий подход к подаче учебного материала» [32]. В качестве важного примера использования наглядного материала митрополит указал на пользу от изучения библейской археологии на уроках по Священному Писанию [33]. Коснулся он и преподавания гомилетики, нравственного богословия, канонического права и церковной истории. Митрополит напомнил таже, что «нужно сочетать постижение учения Церкви с постоянным христианским благочестием» [34].

Именно в замечательную для духовных школ эпоху Никодима началось ректорство Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, тогда – архимандрита, затем епископа и архиепископа Выборгского. Будучи назначенным на эту должность 26 декабря 1974 г., он в течение последующих десяти лет не только развил принципы, заложенные митрополитом Никодимом в основу академической жизни, но добился осуществления ряда важных перемен в жизни школ и организовал деятельность по новым направлениям.

Продолжились научные исследования в академии, включая библейскую проблематику; в частности, был поставлен вопрос об изучении славянских рукописей Писания [35]. Благодаря активной международной позиции архиепископа Кирилла заметно вырос богословский уровень академии и ее авторитет в международном церковном сообществе. Контакты осуществлялись по разным направлениям: иностранные студенты приглашались на обучение в Ленинград, в академии проводились международные научные конференции, для выступления перед студентами приглашались иностранные профессора; преподаватели академии также имели возможность выступать на научных симпозиумах за границей [36].

При непосредственном участии ректора студенческая жизнь активизировалась в литургической и культурной области. Как вспоминал сам Святейший, «была специальная программа культурного воспитания студентов. Например, каждый год по окончании учебы мы ездили в паломничество. Вот я, например, – говорит патриарх, – вел патрологию на первом курсе. И как бы мне ни было трудно, я с первым курсом отправлялся в паломничество. Один раз мы даже в Иерусалим ездили в 1980 году. Феноменальное событие: раньше в Иерусалим отправлялись только санкционированные делегации. А это была первая делегация со студентами. Потом я ездил с курсами в Москву, в другие места. Эти паломнические поездки нас очень связывали. И не только со мной как с ректором: во главе каждого курса был наставник. Все это очень помогало атмосфере единения. Было чувство семьи, мы все жили одной семьей. ‹…›

Я часто посещал студентов во время их самостоятельной подготовки, мог прийти в любую аудиторию, мы сразу же о чем-то начинали беседовать, задавалось огромное количество вопросов. Иногда поднимался на четвертый этаж, где находится общежитие, смотрел, как они живут. Тут же меня окружали семинаристы, начинались разговоры. Иногда часами беседовали. Все это созидало неформальные отношения, чувство общности» [37]. По словам Святейшего, единение имело продолжение в литургической жизни: «Евхаристический канон мы пели всем народом, также по средам пели акафисты перед иконой Божией Матери «Знамение», служила монашеская братия. У нас было большое количество монашеских постригов. Со временем дух академии стал привлекать интеллигентную мыслящую молодежь, так что к концу моего пребывания более 25% всех учащихся были с высшим светским образованием» [38].

Свидетельством огромного внутреннего потенциала академии в то время стало открытие 31 год назад Регентского отделения — учебного заведения, дававшего не только богословское, но и церковно-практическое, и музыкальное образование. Значимым было то, что учиться на Регентском отделении получили возможность девушки — задумка, которую вынашивал еще митрополит Григорий (Чуков), но осуществить которую смог лишь нынешний Святейший Патриарх. Вспоминая об этом событии, Патриарх назвал его «проектом со значительными миссионерскими последствиями» [39].

Свои размышления об истории и задачах духовного образования в Санкт-Петербурге архиепископ Кирилл изложил в статье «Богословское образование в Петербурге – Петрограде – Ленинграде: традиция и поиск», изданной уже после его перехода на Смоленскую и Вяземскую кафедру – в 1986 году, в Юбилейном сборнике «Богословских трудов», посвященном 175-летию ЛДА [40]. Приведя подробный исторический обзор академического образования в городе на Неве, ректор академии писал в заключение: «Под образованием ‹…› следует понимать не только совокупность знаний и освоение метода научно-богословской работы, но и формирование твердых христианских убеждений, подлинной личной духовности, верности и любви к своему Отечеству. ‹…› Богословие, основанное на Священном Писании и святоотеческой традиции, строгая научность исследования и верность церковному Преданию, открытость проблемам, волнующим современного человека, и способность творчески сохранять неизменными истины апостольской веры; честное стремление к христианскому единству посредством братского диалога и верность святому Православию; развитие пастырского подхода к современным общественным проблемам совершенствование личной и общинной духовности – вот те задачи, осуществление которых стоит на пути, завещанном нам лучшими представителями духовной школы в Петербурге – Петрограде – Ленинграде» [41].

Подводя этими словами Святейшего Патриарха краткий итог обзора богословского образования в Санкт-Петербургских духовных школах за последние полвека, постараемся выделить те важнейшие принципы устроения академической жизни, которые остаются неизменными даже в случае, когда по велению времени некоторые формы богословского образования устаревают [42] и им на смену приходят другие.

Во-первых, – это осознание и утверждение органичной связи богословского учения с церковной жизнью – литургической, приходской и общественной; изучение богословия на основании Священного Писания и верности Преданию и святоотеческой традиции. Во-вторых, – забота о том, чтобы преподавательская деятельность не превращалась в рутинную формальность, а сопровождалась в учебном процессе постоянным обновлением лекционного материала, введением новых форм преподавания, развитием самостоятельного творческого мышления у студентов, а в научной сфере – изучением профессорами современной литературы, представлением ими результатов своих исследований на различных научных форумах, публикацией статей, монографий и диссертаций. В-третьих, – общинная организация академической жизни, при которой ректор и администрация не только вникают во все стороны учебного и научного процесса, но и сохраняют живой и регулярный контакт со студенческой средой, как в литургическом служении, так и в неформальной повседневной обстановке.

На указанных принципах строится жизнь Санкт-Петербургской духовной академии в последние два года. И хотя прошло относительно немного времени, можно утверждать, что сохранение, а иногда возобновление изложенной выше традиции академической жизни, основанной на авторитете замечательных церковных иерархов, хотя, конечно, нередко в новых, современных, порой даже неожиданных формах, имеет не только субъективные, но и объективные положительные результаты.

В сфере учебной деятельности в нашей академии была завершена специализация отделений и приглашен ряд новых, зачастую – молодых преподавателей. Был поставлен и решается вопрос о введении современных методов обучения, в том числе – с использованием мультимедийной техники, для чего большинство аудиторий академии было оборудовано плазменными телевизорами. Теперь многие преподаватели сопровождают свои занятия показом фотографий или небольших видеороликов по соответствующей теме.

Началось регулярное издание академического журнала «Христианское чтение» в соответствии с требованиями, предъявляемыми к научным изданиям, и теперь у преподавателей и аспирантов академии есть площадка для публикации результатов своих научных исследований. Для информационного обеспечения учебного и научного процесса была создана локальная сеть, налажен проект сканирования богословской литературы, организована и пополняется электронная библиотека. За прошедшие два года подготовлены и выпущены два DVD-диска с электронным архивом журнала «Христианское чтение», охватывающие 50 дореволюционных лет его существования. Началась подготовка и издание мультимедийных учебных пособий; первым опытом в этом деле стал выпуск пособия по библейской археологии.

Было возобновлено ежегодное проведение межвузовских научно-богословских конференций на базе академии, причем конференция ученых-исследователей и преподавателей проходит осенью, а студенческая – весной. Активизировалось сотрудничество с вузами и духовными семинариями, с некоторыми из них были заключены соответствующие договора. Контакты проходят теперь на разных уровнях – это взаимное приглашение для чтения лекций преподавателей или совместное участие студентов в аспирантских семинарах, как в случае сотрудничества с Русской христианской гуманитарной академией, это и совместные поездки в археологические экспедиции и тематические семинары, как в случае контактов со Смоленской православной духовной семинарией. При активной поддержке нашей академии в Санкт-Петербургском государственном университете создан Научно-богословский центр междисциплинарных исследований, которым руководит секретарь Ученого совета академии протоиерей Кирилл Копейкин, на базе которого проводятся ежемесячные семинары для студентов академии. Продолжается взаимодействие с Советом ректоров вузов Санкт-Петербурга; в качестве последней инициативы можно назвать проведенный летом этого года совместный конкурс «Духовное образование в XXI веке», в котором приняли участие преподаватели и студенты как богословских, так и светских вузов.

Для активизации студенческой деятельности в академии был создан Студенческий совет, организован и издается три раза в год студенческий журнал «НЕвский БОгослов», совершаются регулярные культурные и паломнические поездки, в том числе – со студентами других вузов. Для того, чтобы не утратить связь с церковно-общинной жизнью, студенты семинарии начали проходить гомилетическую практику в крупнейших соборах Санкт-Петербурга. Это позволяет им не только отточить свое проповедническое мастерство, но и ощутить востребованность живого пастырского слова в приходской жизни. Продолжается активное участие студентов в деятельности Воскресной школы, которая существует при академии уже более 20 лет.

Студенты привлекаются к социальному служению, регулярно посещают тюрьмы, работают в детских домах. В воскресные дни студенты приводят на богослужение до 30 детей из домов-интернатов, среди которых есть и дети-инвалиды. Семинаристы на постоянной основе работают среди кадетов, знакомят их с православным вероучением, отвечают на вопросы.

Начиная эти преобразования и отталкиваясь от опыта наших замечательных предшественников, мы руководствовались прежде всего внутренней, содержательной стороной жизни академии. Однако указанные стороны активизации жизни школ имеют еще один важный эффект: построенное на приведенных принципах духовное учебное заведение имеет немалый потенциал для вхождения в систему Болонского образования и адаптации к ней, т.е. для решения той задачи, которую недавно поставило перед нами священноначалие.

Данный факт позволяет надеяться, что рассмотренные в докладе принципы организации академической жизни и опыт их посильной реализации в Санкт-Петербургских (Ленинградских) духовных школах может быть интересным и полезным для других богословских учебных заведений Русской Православной Церкви в перспективе их развития и вхождения в Болонский процесс.

 Библиография

1.Выдрин И.В. Митрополит Никодим. Екатеринбург, 2009. 368 с.
2.Кирилл (Гундяев), архиеп. [Патриарх Московский и всея Руси] Богословское образование в Петербурге – Петрограде – Ленинграде: традиция и поиск // Богословские труды. Юбилейный сборник, посвященный 175-летию Ленинградской духовной академии. М., 1986. С. 6–34.
3.Кирилл (Гундяев), архиеп. [Патриарх Московский и всея Руси] К вопросу о реконструкции Кирилло-Мефодиевского перевода Священного Писания // Журнал Московской Патриархии. 1981. № 3. С. 49–54.
4.Миронович И.Ц. О богословских воззрениях митрополита Никодима // Человек Церкви / Сб. 2-е изд. Московская епархия, 1999. С. 149–160.
5.Никодим (Ротов), митр. Слово, посвященное 30-летию Ленинградской духовной академии // Журнал Московской Патриархии. 1977. № 3. С. 10–15.
6.Открытие Православно-богословского института и Богословско-пастырских курсов в Москве // Журнал Московской Патриархии. 1944. № 7. С. 17.
7.«Проект с миссионерскими последствиями». Беседа с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом // Вода живая. 2009. № 9.
8.Сорокин В., прот. Исповедник: Церковно-просветительская деятельность митрополита Григория (Чукова). СПб., 2005. 736 с.
9.Торжество открытия Ленинградской духовной академии и духовной семинарии // Журнал Московской Патриархии. 1946. № 10. С. 9–12.
10.Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) духовные школы во 2-й половине XX – начале XXI века // Сайт «Седмица.ру». URL: http://www.sedmitza.ru/text/ 823744.html (дата обращения: 01.10.2010).
11.«Это было самое счастливое время моей жизни». Беседа с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом // Вода живая. 2009. № 10.

Доклад на пленарном заседании Международной конференции «Церковь, наука и образование в России: история и перспективы», посвященной 325-летию Московской духовной академии, Московская духовная академия, 11 октября 2010 г.


[1] Открытие Православно-богословского института и Богословско-пастырских курсов в Москве // Журнал Московской Патриархии. 1944. № 7. С. 17.

[2] Торжество открытия Ленинградской духовной академии и духовной семинарии // Журнал Московской Патриархии. 1946. № 10. С. 10.

[3] Никодим (Ротов), митр. Слово, посвященное 30-летию Ленинградской духовной академии // Журнал Московской Патриархии. 1977. № 3. С. 11.

[4] Там же.

[5] Слова профессора ЛДА Николая Анатольевича Заболотского. Цит. по: Сорокин В., прот. Исповедник: Церковно-просветительская деятельность митрополита Григория (Чукова). СПб., 2005. С. 433.

[6] Выдрин И.В. Митрополит Никодим. Екатеринбург, 2009. С. 231.

[7] Подробнее см.: Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) духовные школы во 2-й половине XX – начале XXI века // Сайт «Седмица.ру». URL: http://www.sedmitza.ru/text/823744.html (дата обращения: 01.10.2010).

[8] Выдрин И.В. Митрополит Никодим. С. 231.

[9] Там же. С. 233.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Там же. С. 233–234.

[14] Там же. С. 234.

[15] Там же. С. 235.

[16] Там же. С. 235–236.

[17] Там же. С. 236.

[18] Там же.

[19] Там же.

[20] Там же. С. 234.

[21] Там же. С. 234.

[22] Никодим (Ротов), митр. Собрание сочинений. Т. II. Л., 1974. [машинопись] С. 306. Цит. по: Миронович И.Ц. О богословских воззрениях митрополита Никодима // Человек Церкви / Сб. 2-е изд. Московская епархия, 1999. С. 150–151.

[23] Выдрин И.В. Митрополит Никодим. С. 237.

[24] Там же. С. 238.

[25] Там же. С. 242.

[26] Там же. С. 238.

[27] Никодим (Ротов), митр. Слово, посвященное 30-летию Ленинградской духовной академии // Журнал Московской Патриархии. 1977. № 3. С. 10–15.

[28] Кирилл (Гундяев), архиеп. [Патриарх Московский и всея Руси] Богословское образование в Петербурге – Петрограде – Ленинграде: традиция и поиск // Богословские труды. Юбилейный сборник, посвященный 175-летию Ленинградской духовной академии. М., 1986. С. 26.

[29] Никодим (Ротов), митр. Слово, посвященное 30-летию Ленинградской духовной академии // Журнал Московской Патриархии. 1977. № 3. С. 11.

[30] Там же. С. 12.

[31] Там же. С. 12–13.

[32] Там же. С. 13.

[33] Там же. С. 13–14.

[34] Там же. С. 15.

[35] См., напр.: Кирилл (Гундяев), архиеп. [Патриарх Московский и всея Руси.] К вопросу о реконструкции Кирилло-Мефодиевского перевода Священного Писания // Журнал Московской Патриархии. 1981. № 3. С. 49–54.

[36] Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) духовные школы во 2-й половине XX – начале XXI века. Там же.

[37] «Это было самое счастливое время моей жизни». Беседа с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом // Вода живая. 2009. № 10. С. 26.

[38] Там же.

[39] «Проект с миссионерскими последствиями». Беседа с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом // Вода живая. 2009. № 9.

[40] Кирилл (Гундяев), архиеп. [Патриарх Московский и всея Руси]. Богословское образование в Петербурге – Петрограде – Ленинграде: традиция и поиск // Богословские труды. Юбилейный сборник, посвященный 175-летию Ленинградской духовной академии. М., 1986. С. 6–34.

[41] Там же. С. 25.

[42] Там же.


Опубликовано 11.10.2010 | Просмотров: 229 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter