Епископ Гатчинский Амвросий. О смирении

Епископ Амвросий. Монах не тот, кто обещает, но тот, кто исполнит свои обещания Господу

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Сегодня, дорогие братья и сестры, мы закончили чтение канона преподобного Андрея Критского. В течение четырех вечеров подряд мы питались его мудростью, переживали о своем подлинном состоянии, видели в приводимых ветхозаветных и новозаветных образах, как в зеркале, свои чудовищные поступки. Великий покаянный канон светом своей нелицемерной правды проник в самые глубокие тайники нашей души, души всякого человека, кто с внимание вникал в слова молитвы, и помог обнажить в этих тайниках все то, что завтра мы вынесем на суд совести и суд милосердной любви Божией в Таинстве Покаяния.

У всякого дела должен быть какой-то итог. Вполне справедливо будет, если мы постараемся понять, каким может быть итог этих дней совместной молитвы для каждого из нас. Вместе с тем есть одна очень важная вещь, являющаяся условием, спасительным залогом жизни христианина на земле.

В покаянном каноне, среди завершающих сегодняшнюю его часть тропарей, есть мольба об этом, мольба, обращенная к Господу: «Единый Спаситель, не требуй от меня достойных покаяния плодов, ибо сила моя во мне истощилась, даруй мне сердце всегда сокрушенное и духовную нищету, чтобы я мог принести их Тебе вместо благоприятной жертвы». Великий пост с его ритмом жизни и особыми молитвами дает нам хорошие средства излечить израненную грехами душу. Когда мы только начинаем пытаться жить жизнью взятых в удел Божий и тщательно исполнять заповеди Господа, мы видим себя таковыми, какие мы есть на самом деле. Тщательное исполнение заповедей Христовых показывает человеку его немощь. Вот смысл заповедей, который видели в них опытные в духовной жизни подвижники.

Стоило только нам стать перед зеркалом собственной души, вникнуть в слова покаянных молитв, как мы обнаружили в себе такое множество злых и порочных наклонностей, что и представить себе невозможно, как исцелить их, как выбросить их из своей жизни, как умолить праведного судию избавиться от роя страстей, во множестве вскормленных по нашей же воле нерадением, маловерием, равнодушием и цинизмом. Поэтому единственное, что остается нам – воскликнуть вместе с ваятелем великого канона: «Господи, не требуй от меня достойных покаяния плодов, потому что не хватает никаких сил, никакой воли и целой жизни, чтобы перевесить чашу уже накопленного зла».

Но как же тогда быть? Какая надежда на то, что мы все-таки пытаемся научиться исполнять волю Божию и стремимся к доброделанию. Воздаяние бывает не доброделанию, не совершаем добрым делам и не труду ради добродетелей, а возникающему от них смирению. И если нет смирения, тогда напрасны любые труды и любые добродетели. Вот еще одно золотое правило  духовной жизни христианина. Зная его, преподобный Андрей и молит Господа: «Даруй мне сердце всегда сокрушенное и духовную нищету». Это наша единственная надежда, потому что сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит.

К пониманию необходимости смиренномудрия мы должны прийти, дорогие браться и сестры, в итоге наших совместных молитвенных трудов. Его мы выпрашивали у Господа, молясь и молитвой преподобного Ефрема Сирина, когда говорили: «Господи и Владыко живота моего, дух смиренномудрия дай мне».

Есть люди, в характере которых естественно живут кротость и смирение, и это похвально, это свойственно их природе, они уже рождаются такими, но это недостойно награды. Потому что в этом случае человек владеет этим без труда, без подвига, без всякого усилия. «Смиренномудрие – дело труднодостижимое и такое великое, какое добывается после многих подвигов, – говорит св. Диодор. – Оно приходит двумя способами: когда подвижник находится на середине духовного опыта, то или по телесной немощи, или же из-за неожиданной враждебности некоторых поборников праведности, или когда из-за лукавых помыслов его ум в какой-то мере смиряется, и когда святая благодать осенит ум, и он будет извещен и ощутит это, тогда душа воспримет смиренномудрие, как естественное».

Как-то один старец изрек, приведя такой пример: лошадь, вращающая колесо мельницы, съела бы зерно, которое туда кладут, если  бы ей не завязывали глаза. Так же и Господь, нередко скрывает от нас по Своему милосердию то добро, которое мы делаем, иначе мы, видя свои добрые дела, стали бы считать себя лучшими, чем мы есть на самом деле, наше самолюбие уничтожило бы цену всех добрых дел.

В одном из патериков есть рассказ о том, как один отшельник пришел жаловаться старцу, что каждый день, с самого утра, он в своем уединении чувствует странный голод, хотя в монастыре, где он раньше жил, ему удавалось без всякого труда по нескольку дней проводить без еды. И старец ответил этому отшельнику: «Не удивляйся, сын мой, в пустыне нет никого, кто мог бы быть свидетелем твоих подвигов и кто поддерживал бы и питал бы тебя похвалами. Прежде тщеславие служило тебе пищей в монастыре и удовольствие, которое ты испытывал, выделяясь среди других своим воздержание. Для тебя это было слаще всякого обеда».

Старец Иосиф Ватопедский говорил: «Признаки отсутствия смирения – это неуверенность, страх, подозрительность, нужда и, как следствие, беззаконное возбуждение всех видов и форм неправды и заблуждение относительно спасения и собственной безопасности. Живым образом такого состояния является дьявол, у него несмиренное мышление, называемое эгоизмом и гордыней». В противоположность этому, благословенный и исполненный благодати, смиренный человек кроток, тих, спокоен, неподвижен на зло, не подвержен влиянию случая или угрозы. Он непрестанно живет в недрах веры, подобно тому как детеныш находится в объятиях благодати. Об этом и мы, дорогие братья и сестры, молим своего Творца и молитвой Ефрема Сирина, и словами Великого покаянного канона, и приникнув к богодухновенной Псалтыри. «Виждь смирение мое и труд мой, и остави вся грехи моя. Смирихся, и спасе мя Господь» (Пс 24:18; 114:5).

Памятуем, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Святые отцы учат тому, что смирение есть дар Святого Духа, а не только человеческое достижение. Оно даруется тем, кто его желает, кто стремится к нему и с усердием возделывает качества, которые направляет к стяжанию этого блага. Смирение начинается с того, чтобы мыслить смиренно и достигает того, чтобы смиренно действовать. И в этом великое благо для человека, ибо Бог сердце сокрушенно и смиренно никогда не уничижит.

В прошедшие дни первой седмицы Великого поста мы, дорогие братья и сестры, постарались приобрести, пусть совсем небольшой, но все-таки очень важный и ценный опыт познания самого себя. Внимая слухом, умом, зрением и сердцем молитвенной мудрости Великого покаянного канона, мы старались привести свою душу к глубокому пониманию потребности в смиренномудрии. Поэтому будем и впредь в предстоящии дни Великого поста стремиться к тому, чтобы каждый его день, и каждый день прожитой нами жизни  стараться усвоить этот урок. На исходе же дня, в который мы окончили чтение Великого покаянного канона, по обычаю, обратимся ко Христу словами преподобного Андрея: «Спаситель, не требуй от меня достойных покаяния плодов, подари мне сердце всегда сокрушенное и духовную нищету, чтобы я мог принести их Тебе вместо всякой любой другой благоприятной жертвы». Аминь.


Опубликовано 11.03.2011 | Просмотров: 195 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter