Епископ Гатчинский Амвросий: О праздновании Нового года и Рождества Христова

Слово епископа Гатчинского Амвросия на Божественной литургии в Красносельском храме Александра Невского

Интервью ректора Санкт-Петербургской православной духовной академии епископа Гатчинского Амвросия корреспонденту интернет-издания «Татьянин день».

— Владыка Амвросий, расскажите, пожалуйста, как отмечают Новый год и Рождество в Санкт-Петербургской духовной академии?

 — По традиции, в Санкт-Петербургской духовной академии практически все студенты на эти праздники разъезжались по домам. Только те, кто живет в Петербурге, приходили на праздник в академический храм. Вот уже 2 года как мы решили оставлять до Рождества один хор. В него входят воспитанницы 4 курса регентского отделения, а также те, кто сам пожелал остаться на праздник в академии. В общем, на Новый год и Рождество у нас остается около 70 человек.

Как правило, вечером 31 декабря мы служим новогодний молебен, а затем бывает праздничный постный ужин. Ну и, конечно, бокал шампанского. Потом в актовом зале мы показываем какой-нибудь интересный фильм для настроения, а затем всем раздаем небольшие продуктовые наборы, чтобы учащиеся имели возможность попраздновать самостоятельно. Кто-то хочет остаться у себя в комнате, а кто-то ложится спать. Некоторые уходят к одноклассникам, живущим в Петербурге. Выбор зависит от самого студента.

— Какие фильмы обычно показываете?

— Обычно что-нибудь веселое. Например, в прошлом году смотрели комедию «Именины». В этом году решили посмотреть современный мультфильм «Маша и медведь».

— Новогоднюю литургию не служите?

— Обычно не служили. Я вообще спокойно отношусь к празднику Нового года. Последние два года участвовал со всеми в молебне, затем в праздничном ужине, смотрел вместе со студентами фильм и просто шел спать. А в этом году есть какая-то внутренняя потребность начать первые минуты 2011 года именно с богослужения. В полночь решил послужить иерейским чином литургию. Кто захочет сам — пусть придет послужить, помолиться. Без всякого принуждения. После литургии устроим чаепитие для всех участников богослужения в профессорской, а затем — отдыхать.

— А дальше?

— 2 января обычно мы участвуем в богослужении в честь праведного Иоанна Кронштадтского. В прошлые годы ездили в Иоанновский монастырь, в этом году все будут молиться в академии, а я по благословению Святейшего Патриарха Кирилла отправлюсь в Киев на хиротонию во епископа Дрогобычского архимандрита Филарета (Кучерова), с которым в одно время учился в Московской духовной семинарии.

В последующие дни будем готовиться к празднику, украшать нашу академию, храм, ставить елки и готовиться к рождественской службе. Развезем подарки и поздравления нашим прежним сотрудникам и преподавателям, которые по возрасту и состоянию здоровья уже не преподают и не трудятся у нас.

5 января вечером служим вечерню, повечерие, утреню. На повечерии, в полумраке, при свечах, я каждый год читаю очень трогательный, дышащий радостью ожидания пришествия в мир Бога-Слова, канон с ирмосами «Волною морскою». Шестого числа совершаем службы сочельника, затем в 9 вечера — всенощное бдение, в полночь рождественскую литургию, а затем — разговение. Днем 7 января мы поделимся Рождественской радостью с теми, кто в этой радости нуждается. Планируем посетить детский дом или дом инвалидов, чтобы поздравить тех людей, которые лишены возможности прийти в храм или лишены семейного, родительского тепла. Хотелось бы, чтобы в этот день было больше каких-то добрых дел сделано.

У нас все проходит по-семейному, по-домашнему, наверное, потому что на праздник нас остается не так много.

В течение последующих дней после Рождества наши ребята, хористы, ходят к ректору с колядками, даже загадки загадывают, дарят музыкальные номера, устраивают интересные сценки. Я у себя в покоях обычно принимаю, дарю подарки. Студенты ходят Христа славить к представителям инспекции, в канцелярию, бухгалтерию и поздравляют все службы духовной академии.

8 января мы снова служим в академическом храме. Те преподаватели, которые могут отвлечься от своего приходского служения, также приходят к нам. Приходят наши друзья и гости. Затем мы устраиваем праздничный обед, после которого все опять получают подарки, а потом все разъезжаются на каникулы до крещенского сочельника.

— Вы тоже участвуете в акции милосердия?

— И не только. У меня как у архиерея, наверное, будет как обычно еще ряд разных мероприятий. В этот день ближе к вечеру проходит городское поздравление жителей Петербурга с Рождеством Христовым.

В прошлом году на Дворцовой площади городом было устроено великолепное рождественское действо. Эмоциональное, яркое, красочное. В него были вовлечены все участники, зрители, на праздник пришли тысячи людей, поскольку даже в метро объявляли о том, что будет проходить рождественское представление. Площадь была вся заполнена людьми, несмотря на мороз и снег. Дети оставались вместе с родителями, их разогревали подвижными играми, активным вовлечением в конкурсы. Настолько совершенным, безукоризненным с точки зрения библейской истории и христианского отношения к самому событию, был текст самого действа! Не было абсолютно никаких шероховатостей, которые нередко встречаются в светской среде! Вместе с тем все действо подавало людям реальность Рождества Христова: не сказки, не легеды, а именно реальности! Организаторы были на высоте! Если в этом году наш город повторит этот опыт, будет прекрасно.

— Вы очень тепло рассказали о праздновании Рождества в стенах академии… Студентам можно приводить туда друзей?

— Конечно можно! С радостью! В Петербургской академии праздник проходит естественно, тепло и уютно. К нему готовятся сами студенты. Я стараюсь, чтобы и внешне академия была достойно украшена, несмотря на то что большинство в эти дни у себя дома. Когда я первый год как ректор увидел, как празднуется здесь Рождество Христово, то сказал, что у меня такого Рождества в жизни еще не было! Это правда.

— А как Рождество праздновали, когда Вы учились в МДА?

— В первую очередь этот период был связан с послушаниями в Троице-Сергиевой лавре, поскольку я пел в хоре у отца Матфея. Были ежедневные богослужения утром и вечером, присутствовало непередаваемое чувство от понимания и глубокого проникновения в сознание рождественских тексов, которые отец Матфей особым образом преподносил для певчих. Для меня рождественские дни запомнились огромным стечением людей, ночными богослужениями, в том числе на Крещение (в лавре есть такая традиция).

В МДА на каникулы поочередно уезжала то одна, то другая половина студентов, так что в стенах академии все равно оставалось достаточно много учащихся. Между послушаниями мы тоже ходили славили, но к ректору никогда не ходили неформально, и к инспектору тоже. В основном ходили «славить» к братии Троице-Сергиевой лавры. И монахи нас принимали, угощали и очень по-доброму относились.

— А что было в Новый год?

— Ничего особенного. Ночью точно не отмечали. Вечером служили новогодний молебен, потом шли на шампанское (нам давали по полбокала, а потом и это отменили). Ректор или проректор поздравлял, и затем, согласно распорядку, мы шли спать. Иногда давали посмотреть поздравление президента и потом шли спать. Я всегда шел спать, не смотрел телевизор. Правда, кто-то умудрялся убежать в город и там встретить Новый год.

— А какие рождественские воспоминания остались у Вас с советских лет?

— Рождество, в отличие от Пасхи, особенно как-то не отмечали. Мне кажется, что советская власть действительно отчасти своего добилась и сместила акцент на Новый год. И мы пока еще  пожинаем плоды этой идеологии.

Мы все знали, что празднуется Рождество Христово, но не праздновали его на бытовом уровне. А на церковном?… Так не было в нашем городе церкви, а в слободе, за 20 километров от города, как и везде, дежурили комсомольские активисты и потом «сдавали» всех, «кого надо», «кому надо». Потом, когда я стал школьником и проводил каникулы в деревне у бабушки, помню, что по ее инициативе и по просьбе односельчан мы устраивали в деревенской хате всенощные бдения мирским чином. Приходили около 50 человек, ночью, потому что, с одной стороны, Рождество связано с ночным богослужением, а с другой, днем собраться было невозможно, так как сельсовет следил, чтобы какие-либо собрания, и особенно религиозные, в деревне не проходили. Помню, как завешивали окна плотными одеялами, чтобы не светились. А приходили под покровом ночи по 1–2 человека, тихонько стучали, называли имя…. А после службы, около трех ночи, все расходились. Я выходил на улицу. Трещал мороз. А небо было такое ясное! И было усыпано звездами. И я по-мальчишески глазами искал ту самую звезду, которая привела волхвов к яслям Спасителя.

Когда я стал старшеклассником, начал ездить в соседнюю область в храм. В нем и спрятаться удавалось от шныряющих стукачей, нарядившись в старого дедушку. Кстати, внезапно я встретил там учительницу из нашей школы. Поначалу мы друг друга испугались. А затем вместе маскировались. Она надевала очки, фуфайку, старушечий платок, я — сапоги, фуфайку, очки, шапку. Так проходили в храм. А там быстренько бежали на клирос, заранее надежно закрытый огромными иконами, щели между которыми накануне завешивали плотным материалом. Иногда наблюдали в щели, как члены «комиссии», приехавшей из соседней области, кого-то искали глазами. Так что радость была перемешана с волнением. Именно на этом приходе я начал открывать для себя все богатство события пришествия на землю Бога. И это открытие происходит до сих пор, каждый год постигаешь то, что еще смог сердцем постичь и вместить в себя в предыдущие годы.

Беседовала Ольга Богданова

taday.ru


Опубликовано 31.12.2010 | Просмотров: 307 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter