Епископ Гатчинский Амвросий. Мы хотим вернуть любовь в свою жизнь

Епископ Гатчинский Амвросий. Мы хотим вернуть любовь в свою жизнь

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

«Солнце лучи скры, луна со звездами в кровь преложися, горы ужасошася, холми вострепеташа, егда рай заключися. Седя Адам прямо рая, и свою наготу рыдая плакаше: о раю, к тому не узрю Господа и Бога моего и Создателя».

Вместе с Адамом и мы, дорогие отцы, братья и сестры, в скорби сердца со слезами часто ищем потерянный рай. Чем старше становится человек, тем чаще он вспоминает свое детство, чистое, радостное, беззаботное, безоблачное. Какое удивительное чувство восторга испытывало детское сердце от самой маленькой радости — улыбки, ласки, протянутой в добре руки. Какими красками обнаруживало себя в чистых детских глазах вся Богом зданная природа. Кажется, память до сих пор хранит в себе и удивительный вкус родниковой воды, и неповторимый аромат лесных ягод, и потрясающе мягкий ковер из травы и луговых цветов, в котором утопали босые ноги. И по-особому лучезарное, яркое солнце, согревающее все вокруг и слепящее в зените. И проливной дождь, во время которого хотелось промокнуть до нитки и бегать по пузырящимся лужам. Забота и ласка родителей, улыбка и снисхождение, доброта их и молитва. Все это и многое иное часто приходит на память и возвращает нас на какие-то мгновения в удивительное время детства. И мы невольно улыбаемся. И даже весь телесный состав наш наполняется каким-то невыразимым блаженством. А все сегодняшнее, с его волнениями, переживаниями на какое-то время отступает, забывается.

Но время возвращает нас в сегодняшний день. И мы созерцаем уже удаляющиеся, мерцающие огоньки этого удивителього прошлого. Мы вспоминаем о своем детстве, как о потерянном Адамом рае. И, бывает, готовы плакать оттого, что оно никогда уже не сможет повториться.

Наверное, именно это особо сильно дает нам понять, что потерял Адам, а вместе с ним и мы. И к чему мы никогда не смогли бы приблизиться, если бы в мир не пришел Христос.

«Рай всечестный, краснейшая доброто, богозданное селение, веселие некончаемое и наслаждение». Нет числа словам, которые все же не могут описать и малой доли того, что потерял человек. Но самое трагичное, о чем плачет Адам: «К тому не узрю Господа и Бога моего и Создателя». Он плачет о потере величайшей, чистейшей, несравненной, всесвятейшей и радостнейшей любви Бога, Который есть Любовь. В лучах этой любви он купался. Она скрывала его наготу, она не давала ему взглянуть долу, вниз, влекла горЕ в свои бесконечные чертоги, находя в самом Адаме такой же отклик любви и верности своему Небесному Отцу, пока по своей собственной воле первозданный человек не решил, что сам сможет стать ее источником. И в мгновение все потерял.

Ход человеческой истории пошел совсем по другому пути. И люди распяли на Кресте воплощенную Любовь. Ныне мы живем в мире, в котором любовь оболгана, извращена, ее гонят, над ней смеются, ее презирают, подозревают, над ней издеваются. Ее именем называют то, что совсем не ее. Люди изгоняют ее из своей жизни, из семей. Ее так мало осталось в этом мире, и даже у нас в Церкви. Ей постоянно ищут подмену, даже говорят, что ее просто не бывает. В ее имени пока еще нуждаются, но не хотят принимать ее такую, какая она есть на самом деле. Любовь, которая «долготерпит, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит и все переносит». И несмотря ни на что она никогда не иссякнет, никогда не закончится и никогда не мешается с грязью. Именно к ней, той Божественной Любви мы стремимся возвратиться, увидеть ее и вернуть ее в свою жизнь. Потому что жизнь без нее становится кошмаром, без нее человек перестает быть человеком, становится еще при жизни мертвецом, потому что без нее бессмыслица, вечная тьма, мрак и ад.

Мы хотим вернуть любовь в свою жизнь, наполнить ею свое сердце, и в этом главная цель предстоящего великопостного поприща. Но для того чтобы хотя бы издалека взглянуть на чудный рай, в котором живет эта Божественная Любовь, необходимо воспламенить свое сердце тем же огнем ревности, каким горит огненный меч херувима, охраняющего рай от падшего Адама. Это тоже огонь любви. Он возжигается от единого источника — Бога. Мы хорошо знаем из собственного опыта Его тепло и не раз видели исходящий от Него свет, когда испытывали на себе неизреченную милость Божию, прощающую всякие наши падения, ошибки, недостатки, когда мы всякий раз, как провинившиеся дети, с покаянием и сыновней любовью припадали к Отеческому всепрощению.

Сегодня такого же взаимного прощения друг друга ожидает от нас превечная Божия Любовь, готовая в неизъяснимом изобилии излиться в наши сердца сразу, как только мы со смирением испросим прощения сами и от всей души, без колебаний и лукавства, простим всех наших близких и дальних. Только так можно снова затеплить огонек выброшенной из жизни любви. Начав только с этого шага, мы сможем двигаться дальше по пути, на котором должны встретить любовь в лучах светлого воскресения.

Именно с того прощения, которым прощает нас Бог, мы начинаем Великий пост. И не только, и не столько потому, что так положено ныне поступать, а потому что за год накопилось столько мольбы о прощении, что она вырывается из сердца наружу и заставляет меня ныне обратиться к вам, дорогие отцы, братья и сестры.

В Евангелии сказано: «Кто хочет быть между вами первым, да будет всем слуга». Я не стремился и не желал быть первым среди вас, но так распорядился Бог. И Он поставил меня вашим первым слугой. Я хорошо понимаю и вижу, что в этом служении вам я не являюсь должным примером и образцом. Мне не хватает терпения, не хватает любви, доброты, мудрой строгости. В нашем вертограде я не смог пока найти достаточное количество добрых работников, заботливо взращивающих спелый виноград, дабы он стал достойным для срастворения в спасительной Чаше. Всякий недозревший в нем плод или загнившая ягода ежедневно отзывается болью в моем сердце, потому что в первую очередь в этом моя вина и ответ перед Богом.

За мою невнимательность к вам, чрезмерную жесткость, подчас ненужную мягкость, за равнодушие и теплохладность, за все плохое, чем подал вам повод к соблазну, преткновению, чем нарушил ваш душевный мир и расстроил струны вашей души, за все мои грехи перед вами, дорогие отцы, братья и сестры, которые я соделал делом, словом или мыслью, прошу вас простить меня, вашего недостойного архиерея и слугу.

// Проповедь ректора СПбПДА епископа Гатчинского Амвросия в храме апостола Иоанна Богослова после чина прощения 6 марта 2011 года.


Опубликовано 06.03.2011 | Просмотров: 177 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter