…дорогою поста. Страшный Суд

…дорогою поста. Страшный Суд

…дорогою поста. Страшный Суд

Евангельское чтение прошлой недели — о прощении блудного сына — может создать иллюзию возможности грешить и быть прощенным, иллюзию возможности апологии собственного греха. Старший сын остается в неизменном послушании, почитании отца. Блудный сын уходит и грешит, а потом принимает даже больше любви, чем тот, кто остался в послушании, почитании. Чтобы у нас не было иллюзий на этот счет, Церковь предлагает нам чтение, в котором говорится о не меньшей справедливости Бога, и справедливость Его соотносится с Его милосердием.

…дорогою поста. Страшный Суд

Евангельский отрывок ничего не говорит о страшности Суда. Таким мы называем его. Почему он для нас страшный? В чем его «страшность»? В известном смысле он заканчивает земную историю человечества. Он есть некое отражение первого дня нашей земной истории, когда была нарушена единственная заповедь, когда вдруг открылись глаза у первых людей. И это открытие глаз сопровождалось страхом невозможности пребывать пред очами Божиими. Первые люди укрылись, пытаясь скрыться от очей Божиих. Что-то подобное мы ожидаем и в день Страшного Суда. Евангелие не говорит о механизме Суда, не говорит нам о том, как откроются наши грехи. Святые отцы писали, что грехи проступят на наших лицах, как внезапно проступает пот на челе человека, который охвачен волнением или находится в состоянии стресса. Точно так же и грехи проступят на нас. Совершенные нами грехи станут для всех очевидны. И в этом, наверное, Страшный Суд — ведь и грешники, и праведники говорят удивительно одно: «Когда мы Тебя видели, Господи? Алчущим или жаждущим, странником или нагим, больным или в темнице? Мы не видели Тебя». Евангелие говорит о слепоте, которая должна кончиться. И вот это открытие наших очей, очевидность нашего устройства и наших грехов – это, наверное, и есть та страшность Суда, ибо судить будет не только Бог. Будут судить другие люди и наша собственная совесть.

…дорогою поста. Страшный Суд

В Америке есть приюты, где помогают бывшим зекам, бездомным. Они называются «Matthew 25:36» (Матфей 25:36), и эти места обычный глаз не видит. Обыватель, турист проходит мимо и даже не обращает внимания на надпись «Матфей 25:36», но человек в беде, оставшийся без крова, оставшийся без одежды, только что вышедший из темницы, из уз, он отыскивает эти надписи, потому что там спасение. Нам нужно уметь видеть эти важные моменты – и своих грехов, и как их преодолевать, и увидеть Христа в каждом нуждающемся, в каждом алчущем, жаждущем, страннике, нагом, в больницу и в темницу помещенном. Вот эту зоркость надо развить, ибо вопрос «Когда мы видели Тебя?» говорит о нашей слепоте. Надо увидеть Христа и в последнем негодяе, который встречается в нашей жизни. Надо понять, что за него умер Христос, что он дорог Христу. И это поможет нам сорвать слепоту, как повязку с глаз, что-то увидеть в жизни.

…дорогою поста. Страшный Суд

Размышляя об этой удивительной 25-ой главе, мы как-то пропускаем одну фразу о том, что Царь соберет все народы и отделит один от другого. Мы проецируем Евангелие на себя лично. Священная история воспринимает нас в совокупности – в совокупности целого этноса, целого народа. И целый народ будет судим. И это еще один аспект страшности Суда, потому что Господь — Царь царей — может сказать нам: вы не только усвоили чуждое вам слово «концлагерь», вы опутали всю свою страну сетью этих концлагерей; вы позволили бесчеловечной идеологии владычествовать над вами в течение десятилетий; вы позволили одной группе населения уничтожать другие группы; вы оставили сиротами детей потому, что отцы ушли в лагеря; вы разрушали с бесовской одержимостью Мои святилища, не оставляя камня на камне от произведений культуры и искусства, которые создавали ваши отцы и прадеды, и тем самым вы предали своих отцов. Вы нарушили заповедь о почитании предков; и поэтому недолголетны вы, и нет вам блага на земли, по заповеди. И это мы должны воспринять очень серьезно. Наверное, нигде и никогда, кроме России ХХ столетия, не было такой страшной борьбы за идею. История человеческая вряд ли знает, чтобы за идею – за идею веры в Бога, за идею ответственности, за идею обязательств перед Богом и людьми — с таким неистовством убивали, казнили, ссылали в лагеря Крайнего Севера, в степи Казахстана, в пустыни ближней Азии, отправляли на лесоповалы Сибири. Это дает особое прочтение сегодняшнему Евангелию – Евангелию о Страшном Суде.

Мы в ответственности за целый народ, мы в ответственности за свою историю, за самих себя. И наша слепота – не увидеть своего прошлого. Страшно будет, если спадет эта пелена с глаз, и мы увидим себя вовсе не такими, как представляем. Общественный идеал, сформированный в нашем этносе, в нашей стране – идеал не преуспевающего купца, не отважного и смелого воина, не благородного богатого князя, но человека святой жизни – был нами забыт. Он был потерян. Будем внимательны, будем зорки.

Господь рассудит, по какую сторону нам стать. Но очень важно помнить о том, что здесь, еще в этой жизни, мы должны пытаться открыть свои духовные очи. Страшный Суд будет вершиться в отношении тех дел, которые мы сегодня совершаем. И в этом смысле он уже начался.

Санкт-Петербургская православная духовная академия продолжает цикл бесед с протоиереем Вячеславом Хариновым “Открывая вечность”. Вторая беседа посвящена Неделе мясопустной, воспоминанию Страшного Суда.


Опубликовано 10.03.2013 | Просмотров: 210 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter