Дмитрий Карпук. Преобразования в сфере духовной цензуры в эпоху императора Александра II

Дмитрий Карпук. Преобразования в сфере духовной цензуры в эпоху императора Александра II

Тезисы доклада преподавателя СПбПДА Д.А. Карпука на II Международной конференции молодых ученых и специалистов «Исторические документы и актуальные проблемы археографии отечественной и всеобщей истории нового и новейшего времени». Москва, Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), 5-6 апреля 2012 г.

Исследования по истории цензуры появились в России еще в 60-е гг. XIX в. Современные исследователи дореволюционную историографию цензуры разделяют на две неравные части: «официозно-охранительную» и «буржуазно-либеральную»[1]. Принципиальное расхождение между авторами этих направлений заключаются в том, что первые считали инициатором пересмотра законов о печати государственную власть[2], а вторые, критикуя первых, настаивали на том, что изменения правительственной политики в области печати происходили под усиливающимся давлением общественного мнения[3]. В постсоветский период количество общих работ по истории цензуры, в сравнении с периодом советским[4], значительно увеличилось[5]. В начале XXI в. к данной проблематике обращаются все больше и больше исследователей[6].

Однако при всем обилии работ по истории светской или гражданской цензуры, приходится констатировать, что история духовной цензуры, если не считать нескольких обобщающих очерков[7], до сих пор не становилась предметом отдельного исследования. Из имеющихся в наличии дореволюционных работ по данной проблематике можно назвать только цикл статей профессора Санкт-Петербургской духовной академии Тимофея Васильевича Барсова, рассматривающего историю духовной цензуры только до начала XIX в.[8], и монографию выпускника опять же столичной духовной академии Алексея Никаноровича Котовича, который ограничивает свое исследование первой половиной XIX века[9]. Положение духовной цензуры во второй половине XIX в. – начале XX в. вообще не становилось объектом научных изысканий. Вместе с тем, духовная цензура в XIX в. считалась современниками одной из самых строгих, поэтому процесс ее институционализации и взаимодействия со светской цензурой, а также ее влияние не только на собственно церковную, но и на светскую литературу, представляет особый интерес.

Вплоть до начала XVIII в. весь процесс контроля духовной литературы носил спорадический характер. Указы издавались по мере необходимости, а собственно цензурный контроль возлагался на книжных справщиков, чью деятельность, в свою очередь, контролировало священноначалие.

В 1720 г., 5 октября, вышел указ Сената о запрете печатать церковные книги без предварительной цензуры. В 1721 г. был издан главный церковный законодательный документ всего синодального периода «Духовный регламент», согласно которому цензорские обязанности возлагались на членов Святейшего Правительствующего Синода[10].

На протяжении всего XVIII в. продолжали выходить императорские и синодальные указы, относящиеся к духовной цензуре[11], которые, впрочем, носили частный характер и принципиально ситуацию в этой сфере не меняли. Существенные изменения произошли при императоре Павле Ι, когда в 1799 г. в Москве был создан духовный цензурный комитет, располагавшийся в Донском монастыре.

В период правления императора Александра I разработка законодательной базы в области цензуры была продолжена. Первый цензурный устав 1804 г. включал в себя положения, относящиеся как к светской, так и к духовной цензуре. Собственно первый, и как выяснилось впоследствии, последний устав духовной цензуры был утвержден 22 апреля 1828 г.

Согласно уставу духовные цензурные комитеты учреждались при духовных академиях. Центральными комитетами становились столичные: Санкт-Петербургский и Московский. Полномочия двух других, Киевского и Казанского, при соответствующих академиях, были незначительными[12]. Духовная цензура, разумеется, была только предварительной.

Ситуация в ведомстве духовной цензуры существенным образом начинает меняться с середины 50-х гг. XIX века, когда цензорские полномочия щедро раздавались как отдельным лицам, так и организациям. В частности, в некоторых епархиях с 1860 г. начали издаваться «Епархиальные ведомости», цензура которых была поставлена под контроль правящего архиерея, который, в свою очередь, назначал особого цензора из числа духовенства. К концу 60-х гг. число таких особых цензоров доходило уже до 30 человек[13]. В 1863 г. Синод издал указ, согласно которому, Обществу восстановления православного христианства на Кавказе было предоставлено право печатать церковные книги на местных горских наречиях под собственною цензурою, которая возлагалась на особую Комиссию из лиц, владевшими местными языками и диалектами[14]. Точно такие же права были предоставлены в 1868 г. Совету братства Св. Гурия в Казани[15].

В результате, в конце 50-х и на протяжении 60-х гг. XIX в. монополия Санкт-Петербургского и Московского духовных цензурных комитетов оказалась существенно поколебленной. Ко всему прочему, в 1869 г. был утвержден новый академический устав, согласно которому цензурные комитеты выделялись из состава академий и становились отныне отдельными структурными подразделениями. Таким образом, одно из главных положений устава о духовной цензуре 1828 г. превратилось в фикцию.

На фоне произошедших перемен в обществе в целом, в ведомстве гражданской цензуры в частности (где 6 апреля 1865 г. был принят указ «О даровании некоторых облегчений и удобств отечественной печати», вводивший одновременно с предварительной также и карательную цензуру), и в ведомстве самой духовной цензуры, устав 1828 г. к началу 1870-х гг. выглядел настоящим анахронизмом. Вопрос о принятии нового духовного цензурного устава не мог не встать на повестку дня.

В январе 1870 г. при Св. Синоде была учреждена комиссия для пересмотра действующих постановлений о духовной цензуре под председательством архиепископа Макария (Булгакова), чтобы на законодательном уровне закрепить произошедшие изменения. По итогам заседаний был составлен проект изменений[16]. Св. Синод высказался за осуществление представленных предложений. Однако согласно Высочайшему повелению от 21 декабря 1870 г. проект был передан на рассмотрение учрежденной 2 ноября 1869 г. комиссии статс-секретаря С.И.Урусова. Впоследствии проект дальнейшего движения не получил, как и все работы этой комиссии относительно реформ гражданской цензуры.

В 1881 г., при обер-прокуроре Св. Синода К.П. Победоносцеве, была предпринята еще одна попытка произвести преобразования в сфере духовной цензуры. Однако все изменения были ограничены «штукатурными работами», сводившимися к изменению количества членов цензурных комитетов и выделяемых на содержание комитетов денежных сумм[17].

Вплоть до 1905 г. периодически продолжали выходить указы Св. Синода, касающиеся отдельных частных вопросов духовной печати[18], однако пересмотра устава 1828 г. так и произошло и он формально оставался главным законодательным документом для духовных цензурных комитетов вплоть до 1917 г.

Изучение состояния и положения духовной цензуры в дореволюционный период, изучение, как достижений, так и недостатков института духовной цезуры той эпохи, в настоящее время является как никогда востребованным. Этот вопрос особо актуализировался после того, как с 2009 г. начала осуществлять свою деятельность Коллегия по рецензированию и экспертной оценке при Издательском совете Русской Православной Церкви[19].


[1] Григорьев С.И. Придворная цензура и образ верховной власти (1831-1917). СПб.: Алетейя, 2007. С.22.

[2] См.: Щебальский П.К. Исторические сведения о цензуре в России. СПб., 1862. – 107с.; Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного Просвещения (1802-1902). СПб., 1902. – 787с.; Нотович О. Исторический очерк нашего законодательства о печати. СПб., 1873; Арсеньев К.К. Законодательство о печати. СПб., 1903. – 264с.;

[3] См.: Скабичевский А.М. Очерки истории русской цензуры (1700-1863). СПб., 1892. – 495с.; Энгельгард Н. Очерк истории русской цензуры в связи с развитием печати (1703-1903 гг.). СПб., 1904. – 389с.; Лемке М.К. Очерки по истории русской цензуры и журналистики XIX столетия. СПб., 1904. – 436с.; Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. СПб., 1907; Розенберг В., Якушкин В. Русская печать и цензура в прошлом и настоящем. М., 1905. – 251с.

[4] Чернуха В.Г. Правительственная политика в отношении печати в 60-70-е годы XIX в. Л., 1989. Библиографию по истории советской цензуры см. здесь: Ерашова М.И. История советской цензуры. Работы, опубликованные в 1988-2000 г. // Цензура в России: история и современность. Сб. научн. работ. Вып.1. СПб., 2001. – С.258-263.

[5] См.: Патрушева Н.Г. Цензурная политика в России 1865 г.: Автореф. дисс. …канд. ист. наук. Л., 1990; Жирков Г.В. История цензуры в России XIX века. СПб., 2000; Он же. История цензуры в России XIX – XX вв. М., 2001.

[6] Гусман Л.Ю. Проекты реформ цензуры иностранных изданий в России (1861-1881 гг.). Автореф. дисс. … канд. ист. наук. СПб., 1999; Потапова Е.В. Влияние духовно-цензурных комитетов на развитие библиотечного дела в России во второй половине ХIХ века. Дис. … канд. пед. наук. М., 1999. – 143 c.; Пшеничная М.А. Государственная политика в области цензуры печати в России XIX – начала XX веков. Дис. … канд. ист. наук. Ставрополь, 2002. – 205с.; Ячевский С.И. Цензурная политика царского правительства в пореформенный период (вторая половина XIX – начало XX вв.). Дисс. … канд. ист. наук. М., 2002. – 202с.; Полусмак Т.Л. Цензурное законодательство дореволюционной России. Дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2003. – 194с.; Бурлакова Р.И. Правовое регулирование цензуры печати в России в XVIII — начале XX века. Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. – 208 c.; Марцоха И.Е. Институт цензуры в информационной правовой политике России. Дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007. – 133с.; Осташевский А.А. Цензурные уставы XIX века и их влияние на формирование системы российской прессы. Канд. … филологических наук. Краснодар, 2009. – 160. См. подробнее: Патрушева Н.Г. Исследования по истории дореволюционной цензуры в России, опубликованные в 1999-2009 гг.: библиогр. обзор // Цензура в России: история и современность. Сб. научн. работ. Вып.5. СПб., 2011.С.358-376.

[7] Лялина Г.С. Цензурная политика церкви в XIX – начале XX в. // Русское православие: вехи истории. – М.: Политиздат, 1989. С. 463-500.

[8] Барсов Т.В. О духовной цензуре в России // Христианское чтение. 1901. № 5. С. 691-719; № 6. С. 966-998; № 7. С. 110-130; № 8. С. 238-257; № 9. С. 390-404.

[9] Котович А. Духовная цензура в России (1799-1855 гг.). СПб.: Типография «Родник», 1909. – XVI с., 608с., XIII с.

[10] Сборник законоположений и распоряжений по духовной цензуре с 1720 по 1870 гг. СПб., 1870. С.1, 9-10.

[11] Там же. С.6-21.

[12] Там же. С.54-55.

[13] Котович А.Н. Комитеты духовно-цензурные // Православная энциклопедия. Под ред. проф. Н.Н.Глубоковского. Т.XII. Книги символические – Константинополь. СПб., 1911. Ст. Ст.485.

[14] РГИА. Ф. 796. 1886 г. Оп. 167. Д. 2258. Л.4. См. также: Сборник законоположений и распоряжений по духовной цензуре с 1720 по 1870 гг. С.110-112.

[15] РГИА. Ф. 796. 1886 г. Оп. 167. Д. 2258. Л.4.

[16] Там же. Л. 11.-14.Об.

[17] Там же. Л.17.

[18] П.И. Краткий обзор истории и современного состояния вопроса о церковном наблюдении за произведениями литературы // Прибавления к Церковным ведомостям. 1909. №6. С.289-293.

[19] Положение о Коллегии по рецензированию и экспертной оценке при Издательском Совете Русской Православной Церкви // http://izdatsovet.ru/doc/polog_orez/index PHP (Дата обращения: 04.04.2012).


Опубликовано 23.04.2012 | Просмотров: 275 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter