Дмитрий Карпук. Изучение творчества митрополита Платона (Левшина) в Санкт-Петербургской духовной академии

Дмитрий Карпук. Преобразования в сфере духовной цензуры в эпоху императора Александра II

Доклад Дмитрия Андреевича Карпука, кандидата богословия, преподавателя Санкт-Петербургской православной духовной академии, на Седьмых ежегодных Платоновских чтениях, Перервинская духовная семинария, 1 декабря 2010 г.

Несмотря на то что всего через два года состоится 200-летний юбилей со времени кончины митрополита Платона (Левшина), русская церковно-историческая наука вряд ли может похвастаться наличием полноценного, выполненного на высоком научном уровне исследования, в котором сложная жизнь и многогранное творчество этого выдающегося архипастыря Русской Церкви были бы изучены и изложены в максимально полном объеме и в контексте истории России второй половины XVIIΙ – начала XIX вв.

Хотя, конечно, надо отметить, что недостатка в исследованиях, посвященных как отдельным сторонам многогранной деятельности, так и всей жизни святителя нет[1]. Подобного рода сочинения появляются даже в настоящее время[2]. Правда, чаще всего они скорее являются современной обработкой классической биографии митрополита, выполненной И.М.Снегиревым[3] с добавлением сведений из других более поздних и современных исследований, посвященных Русской Церкви указанного периода.

С другой стороны, о каком полноценном научном исследовании можно говорить, если до последнего времени не уделялось практически никакого должного внимания первому в русской церковной историографии изложению истории Русской Православной Церкви, составленному именно митрополитом Платоном в далеком 1805 г.[4] В нынешнем 2010 г. состоялось переиздание этого весьма любопытного памятника исторической мысли, но, к большому сожалению, без всякого предисловия и научных комментариев[5].

Остается только надеяться, что в преддверии приближающегося юбилея будет проделана соответствующая работа по изучению как источников, так и существующих исследований, и миру будет явлен труд, посвященный митрополиту Платону, по своему объему и охвату материала сравнимый с докторской диссертацией профессора Императорской Петроградской духовной академии Бориса Васильевича Титлинова, посвященной другому выдающемуся деятелю этого периода митрополиту Гавриилу (Петрову)[6].

В случае подготовки такой монографии небесполезным, наверное, будет обратиться и к неопубликованным исследованиям, хранящимся в архивах Российской Федерации и библиотеках духовых школ.

Ни для кого не будет открытием тот факт, что личность митрополита Платона (Левшина) является одной из ключевых в истории Русской Православной Церкви в период правления императрицы Екатерины II и императора Павла I. Соответственно, можно не без оснований предположить, что этому периоду уделялось должное внимание в исследовательской работе, в том числе выпускников духовных академий уже в конце XIX – начале XX вв.

Лаборатории богословской мысли, каковыми являлись духовные академии на рубеже XIX и XX вв., делали титанические усилия, чтобы в непростых условиях развивать богословскую науку во всех ее ипостасях. В среднем, «четыре академии ежегодно выпускали около 200 кандидатов богословия»[7]. Таким образом, только за 30 предреволюционных лет духовные школы окончило примерно 6000 кандидатов богословия. Другими словами, миру было явлено около 6000 исследовательских работ, посвященных самым разным аспектам богословской науки, в том числе и церковно-исторической.

При этом необходимо отметить и особо подчеркнуть, что значительная часть студенческих кандидатских сочинений того времени были написаны на довольно высоком научном уровне, что признавалось самими профессорами академий, наиболее ревностным из которых оставалось только сожалеть, что эти штудии их воспитанников остаются практически невостребованными молодой богословской наукой[8].

Некоторые работы по протекции самих профессоров публиковались в виде отдельных статей как в академических журналах, так и, при удачном стечении обстоятельств, в разного рода «Епархиальных ведомостях». Однако значительная часть пылилась на библиотечных полках для того, чтобы в период лихолетья окончательно кануть в лету.

Значительная часть кандидатских диссертаций студентов дореволюционной Санкт-Петербургской духовной академии была безвозвратно утеряна в период разрухи – в 1918 и 1919 гг. Всего сохранилось чуть более трехсот работ, которые в настоящее время находятся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (Ф.574. Оп.2.).

Из числа сохранившихся в ОР РНБ работ две посвящены деятельности митрополита Платона (Левшина): под №305 – диссертация неустановленного лица с примерным названием темы «Платон (Левшин), митрополит Московский и Коломенский. Очерк жизни и деятельности»; под №100 – диссертация Красовского Николая «Пастырская деятельность Московского Митрополита Платона II (Левшина)».

Что касается первой «анонимной» диссертации с примерной темой, то здесь многое становится понятным из самого описания данного дела, где указано, что в курсовом сочинении отсутствует начало и конец. Следовательно, не указан год написания, хотя общий объем даже в таком урезанном виде составляет 110 листов. К сожалению, на данный момент (ноябрь 2010 г.), дело находится в плохом фондовом состоянии и на руки не выдается.

Из имеющегося списка всех кандидатских работ с 1889 по 1914 гг.[9] можно предположить, что данная работа, скорее всего, является сочинением выпускника академии 1889 г. Аркадия Попова на тему «Пастырская деятельность Московского митрополита Платона II (Левшина)». Окончательно об этом можно будет говорить, только после того, как будет составлен список всех кандидатских сочинений, начиная с 1869 по 1888 гг.

Из опубликованного в «Журналах заседаний совета СПбДА» отзыва научного руководителя профессора священника Сергия Соллертинского трудно сказать определенно о достоинствах и недостатках данной работы, т.к. объем отзыва составляет всего лишь один абзац, да и тот написан довольно неопределенно. Вообще отец Сергий был известен в студенческой среде своими «туманными» философскими рассуждениями и своеобразным стилем изложения материала, чем часто вызывал нарекания не только со стороны учащейся братии, но и более поздних исследователей[10].

Впрочем, первое предложение данного отзыва дает основание полагать, что принципиально что-то новое мы из диссертации А.Попова почерпнуть не сможем, даже если она и была бы доступна: «Автор довольно обстоятельно, хотя и без сообщения каких-либо новых характерных данных, рассказывает о жизни, педагогической, пастырской деятельности Высокопреосвященного Платона»[11].

Что же касается другой сохранившейся работы, то здесь уже никаких сомнений, в отношении идентификации, нет, т.к. она подписана, имеет датировку, а также – целых два отзыва – научного руководителя и рецензента – опубликованных в «Журналах заседаний совета СПбДА». Вообще надо отметить, что сами отзывы представляют отдельный интерес при изложении научно-исследовательской деятельности того или иного наставника академии, т.к. иногда профессора, рассматривая сочинения студентов, в отзывах высказывали свои взгляды, временами довольно оригинальные.

Практика двойных отзывов была введена в СПбДА только в 1911 г. В свое время это вызвало бурную негативную реакцию со стороны профессоров, но исследователям в настоящее время это дает возможность взглянуть на студенческие научные работы, как сохранившиеся, так и бесследно исчезнувшие, более объективно.

Что же касается диссертации Красовского Николая, выпускника Санкт-Петербургской духовной академии 1911 г., то она была написана по кафедре нравственного богословия под руководством и.д.доц. иеромонаха Вениамина (Федченкова), который занимал данную кафедру всего один учебный 1910-1911 год.

Сочинение написано убористым почерком, общий объем составляет 464 страницы. Состоит из предисловия (1-22 стр.), двух глав – в первой приводится биография митрополита Платона (23-115 стр.), во второй – рассматривается пастырская деятельность митрополита Платона (116-450 стр.), и заключения (450-464 стр.)[12].

Во введении Николай Красовский перечисляет источники и исследования, которыми он пользовался при написании своей работы. При этом автор не просто приводит список пособий с краткой аннотацией, но очень часто высказывает аргументированное оценочное суждение в отношении того или иного исследования. Впоследствии, уже в самом сочинении критике подверглись некоторые высказывания такого известного авторитета в области церковно-исторической науки, как Петр Васильевич Знаменский.

Любопытно, что, обосновывая актуальность своей работы, автор утверждает, что несмотря на существующий обширный список работ, посвященных деятельности митрополита Платона, специального исследования именно о пастырской деятельности московского святителя в отечественной церковно-исторической литературе на момент написания его диссертации не было: «В разных книгах о Платоне, больших и малых, этой стороне его деятельности уделялось то, или другое внимание, многие исследователи часто затрагивали и решали в своих сочинениях отдельные проявления пастырской деятельности Платона, но нигде, и ни у кого из них эта пастырская деятельность московского митрополита не была центральным пунктом исследования, не с одной какой либо стороны, а во всех своих обнаружениях и проявлениях»[13].

Далее идут совсем печальные рассуждения. Еще при жизни митрополит Платон был широко известен не только в России, но и далеко за ее пределами. Так, Н.Красовский приводит сведения одного из очевидцев, утверждавшего, что видел портрет Платона в Южной Америке в аудитории коллегии иезуитов. Однако в начале XX века, это «светило, столько лет полночный край освещавшее, и своею зарею проникшее во все страны Европы», по мнению автора, было полностью забыто[14].

Изложение биографии во второй главе основывается на автобиографии митрополита Платона и сочинении И.М.Снегирева. Однако здесь автор не просто пересказывает жизненный путь московского святителя, но он подробно рассуждает о наиболее важных жизненных эпизодах святителя, указывая на их значимость не только для самого митрополита, но и для Церкви. Такой прием позволяет избежать сухого перечисления биографических данных и перед читателем предстает живой человек с его мыслями, переживаниями, рассуждениями и т.д. Биография излагается в контексте исторических событий второй половины XVIII века.

Вторая глава – самая обширная (335 страниц) – посвящена пастырской деятельности митрополита Платона. При этом излагаются как теоретические взгляды святителя, изложенные в его проповедях и словах, так и практическая деятельность – сначала в качестве Тверского, потом Московского архипастыря. Смысл всей многосторонней, упорной и тяжелой деятельности митрополита Платона, по мнению одного из рецензентов диссертации, можно свести к следующей краткой, но очень емкой и глубокой фразе митрополита Платона, на которую он имел полное право: «Я застал духовенство в лаптях, а ввел его в гостиную к господам»[15].

Рецензенты очень высоко оценили данную работу. Так, научный руководитель иеромонах Вениамин (Федченков), отзывается следующим образом: «Вся работа г. Красовского читается с искренним удвольствием, а личность М. Платона, — в самом деле как-то неблагодарно забытая (как говорит автор), — ясно встает в весьма привлекательном свете, вызывая глубокое уважение к пастырской деятельности знаменитого митрополита… Цельная, положительно-светлая, прямая, ревностная и благоразумная личность и деятельность архипастыря обрисована автором весьма ясно и, должно добавить, с любовью, а потому невольно вызывает такое же впечатление и в читателе… Весь труд носит характер большой добросовестности. Автор и для себя лично много, без сомнения, вынес пользы, в смысле подъема подобной же ревности и руководственных указаний для будущего своего пастырского служения»[16].

Не менее высокого мнения в отношении данной работы придерживался и другой рецензент – экстраординарный профессор Сергей Михайлович Зарин: «Студент Николай Красовский представил обширное (464 страницы убористого письма), весьма содержательное, по своим достоинствам незаурядное сочинение. Это – не казенная работа, коей формальный характер сказывается даже при условии тщательной и трудолюбивой обработки материала. Напротив, читатель получает неотразимое впечатление, что автор работал с глубоким личным интересом и живым увлечением избранным предметом… Вообще сочинение г. Красовского свидетельствует о его трудолюбии, научной добросовестности. Об его умении самостоятельно разбираться в довольно обширном материале и вносит достаточную долю личного творчества… Весьма ценно и прямо необходимо в работах такого рода проявленное им одушевление и проникновение идейными интересами, его живое сочувствие одушевлявшим М. Платона заветам – отстаивать честь и славу православной Церкви»[17].

Несмотря на столь лестные отзывы, оба рецензента отметили, что работа не лишена некоторых недостатков. Общее замечание касалось стиля и слога, который далеко не всегда безупречен. Действительно, читая рукопись в оригинале, периодически можно столкнуться с пометками рецензентов, сделанными красным карандашом и относящиеся как к стилю изложении, так и к высказанным, по мнению рецензентов, спорным суждениям. Так, на листах 31 и 32 встречается абзац, суть которого не совсем ясна, а напротив видим пометку рецензента: «Речь тяжеловата, необходимо заботиться о большей ясности»[18].

Общее пожелание двух рецензентов сводилось к тому, что, если автор решит в будущем опубликовать свою работу, то ее необходимо будет доработать, а главное – внести целый ряд новых сведений, основываясь на архивных материалах, которые в данной работе практически не были использованы[19].

Кроме того, иеромонах Вениамин отметил, что автор диссертации, стремясь во всем оправдать митрополита Платона, временами излишне уклоняется в противоположную сторону и погрешает против истины: «В оценке личности М.Платона, автор, полемизируя с нападками на него, сам отчасти готов уклоняться, в противоположную сторону. «Великое смирение» (59), «великий молитвенник» (459), «восторженный поклонник пустыни» (435), и вообще желание почти во всем оправдать его, — говорит об излишнем, хотя и глубоко-почтенном, уклоне автора к переоценке: в научных работах должно быть возможно объективно-беспристрастным. В действительности М. Платон должен быть назван безусловно выдающимся пастырем – церковно-практическим деятелем, — и уже в меньшей мере – молитвенником, подвижником и пр.»[20].

Однако, несмотря на наличие некоторых недостатков, оба рецензента были более чем благосклонны. Так, иеромонах Вениамин дает следующую окончательную оценку сочинению Н.Красовского: «Мы не только находим должным признать ее вполне достойной степени кандидата богословия, но считаем заслуживающей и денежной награды»[21]. Проф. С.М.Зарин не считает нужным полемизировать и заявляет следующее: «Не только признаю, со своей стороны, г. Красовского бесспорно заслуживающим степени кандидата богословия, но и считаю своим долгом обратить на его сочинение особое внимание Совета Академии»[22].

Точных данных о том, была ли эта работа опубликована, хотя бы в виде отдельных статей в каком-нибудь епархиальном издании, не имеется.

Что же касается «забытого», по словам Н.Красовского, митрополита Платона, то о нем вспомнили в 1912 г., когда отмечался вековой юбилей со дня его кончины. Это празднование было ознаменовано в том числе появлением целого ряда публикаций в разных духовно-богословских журналах[23].

Не обошла стороной этот славный юбилей и столичная академия. В ноябрьском выпуске академического журнала «Христианское чтение» за 1912 г. был опубликован довольно пространный 60-страничный очерк упоминавшегося выше профессора Б.В.Титлинова «Московский митрополит Платон (Левшин) и его участие в церковно-правительственной деятельности своего времени: к столетию со дня его кончины, 2 ноября 1812 г. – 2 ноября 1912 г.»[24].

В своей работе Борис Васильевич, опираясь на опубликованные источники и собственное историческое чутье, не только излагает жизнь и деятельность митрополита Платона (Левшина) в контексте церковно-государственных отношений, но и довольно часто предлагает на суд читателя свое мнение по наиболее острым и спорным, даже до настоящего времени, вопросам. Не всегда с суждениями автора можно согласиться, но считаться с ними придется, в любом случае, каждому серьезному исследователю жизни и творчества митрополита Платона.

С одной стороны, профессор высоко оценивал таланты и личностные качества митрополита Платона: «Его мощная фигура высоко возвышалась над современным церковным горизонтом – и хотели или не хотели, Платона нельзя было вычеркнуть со страниц истории. Не говоря о блестящем проповедническом таланте, заслугах ученых и пастырских, общество ценило в нем ум, широкую образованность и именно те качества, которые на служебном поприще создавали ему не мало огорчений. Прямота, искренность, неподкупная честность, самое неуменье заискивать пред сильными мира и ломать себя в угоду другим невольно подкупали общественное мнение, которому, наверно, казалось обидной несправедливостью, что маститого иерарха часто обходят, с ним мало считаются и преждевременно сдали его, так сказать, в архив»[25].

С другой стороны, оценивая те или иные поступки митрополита, Б.В.Титлинов не скупился на острые словечки. Так, описывая историю удаления Платона из Петербурга и Синода после 1776 г. Борис Васильевич заключает: «Пока он сам стоял близко к кормилу церковной власти, то он, видимо, старался более или менее скрывать свое недовольство ходом дел… Разрыв с синодом и Петербургом устранял это сдерживающее обстоятельство, а обстановка разрыва давала новую пищу старому недовольству. И вот мы видим, как блестящий Платон постепенно все более и более превращается в брюзжащего отставного церковного сановника, в котором вся правительственная деятельность вызывает глухую оппозицию и который, не рискуя открыто обнаруживать свое настроение, пользуется всяким случаем, чтобы высказать его хотя людям, близким себе»[26].

Однако, несмотря на такие колкости, профессора явно подкупает несгибаемость митрополита Платона, которая особенно выделяется на фоне других гораздо более покладистых архиереев екатерининского времени в области церковно-государственных отношений[27].

Это было последнее сочинение, посвященное непосредственно митрополиту Платону, написанное в дореволюционной Санкт-Петербургской духовной академии. После возрождения Ленинградских духовных академии и семинарии в 1946 г. изучение деятельности митрополита Платона (Левшина) было продолжено.

Так, в 1952 г., в год празднования, хотя, более правильно будет сказать, воспоминания 140-летней кончины митрополита Платона доцент ЛДАиС по кафедре догматического богословия Георгий Павлович Миролюбов опубликовал в машинописном виде небольшой очерк «Митрополит Московский Платон как пастырь и богослов. К 140-й годовщине со дня смерти»[28]. Вряд ли здесь приходится говорить о принципиально новом подходе в деле изучения жизни и творчества почтенного пастыря, об обнаружении неких новых материалов и фактов. Этот небольшой труд представлял собой своего рода «краткий конспект» о трудах выдающегося святителя Синодального периода для учащейся молодежи периода советского.

В 1955 г. выпускник академии священник Иоанн Иванов защитил под руководством доцента Г.П.Миролюбова кандидатскую диссертацию «Митрополит Платон (Левшин) как догматист»[29], которая в настоящее время находится в библиотеке СПбПДА. Сочинение состоит из введения, трех частей и заключения. В первой части приводятся биографические сведения о митрополите Платоне и об эпохе. Во второй – автор излагает догматическое учение святителя и дает общую характеристику этого учения. В третьей части – исследователь разъясняет отношение догматического учения митрополита Платона к западным исповеданиям, рассматривает достоинства и недостатки его катехизисов и приводит отзывы ученых о богословском наследии московского святителя.

Из двух отзывов – научного руководителя доцента Георгия Павловича Миролюбова и рецензента преподавателя протоиерея Виталия Борового – в архиве Санкт-Петербургской православной духовной академии удалось обнаружить 9-страничный отзыв только научного руководителя. Общий вывод Г.П.Миролюбова о представленном сочинении следующий: «Мы видим в сочинении свящ. Иванова многие достоинства: полноту научного исследования, логически убедительное изложение обширного материала, хороший стиль. Он изучил многочисленную литературу о м. Платоне, отметил его заслуги как ученого богослова, — догматиста, — талантливого педагога и администратора и даже внес недостававший в ней вклад, выяснив отношение его к инославным влияниям»[30].

Таким образом, Санкт-Петербургская духовная академии как в дореволюционный период, так в новое время внесла свой посильный вклад в дело изучения творчества митрополита Платона (Левшина). Остается надеяться, что имеющиеся работы будут рассмотрены будущими исследователями и принесут определенную пользу при составлении обобщающего труда, посвященного деятельности одного из выдающихся деятелей Русской Православной Церкви, каковым являлся московский святитель второй половины XVIII – начала XIX вв. – митрополит Платон (Левшин).


[1] См. напр.: Надеждин А. Митрополит Московский Платон, как проповедник. Казань, 1882; Барсов А. Очерк жизни митрополита Платона. М., 1891; Лысогорский Н.В. московский митрополит Платон Левшин, как противораскольнический деятель. Ростов-н/Д, 1905; Магницкий В., прот. Иеромонах Платон (Левшин), впоследствии митрополии Московский, как законоучитель цесаревича Павла Петровича. Чернигов, 1913; Розанов Н.П. Московский митрополит Платон (1737-1812). СПб., 1913.

[2] См. например: Анисов Л.М. Отец московского духовенства. Жизнеописание митрополита Московского и Коломенского Платона (Левшина). Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2009. – 312с.

[3] Снегирев И.М. Жизнь Московского митрополита Платона. Изд. 4-е. М., 1890.

[4] О значении труда митр. Платона «Краткая Российская церковная история» см.: Солнцев Н.И. Труды русских историков церкви в отечественной историографии XVIII – XIX веков. Дисс. … докт. ист. наук. Нижний Новгород, 2009. С.99-106, 230-241.

[5] Платон (Левшин), митрополит. Краткая Российская церковная история. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2010. – 366с.

[6] См.: Титлинов Б.В., проф. Гавриил Петров, Митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский. Его жизнь и деятельность, в связи с церковными делами того времени. Пг., 1916. – 1197с.

[7] Богданова Т.А. Н.Н.Глубоковский. Судьба христианского ученого. – М., СПб.: «Альянс-Архео», 2010. С.10.

[8] Бронзов А. Библиографические заметки. Учено-богословские и церковно-проповеднические опыты студентов Киевской Дух. Академии LXI (1908). Киев, 1909. (406с.) // ЦВ., 1909. №7. Ст.212. В своей заметке проф. Бронзов отмечает: «Как профессор Академии, ежегодно читающий массу студенческих кандидатских работ, я всегда искренно сожалею о том, что многие из них, прекрасные по выполнению, навсегда остаются в академическом архиве, а между тем своевременно изданные могли бы принести пользу читателям, иногда даже и очень большую… В распоряжение молодых авторов было немного времени, но зато слишком много энергии, и потому они, при всей их понятной неопытности, сумели, под руководством профессоров, достаточно ориентироваться в деле, привлекши на помощь и некоторую, оказавшуюся им доступною, литературу. Известная по местам неуверенность, иногда неполнота, кое-где недостаточная осведомленность и пр. – все эти черты, вполне понятные у начинающих ученых, нисколько не набрасывают на последних тени. Все будет дано в свое время. В свое время, — надеемся, — и они дадут нам труды более совершенные. Но и настоящие их сочинения бесспорно полезны и назидательны для читателей, которым данный выпуск и рекомендует, снова жалея, что ничто подобное пока не издается в нашей Академии, богатой дельными студенческими работами». См. также: Уберский И.А. Памяти проф. В.В.Болотова // ХЧ. 1903. Ч.2. №7. С.4.

[9] См.: Карпук Д. История Санкт-Петербургской духовной академии (1889-1918гг.). Дисс. … канд. богословия. Т.II. Приложения. СПб., 2008. С. 28-184.

[10] В 1959 г. свящ. В.Котляров, ныне митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир в своем стипендиатском отчете, посвященном истории духовного образования в России за Синодальный период, так писал о памятной записке проф.-прот. С.А.Соллертинского, составленной к празднованию 100-летнего юбилея академии в 1909 г.: «”Опыт” написан без определенной системы и слишком трудным для понимания языком. Нелегко выяснить, что хотел сказать автор и как определить его произведение: или это доклад, или предложение об изменении устава, или отчет, или исторический очерк, или это действительно “опыт”». Котляров В., свящ. Критический обзор источников и литературы по истории духовного образования в России за Синодальный период. Отчет профессорского стипендиата Ленинградской Духовной Академии за 1958-59 уч.год. Л., 1959. С.20.

[11] Соллертинский С.А., проф. прот. Отзыв о сочинении студента Попова Аркадия на тему: «Пастырская деятельность Московского митрополита Платона II (Левшина)» // ЖЗС СПбДА за 1889-1890 уч.г. СПб., 1890. С.233.

[12] ОР РНБ. Ф.574. Оп.2. Д.100. Курсовое сочинение студента 4-го курса Санкт-Петербургской Духовной Академии Николая Красовского по Пастырскому Богословию «Пастырская деятельность московского митрополита Платона II-го (Левшина)».

[13] ОР РНБ. Ф.574. Оп.2. Д.100. Л.8.

[14] Там же. «В самом деле, много ли у нас больших и солидных работ о Платоне? Как видели выше, всего только три (Снегирев, Розанов, Лысогорский). Остальное же только простые статьи, воспоминания, и т.д. в журналах». Л.8-8.Об.; «В результате такого малого количества капитальных исследований о Платоне, а также и вообще слишком малого интереса к нему, вокруг его личности мы имеем не мало вопросительных знаков, неясностей, неопределенностей, даже совсем открытых вопросов». Л.11.

[15] Вениамин (Федченков), иеромонах. Отзыв о сочинении студента Красовского Николая на тему: «Пастырская деятельность Московского Митрополита Платона II (Левшина)» // ЖЗС СПбДА за 1910-1911 учебный год. СПб., 1911. С.425.

[16] Там же. С.424, 425.

[17] Зарин С.М., проф. Отзыв о сочинении студента Красовского Николая на тему: «Пастырская деятельность Московского Митрополита Платона II (Левшина)» // ЖЗС СПбДА за 1910-1911 учебный год. СПб., 1911. С.426, 427.

[18] ОР РНБ. Ф.574. Оп.2. Д.100. Л.31.Об.-32.

[19] Вениамин (Федченков), иеромонах. Отзыв о сочинении студента Красовского Николая… С.425; Зарин С.М., проф. Отзыв о сочинении студента Красовского Николая … С.427.

[20] Там же. С.425-426.

[21] Там же. С.426.

[22] Зарин С.М., проф. Отзыв о сочинении студента Красовского Николая … С.427.

[23] См. наприм.: Беляев А.А., прот. Митрополит Платон (Левшин) как строитель национальной духовной школы // Богословский вестник. 1912. Ч.II. №12. С.668-681; Виноградов В.П., прот. Платон (Левшин) и Филарет (Дроздов), митрополиты Московские: (Сравнительная характеристика их нравственного облика) // Богословский вестник. 1913. Ч.I. №1. С.10-34; №2. С. 311–347; Он же. Наследие митр. Платона (Левшина) в истории Московской Духовной Академии // Богословский вестник. 1914. Ч.III. №10/11. С.701-724

[24] Титлинов Б.В., проф. Московский митрополит Платон (Левшин) и его участие в церковно-правительственной деятельности своего времени: к столетию со дня его кончины, 2 ноября 1812 г. – 2 ноября 1912 г. // Христианское чтение. 1912. №11. С.1199-1260.

[25] Титлинов Б.В., проф. Московский митрополит Платон (Левшин) и его участие… С.1260.

[26] Там же. С.1218.

[27] Там же. С.1211.

[28] Миролюбов Г.П. Митрополит Московский Платон, как пастырь и богослов. К 140-й годовщине со дня смерти (11. 11. 1812 г.). Машинопись. Л., 1952. 43с.

[29] Иванов И., свящ. Митрополит Платон (Левшин), как догматист. Дисс. …канд. богословия. Л., 1955. 198с.

[30] Архив СПбПДА. Личное дело №29. Священник Иван Спиридонович Иванов. Л.12.


Опубликовано 03.12.2010 | Просмотров: 287 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter