Дмитрий Карпук. Изучение жизни и деятельности святителя Иоасафа Белгородского в Санкт-Петербургской Духовной Академии.

Дмитрий Карпук. Изучение жизни и деятельности святителя Иоасафа Белгородского в Санкт-Петербургской Духовной Академии.

Святитель Иоасаф Белгородский при жизни практически никак не был связан с Санкт-Петербургом. Едва ли не единственное, но тем менее одно из самых главных событий, которое тонкой, но одновременно и прочной нитью связало его со столицей Российской империи, произошло, как известно, в 1748 г., когда в июне месяце в Петропавловском соборе святитель был рукоположен в епископский сан[1].


В дальнейшем, уже после блаженной кончины святителя, в XX веке именно в Ленинграде на протяжении нескольких десятилетий в музее религии и атеизма в помещении кафедрального Казанского собора вплоть до своего чудесного обретения в 1991 г. находились мощи Белгородского чудотворца[2]. Это еще одна видимая нить, связавшая святителя Иоасафа с Северной столицей.

Но и были другие, может быть менее видимые и заметные нити, удивительным образом связавшие Белгородского чудотворца с несколькими людьми, взявшими на себя смелость и обязательство изучить и изложить биографию и религиозно-нравственное учение святителя в своих научных исследованиях.

Основным фактором, движущим науку, в том числе и богословскую, являются научные диссертации, которые до 1917 г. в больших количествах и на высоком уровне защищались именно в духовных академиях. Что же касается научных работ, посвященных жизни и деятельности святителя Иоасафа, то в этой области сложилась следующая любопытная ситуация. В дореволюционной России каждая из четырех духовных академий «окормляла» свой регион, если речь идет о географии, и была известна своими отличительными особенностями и традициями. Учитывая это, можно говорить о том, что тема о святителе Иоасафе была в определенном смысле ближе именно Киевской духовной академии. Действительно, в 1909 г. профессор протоиерей Феодор Титов, в рамках изучения истории Киевской духовной академии в XVII – XVIII вв., публикует в «Трудах Киевской духовной академии» статью на следующую тему: «Святитель Иоасаф Горленко, епископ Белгородский и Обоянский (1705-1754 гг.), бывший ученик и учитель Киевской академии»[3].

Таким образом, на уровне системного изложения, в данном случае истории Русской Церкви, Санкт-Петербургская духовная академия и не претендовала на раскрытие вопроса, связанного с деятельностью Белгородского архипастыря. Из имеющегося списка кандидатских сочинений студентов академии с 1889 по 1914 гг. нет ни одной работы, посвященной деятельности святителя Иоасафа. Возможно, что-то было написано ранее, но определенно об этом можно будет говорить только после составления полного перечня кандидатских диссертаций. В любом случае, даже если указание на подобного рода диссертацию найдется, то это будет не более чем интересная ссылка на существовавшую работу, но не более. Дело в том, что в списке сохранившихся диссертаций студентов дореволюционной Санкт-Петербургской академии, имеющемся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (Ф.574), работ, посвященных деятельности святителя Иоасафа Белгородского, не имеется[4].

Тем не менее, свою весомую лепту в дело изучения жизни и творчества Белгородского святителя Санкт-Петербургская духовная академия все-таки внесла. Причем любопытно отметить, что исследователями жизни святого архипастыря стали два архиерея – один периода синодального, а второй – советского.

В первом случае речь идет о епископе Никодиме (в миру Александре Михайловиче Кононове), выпускнике Санкт-Петербургской духовной академии 1896 г., причисленного на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви 2000 г. к лику святых новомучеников и исповедников Российских.

Будущий священномученик родился в Архангельской губернии в семье священника, что и предопределило его дальнейший путь: духовное училище, Архангельская духовная семинария, по окончании которой – поступление в столичную духовную академию. Ничего пока еще не связывало будущего священномученика с тогда еще не канонизированным святителем Иоасафом.

В годы обучения в стенах высшего богословского заведения студент Александр Кононов принял решение всю свою жизнь посвятить служению Богу и Церкви в монашеском чине. Постриг совершил ректор академии епископ Иоанн (Кратиров) 19 февраля 1896 г.[5]

В связи с обучением в академии можно упомянуть еще об одном важном и основополагающим для всей последующей деятельности тогда еще молодого иеромонаха Никодима эпизоде. Дело в том, что для своей кандидатской диссертации Александр Кононов избрал следующую тему: «Соловецкие святые: их жизнь и церковное чествование (по рукописям)», которую написал под научным руководством известного специалиста в области археологии и литургики профессора Николая Васильевича Покровского[6].

Однажды ступив на стезю историка-агиолога, молодой ученый иеромонах Никодим больше с нее уже не сходил. Последующие годы служения на разных административных постах, в том числе, в качестве ректора сначала Калужской, позже Олонецкой духовных семинарий не смогли увести «на страну далече» талантливого исследователя, и миру были явлены во всей красе его, в том числе литературные, таланты. Епископ Никодим, вся научно-исследовательская жизнь которого оказалась связанной с изучением русской святости, стал автором целого ряда книг, посвященных подвижникам Архангельской и Олонецкой земли, был одним из составителей многотомного труда «Жизнеописания отечественных подвижников благочестия XVIII-XIX столетий»[7].

Учитывая все это, вполне закономерным стал следующий факт. После своей архиерейской хиротонии в 1911 г. и непродолжительного пребывания в качестве епископа Рыльского, викария Курской епархии, епископ Никодим в 1913 г. указом Святейшего Синода был определен епископом Белгородским, викарием той же епархии.

Новое назначение не стало просто сменой титулатуры. До этого времени епископ Никодим, по его собственным словам, проживал то в Курске, то Рыльске, то Белгороде. После нового назначения владыка практически все время пребывает в Белгороде, что дает ему возможность глубже и всесторонне изучить деятельность святителя Иоасафа, а также все обстоятельства, предшествовавшие и связанные с его канонизацией в 1911 г.[8]

Результаты не заставили долго ждать, и в период с 1911 по 1913 гг. выходят несколько изданий, посвященных как жизни и деятельности святителя Иоасафа, так и обстоятельствам, сопутствовавшим его канонизации[9]. Данные работы были или непосредственно написаны епископом Никодимом или издавались под его редакцией.

В 1914 г. выходит 800-страничный фолиант[10], где только 160 страниц посвящено жизни святителя Иоасафа, а оставшаяся часть представляет собой описание 545 чудес Белгородского чудотворца.

Однако в научном отношении все это было только черновым материалом, подготовкой к написанию уже не популяризаторского сочинения, а сугубо научного исследования. И такая работа в скором времени в непростых условиях Первой мировой войны увидела свет. В 1916 г. в Харькове выходит монография «Святитель и Чудотворец Иоасаф, епископ Белоградский и Обоянский и его причтение к лику святых Православной Русской Церкви (По документальным данным)»[11].

Судя по всему, в том же 1916 г. данное сочинение было представлено в совет родной епископу Никодиму Санкт-Петербургской духовной академии на соискание ученой степени магистра богословия.

Здесь необходимо отметить, что несмотря на военные годы и более чем сложное положение, Петроградская духовная академия продолжала осуществлять свою не только преподавательскую, но и научную деятельность. Защиты научных диссертаций проходили даже в 1918 году, который оказался последним перед долгим и вынужденным перерывом.

Что же касается процедуры защит магистерских диссертаций, то здесь необходимо отметить, что защита представленных и одобренных ученым советом академии работ, согласно действовавшему уставу 1910 г., должна была проходить на магистерском коллоквиуме[12], на котором могли присутствовать не только члены ученого совета академии и студенты, но и приглашенные гости из числа столичного духовенства, профессора университета и др.

В отношении защиты магистерских диссертаций представителями высшей церковной иерархии в Санкт-Петербургской духовной академии существовала практика, согласно которой коллоквиум отменялся, а вопрос о присуждении ученой степени решался на закрытом заседании ученого совета, на основании отзывов двух рецензентов[13].

Что же касается защиты епископа Никодима, то подробных сведений о ней, к сожалению, не сохранилось. Дело в том, что журналы заседаний совета академии, начиная с 1915-1916 учебного года, больше не публиковались, как это практиковалось до этого. Академический журнал «Церковный вестник», в котором традиционно все подобного рода научные мероприятия подробно освещались, с 1916 года вследствие разных причин, в первую очередь экономического характера, был бесплатно передан Миссионерскому отделу при Св. Синоде и к духовной академии больше не имел никакого отношения[14].

Некоторые сведения об этой защите имеются в фонде Санкт-Петербургской духовной академии (Ф.277) в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб.).

Согласно имеющимся данным, рассмотрение вопроса о присуждении ученой степени магистра богословия епископу Белгородскому Никодиму (Кононову), викарию Курской епархии состоялось на заседании совета академии 7 февраля 1917 г. Рецензентами выступили профессор по кафедре русской церковной истории Борис Васильевич Титлинов и последний ректор дореволюционной академии епископ Анастасий (Александров)[15].

К сожалению, сами отзывы, судя по всему, не сохранились, как не сохранилось и каких-либо определенных сведений об их содержании. В данном случае, было бы весьма интересно ознакомиться с отзывом профессора Б.В.Титлинова, который являлся крупнейшим специалистом по истории русской церкви в XVIII веке. Его магистерская диссертация была посвящена следующему вопросу: «Правительство Императрицы Анны Иоанновны в его отношениях к делам Православной Церкви». Докторская, общий объем которой составил 1197 с., была написана на тему: «Гавриил Петров, митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский (1730-1801). Его жизнь и деятельность в связи с церковными делами того времени»[16].

Как бы то ни было, по итогам обсуждения совет академии присудил епископу Никодиму (Кононову) ученую степень магистра богословия. Указ Св. Синода об утверждении соискателя последовал 19 июня 1917 г. за №639717.

Для владыки Никодима это была вершина научно-исследовательской деятельности. Возможно, впоследствии он смог бы достичь и гораздо больших высот, однако Господь судил иначе. Очень скоро пришло время взойти на Голгофу и принять мученическую кончину, приобщившись тем самым к сонму русских святых, жизнь которых епископ Никодим изучал и излагал как в общедоступной форме, так и в виде научных монографий на протяжении всей своей жизни[18].

Ленинградские духовные школы, после своего вынужденного закрытия в 1918 г., были возрождены в 1946. Спустя всего два года по инициативе неутомимого деятеля на ниве духовного образования митрополита Ленинградского Григория (Чукова) в 1948 г. при академии и семинарии был открыт заочный сектор, который стал развиваться довольно активно. Профессор М.В. Шкаровский по этому поводу пишет следующее: «Начав свою работу осенью 1948 г., заочный сектор вскоре стал даже более популярен, чем стационарный. Число учащихся на нем жестко не регламентировалось и стремительно росло с каждым годом. Так, если в 1949 г. в Ленинградских духовных школах учились: в академии 11 заочников и 14 в семинарии, то в 1950 г. соответственно 38 и 39, в 1951 г. — 61 и 90, в 1952 г. — 85 и 122, в 1953 г. — 101 и 138, а в 1955 г. — 144 и 252 (т. е. за 6 лет количество учащихся выросло в 16 раз!). В доносе секретного осведомителя 1951 г. отмечалось, что именно заочный сектор представляет «наибольшую опасность»»[19].

На протяжении 50-х годов власти закрывали глаза на эту бурную деятельность заочного сектора, ставшего не только образовательным центром для десятков и сотен священнослужителей со всей территории советской России. Академия, собирая под своим крылом воинов Христовых, в прямом смысле этого слова давала возможность каждому из них обсудить наболевшее, поделиться опытом устроения приходской жизни в иногда невыносимых условиях и т.д.

Такая ситуация не могла продолжаться долго. В 1959 г., согласно постановлению учебного комитета, прием студентов на заочный сектор при ЛДАиС был запрещен[20]. В 1962 г. совет Ленинградской академии попытался вернуть все на круги своя, обратившись в учебный комитет с просьбой разрешить возобновить прием священнослужителей на заочный сектор в виду крайней необходимости[21]. Обращение было рассмотрено, возобление деятельности заочного сектора было признано целесообразным, но только не в Ленинграде, а в Московской духовной академии в Загорске[22]. Что же касается заочников при Ленинградских духовных школах, то им было позволено завершить свое образование и в 1968 г. заочный сектор при ЛДАиС был упразднен.

Однако именно в период активной деятельности заочного сектора, в 1950 г. в семинарию поступил иеромонах Иоасаф (Овсянников), которого со святителем Иоасафом связывало не только имя. Дело в том, что иеромонах Иоасаф, в миру Василий Симеонович Овсянников, родился в 1904 г. именно в Белгороде. Рано осиротев, Василий воспитывался своей теткой, которая, как отмечал впоследствии, будучи уже архимандритом, «сама глубоко верующая, и меня с малых лет приучила молиться Богу и Его святым угодникам. Но с особым благоговением и горячей молитвой она научила меня обращаться к Матери Божией. И я всю свою жизнь, особенно в трудные ее моменты, а их у меня было немало, чувствовал на себе ласковую и твердую материнскую руку Богоматери»[23].

Именно эта горячая любовь к Богу, привитая мальчику в юные годы, и способствовала тому, что в роковом для всей страны 1937 году Василий Овсянников был тайно пострижен в монашество архиепископом Александром (Петровским) с именем Иоасаф в честь святителя Иоасафа Белгородского, которого глубоко почитал.

Далее начались годы служения Церкви Христовой в очень непростых условиях[24]. В 1950 г. иеромонах Иоасаф (Овсянников) был определен настоятелем Кременецкого Богоявленского монастыря. Тяжелая ноша административной и пастырской деятельности способствовала тому, что иеромонах Иоасаф, у которого за плечами была только семилетка и два года Харьковского железнодорожного техникума, для повышения уровня своих богословских знаний вынужден был поступить на заочный сектор при Ленинградской духовной академии и семинарии.

Судя по всему, поступление и обучение в духовной школе было не тяжелой обязанностью, а приятной отдушиной для иеромонаха Иоасафа. В этом отношении интересна характеристика, которую дал иеромонаху Иоасафу член экзаменационной комиссии для ищущих священства и диаконства, митрофорный и заштатный протоиерей Ф. Ковалевский в 1949 г.: «На склоне лет своих, не кривя совестью, охотно пишу несколько слов отзыва об иноке Св.-Богоявленского монастыря в г. Кременце, Тарнопомской области.

Иеромонах Иоасаф известен мне с 1944 года. Сам я, будучи прикомандирован к вышеназванной обители издавна (25 лет), принимая участия в церковных Богослужениях обители, имел возможность наблюдать о. Иоасафа как священнослужителя у престола Божия. Инок сей, видимо, памятуя слова: «проклят всяк, творяй дело Божие с небрежением», ведет себя во время Богослужений весьма благопристойно, молится истово, всегда сосредоточен и проникновенен, положенные по чину возгласы произносит вдумчиво и осмысленно, что и говорит о его подлинной религиозности. Как человек, учившийся в неполной средней школе, инок Иоасаф не может похвалиться высоким уровнем знаний суетных. Но тяга к поглублению своих знаний в области Боговидения у него, несомненно, имеется. Быв однажды у него в его кельи, я на столе увидел десятки ценных книг религиозно-нравственного содержания. Зная скромность и застенчивость инока Иоасафа, я невольно вспомнил слова св. ап. Павла: «младенствуйте сердцем, умы же совершенны бывайте» и не мог не похвалить инока за его устремленность в обогащении себя знаниями из догматического и нравственного Богословия»[25].

В 1950 г. иеромонах Иоасаф поступает сразу в 3 класс семинарии, в 1954 г. переводится на I курс академии, которую удалось закончить только спустя десять лет в 1964 г.[26] Однако, получив свидетельство об окончании школы на Неве, игумен Иоасаф не спешил с ней прощаться. В том же 1964 г. за ним была закреплена тема курсового сочинения, т.е. кандидатской диссертации «Святитель Иоасаф Белгородский и его религиозно-нравственные воззрения».

Диссертация была представлена 13 мая 1966 г. На заседании совета академии 18 мая того же года были назначены рецензенты: доцент Александр Матфеевич Матфеев и преподаватель Дмитрий Дмитриевич Вознесенский[27]. Отзывы, которые сохранились до настоящего времени в архиве Санкт-Петербургской православной духовной академии, были представлены и рассмотрены на заседании совета академии уже 9 июня 1966 г.[28]

Работа, общий объем которой составляет 163 страницы, состоит из двух частей. В первой представлена биография святителя Иоасафа (8-74 стр.), а во второй (75-154 стр.) автор более подробно останавливается на изложении религиозно-нравственных воззрений святителя, касающихся отношения к инославным, вопросов о браке, о повышении нравственности священнослужителей. Также была рассмотрена позиция владыки по некоторым практическим вопросам, а именно о причащении, посте и исповеди[29].

Доцент А.М. Матфеев в самом начале своего отзыва «разоблачает» причину выбора архимандритом Иоасафом именно такой темы: «Выбор данной темы автором был не случайным. Святитель Иоасаф Белгородский является небесным покровителем автора этого сочинения. Глубокая вера в небесное покровительство, искренняя любовь к святителю и его личной жизни, наложили неизгладимую печать на все сочинение архимандрита Иоасафа»[30].

Далее рецензент отмечает, что задача, которую автор поставил перед собой, была не из легких, с которой он, впрочем, по мнению Александра Матфеевича, прекрасно справился. Исследователю необходимо было по отдельным трудам святителя Иоасафа, носящим более практический характер, чем теоретический, дать связный и обоснованный ответ о жизни святителя и его религиозно-нравственных воззрениях.

Второй рецензент также вынес положительный вердикт: «Автор сочинения много потрудился. Он собрал материал из многих исторических трудов и воспоминаний и объединил их. Изложение правильно, язык чистый. Работа выполнена аккуратно. За свое курсовое сочинение автор, архимандрит Иоасаф, заслуживает присуждения ему степени кандидата богословия»[31].

Таким образом, на основании положительных отзывов, архимандрит Иоасаф (Овсянников) 9 июня, а не 15 мая, как об этом упоминается в его биографической справке, опубликованной в «Журнале Московской Патриархии»[32], 1966 г. был удостоен степени кандидата богословия. А всего через несколько месяцев, 30 октября, архимандрит Иоасаф в Троице-Сергиевой лавре был рукоположен во епископа Пермского и Соликамского. Чуть позже, в 1973 г. состоялось его перемещение на Ростовскую и Новочеркасскую кафедру, на которой архипастырю суждено было пребывать вплоть до своей кончины, последовавшей в 1982 г.[33]

Таким образом, два выпускника Санкт-Петербургской духовной академии, два биографа, два исследователя жизни, деятельности, религиозно-нравственных взглядов святителя Иоасафа Белгородского были архиереями Русской Церкви. Один из них канонизирован, второй – архиепископ Иоасаф (Овсянников) – был известен своим ревностным служением на благо Церкви Христовой и в своей архипастырской деятельности, по словам автора некролога, «в основу своего служения полагал богослужение и молитву», а также главной своей заботой «считал пополнение числа епархиального клира»[34].

Есть в этих судьбах двух архиереев Русской Церкви совершенно разных эпох, хотя и недалеких друг от друга по времени, еще один любопытный объединяющий момент. И священномученик Никодим, и владыка Иоасаф в своих речах при наречении в епископский сан, которые, учитывая значимость события, являются всегда едва ли не программными словами, упоминали святителя Иоасафа Белгородского.

Священномученик Никодим (Кононов), который был рукоположен в том же году, когда состоялась канонизация святителя Иоасафа, в 1911 г., говорил об этом более пространно: «Восстающий во славе нетления и чудес святитель Иоасаф да укрепит и умудрит в сослужении архипастырю Церкви Курской! Господь сподобил меня побывать в Белгороде, и я стал у раки святителя Иоасафа в бытность ректором семинарии в Петрозаводске, где так мирно и отрадно жилось в кругу сердечных сотрудников, добрых питомцев, приветливого духовенства и мирных обитателей городка. Всем я был утешен и, благодаря Господа за Его щедроты, у нового Чудотворца Земли Русской одного просил от всего сердца моего, — да будет он добрым руководителем во все дни жизни моей в служении Церкви Христовой. Прошло около полугода с той поры, и в самый день кончины святителя Государю Императору угодно было утвердить избрание Вашим Святейшеством меня на служение в пределах епархии святителя Иоасафа. В этом усматриваю явное Божие смотрение и в надежде на помощь святителя Белгородского смиренно предаюсь изволению святителей, как воле Самого Господа нашего Иисуса Христа»[35].

Архимандрит Иоасаф (Овсянников), хиротония которого проходила в Троице-Сергиевой лавре, в своем слове упоминает о святителе Иоасафе в следующем контексте: «И вот Промысл Божий привел меня под своды святой обители великого молитвенника Земли Русской – преп. Сергия для получения высшего духовного сана – сана архиерейского. Радуюсь я и тому, что в этой великой Лавре много потрудился, будучи ее наместником, и мой небесный покровитель – святитель Белгородский Иоасаф»[36].

Если говорить о нитях, связующих Санкт-Петербург и святителя Иоасафа, то картина будет не совсем полной, если не упомянуть о следующем[37].

До революции в поселке 3-е Парголово была построена церковь во имя святителя Иоасафа и Песчанской иконы Божией Матери, освященная в 1914 г. Храм действовал до 1937 г., а в 1941 г. он был разрушен. В настоящее время, в период с 1995 по 2001 гг., в Парголове была построена деревянная церковь во имя свт. Иоасафа Белгородского (архитектор А.А. Петров). 27 февраля 2003 г. в храме была помещена привезенная из Белгорода частица мощей свт. Иоасафа.

При больнице (бывшей Биржевого купечества) предполагалось устройство храма во имя свт. Иоасафа в связи со случаями благодатной помощи по молитвам к нему. В настоящее время при больнице освящена часовня, построенная архитектором В.А. Шретером в 1903 г., в честь свв. Александра Невского и Иоасафа Белгородского.

Также в 1991 г. была образована община во имя святителя Иоасафа Белгородского при детской инфекционной больнице №3 Санкт-Петербурга. Это общество святителя Иоасафа считает себя духовным преемником Братства святителя Иоасафа Белгородского, существовавшего в Санкт-Петербурге (Петрограде) до 1917 г. и Михайловского Иоасафовского братства, действовавшего в поселке Парголово до 1918 г.

Таким образом, между Санкт-Петербургом и Белгородом гораздо больше связующих нитей, чем может показаться на первый взгляд. Лишним подтверждением этому, помимо всего вышесказанного, является тот факт, что alma-mater нынешнего Белгородского владыки также находится на берегах Невы[38].


[1] Борисов В.А., свящ. Святитель Иоасаф Горленко, епископ Белгородский и Обоянский. Его жизнь и деятельность. Сергиев Посад, 1911. С.72; Святитель Иоасаф Горленко, епископ Белгородский и Обоянский (1705-1754). Материалы для биографии, собранные и изданные князем Н.Д.Жеваховым. Т.1. Ч.I-III. Киев: Типография Киево-Печерской Успенской Лавры, 1907. С.425, 525-526.

[2] См.: Белгородский Чудотворец. Житие, творения, чудеса и прославление святителя Иоасафа, епископа Белгородского. М., 1997. 201-226.

[3] Данная статья вышла также отдельным оттиском: Титов Ф.И., проф. прот. Святитель Иоасаф Горленко, епископ Белгородский и Обоянский (1705-1754 гг.), бывший ученик и учитель Киевской академии. Киев: Типография Киево-Печерской Успенской Лавры, 1911. – 62с. См. также: Титов Ф.И., проф. прот. Святитель Иоасаф, епископ Белгородский, как архипастырь. Киев, 1912. – 46с.

[4] См.: ОР РНБ. Архивная опись Ф. 574. Санкт-Петербургская Духовная Академия. Архив. Оп.2. (Предварительная опись).

[5] Карпук Д. История Санкт-Петербургской духовной академии (1889-1917гг.). Дисс. … канд. богословия. В 2 т. Т.1. СПб.: СПбДА, 2008. – С.36.

[6] См.: Покровский Н.В., проф. Отзыв о сочинении студента иеромонаха Никодима (Кононова) на тему: «Соловецкие святые: их жизнь и церковное чествование (по рукописям)» // Журналы заседаний совета СПбДА за 1895-1896 учебный год. СПб., 1900. С.447.

[7] Перу епископа Никодима принадлежат следующие работы: Соловецкие подвижники благочестия XVIII – XIX вв. СПб., 1900; Древнейшие Архангельские святые и исторические сведения о церковном их почитании. СПб., 1901; Преподобный Трифон Печенегский чудотворец и его ученики. СПб., 1901; Архангельский патерик. СПб., 1901; Преподобный Александр Свирский и его ученики подвижники. Исторические сведения о церковном их почитании. Петрозаводск, 1904; Старец о. Наум Соловецкий – подвижник карел. Биографический очерк. Петрозаводск, 1910. и др.

[8] Никодим (Кононов), епископ Белгородский. Святитель и Чудотворец Иоасаф, епископ Белоградский и Обоянский и его причтение к лику святых Православной Русской Церкви (По документальным данным). Харьков, 1916. С.VII-VIII.

[9] См. наприм.: Сказание о жизни, подвигах и чудесах Святителя и Чудотворца Иоасафа, епископа Белоградского и Обоянского. 1-й в. Курского Патерика. Курск, 1911; Святитель Иоасаф и уроки из его жития. 1-я серия народных листков; под ред. еп. Никодима (Кононова). Курск, 1911; Торжества прославления святителя и Чудотворца Иоасафа. Отчет знам. Богородичного братства. Под ред. еп. Никодима (Кононова). Курск, 1912; Песчанская Чудотворная икона Божией Матери и святитель Иоасаф Белоградский чудотворец. Белгород, 1913; Инструкция монашествующей братии Св.-Троицкого белгородского первоклассного монастыря. Курск, 1913; Святитель и чудотворец Иоасаф, Епископ Белоградский и Обоянский, его жизнь, прославление и чудеса (с 56 рисунками). Курск, 1914.

[10] Никодим (Кононов), епископ Белгородский. Святитель и чудотворец Иоасаф, епископ Белоградский (Его жизнь, прославление и чудеса). Курс: Епархиальная тип., 1914. – 800с., IV c.

[11] Никодим (Кононов), епископ Белгородский. Святитель и Чудотворец Иоасаф, епископ Белоградский и Обоянский и его причтение к лику святых Православной Русской Церкви (По документальным данным). Харьков, 1916. – IX, 299, CXVI.

[12] Устав Православных Духовных Академий. СПб.: Синодальная типография, 1912. С.52.

[13] Начало было положено в 1899 г., когда на заседании совета академии 30 апреля был рассмотрен вопрос о представленном на соискание степени магистра богословия сочинении ректора Тифлисской духовной семинарии архимандрита Серафима, на момент проведения собрания уже епископа Острожского. Ректор СПбДА архимандрит Борис (Плотников) предложил, «принимая во внимание высокий сан Преосвященного Серафима, согласно отзывам проф. И.Г.Троицкого и доцента А.П.Рождественского, удостоить степени магистра богословия без коллоквиума и в случае удостоения просить Его Высокопреосвященство ходатайствовать пред Св. Синодом об утверждении Его Преосвященства, Преосвященного Серафима в степени магистра богословия». К журналу совета была предложена справка из объяснительной записки к проекту устава духовных академий, где указывалось: «В частности для лиц, занимающих видные места в церковной иерархии, совершенно неудобна самозащита: не соответственно их званию, сану, и иногда и летам, чтобы они для открытого диспутирования появились на кафедре и подвергали себя случайностям словопрения». Совет академии согласился с предложением ректора, и степень магистра богословия была присуждена соискателю без коллоквиума. Журналы заседаний совета СПбДА за 1898-1899 уч. г. СПб., 1905. С.141-142.

[14] К подписчикам и читателям «Церковного Вестника» от Редакции // ЦВ. 1915. №40-52. Ст.1211. См.: Карпук Д. История Санкт-Петербургской духовной академии… С.285-286; 293-294. В новом формате журнал выходил в 1916 и частично в 1917 гг.

[15] ЦГИА СПб. Ф.277. Оп.1. Д.3870. Л.16-17.

[16] Титлинов Б.В., проф. Гавриил Петров, Митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский. Его жизнь и деятельность, в связи с церковными делами того времени. Пг., 1916. – 1197с.

[17] ЦГИА СПб. Ф.277. Оп.1. Д.3871. Л.1.Об.-2.

[18] См.: Санкт-Петербургский мартиролог. – СПб.: Изд-во «Миръ», «Общество святителя Василия Великого», 2002. С.9; Синодик гонимых, умученных, в узах невинно пострадавших православных священно-церковнослужителей и мирян Санкт-Петербургской епархии. XX столетие. СПб.: Изд-во «Миръ», «Общество святителя Василия Великого», 2002. С.9.

[19] Шкаровский М.В. Санкт-Петербургские (Ленинградские) Духовные школы во 2-й половине XX – начале XXI века // Вестник церковной истории. 2008. №4(12). С.187.

[20] Архив СПбПДА. Журналы заседаний совета ЛДАиС за 1959-1960 уч.г. Сентябрь – Декабрь. Д.20. Л.14.

[21] Архив СПбПДА. Журналы заседаний совета ЛДАиС за 1962-1963 уч.г. Д.24. Л.146.

[22] Там же. Л.243.

[23] Наречение и хиротония архимандрита Иоасафа (Овсянникова) во епископа Пермского и Соликамского // ЖМП. 1966. №12. С.27.

[24] После монашеского пострига, 6 января 1937 г. – был посвящен во чтеца и иподиакона. 14 января 1943 г. епископом Вениамином (Новицким) рукоположен во иеродиакона, а 15 января – во иеромонаха и назначен священником Преображенского собора в Харькове. В 1944 г. вступил в число братии Почаевской лавры, затем был переведен в Кременецкий Богоявленский монастырь, а в 1950 году назначен его настоятелем. В 1951 г. архиепископом Львовским Макарием возведен в сан игумена. В 1953 г. назначен вторым священником кафедрального собора г. Полтавы. В 1955 г. переведен священником Воскресенского собора в г. Фрунзе Ташкентской епархии. С 1959 г. служил в Успенском кафедральном соборе г. Ташкенте. В 1961 г. назначен ключарем того же собора. В 1964 г. ко дню святой Пасхи возведен в сан архимандрита. 30 октября 1966 г. хиротонисан во епископа Пермского и Соликамского. 31 мая 1973 г. назначен епископом Ростовским и Новочеркасским. В 1977 г. удостоен сана архиепископа. Скончался 2 апреля 1982 г. в канун Субботы акафиста – праздника Похвалы Пресвятой Богородицы.

[25] Архив СПбПДА. Личное дело иеромонаха Иоасафа (Овсянникова). Д.49. Л.5.

[26] Там же. Л.46, 132.

[27] Архив СПбПДА. Журналы заседаний совета ЛДАиС за 1965-1966 учебный год. Д.27. Л.338-339.

[28] Там же. Л.372-373.

[29] Иоасаф (Овсянников), архимандрит. Святитель Иоасаф Белгородский и его религиозно-нравственные воззрения. Дисс. … канд. богословия. Ташкент, 1966. – 163с.

[30] Матфеев А.М., доц. Отзыв на курсовое сочинение действительного студента архимандрита Иоасафа (Овсянникова), окончившего Ленинградскую духовную академию по Заочному сектору в 1964 г., на тему: «Святитель Иоасаф Белгородский и его религиозно-нравственные воззрения» // Архив СПбПДА. Отзывы на курсовые работы студентов заочников ЛДА. Д.1. Л.416.

[31] Вознесенский Д.Д. Отзыв на курсовое сочинение студента-заочника IV курса Ленинградской духовной академии, архимандрита Иоасафа (Овсянникова) на тему: «Святитель Иоасаф Белгородский и его религиозно-нравственные воззрения» // Архив СПбПДА. Отзывы на курсовые работы студентов заочников ЛДА. Д.1. Л.421.

[32] Наречение и хиротония архимандрита Иоасафа (Овсянникова) во епископа Пермского и Соликамского // ЖМП. 1966. №12. С.30.

[33] Загреба В., прот. Высокопреосвященный Иоасаф, архиепископ Ростовский и Новочеркасский (Некролог) // ЖМП. 1982. №8. С.15-16.

[34] Там же. С.16.

[35] Никодим (Кононов), епископ Белгородский. Церковное прославление Святителя и чудотворца Иоасафа, Епископа Белоградского и Обоянского. Поучения. Кн. II. Часть 2-я. Белгород: Электрическая типография А.А.Вейнбаум, 1916. С.5-6.

[36] Наречение и хиротония архимандрита Иоасафа (Овсянникова) во епископа Пермского и Соликамского // ЖМП. 1966. №12. С.28.

[37] Все нижеизложенные материалы о храмах и обществах во имя святителя Иоасафа были любезно предоставлены преподавателем Санкт-Петербургской Православной духовной академии священником Александром Берташем, за что автор данной статьи выражает ему сердечную благодарность.

[38] Архиепископ Белгородский и Старооскольский Иоанн (Попов Сергей Леонидович) окончил Ленинградскую духовную семинарию в 1988, и академию – в 1992 г. См.: Официальный сайт Московского патрирахата Русская Православная Церковь: http://www.patriarchia.ru/db/text/31583.html


 Доклад преподавателя Санкт-Петербургской православной духовной академии, кандитата богословия Дмитрий Андреевича Карпука на VIII Иоасафовских чтениях, 21-24 декабря 2010 года. Белгород


Опубликовано 10.04.2014 | Просмотров: 235 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter