Дмитрий Добыкин. Этап «Применение» в индуктивном методе изучения Библии

Дмитрий Добыкин. Этап «Применение» в индуктивном методе изучения Библии

В современных российских протестантских церквях, когда говорят о методах толкования Библии, то чаще всего упоминают «индуктивный метод». Индуктивный метод очень популярен. Существует большое количество книг, есть даже целый заочный институт индуктивного метода, вышла издание Библии для изучения индуктивным методом. При знакомстве с ним становиться ясно, что это тот же самый историко-грамматический метод, но более облегчённый вариант.

Когда описываю индуктивный метод, то обычно говорят, что при индукции процесс идёт от конкретных фактов или частных случаев к общему заключению. Применительно к изучению Библии индукция означает, что сначала изучается текст, а потом делается заключение.

Как процесс познания индукция всегда состоит из двух этапов: 1) наблюдение и 2) толкование.

При наблюдении выделяются основные моменты библейского текста, и ищется ответ на вопрос: «О чём говорится в данном отрывке?» При этом не ставится цель ответить на вопросы или разрешить трудности. Здесь необходимо собрать как можно больше фактов, которые будут интерпретироваться в дальнейшем.

При толковании анализируются детали, найденные при наблюдении. Толкователь стремится ответить на вопрос «Что означает данный отрывок?». Если при наблюдении экзегет в основном работает с одним библейским текстом, то при толковании обязательно привлекается дополнительная литература[1].

Так как у толкования есть не только теоретическая цель — понять, что это значило, но и практическая — понять, что это значит для нас, то в изучении Священного Писания можно указать на третий этап — применение. Это попытка ответить на вопрос: «Что этот отрывок значит для меня и других?» Нужно отличать толкование (обнаружение смысла текста) от применения (обнаружение практической значимости истин Писания).

Сторонники индуктивного метода возлагают на него большие надежды. По их мнению, если правильно провести исследование, то можно самостоятельно понять библейский текст и найти его подлинный смысл.

Однако при индуктивном способе любой экзегет, приступая к из- учению текста, уже имеет определённые принципы и представления о природе Писания. Из-за этого чистая индукция невозможна, и всегда будет присутствовать элемент дедукции. Поэтому, хотя все этапы анализа Библии одинаковы во всех христианских деноминациях, результаты исследований всё равно различаются. На толкование всегда будет влиять вера толкователя[2]. Включение применения в экзегетический процесс так же сопряжено с высокой степенью субъективности.

Самой главной книгой по индуктивному методу является «Как изучать Библию. Неоспоримые преимущества индуктивного метода» Кей Артур[3]. В ней описаны все этапы индуктивного метода и с неё обычно начинается знакомство с ним. Более серьёзное пособие по индуктивному методу это учебное пособие «Как изучать Библию»[4]. К сожалению, вышла только первая часть. Так же очень популярна книга Xоварда и Уильяма Хендрикса «Жить по Книге»[5].

Для православного библеиста особый интерес может представлять последний этап индуктивного метода — применение.

Обращение к инославным пособием давняя отечественная традиция. Если открыть серьёзную дореволюционную книгу по библеистики и познакомится с библиографией, то можно увидеть следующее. На первом месте это конечно Святые отцы. На втором, список русскоязычных статей и книг. Он обычно небольшой, так как русская библеистика начала развиваться только с XIX века. А потом идёт огромный список западной литературы, протестантской и католической. Русские библеисты спокойно пользовались наработками западной библеистики, выбирая в ней то, что соответствует православному учению. Именно этим принципом и должен руководствоваться православный экзегет, используя инославную литературу

В пособиях по индуктивному методу описывается несколько способов применение библейского текста. Эти способы можно объединить в три группы.

Самый простой способ построен на поиски в изучаемом отрывке от- ветов на несколько вопросов. Чаше всего задаются следующие вопросы:

1. Есть ли здесь мне пример для подражания?

2. Есть ли грех, которого следует избегать?

3. Есть ли здесь обещание для меня?

4. Есть ли пример молитвы?

5. Есть ли наставление?

6. Есть ли условия, которым необходимо следовать?

7. Есть ли стих для запоминания?

8. Помогает ли это исправить ошибки?

9. С какими трудностями я могу столкнуться?[6]

Все эти вопросы ведут к персонализации Писание, т. е. ставят один вопрос: «В чём состоит весть, содержащаяся в данном отрывке именно для меня?» Протестантские авторы подчёркивают «Пусть ваши идеи о применении будут носить личный характер. Используйте такие личные местоимения, как я, мне, мой, а не мы, нас, наш. Применения с место- имениями во множественном числе очень неконкретны… Стремитесь к конкретике…»[7].

Отчасти можно согласиться с персонализацией. Во время Исхода Бог постановил, что каждое последующее поколение израильтян должно было считать себя вышедшими из Египта (Исх. 13:8-9). Этот же принцип персонализации повторялся многократно и в отношении ветхозаветного Израиля (Втор. 5:2-4; 6:20, 21), и в отношении нового Израиля

(Гал. 3:29; Откр. 15:1-2; 2 Кор. 5:14-15, 21; Рим. 6:3-6; Еф. 1:20; 2:6; Евр. 4:3, 16; 6:19; 10:19, 20; 12:22-24).

Однако нужно понимать, что постановка личных вопросов всегда субъективна. Личные предпочтения, вопросы, склонности и желания не могут не оказывать влияния на определение смысла отрывка.

Второй способ применение текста называется «принципиализация». Это попытка обнаружения и извлечение в тексте духовных, нраственных или богословских принципов, которые имеют непреходящее значение и важны для современных верующих. Чаще всего принци- пилизация используется для раскрытия значения повествовательных частей Писания, но может быть приложима и к другим жанрам.

Данный способ применения основан на предпосылке, с которой трудно не согласиться. Святой Дух выбрал исторические события, затем записанные в Писании, с определённой целью: передать сообщение, суть дела; проиллюстрировать важную истину и т. д. Выявление принципов — это метод, который пытается понять повествование таким образом, чтобы была ясна первоначальная причина, по которой оно включено в Писание, а также принципы, которым это повествование должно научить.

Простой пересказ повествования — недостаточный и неэффективный метод изложения. Сам по себе такой метод ведёт к отсечению смысла Писания и сведению её только к тому значению, которое текст имел для верующих времён его написания, а это не показывает, какой смысл имеет данное повествование для современных верующих.

В то же время при толковании повествований экзегет может встретиться со следующее трудностью. Часто исторические события не сопровождаются комментарием со стороны Бога: ни Его одобрением, ни неодобрением. Например, в Бытие 19:34 описан случай инцеста между Лотом и его дочерьми. Хотя прямых слов осуждения в тексте нет, это не значит, что Господь остался равнодушен к такому поступку. Понятно, что описание какого-то события не должны автоматически рассматриваться в качестве нормативного распоряжения, только на основании того, что это записано в Библии. Например, такие факты как грех Давида с Вирсавией или многожёнство некоторых ветхозаветных праведников, нельзя считать предписанием. Все они свидетельствует только о том, что история происходила именно как она была описана в Священном Писании. Тот факт, что событие было верно записано ещё не говорит о том, что оно отражает волю Божью для всех времён.

Для решения этой трудности предлагается два пути. Во-первых, это нахождение разницы между описательными (или информирующими) и нормативными (или предписывающими) текстами. Описательный текст — это просто рассказ, тогда как нормативный текст несёт в себе по- веление. Например, Библия повествует, что у Давида было несколько жён, однако это нельзя возвести в ранг универсального принципа. А вот Божье повеление Адаму в Бытие 2:24 может считаться нормативным — именно им должны руководствоваться верующие, решая вступить в брак.

Во-вторых, ключевым моментом являются понятия «принцип» и «форма». Термин «форма» относится к самому содержанию текста, т. е. к тому, что там буквально написано. Принцип же — это универсальная истина, стоящая за данным местом, и которая относится ко всем людям. Почти в каждом стихе есть элементы, которые могут относиться ко всем людям всегда. Форма же — это одно выражение данного принципа в конкретном случае, описанном в данном тексте. Как пример соотношения формы и принципа можно рассмотреть Деян. 4:32 «Никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее». Принцип, стоящий за стихом — надо помогать нуждающимся в церкви, а Деян. 4:32 является одним выражением данного принципа. Но вопрос в том, относится ли сама форма к нам, или только принцип, всё же остаётся. Другими словами, нужно ли подражать именно тому, что делала ранняя церковь, т. е. иметь всё общее, или только следовать принципу, приведённому в данном месте.

Для верной принципилизации предполагается тщательно исследовать исторические обстоятельства и культурные обычаи, цель написания книги, в которой содержится повествование, и ближайший контекст — отрывки, предшествующие повествованию и следующие непосредственно за ним, богословские знания и духовное состояние адресатов повествования. Чтобы применение текста (посредством выявления принципов) было правомерным, оно должно прочно основываться и соответствовать замыслу автора. В то же время необходимо понимать, что хотя текст имеет только одно значение, но может иметь множество применений. Автор подразумевал одно значение, но это значение может применяться в таких ситуациях, о которых автор, живший в другое время и в другой культуре, даже не подозревал.

Когда всё это сделано, то основываясь на этом понимании и при- меняя процесс дедукции, толкователь попытается выявить принципы повествования, которые продолжают сохранять значение и важность для современных верующих. Принципы, извлечённые из повествования, должны соответствовать всему учению Писания. Принцип, дедуктивно извлечённый из повествования, но противоречащий учению какого-либо другого отрывка Писания, является неверным[8].

Третий способ применения связан с переводом библейских заповедей или предписаний из одной культуры в другую.

Существенный вопрос, с которым сталкиваются исследователи Библии: «Является ли предписание в исследуемом тексте применимым ко всем людям, во всяком месте, во все времена, или же он ограничен какой-либо группой людей жившей в определённое время и в конкретных обстоятельствах?»

Обычно отвечают следующим образом «Всё учение Писания должно восприниматься универсально, кроме тех случаев, когда Библия сама ограничивает аудиторию какого-либо поучения, посредством контекста или посредством ясного учения, выраженного в других местах Писания»[9].

Не менее важный вопрос, о применении библейских заповедей сейчас связан с культурной обусловленностью, т. е. насколько форма заповеди или предписания применимо к

современности. Например, Господь наш Иисус Христос омыл ноги ученикам, и сказал, «если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин. 13:14-15).

Для решения этой проблемы предлагается так же различать два аспекта библейской заповеди: определённая форма и принцип, выраженный через эту форму. Безусловно, есть принципы и формы, которые являются эндемокультурными (присущими только своей культуре) и теми, которые являются транскультурными (поддающимися переводу в другие культуры).

Протестантские авторы предлагают три варианта транскультурного применения библейских заповедей:

1. Сохранение и принципа, и его формы.

2. Сохранение принципа, но внесение определённых изменений, выражающих этот принцип в форму поведения, в соответствии с особенностями современной культуры.

3. Изменение и принципа, и формы, исходя из предположения, что оба они были присущи только своей культуре и, следовательно, исполнению более не подлежат.

Определение неограниченности (транскультурности) во времени или ограниченности (эндемокультурности) является самым сложным в процессе применения и можно согласиться с теми авторами, которые предлагают только некоторые предварительные ориентиры.

Во-первых, это как можно точное определение принципа, стоящего за поведенческой заповедью.

Во-вторых, если принцип и форма является транскультурным, то необходимо определить характер его практического применения в современной культуре. Если же принципа неизменен, а форма явно эндемокультурна, то нужно найти соответствующий культурный эквивалент, который бы адекватно выражал в современной культуре установленный Богом принцип, стоящий за первоначальной заповедью. В том случае, если невозможно найти культурный эквивалент, то необходимо в смирении исполняйте библейское, повеление.

Подводя итог, нужно сказать следующее. К сожалению, иногда про- исходит отрыв между изучением Священного Писания и применением его в своей жизни и в жизни других христиан.

Не нужно забывать, что Библия это живое и действенное Слово Божие, обращённое и ко всей Церкви, и к отдельному человеку любого времени. Поэтому главная цель толкования заключается не только в вы- явлении первоначального значения текста, но и в применении истин Писания в своей жизни в реалиях сегодняшнего дня. Таким образом, истинной целью изучения герменевтики является не приобретение исключительных знаний, а лучшее понимание Священного Писания и по- слушание ему[10]. Св. ап. Павел пишет «Не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут» (Рим. 2:13). Чело- век тогда докажет, что он усвоил какое-либо понятие, когда он сможет применить его в ситуациях из собственной жизни.

Для православного экзегета важно найти и разработать те правила, которые помогут применить Библию.


Примечание:

[1] Артур К. Как изучать Библию. СПб, 1998. С. 9–11.

[2] Подробнее об этом см.: Уайтфорд Д. диак. Только одно Писание? Нижний Новгород: Издательство братства святого князя Александра Невского, 2000.

[3] Артур К. Как изучать Библию. СПб, 1998.

[4] Как изучать Библию. Ч. I. Учебное пособие. М.: Триада, 1996.

[5] Хендрикс X. Д., Хендрикс У. Д. Жить по Книге. Черкассы: Смирна, 2004.

[6] См. например: Мэйхью Р. Как самому толковать Библию. К.: Союз ЕХБ Украины, 1993. С. 28.

[7] Хенриксен У., Джексон Г. Изучение, толкование и применение Библии. СПб.: Мирт, 2005. С. 268.

[8] Подробнее см.: Осборн Г. Герменевтическая Спираль: общее введение в библейское толкование. Одесса: Евро-Азиатская аккредиационная ассоциация, 2009. С. 525-604.

[9] Верклер Г. А. Герменевтика. Принципы и процесс толкования Библии. Гранд Рапидс: Бэйкер Бук Хаус, 1995. С. 115-116.

[10] Carson D. A. Hermeneutics: A Brief Assessment of Some Recent Trends. // «Themelios», 1980, 5/2. P. 20.

Источники и литература

1. Артур К. Как изучать Библию. СПб, 1998.

2. Верклер Г. А. Герменевтика. Принципы и процесс толкования Библии. Гранд Рапидс: Бэйкер Бук Хаус, 1995.

3. Как изучать Библию. Ч. I. Учебное пособие. М.: Триада, 1996.

4. Мэйхью Р. Как самому толковать Библию. К.: Союз ЕХБ Украины, 1993.

5. Осборн Г. Герменевтическая Спираль: общее введение в библейское толкование. Одесса: Евро-Азиатская аккредиационная ассоциация, 2009.

6. Уайтфорд Д. диак. Только одно Писание? Нижний Новгород: Издательство братства святого князя Александра Невского, 2000.

7. Хендрикс X. Д., Хендрикс У. Д. Жить по Книге. Черкассы: Смирна, 2004.

8. Хенриксен У., Джексон Г. Изучение, толкование и применение Библии. СПб.: Мирт, 2005. 9. Carson D. A. Hermeneutics: A Brief Assessment of Some Recent Trends. // «Themelios», 1980, 5/2.

 


Опубликовано 28.06.2017 | Просмотров: 107 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter