Чтец Феодор Ибрагимов. Возвещая о пришествии небесной весны

Нет судьбы более величественной и более трагичной, чем судьба святого пророка и Крестителя Господня Иоанна. Всё в его жизни необычно, всё является предначертанием новых духовных ценностей, выходящих за рамки Ветхого Завета. Он весь и во всем — Предтеча Того, Кто есть Путь, Истина и Жизнь.

В удивительном замысле домостроительства Творца, пророк Иоанн явился Гласом Господним возвестившим о пришествии в мир Превечного Слова Божия — Господа Иисуса Христа. И вот, на рубеже Заветов они встретились — Глас и Слово, встретились для общей миссии спасения человечества. Иоанн Предтеча был рожден предвозвещать миру Христово учение, чтобы затем принять мученическую кончину за Истину. Он и в смерти опять должен был предварить Христа и стать Его провозвестником и Предтечей для всех людей, заточенных за вратами ада.

Если мы подробнее вглядимся в жизнь Иоанна Крестителя, то заметим, что он противопоставляет себя современникам, становится в конфликт с фарисеями. Он тот, о котором можно сказать «не от мира сего». Это выражается в его внешнем виде — он «имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих» (Мф 3:4), хотя верблюд по Моисеевому законодательству является нечистым животным. Одно то, что Иоанн говорит, не может не потрясать традиционное иудейское общество: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф 3:2). Гласом Господним, гремящим среди пустыни человеческого лицемерия и фарисейства раздаются слова пророка, обращенные к Ироду лишившему его жизни: «не должно тебе иметь жену брата твоего». (Мк 6:18) Поразительно, что именно пророк Иоанн, — пустынник и аскет, осмеливается обличать царя в прямом нарушении иудейского брачного закона, в то время как фарисеи и книжники – истинные хранители закона, молчат. Даже после усечения, как повествует Предание, глава Иоанна Крестителя продолжает обличать преступление царя, апеллируя к его совести уязвленной грехом и оставившим на ней зарубки, словно рубцы на сердечной миокарде.

Умертвив учителя и целителя душ, Ирод вместе с ним умертвил и всех тех, кого тот при жизни мог бы оживить своим словом. Иоанн Предтеча идет в ад, так и не дождавшись Царства Божия пришедшего в силе именуемого Пятидесятницей. Живя на границе Заветов, он подобен по мнению некоторых богословов — Моисею, который на горе, видел обетованную землю, но так и не вошел в нее.

Библейское повествование является архетипом для всех последующих событий мировой истории. Церкви дано право обличения, как только цари и правители позиционирующие себя как христиане, начинают не соблюдать заповеди, данные Богом. Вспомним, хотя бы печальную кончину митрополита Филиппа, упрекавшего беззаконие Иоанна Грозного, или митрополита Арсения (Мациевича), выступавшего против государственной секуляризации церковного имущества и окончившего жизнь в Ревельском каземате.

«Кровь мучеников есть семя христианства»,- писал Тертуллиан. Подвиг торжествует над страхом. Вечная жизнь духа побеждает временную плоть. Концлагеря: Дахау, Закзенхаузен, Освенцим, Гринцдорф, Соловки, Левашево, Бутово, современная мученическая Сирия — на эти и многие другие Голгофы восходили и восходят те христиане, которые несут в себе искру пламени духа, восходят отвергшие тьму, победившие ее в своем сердце.

Выходец из дворянской семьи, инженер, Михаил Флоровский, один из многих репрессированных и отбывавших срок на Соловках в 1925 году, как нельзя лучше передал в своем стихотворенье ту трагедию, сопряженную с надеждой, которую испытал, возможно каждый заключенный застенок:

Спит тюрьма и трудно дышит,
Каждый вздох тоска и стон
Только мертвый камень слышит,
Ничего не скажет он.
Но когда последней дрожью
Содрогнется шар земной,
Вопль камней к престолу Божью
Пронесется в тьме ночной.
И когда последний пламень
Опалит и свет и тьму,
Все расскажет мертвый камень,
Камень, сложенный в тюрьму.

Мы видим, что личность человека продолжает жить, несмотря на мерзость запустения той среды, в которую ее насильно поместили. Не существовать, а именно жить духовно и творчески, невзирая на лавину человеческой злобы и презрения, невзирая на загнанность и метрономный отсчет каждого шага под дулом пистолета. В подтверждение сказанного хотелось бы привести слова известного педагога и писателя, Бориса Николаевича Ширяева, прошедшего Соловецкий лагерь, он писал: «На Соловки стекали последние капли крови из рассеченных революцией жил России…». «Духовенство высоко держало крест, офицерство хранило устои долга и чести, юристы – стройное представление о праве и законности, артисты и художники – стремление к свободе творчества и бескорыстному служению искусству».

Оглянувшись в прошлое и смотря на настоящее, мы видим, что несмотря на неимоверные усилия, молоту безбожной власти так и не удалось переломить последней христианской жизни. Все тем же светом светят во тьме души, несущие Глас Господень в пустыне человеческого равнодушия, звонят колокола и раздается радостная весть Воскресения Христова!

Каждый из нас призван хранить и поддерживать свет неугасимой лампады нашей души, с которой мы выйдем на встречу Господу. Задача каждого из нас, учащихся духовных школ, не только сохранить тот дар истины, который мы здесь получим и которым будем освещать путь тем, кто находится во тьме, но и поделиться им, воспламенить потухшие светильники, реанимировать остановившиеся сердца тех, кого мы встретим на пути длинною в жизнь. «Быть всем для всех», по слову апостола Павла, возвещать о пришествии в мир небесной весны, как делал это святой Иоанн Предтеча и свидетельствовать о реальном присутствии Бога в мире призваны мы, вступая в узкие и стройные ряды Церкви земной — церкви воинствующей, но не отделенной, а заручившейся поддержкой Церкви небесной — торжествующей и пребывающей в вечной славе.


Опубликовано 11.09.2014 | Просмотров: 216 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter