«Бог обращает людей, а не люди». Святитель Иннокентий (Вениаминов) как основатель Православного Миссионерского общества в Москве

Святитель Иннокентий (Вениаминов)

Информационное агентство ТАСС, то самое, которое в свое время было уполномочено заявлять, сообщило 3 октября 2014 г., что в селе Анга Качугского района Иркутской области торжественно открыт после реставрации дом-музей святителя Иннокентия (Вениаминова), широко известного как апостол Сибири и Америки. Министр культуры и архивов региона Виталий Барышников сообщил прессе, что «восстановленный дом первой половины XVIII века дает представление о начальном периоде жизни Иннокентия. Экспозиция воспроизводит жизнь деревенского священника начала XIX века»[1]. Одноэтажный сруб входит в ансамбль зданий строящегося культурно-просветительского центра, который откроют в честь 220-летнего юбилея миссионера в 2017 г.

Родился будущий Московский святитель (в миру Иван Евсеевич Попов-Вениаминов) в 1797 г.  в селе Ангинском Иркутской епархии в семье пономаря Евсевия Попова. Духовное образование получил в Иркутской духовной семинарий. В 1814 г. Иван получил фамилию Вениаминов в честь недавно скончавшегося епископа Иркутского Вениамина (Багрянского). В 1821 г. Иван, будучи уже женатым человеком, был рукоположён в сан пресвитера. По благословению епископа Иркутского и Нерчинского Михаила (Бурдукова) в 1824 г. отец Иоанн был назначен миссионером в Америку. Это благословение и предопределило всю последующую судьбу простого священника Иркутской епархии. В 1838 г. отец Иоанн отправился в Санкт-Петербург по вопросу о расширении миссионерского дела на Алеутских островах, об образовании Камчатской епархии и за разрешением печатать свои переводы священных книг на инородческие языки. В столице он узнает о смерти супруги и в 1840 г. митрополитом Московским Филаретом (Дроздовым) был пострижен в монашество с именем Иннокентий, в честь святителя Иннокентия Иркутского. В том же году состоялась его хиротония во епископа Камчатского, Курильского и Алеутского. Колоссальная по своим масштабам миссионерская деятельность святителя Иннокентия была продолжена, но теперь уже в архиерейском сане[2].

Православное Миссионерское общество было открыто уже в 1865 г. в Санкт-Петербурге под покровительством императрицы Марии Александровны. Председателем общества был назначен известный русский военный историк, генерал от инфантерии князь Николай Сергеевич Голицын. Обществом были сделаны первые шаги в области подготовки будущих миссионеров. Так, были открыты миссионерские курсы при факультете восточных языков в Санкт-Петербургском университете. Кое-где открывались отделения на местах, т.е. предпринимались попытки создания централизованной структуры, занимающейся миссионерским делом в масштабах всего государства. Вместе с тем, наряду с первыми успехами, были и первые серьезные провалы. Не получалось открыть отделение общества в Москве, не удавалось привлечь к содействию крупные предпринимательские силы России. Под попечением общества состояли тогда Алтайская, Иркутская и Забайкальская миссии. С другой стороны, обществом не охватывались обширные пространства Восточной Сибири, Дальнего Востока и Русской Америки, не уделялось внимания и заграничным русским миссиям в Японии и Китае[3]. По мнению одного из современных исследователей, слабые успехи Общества в Санкт-Петербурге, объясняются тем, что лидерами общества являлись «недалекие и охваченные амбициями люди, слабые организаторы, чуждые делу подлинного миссионерства и неспособные вдохновить им народные массы»[4].

Святитель Иннокентий (Вениаминов)

Назначение в 1868 г. Иннокентия (Вениаминова) митрополитом Московским должно было усилить деятельность Общества, если бы новый владыка вошел в его состав в качестве одного из главных деятелей, а возможно даже и в качестве руководителя. Вместе с тем, у высокопреосвященного Иннокентия был повод отказаться от сотрудничества с Обществом. В 1869 г. на Высочайшем уровне было принято решение преобразовать общество на новых началах, создать не только новый устав, но и перенести Общество из столицы в Москву. Начались подготовительные работы и 21 ноября 1869 г. император Александр II утвердил устав Православного Миссионерского общества. Открытие Общества состоялось 25 января 1870 г.[5]

По уставу Православное Миссионерское общество состояло под покровительством императрицы (супруги царствовавшего на тот момент монарха) и под высшим наблюдением Св. Синода, впрочем, последний пункт, как увидим ниже, был во многом декоративным. Председателем общества являлся Московский митрополит; делами общества заведовали Московский Совет под председательством опять же московского митрополита, епархиальные комитеты находились под архипастырским окормлением местных преосвященных[6].

С первых же дней работы Совет общества стремился привлечь к участию в миссионерском деле весь православный народ. Было принято решение о наиболее широком распространении сведений о целях миссионерского общества, достигаемых им результатах, а также о положении и нуждах миссионерского дела. Советом издавались книги с подробным описанием современного состояния миссий, их нужд и потребностей, а также было получено у Св. Синода разрешение произносить ежегодные церковные проповеди о миссионерском деле в праздник Торжества Православия. Общество активно помогало материально таким миссиям как Иркутская, Камчатская, Алтайская и Японская. Помощь оказывалась не только миссиям, но и отдельным выдающимся миссионерам. В 1870 г. Совет Миссионерского общества разместился в Московском Покровском монастыре. Здесь же готовили будущих миссионеров. Правда, не так много, как нужно было. Так, с 1871 по 1878 гг. монастырь подготовил всего 26 миссионеров. В 1874 г. на средства общества в Москве стал издаваться журнал «Миссионер»[7].

Естественно, что успехи общества были обусловлены в первую очередь нравственным авторитетом и трудами самого председателя – владыки Иннокентия. Но не только его. Митрополит ценил своих сподвижников-помощников и их труд: «Напрасно приписываете Вы мне более, нежели сколько я сделал. Вы говорите, что я устроил, что я учредил: это не совсем верно; мне принадлежит начинание, но чтобы я мог сделать, ежели бы не имел деятелей, не имел сотрудников, которые бы мне споспешествовали?»[8]

Что касается ближайших помощников святителя в деле устроения и развития Миссионерского общества, то здесь, в первую очередь, можно упомянуть протоиерея Алексия Ключарева, впоследствии архиепископа Харьковского Амвросия (1821-1902). Отец Алексий сначала был членом Совета Общества (1870-1877), потом первым помощником Председателя (1878-1882). Сын протоиерея владимирской губернии, выпускник Московской духовной академии, владыка Алексий впоследствии стал одним из самых выдающихся архипастырей Русской Церкви второй половины XIX столетия. Один из студентов столичной академии в заключении своей кандидатской диссертации, посвященной гомилетическому наследию владыки Амвросия, делает следующий весьма показательный вывод: «По-нашему же глубокому убеждению все русское пастырство должно в лице Амвросия видеть своего идеального представителя, подражая ему и словом и делом»[9]. Слова были сказаны в 1916 г.

Действительно, владыка Амвросий был выдающимся проповедником своего времени, основателем известного апологетического журнала «Вера и разум», который в свое время был одним из самых популярных в сфере именно церковной периодики[10]. Очень много внимания владыка уделял обличению сектантства, раскола, рационалистических учений, идущих с Запада. В становлении и последующей деятельности Православного Миссионерского общества Ключарев играл одну из ведущих ролей. Ему было поручено устройство делопроизводственной части Совета Общества. Однако по словам одного из современников «он был не только устроителем письменной части, лицом, которому выпало на долю наладить это вовсе нелегкое дело, — он вообще был душою и организатором Миссионерского общества, оказавшим сему Обществу незабываемые услуги во многих отношениях»[11].

Следующий сотрудник общества, которого хотелось бы отметить, сделал не так много, как только что упомянутый отец Алексей Ключарев. Однако его имя тогда было известно всей образованной России. Это известный историк, ректор Московского университета – Сергей Михайлович Соловьев. Он в 1878-1879 гг. состоял вторым помощником Председателя Общества. Об этой его деятельности официальные историки обычно не распространяются, однако Соловьев и владыка Иннокентий хорошо знали друг друга[12].

Среди известных деятелей Общества можно назвать еще известного философа и публициста славянофильского направления Ивана Сергеевича Аксакова (1823-1886), того самого, который однажды сказал: «Где нет свободы совести, там нет искренности; где нет искренности, там нет и веры, — ни православной, ни неправославной»[13].

Далее необходимо сделать небольшое отступление. Будучи еще миссионером в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке Иннокентий (Вениаминов) неоднократно обращался с письмами к архангельскому губернатору Александру Николаевичу Муравьеву, в которых не раз повторял, что для успешной деятельности устроенных им миссий необходимы не только миссионеры, но и деньги, понимая под последним не единичные частные субсидии, а целенаправленную помощь правительства. Прошли десятилетия, Иннокентий стал митрополитом в Москве, но финансово-материальной помощи со стороны правительства в области миссии так и не было.

Поэтому святитель Иннокентий, открыв Миссионерское Общество, стал активно приглашать туда представителей, как бы сейчас сказали, бизнеса. И одним из таких представителей, и одновременно ближайшим помощником владыки, а также казначеем Общества был потомственный почетный гражданин, коммерции советник Василий Дмитриевич Аксенов[14] (1817-1890). Будучи купцом-миллионером, он знал лично многих купцов и предпринимателей. Именно Аксенову Общество обязано многолетнему правильному ведению финансовых дел. Неслучайно, пост казначея он занимал бессменно целых 20 лет, вплоть до своей кончины.

Еще одним членом общества из купцов был купец, предприниматель, благотворитель и храмоздатель, являвшийся крупнейший табачным магнатом в Москве, действительный статский советник Василий Михайлович Бостанжогло[15] (1823-1876). Купец оказал значительную помощь Миссионерскому обществу при открытии. Как отмечалось в отчете Общества за 1870 г., «он с согласия Совета направил лично от себя приглашения к вступлению в члены Общества, разослал их многочисленным своим знакомым по торговле, жившим во всех концах России…»[16]. Только в Москве в самом начале деятельности Общества Бостанжогло собрал 6747 руб. серебром.

Теперь, что касается устройства Общества. Здесь владыка Иннокентий, как отмечает один из современных исследователей, нашел себе предшественников в лице Российского Библейского общества, учрежденного еще во времена императора Александра Благословенного и закрытого в первый же год правления его брата Николая I. Российское Библейское общество за тринадцать лет своей деятельности открыло филиалы практически во всех крупных городах Российской империи. Именно по такому же пути пошло и Миссионерское общество святителя Иннокентия.

28 января 1870 г. владыка Иннокентий рассылает циркуляры во все епархии к собратьям архипастырям с просьбой об открытии на местах Комитетов православного миссионерского общества. Всего при жизни Иннокентия было открыто 29 комитетов. Из них больше всего – 13 – в первый год существования Православного Миссионерского общества. Однако уже в следующем 1871 г. комитетов было открыто вдвое меньше – всего 6. Стало очевидно, что темп открытия комитетов снижается. В 1873-1874 гг. вообще не было открыто ни одного комитета. Причинами упадка роста местной сети являлись пассивность как духовного, так и гражданского начальства, а также, к большому сожалению, традиционно малый интерес к идеям миссионерства среди различных слоев населения. Прав был известный общественный деятель того времени и член Общества протоиерей Александр Иванцов-Платонов, когда говорил: «У нас православных людей, назначенных на дело миссионерское, весьма мало. В обществе, за весьма малыми исключениями, не было к нему никакого внимания и участия. Народ наш вовсе не имеет понятия о существовании у нас каких-либо миссий. Людей, по призванию готовых идти на миссионерский подвиг, почти не слышно»[17].

Парадоксально, но святителю Иннокентия пришлось столкнуться не только с трудностями по открытию миссионерских комитетов. Некоторые правящие архиереи хотели закрыть даже только что открытые комитеты! Так, например, епископ Орловский Ювеналий (Карюков) в январе 1878 г. издал резолюцию о закрытии местного епархиального миссионерского комитета. В дело пришлось вмешиваться лично святителю Иннокентию и увещевать своего не совсем миссионерки настроенного собрата: «Православное Миссионерское общество в настоящее время так расширило свою деятельность и по отношению к православным миссиям приняло на себя такие важные обязательства, что значительное уменьшение в его доходах может отразиться весьма невыгодно на миссионерском деле, которое, благодаря Бога, ныне идет так успешно. Посему прямой обязанностью архипастырей отечественной церкви должно быть открытие новых комитетов общества, а не закрытие без достаточных причин старых, – и при том таких, которые при небольших усилиях могут быть приведены в цветущее состояние»[18].

Таким образом, Православное Миссионерское общество в системе своего устройства имело некоторые плюсы и минусы. К положительным моментам можно отнести его свободный характер. Это была самая настоящая церковно-общественная организация, членами которой становились известные общественные деятели, историки, литераторы, философы. С другой стороны, эта свобода оборачивалась и явным минусом – отсутствием финансирования. Миссионерское общество постоянно должно было искать меценатов и собирать пожертвования, ручеек которых с каждым годом становился все более жиденьким.

Однако во всем устройстве и организации Миссионерское общества очевидной особенностью является следующая неприлично неприкрытая странность – некое дистанциирование Св. Синода от своих непосредственных обязанностей. Дело в том, что назначения миссионеров, состав тех или иных заграничных миссий – все это находилось в ведении исключительно Синода. В середине XIX в. для многих представителей духовенства становиться очевидным, что Синод должен был обратить более пристальное внимание на собственную миссионерскую деятельность. Другими словами, высшая церковная власть Российской империи должна была выделить все эти дела в отдельную область и поручить их разбирать специально созданному какому-нибудь Миссионерскому совету или комитету. Вместо этого Синод остается в стороне и просто наблюдает, как святитель Иннокентий, пусть и при Высочайшей поддержке, но все в значительной мере самостоятельно пытается наладить деятельность Общества, старается найти нужных людей, как миссионеров, так и благотворителей. Если бы Синод имел более серьезное отношение к деятельности единственной центральной миссионерской организации, то святителю Иннокентию не пришлось бы убеждать одних архиереев миссионерские комитеты открывать, а других – не закрывать уже открытые.

Впрочем, поразительная медлительность и даже некая неповоротливость Синода проявлялась не только в этой сфере. Так, например, первое официальное епархиальное издание – «Ярославские епархиальные ведомости» – вышли в 1860 г. Официальное же печатное издание Синода – «Церковные ведомости» – только в 1888 г. А ведь должно было быть все наоборот!

Как бы то ни было Миссионерский совет при Св. Синоде был учрежден, но учрежден неприлично поздно – только в 1913 г. Председателем был назначен один из выдающихся архиереев того времен архиепископ Финляндский Сергий (Страгородский). Впрочем, при ближайшем рассмотрении выясняется, что владыка Сергий и без этого был перегружен, поэтому надеяться на какие-либо успехи было напрасно. Сам владыка Сергий писал в 1913 г. тогдашнему ректору Санкт-Петербургской духовной академии епископу Анастасию (Александрову) по поводу своего нового назначения на пост председателя Миссионерского совета буквально следующее: «Не особенно меня радует новое мое назначение – Председателем Миссионерского Совета. Изображать римскую Propagand’у без денег и людей довольно мудрено. Впрочем и это для меня не новость. Пусть и это (которое по счету?) председательство займется приготовлением для адской мостовой»[19].

Действительно, со времени утверждения «Положения» о Миссионерском совете, т.е. с марта 1913 г. и по январь 1915 г., Миссионерский совет при Св. Синоде существовал только на бумаге. Изменения в этой области произошли только спустя два года, когда 15 января 1915 г. Председателем Миссионерского совета был назначен епископ Полоцкий Иннокентий (Ястребов)[20]. Говорить о серьезной деятельности и больших успехах Миссионерского совета в годы Первой мировой войны и буквально за два года до революционных событий 1917 г. не приходиться.

Таким образом, Православное миссионерское общество в Москве, получившее свое второе дыхание благодаря известному миссионеру митрополиту Иннокентию (Вениаминову) было крупнейшей миссионерской централизованной организацией Русской Православной Церкви за весь синодальный период. Прав был один из сотрудников Православного миссионерского общества протоиерей Александр Иванцов-Платонов был прав, когда в своем слове в Успенском соборе 11 мая 1870 г., в день первого годичного праздника Православного миссионерского общества, проводил мысль о родственной связи Общества с подвижничеством славянских первоучителей Кирилла и Мефодия и крестителей Руси[21]. Тогда это говорилось скорее ради красного словца, но оказалось, как показала дальнейшая история, самой настоящей правдой. Один из главных масштабных проектов именно митрополита Иннокентия (Вениаминова) – Православное миссионерское общество – не стал, по промыслу и милости Божией, очередным мертворожденным проектом синодального чиновничества и смог осуществлять свою деятельность, пусть и не в таких масштабах, как того хотелось бы и требовалось, вплоть до революционных событий в 1917 г.

Карпук Дмитрий Андреевич

Доклад на конференции «Святители Московской Руси», Санкт-Петербург, Храм святителя Петра, митрополита Московского, 17-18 октября 2014 г. 


[1] См.: В Иркутской области открыли после реставрации дом-музей Святителя Иннокентия // URL: http://itar-tass.com/sibir-news/1482982 (дата обращения: 05.12.2014); Музей святителя Иннокентия — гордость Приангарья // URL: http://www.irk.aif.ru/irk_legend/irk_legend_details/80072 (дата обращения: 05.12.2014); История дома святителя Иннокентия Вениаминова в с. Анга // http://www.pribaikal.ru/obl-events/article/5009.html (дата обращения: 05.12.2014).

[2] См. подр.: Курляндский И.А. Иннокентий (Вениаминов), митрополит // Православная Энциклопедия. М., 2009. Т. XXII. С. 707-708; Святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Сибири. Собрание сочинений и писем: в 7 т. Т.1: Апостол Америки (1824-1840); Т.2: Записки об островах Уналашкинского отдела (1840). – М.: Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви, 2012.

[3] Курляндский И.А. Иннокентий (Вениаминов) – Митрополит Московский и Коломенский. М.: ИРИ РАН, 2002. С. 46.

[4] Там же. С. 47.

[5] Ефимов А.Б. Очерки по истории миссионерства Русской Православной Церкви. – М.: Изд-во ПСТГУ, 2007. С. 475-476.

[6] См. подр.: Никольский А.В., прот. Православное Миссионерское общество: Историческая записка о деятельности Общества за истекшее 25-леие (1870 – 1895 гг.). – М.: Печатня А.И. Снегиревой, 1895.

[7] Ефимов А.Б. Очерки по истории миссионерства Русской Православной Церкви… С. 479-480.

[8] Курляндский И.А. Иннокентий (Вениаминов) – Митрополит Московский и Коломенский… С. 59.

[9] ЦГИА Спб. Ф.277. Оп.2. Ед.хр. 141. Л.62.

[10] См.: Бабанина Т.Л. «Вера и разум» // Православная Энциклопедия. М., 2004. Т. VII. С. 700-701; Петруня О.Э. Амвросий (Ключарев), архиепископ // Православная Энциклопедия. М., 2000 Т. II. С. 143.

[11] Курляндский И.А. Иннокентий (Вениаминов) – Митрополит Московский и Коломенский… С. 64.

[12] Там же. С. 71-72.

[13] Там же. С. 59.

[14] См.: РГИА. Ф. 796 Оп. 436 Д. 65. Формулярный список о службе чина духовного ведомства Аксенова Василия Дмитриевича, московского купца; Аксёнов Василий Дмитриевич // URL: http://all-photo.ru/portret/aksionov/index.ru.html?id=29624 (дата обращения: 07.12.2014).

[15] См.: Шаханов А. Сословное самоуправление в Москве (1862-1917) // URL: http://mj.rusk.ru/show.php?idar=801259; Василий Михайлович Бостанжогло // URL: http://all-photo.ru/portret/bostanzhoglo_vm/index.ru.html (дата обращения: 07.12.2014).

[16] Курляндский И.А. Иннокентий (Вениаминов) – Митрополит Московский и Коломенский… С. 67-69.

[17] Там же. С. 71.

[18] Там же. С. 77.

[19] ОР РНБ. Ф. 1179. Д. 159. Л. 1.

[20] См. подробнее о деятельности Миссионерского совета: Православная миссия и Миссионерский Совет при Святейшем Синоде // Церковный вестник. 1916. № 1. Стлб. 22-28.

[21] Курляндский И.А. Иннокентий (Вениаминов) – Митрополит Московский и Коломенский… С. 70-71.


Опубликовано 08.12.2014 | Просмотров: 492 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter