Архимандрит Августин (Никитин). Ислам в Греции

Архимандрит Августин (Никитин). Ислам в Греции

Страницы истории

Семена христианской веры были принесены на территорию теперешней Греции святым апостолом Павлом, который во время второго и третьего миссионерских путешествий основал и утвердил христианские общины в ряде городов Македонии и Ахаии, в частности – в Филиппах, в Фессалониках, Афинах и Коринфе. В Коринфе трудился и «сведущий в Писаниях» Аполлос (Деян. 18, 24; 19, 1). По преданию,  в Ахаии  проповедовал  и святой  апостол Андрей, в Афинах — святой апостол Филипп. Святой евангелист Лука проповедовал в других частях Греции, а святой Иоанн Богослов, сосланный на остров Патмос, получил там Божественное Откровение. Позднее на этом острове был сооружен монастырь в память святого апостола. На острове Крит епископом был ученик апостола Павла Тит, которому Павел заповедовал довершить недоконченное и поставить «по всем городам пресвитеров» (Тит. 1, 5). Во II веке Греция дала первых христианских апологетов — Кодрата и Аристида. Предание свидетельствует, что и апологет-философ Афинагор был афинянином. В том же веке авторитетным христианским учителем, пользовавшимся известностью далеко за пределами Греции, был Коринфский епископ Дионисий.

Воздвигнутый в V веке до н.э. храм Девы (Парфенос) Афины Паллады, считавшейся не-бесной покровительницей города Афины, после окончательной победы христианства при импе-раторе Феодосии в 392 году н.э. был отобран у язычников и в 426 году превращен в христианский храм Агиа София (Святая Премудрость). (Премудрость — это и один из эпитетов ранее почитавшейся в том же храме Афины Паллады). В 662 году храм переименовали в Панагиа Атениотисса (Панагиа Афинская). Панагиа (Пресвятая) — эпитет Богоматери. Согласно найденной в наши дни надписи, датированной 693 годом, к концу VII века храм являлся уже кафедральным собором. «Христиане, получив его в свое владение, перестроили его так, что восточный вход в него обращен был в алтарь. Они освятили его во имя Божией Матери, Которая называлась Афинской, однако языческие изваяния на фронтонах оставались неприкосновенными ради изящества их»,[1] — писал архимандрит Порфирий (Успенский), посетивший Афины в 1854 году.

В 1204 году Константинополь и другие города Византии, включая Афины, захватили западные крестоносцы, создавшие на ее месте Латинскую империю и подчиненное ей герцогство Афин-ское. Находившийся в здании Парфенона православный храм был превращен в католический собор, который бургундские крестоносцы называли собором Афинской Богоматери (Notre Damed’Athenes). Захватившие Афины в 1311 году каталонцы дали собору название Пресвятой Марии Афинской (Santa Maria de Аetinas),это название сохранили и занявшие в 1387 году город итальянские правители Коринфа из флорентийского семейства банкиров Аччаюоли (Santa Maria di Atene).

В 1458 году Афины после 2-летней осады взял османский султан Мехмед (Магомет) II Завоеватель, ранее уже овладевший Константинополем. Последний герцог Франко Аччаюоли был пленен и спустя четыре года убит по приказу султана, а двое его сыновей сданы в янычары. Так закончилась более чем двухвековая история «латинских Афин». Католический собор Афинской Богоматери турки превратили в мечеть, минаретом при которой стала построенная во время господства латинян 26-метровая смотровая башня. Христианские фрески и мозаики уцелели и при турках — так, спустя двести лет турецкий путешественник Эвлия Челеби восхищался находившейся на стене портика здания огромной фреской с изображением Страшного суда.[2]

21 сентября 1687 года во время войны европейской Священной Лиги с Турцией флот Лиги под руководством венецианского дожа Франческо Морозини вошел в гавань Пирея и высадил десант. Турки укрепились на скале афинского Акрополя, превращенного еще крестоносцами в крепость, и 22 сентября немецкие и шведские артиллеристы начали бить по древним храмам прямой наводкой из орудий, установленных ими на окрестных холмах. От перебежавшего к ним турецкого дезертира они узнали, что турки сложили весь запас пороха в Парфеноне и там же спрятали своих жен и детей, так как были уверены, что европейцы не станут разрушать храм. Но «крестоносцы» сосредоточили огонь именно на Парфеноне, выпустив по нему в общей сложности около 600 ядер. И вот 26 сентября влетевшее в храм через крышу раскаленное ядро попало прямиком в порох. Произошел страшный взрыв, уничтоживший всю среднюю часть храма, было разрушено 14 из 46 колонн, упало и разбилось множество рельефов. Все находившиеся там люди тоже погибли. Морозини заявил позже о 300 убитых там при взрыве турках.

В своих записках архимандрит Порфирий сообщает подробности, касающиеся осады Акрополя и его дальнейшей судьбы.

В 1687 году, в часы осады акрополя венецианами, бомба упала в пороховище, помещенное турками среди Парфенона, и произвела свое разрушение. Почти вся средина, в которой помещалась статуя Минервы, взлетела на воздух, а восемь колонн северного портика и шесть в портике южном были повалены на землю. Это разрушение продолжил победитель турок венецианский дож Морозини. По приказанию его сняли с фронтона шесть коней и колесницу Минервы, но так неудачно, что вся эта группа, удивлявшая зрителей всех времен своей красотой, вдребезги разбилась об акропольский холм. После этого варварства Парфенон стоял как был до освобождения Греции от ига турецкого в 1834 году, только охотники до изящных изваяний, именно граф Шуазель Гуффье и лорд Елгин, увезли несколько тамошних изваяний, первый во Францию, а второй — в Англию. Я видел Парфенон в самом жалком положении. Вокруг него лежали кучи земли, развалины, дребезги. Смотря на них, я грустил и не понимал, почему человек, любитель красоты, разрушает прекрасное.[3]

После потери своего порохового склада турки капитулировали и покинули город, который ненадолго вновь перешел к западным «крестоносцам». Шведы и венецианцы переделали го-родские мечети в лютеранские кирхи и католические церкви. Однако разрушенный Парфенон уже никому не был нужен. Спустя шесть месяцев европейцы, страдавшие от чумы, покинули Афины, «отдав жителей его мстительности турок».[4] Вернувшиеся в город турки развалинами древнего храма, последовательно служившего четырем религиям, тоже не занимались.

Тяжелым испытаниям подверглись и другие античные сооружения Афин, о чем повествует о. Порфирий.

Супротив Парфенона, на северной стороне акрополя, лежат развалины Эрехтейона с двумя святилищами, одно во имя Минервы Полиады, а другое в честь дочери первого афинского царя Кекропса (1582-1532 до Р. X.), Пандросы, первой жрицы названной богини. Это двойное здание построено было четвертым царем афинским Эрихтонием (1513-1463 до Р. X.) и служило средоточием учрежденных им сборищ панафинейских. Более ничего неизвестно о сем первоначальном здании, — пишет русский исследователь. — Достоверно неизвестно время, в которое во второй раз начал возникать Эрехтейон — этот изящнейший памятник зодчества ионического: быть может, в художественный век Кимона и Перикла. Постройка его продолжалась медленно. Известно, что он еще не кончен был в 409 году до Р. X., и что Алкивиад продолжал строить его в 407 году.

В VII веке христианском это чтилище было обращено в церковь и посвящено Св. Софии — Премудрости Божией. Тогда стены, разделявшие оба чтилища, были разобраны до оснований, и новый помост вымощен был новым мрамором. Турки в свое время в этой церкви поместили гарем аги. В годину восстания эллинов (1821) турецкая артиллерия сокрушила часть северного портика. Наконец, французское правительство в годы 1842 и 1846-й расчистило развалины Эрехтейона и восстановило портик с кариатидами.[5]

Вместе с архимандритом Порфирием продолжим осмотр столицы Греции, освобожденной от мусульманского ига в начале 1830-х гг.

Я торопился видеть уцелевший храм Тесея, на северной стороне акрополя, у стены сего вышгорода. Сей дивный памятник чисто дорического зодчества построен из пентеликского мрамора афинским полководцем Кимоном, сыном Мильтиада, как героон, то есть как погребальный храм для останков афинского царя Тесея, царствовавшего с 1260 года до Р. X. по 1230-й. Постройка сего здания начата в 469 году до Р. X. и закончена в 465-м. Строил его зодчий Микон. Христиане, не знаю когда, обратили сей героон в церковь, освятив ее во имя великомученика и победоносца Георгия. Турки в 1660 году хотели было сломать ее, но остановлены были фирманом тогдашнего султана. Ныне в ней размещены разные изваяния, найденные там-сям.[6]

Подводя итог сказанному, о. Порфирий повествует о судьбах христианства в Греции: «Во все время господства латинян в Афинах с 1204 по 1456 год, в который овладел сим городом турецкий султан Магомет II, и даже до 1520-х годов находились там епископы римско-католические. Но в то же время православные христиане афинские имели и своих митрополитов, которые, однако, проживали в Константинополе <…> В 1456 году завоеватель Константинополя Магомет II покорил своей власти Аттику и столицу этой области Афины. Тогда турки обратили в мечети христианские храмы в Парфеноне, Эрехтейоне, Тесейоне и в других местах. Но православие в Афинах уцелело.[7]

Вот как выглядели Афины в середине ХУШ века: «Издревле славный греческий город; ныне во владении турецкого султана, с крепкой цитаделью, а при том великая мечеть, которая до Р.Х. была славной Минервы храм. Домов в городе около девяти тысяч, в которых одна треть турок и жидов; а в остальных дворах живут христиане, несколько церквей имеют».[8]

В ХУ1-Х1Х вв. в Северной Африке существовала мусульманская пиратская держава (ныне – страны Магриба: Алжир, Тунис, Марокко, Ливия). Африканские пираты совершали набеги не только на Испанию и Португалию. Они грабили побережье папского государства — центральную Италию. Не забывали Сицилию и Неаполь. Тревожили средиземноморский юг Франции. Адриатическое море, омывающее православные Балканы, тоже было внутренним водоёмом африканских хищников.

7 октября 1571 года в Патрасском заливе Ионического моря произошла битва при Лепанто – грандиозное сражение турецкого флота против коалиции христианских государств. Численность экипажей составляла соответственно 84 тысяч и до 88 тысяч человек. Турки потеряли 224 корабля и почти 15 000 солдат и матросов. Потери союзников — 13 галер и 7566 человек убитыми. Тем не менее, в этом сражении погибли еще не менее 10.000 христиан, которых турки использовали в качестве гребцов-невольников. Но из всех участников сражения независимо от их чинов и регалий потомкам запомнился один-единственный, который при Лепанто лишился левой руки. Это был 24-летний испанский идальго Мигель де Сервантес Сааведра.

Из греческих источников видна сходная картина. Африканские пираты устроили стоянку на греческом острове Порос. Он очень удобен для моряков. (В XIX веке на Порос с согласия греческого правительства заходила российская Средиземноморская эскадра. Сейчас на Поросе училище ВМФ Греции). Порос — ключ к Эгейскому морю. Неудивительно, что мусульмане позарились на его бухты. Из-за пиратов остров тогда обезлюдел. До сих пор часть северного побережья Пороса зовётся в народе Варвариа — в память об африканских пиратах (греч. «варварос» — варварский, дикий, бесчеловечный).[9]

Со времени завоевания Греции турками (Х1У-XV вв.) местные епархии были подчинены Константинопольскому Патриарху, но положение греков, как и прочих покоренных турками народов, было тяжелым. Испытывая от турок тяжелые притеснения, греки не теряли надежды на освобождение и первыми из народностей Балканского полуострова достигли политической и церковной самостоятельности. Воодушевленные надеждой на свободу, они часто брались за оружие против своих притеснителей, но в XV — XVII веках добиться чего-либо для своей независимости не смогли. Более благоприятными были для них следующие столетия — XVIII и Х1Х вв. Турция в это время дошла до крайней степени государственного бессилия, а еди-новерная грекам Россия, на которую они в течение многих лет смотрели как на свою единственную защитницу и освободительницу, заявила о себе как о сильной державе.

На греческом острове Эвбея в затерянном в густых лесах местечке Прокопио стоит скромная церковь. В ней в серебряном саркофаге покоится прах святого Иоанниса Рососа. А в переводе на русский — Ивана Русского, солдата армии Петра I, взятого в плен турками и замученного ими в 1730 году за отказ отречься от православной веры. (Похожая история произошла в нашей стране много лет спустя с другим русским солдатом — Евгением Родионовым. За отказ отречься от православия боевики зверски казнили его в Чечне, а теперь в России в его честь пишут иконы, строят храмы, почитают как святого. Но до официальной канонизации далеко: решение должно быть «взвешенным и сбалансированным»).

Как только в 1768 году началась очередная война между Россией и Турцией, греки сочли это время удобным для завоевания своей независимости. Едва русский флот под командованием графа Орлова появился в Средиземном море, греки Мореи и Архипелага восстали против турок. Греческие моряки присоединились к русским и действовали с ними вместе. Хотя турки после ухода русских войск жестоко отомстили восставшим, греки не теряли надежды на осво-бождение, тем более что по заключенным между Россией и Турцией мирным договорам после первой войны в Кучук-Кайнарджи (1774), а после второй — в Яссах (1791) Россия дважды получила право покровительствовать православным христианам на Востоке.

Первые десятилетия XIX века явились временем настойчивых усилий греков свергнуть турецкое иго. В Париже учившиеся там греки образовали литературное общество под названием «Гетерии» (друзья муз), которое вскоре приняло политический характер, поставив перед собой целью освобождение Эллады. Греки, проживавшие, в Европе, считали своим долгом быть членами этого общества. К нему также принадлежали находившиеся на русской службе граф Иоанн Каподистрия и князь Александр Ипсиланти. Последний в 1821 году во главе отряда вооруженных греков вторгся в Дунайские княжества и поднял там восстание. Но это предприятие не имело успеха, турки смогли подавить восстание. «Во время восстания эллинов в 1821 году столица Аттики (Афины) была разграблена и почти вся разрушена неистовыми турками»,[10] — пишет о. Порфирий. Однако европейские правительства смотрели на это как на внутреннее дело Турецкой империи.

Ещё в 1566 году османы захватили греческий остров Хиос. Преобладающим населением острова были христиане, и они решили примкнуть к борьбе за независимость Греции. Чтобы предотвратить это, мусульмане в 1822 году убили 100 тысяч жителей острова и уничтожили их сёла. Только нескольким грекам удалось совершить побег; некоторые христиане смогли укрыться в отдаленных районах. Эта бойня турецких османов навела ужас на всю Европу.[11]

Бойцы греческих отрядов, сражавшиеся против турецкого господства, называли себя паликарами, т.е. удальцами, богатырями. Русский поэт Николай Федорович Щербина посвятил их героической борьбе против мусульманского ига стихотворение «Предсмертная песнь паликаров» (1843 г.)

Бросим в землю семя жизни,

Наше семя возрастет

И ликующей отчизне

Плод нетленный принесет.

Что завидней нашей доли:

Мы угасли не в цепях!..

Жизнь темна в земной юдоли,

Жизнь ясна на небесах…[12]

Этолия и Акарнания – самая большая область Эллады; она расположена на западном побережье Центральной Греции. Столица области – город Месолонгион (Миссолонги) – расположен на побережье Патрасского залива (Патраикос). Во время национально-освободительной борьбы с турецкими захватчиками Месолонгион был одним из основных центров сопротивления оккупантам. Здесь в 1824 году погиб выдающийся английский поэт Джордж Байрон, который посвятил борьбе греческого народа свои стихи «Последние слова о Греции», «Песнь к сулиотам» и «Из дневника в Кефалонии». Во время осады Месолонгиона турками (1825-26 гг.) город сильно пострадал, и в 1829 году был заново отстроен.[13]

В художественном музее г. Бордо (Франция) хранится картина Эжена Делакруа (1798-1863) «На развалинах Миссолонги». Голландский художник Jozef Odevaere (1775-1830) также посвятил несколько своих картин национально-освободительной борьбе греков против мусульманского ига. Его кисти принадлежит картина «Смерть Байрона» (ок. 1826 г., Гронингенский музей города и провинции). В Гаагском Королевском кабинете картин (Маурицхёйс) хранится другая картина того же художника: «Последние защитники Миссолонги». В 1839 году ее лицезрел русский путешественник – князь Алексей Мещерский.

Я долго простоял перед картиной Одеваера «Последние защитники Миссолонги». Предмет необыкновенный: турки победители преследуют несчастных греков; из них шесть человек ищут спасения в пороховом погребе, с ними и аpxиepeй, в полном церковном облачении. Мысль попасть в руки врага ненавистного и жестокого, для них страшнее смерти. Пастырь их благословил и взял на себя первое действующее лицо этой ужасной драмы: он опустил пистолет в пороховую бочку; курок взведен и палец на собачке. Много турок видны в отдалении — некоторые, приближаются. Лицо святителя величественно! Взглядом, полным упования и решительности, он смотрит на небо, куда, кажется, спешит перейти. Один из греков, с поникшей главой на коленях, возле бочки; он крепко прижался к ней левым боком. Двое обнялись, это, верно, отец с сыном: им хочется так встретить роковой удар, и секундой не пережить одному другого. В небольшом отдалении еще стоит один воин; он с равнодушным презрением смотрит вверх лестницы, откуда должен показаться неприятель. Упования нет на его лице; оно покрыто бледностью отчаянной решительности. Ожидание ужасного разлито по всему полотну; даже собака, последовавшая за ними, боязливо смотрит на аpxиepея…[14]

…В 1937 году Месолонгион был назван греческим правительством «Священным городом».

Только по настоянию России европейская политика бездействия кончилась. Россия, Англия и Франция, заключив между собой договор, потребовали от Махмуда II прекратить бесчеловечную резню греков. Когда же он отказался выполнить это требование, союзники применили оружие. В 1827 году произошел Наваринский бой, в котором весь турецко-египетский флот в несколько часов был истреблен союзным флотом России, Англии и Франции. Принимая Россию за главную виновницу поражения Турции, султан издал против нее оскорбительную прокламацию, ответом на которую со стороны России было объявление войны. Война 1827 —1829 гг. окончилась для России победоносно. В 1829 году Турция была вынуждена подписать мирный договор в Адрианополе, по которому, в частности, обязалась признать независимость Греции. Окончательно этот вопрос был решен в 1830 году. Восставшие греческие провинции были признаны самостоятельным государством, ему было присвоено название Греческого, или Эллинского. В состав нового государства вошли: Морея, Средняя Греция и некоторые острова. А 27 июля 1833 года состоялось провозглашение независимости Элладской Церкви.

Русско-турецкая война 1878 года привела к освобождению от турецкого ига не только Болгарии, но и территорий, прилегавших к независимой Греции. В 1881 году, по Берлинскому трактату 1878 года, к Греции были присоединены Фессалия и часть Эпира (Арта).

В 1912 году был создан Балканский союз против Турции, в него вошли Болгария, Сербия, Греция и Черногория. Балканский союз был организован с ведома и при содействии русской дипломатии, издавна стремившейся к изгнанию турок из Европы. В октябре 1912 года Балканский союз начал военные действия против Турции. Союзники быстро разгромили Турцию и освободили Македонию, часть Албании и большую часть Фракии. Предварительный мир с Турцией был заключен 30 мая 1913 года. После 2-й Балканской войны (1913 г.) Македония была поделена между Сербией и Грецией. В результате Балканских войн (1912-1913 гг.) Греция присоединила часть Македонии и Фракии с крупными городами Салоники (Фессалоники) и Кавалла, некоторые крупные острова Эгейского моря и часть Эпира.

В ходе Первой мировой войны греческая армия в ноябре 1917 года приняла участие в наступлении Антанты на Македонском фронте. В 1919 году глава греческого правительства Венизелос начал войну с Турцией за Малую Азию, и в том же 1919 году греческая армия оккупировала Смирну (Измир). А 10 августа 1920 года между странами Антанты и Турцией был подписан Севрский мирный договор. Согласно этому договору Греция получила Фракию (с Адрианополем) и Галлиполийский полуостров. Область Смирны (Измир) также фактически отходила к Греции.

В 1921 году греки, получив от англичан танки и прочее вооружение, предприняли большое наступление вглубь Анатолии. В течение нескольких месяцев греки захватили ряд крупных населенных пунктов и подошли к Анкаре. Но в сражении на реке Сакария (сентябрь 1921 г.) турки разбили греков и заставили их отступить.

В 1921 году верховным главнокомандующим турецкой армии был назначен Мустафа Кемаль. В сентябре 1921 года после победы над греками в сражении у реки Сакарьи он получил чин маршала и титул «гази» (победитель). В 1923 году при провозглашении республики Мустафа Кемаль был избран президентом Турции. В 1934 году, в связи с упразднением титулов и введением фамилий, он принял новую фамилию (фактически – титул): Кемаль Ататюрк (глава турок).

 Международное и военное положение Турции значительно укрепил Московский договор, подписанный 16 марта 1921 года. По Московскому договору советская Россия согласилась не признавать никаких международных актов, касающихся Турции, и отказалась от капитуляционных привилегий. В обмен на это турецкое правительство приказало белой эмиграции покинуть страну. (Стороны обязались «не допускать образования или пребывания на своей территории организаций или групп, имеющих целью борьбу против другой стороны»).

Год сравнительного затишья на фронте турки использовали для укрепления сил, причем их положение улучшилось благодаря военной помощи от советской России. В августе 1922 года турецкая армия перешла в наступление и после разгрома греков в сражении при Домлу-Пунаре (30 августа 1922 г.) вступила в Смирну.

С 21 ноября 1922 г. по 24 июля 1923 г. в Лозанне (Швейцария) проходила международная конференция. Она имела целью ликвидацию последствий отказа Турции от Севрского договора и войны, которую Греция без успеха для себя вела против Турции. Лозаннский мирный договор, подписанный 24 июля 1923 г., санкционировал отказ Турции от Севрского договора и закрепил за ней почти все европейские владения, отторгнутые у нее в 1920 году. Были отменены особые права Греции в Смирне. Греции не удалось удержать Восточную Фракию с Адрианополем (Эдирне) и Малую Азию. От завоеваний 1-й мировой войны за Грецией осталась только Западная Фракия.

Западная Фракия

В Греции, которая является мононациональной страной, проживают три небольшие мусульманские общины. Это тюркоязычные мусульмане, помаки, также исповедующие ислам и говорящие на диалекте болгарского языка, и цыгане.

Большая часть мусульманского населения Греции начала селиться здесь в период господства Оттоманской империи. После крушения Оттоманской империи в конце Первой мировой войны на расширенной территории Греции оказалось еще некоторое число мусульман. Различные международные договоры относительно нового порядка, касались в особенности Западной Фракии, которая не была включена в греко-турецкий договор об обмене населением. Согласно специальному договору, статьи которого по данному вопросу включены в Конституцию Греции, греки были обязаны охранять мечети, кладбища, общинную собственность (вакуф) и обеспечивать для мусульман соблюдение норм шариата.

В настоящее время мусульмане проживают в основном в Западной Фракии. Напряженные отношения между мусульманской и православной общинами, несмотря на двухвековую не-зависимость страны от Турции, связаны не только с правлением Османской империи в Греции на протяжении 400 лет, но и с геноцидом армян в 1915 году и православных греков-понтийцев в 1922 году. В те годы погибло более миллиона армян и более 350 тысяч греков. Причиной резкого противостояния православных греков и турок-мусульман является и Малоазиатская катастрофа (1922 г.), в результате которой греки были вынуждены бежать из Турции в Грецию, а Турция приняла этнических турок из Греции. Так называемый обмен населением стал трагедией для десятков тысяч греков, родиной которых было побережье Черного и Эгейского морей.[15]

На начало 1980-х гг. в Западной Фракии имелось около 300 мечетей, 200 начальных мусульманских школ, 4 средних духовных школы и 2 исламские семинарии. Долгие годы организация мусульман Западной Фракии состояла из трех административных районов с муфтием и советом вакуфов в каждом, причем все они подчинялись главному муфтию. Согласно новому закону, принятому в декабре 1980 года, греческое правительство децентрализовало администрацию вакуфов, и с тех пор каждый район управляется самостоятельно. Против этой меры мусульмане выражали свои протесты в начале 1980-х годов. Положение мусульман в Греции и особенно в Западной Фракии по-прежнему остается напряженным из-за неудовлетворительных грекo-турецких отношений.

Даже являясь формально независимой с 1830 года, Греция не позволяла себе разрушения мест поклонения мусульман и их изгнания со своей территории. Лишь в 1920-е годы Греция и новоиспеченная Турецкая республика «обменялись» населением по Лозаннскому мирному договору (1923 г.). В ряде регионов Греции мусульмане из большинства превратились в меньшинство. Например, в Западной Фракии (главный город — Салоники) и на острове Родос мусульман было 75% населения, сейчас же в Западной Фракии около 30% мусульман, на Родосе несколько процентов. Лишь в номах (провинциях) Родопи и Ксанти на севере страны большинство населения составляют болгары-мусульмане (помаки).

Весной 2008 года Суд первой инстанции северо-греческой области Родопи пошел наперекор нормам шариата, действующим на территории компактного проживания исламской общины Фракии, и предоставил женщинам мусульманского вероисповедания такие же права наследования, как у мужчин-мусульман. Прецедент был создан по иску женщины против своего брата в попытке получить равные права на наследуемое имущество их скончавшегося отца. По шариату наследство умершего распределяется следующим образом: 1/8 часть получает его вдова и 7/8 получают дети, но при этом каждый сын берет долю, в два раза превышающую долю каждой дочери. Ислам исходит в данном случае из того, что сыновья должны будут содержать семью, а дочь, выйдя замуж, будет в обязательном порядке получать содержание от супруга.

Таким образом, решение суда Родопи отменило решение местного муфтия, который обычно занимался распределением наследуемого имущества согласно мусульманским законам. В заявлении судьи говорилось, что все права и обязанности муфтия греческой мусульманской общины соблюдаются, как это было прописано в Лозаннском соглашении с Турцией 1923 года, но действия муфтия ни в коей мере не должны ущемлять личные права граждан Греции, защищаемые греческой Конституцией, а также Римской конвенцией о правах человека. Применение «анахронических законов, которые действовали в переходный исторический и культурный период», более, по мнению суда, не представляется возможным. (Действие мусульманских законов во Фракии было подтверждено специальным постановлением Ареопага в 1960 году, согласно которому преимущественное право в урегулировании семейных и, в том числе, наследственных разногласий, принадлежало муфтию, и греческие суды просто автоматически следовали решению муфтия).[16]

По переписи 1971 года мусульманское население Греции составляло 130 тысяч человек; из них 90 тысяч проживало в Западной Фракии. Число живущих там мусульман сокращается, ибо согласно переписи 1951 года мусульманское население Западной Фракии составляло более 100 тысяч человек. Районы Западной Фракии, острова Родос и Эгейского моря подпадают под Лозаннское соглашение 1923 года между Турцией и Грецией, признанное на момент заключения 40 странами. Последователи ислама там пользуются относительной религиозной свободой. Наряду с этим, мусульмане и в этих районах сталкиваются со значительными трудностями, связанными с возвращением их вакуфного имущества и реставрацией мечетей. Так, например, из более 300 мечетей, нуждающихся в реставрации, греческие власти дали свое согласие на ремонт всего 14 в Западной Фракии, 5 — на острове Родос и еще нескольких на побережье Эгейского моря.[17]

Афины

Из 130 тысяч мусульман, проживавших в Греции на 1971 год, большую часть составляли турки (80 тысяч); далее шли помаки (потуреченные болгары) — 30 тысяч, албанцы (10 тыс.) и прочие (10 тыс.) Из этой общей цифры 90 тысяч мусульман жили в Западной Фракии, 12 тысяч в Македонии, 8 тысяч в Эпире и 10 тысяч в Афинах. В 1970-е гг.  число эмигрантов-мусульман в Греции продолжало увеличивaться; многие из них оседали в Афинах. «Ислам — единственная надежда всего человечества», — утверждают фундаменталисты в европейских мечетях. И возникает вопрос: если ислам — единственная надежда погрязшей в грехах Европы, то почему же это из исламских стран в Европу бегут беженцы, а не наоборот?

Со времен османского ига по всей территории Греции сохранились мечети и минареты, построенные в период правления турок, но они используются в основном как музеи и выставочные залы. До недавних пор Афины оставались единственной европейской столицей, в которой не было ни одной мечети. В городе за последние годы поселились десятки тысяч мусульман-иммигрантов из исламских стран. (В Греции, одной из немногих в Европе стран, где Церковь не отделена от государства, около 97 % населения исповедуют Православие).

Верующие мусульмане собирались на совместную молитву в подвале небольшого магазина. Хозяин не возражал, чтобы его помещение использовалось для коллективного намаза, но это не решало проблему отсутствия мечети. Мусульмане столичного региона были вынуждены тесниться в магазинах и гаражах. О планах постройки исламского культурного центра с мечетью в пригороде Афин — Пеании, расположенном неподалеку от нового международного аэропорта, было известно давно. «Афинская мусульманская община увеличивается, — заявил в 2003 году в интервью газете Mail&Guardian тогдашний министр иностранных дел Греции Георгиос Папандреу. — Необходимость возведения мечети в столице становится неотлагательной. И это соответствует духу мультикультурной демократической Европы».

Однако 20 тысяч жителей столичного пригорода Пеании, где планировалось возвести мечеть, думали по-другому. Местные жители и православное духовенство активно противостояли этим планам. Православная Церковь противилась этому на основании близости предполагаемого места ее расположения к афинскому аэропорту, «чтобы у туристов не создавалось впечатления, что этот город — мусульманский», «дабы не создать у гостей греческой столицы неверного впечатления о преимущественно христианской стране». А на этом «чрезвычайно просматриваемом» месте правительству рекомендовано возвести церковь, чтобы выразить, по словам архиепископа Христодулоса, «греко-православный след народа». Еще более пагубным считает Элладская Церковь намерение правительства построить рядом с мечетью исламский образовательный центр. «Опыт других европейских стран говорит нам, что подобные центры несут опасность», — заявил архиепископ.

Однако, несмотря на активные протесты, большинство членов правительства проголосовало за возведение центра, в составе которого будет мечеть. Строительство финансирует король Саудовской Аравии Фахд.[18] И тогда представители Элладской Церкви были вынуждены смягчить свою позицию по «мусульманскому вопросу». Так, летом 2004 года настоя-тель одного из православных соборов Афин Деметриус Нику заявил, что Греческая Православная Церковь не чинит препоны строительству. Он сказал, что мечети в городе нет лишь потому, что до недавнего времени в нем было мало мусульман, но, поскольку сейчас их число резко увеличилось, настало время решить и эту проблему.[19]

В 2006 году Греческий парламент лишил Православную Церковь традиционного права распоряжаться строительством храмов других религий. Соответствующие изменения в законе парламент одобрил единогласно. Элладская Православная Церковь добровольно согласилась снять с себя эту функцию. «Для основания, возведения и деятельности церкви или молельного дома любой религии и исповедания, не считая Православия, не требуется разрешение или мнение Греческой Православной Церкви», — говорится в принятом законе. Теперь просьбу о строительстве мечети (или синагоги) надо подавать непосредственно в министерство образования и исповеданий.

В апреле 2006 года глава Элладской Церкви архиепископ Христодул выступил против восстановления мечети в историческом здании афинского района Монастираки. «Мечеть в Монастираки не может быть устроена. Это исторический центр Афин. Существуют и сооб-ражения безопасности — этот район посещают тысячи туристов. Представьте, что будет в пятницу, когда у мусульман служба», — заявил архиепископ. Вместе с тем, в знак доброй воли Элладская Церковь решила передать местным последователям ислама земельный участок для мусульманского кладбища.[20]

Греция оплачивает труд священнослужителей Элладской Православной Церкви за казен-ный счет (ЭПЦ является государственной Церковью). Но и здесь сказывается процесс секуляризации, понимаемый как уравнение в правах традиционной религии (Православия) с другими вероисповеданиями. В частности, в греческом парламенте в 2007 году обсуждался вопрос о выплате зарплат имамам; по-прежнему идет общественная кампания за строительство в Афинах соборной мечети, О желании греческих раввинов также получать жалованье из госбюджета заявляла и еврейская община Греции.[21]

Ситуация начала постепенно меняться в лучшую для мусульман сторону. Происходит это не без «подсказок» Европейского союза, который внимательно следит за соблюдением политкорректности (и религиозной, и национальной, и расовой) в странах-членах  во  всех ее проявлениях. В 2007 году в Греции у мусульман появилось первое официальное здание для религиозных обрядов со времен окончания владычества Османской империи (1830 г.) Это бывшая ткацкая фабрика в афинском районе Мосхато, приобретенная бизнесменом из Саудовской Аравии, который переоборудовал ее и подарил местной мусульманской общине. В декабре 2006 года на средства предпринимателя из Саудовской Аравии Эль Фаузана за 2,5 миллиона евро было куплено старое здание фабрики на пересечении улиц Кипру и Пиреос. Общая площадь здания 1800 кв. метров, где могут разместиться около тысячи верующих. В отремонтированном здании, вмещающем около 2000 человек, созданы специальные комнаты для совершения намаза, полы покрыты коврами, привезенными из Турции. Ежедневно здесь собираются около тысячи верующих. Торжественная церемония открытия здания состоялась 22 июня 2007 года. На ней присутствовали представители европейских мусульманских организаций, посольств Ирана и Саудовской Аравии, священнослужители из ряда мусульманских стран, а также представитель Элладской Православной Церкви. Тогда же отмечалось, что основание данного центра предназначено для молодых граждан Греции арабского происхождения, которые родились в Греции и не владеют сполна языком и культурой своих стран.[22]

«Впервые за 35 лет, что я живу в Греции, у нас есть место, подходящее для молитвы, — заявил глава мусульманской общины Греции Наим Эл-Гандур, родившийся в Египте. Международные правозащитные организации ранее не раз критиковали греческое правительство за то, что оно не отвело мусульманам официального места для совершения молитв. Предыдущие планы построить мечеть в Афинах на протяжении многих  лет  проваливались из-за негативного настроя местного населения, в памяти которого до сих пор живы кровавые века оттоманского ига.

В 2006 году греческое правительство пообещало истратить 15 миллионов евро на возведение мечети в пригороде Афин к 2009 году. Министерство национального образования и культов объявило, что создаст комиссию, которая выберет главного имама этой мечети, при этом имамам всех мусульманских общин страны будет разрешено совершать там намаз.[23]

Итак, впервые о планах строительства мечети было объявлено в 2006 году, но за это время проект не сдвинулся с места. И вот, весной 2010 года официальный представитель правительства Греции Йоргос Петалотис заявил о том, что первая почти за два века мечеть будет построена в Афинах. По его словам, мечеть на 500 молящихся будет построена в парке столичного района Вотаникос на государственные деньги. Курировать проект будут министры образования, внутренних и иностранных дел, обороны, и местное полицейское ведомство. Руководить работой мечети станет комитет из семи человек, из которых двоих делегируют мусульманские общины, а пятерых — государство.[24]

Греческие мусульмане требуют не только открытия мечети, но и предоставления земельного участка под отдельное мусульманское кладбище в греческой столице, равно как и в других городах. Это требование наталкивается на правительственный ответ, отсылающий их к Церкви, которая отправляет их обратно к властям. По вопросу вокруг этой ситуации мусульманский проповедник шейх Яшар Шариф Дамат Оглу, представитель мусульман Северной Греции, заявил: «Мы уже долгое время боремся за признание прав мусульман, начиная с возможности сооружения мечети или мусульманского кладбища, и признания права наших детей на получение религиозного образования в классах государственных школ. Однако как греческое правительство, так и Православная Церковь затягивают с решением вопроса о признании наших прав, а иногда меняются местами, перекладывая ответственность за решение этого вопроса на плечи друг друга».[25]

Мазин Рассас, председатель Лиги греческих мусульман, выразил свою озабоченность по поводу тех условий жизни, в которых приходится существовать греческим мусульманам. Что касается сооружения мусульманского кладбища, то Мазин Рассас подчеркнул, что «Православная Церковь обещала выделить часть афинского кладбища для мусульман, однако, когда мы согласовывали вопрос с государственным Департаментом по религиозным связям, они нам ответили: «Как она (Церковь) может дать вам участок земли, который ей не принадлежит?»[26]

Осенью 2010 года в Европе выбрали 10 самых влиятельных женщин-мусульманок. Награждение победительниц хрустальными статуэтками состоялось 30 октября на торжественной церемонии в Мадриде в отеле «Веллингтон». Среди награжденных — Анна Стамо (Anna Stamou), сотрудник Ассоциации мусульман Греции. Она приняла ислам во взрослом возрасте, известна как активный борец за сооружение мечети и мусульманского кладбища.[27]

Начало джихада

Начало 1990-х гг.; начало войны в Персидском заливе. Студентам, высланным из Греции по подозрению в том, что они представляют угрозу безопасности населения, через месяц после окончания войны было разрешено вернуться – и они подорвались в почтовой отделении университетского города Патрас при попытке отправить по почте бомбу в посольство Великобритании. При этом взрыве погибло семь человек. «Студенты» были членами «Бригад исламского джихада», одной из шести известных тогда группировок «Исламского джихада», являвшегося органом «западного сектора» террористического аппарата организации ФАТХ, возглавлявшейся Ясиром Арафатом.[28]

В середине ноября 2005 года в городе Салоники на севере Греции группа из приблизительно 30 молодых людей совершила нападение на местное отделение Французского института. Подростки, которые, по заявлению греческих властей, принадлежали к группировке местных анархистов, закидали здание камнями и банками с краской. Хулиганы развернули транспарант и выкрикивали лозунги в поддержку мусульманской молодежи Франции, которая на протяжении двух недель устраивала погромы в парижских пригородах и других городах. В результате инцидента в Салониках никто не пострадал. Полиция не задержала ни одного из участников данной акции. Анархисты скрылись на территории университета Салоник, куда, согласно греческим законам, вход полиции запрещен.

Поддержав стремление мусульман-албанцев к независимости Косово, Западная Европа ещё туже затянула петлю на своей шее. Да и сама Албания – «головная боль» для своих соседей. 11 тюрем, находящихся на территории этой страны, просто переполнены. Согласно статистическим данным, сегодня в местах «не столь отдаленных» находится свыше 4,5 тысячи заключенных, что представляет собой рекордное число за последние 17 лет «демократии» в стране. Таким образом, на каждые 800 жителей страны приходится по одному узнику. Соседние с Албанией страны сильно обеспокоены складывающейся ситуацией. Ведь с небывалым ростом «гастарбайтеров» из Албании в Италии, Швейцарии, Германии, Греции и Австрии в последнее время растет и число преступлений, совершаемых ими. Сами государства, принимающие наемных рабочих, отказываются выделять деньги из национальных бюджетов на содержание заключенных из Албании в своих тюрьмах. Вместе с тем экстрадировать таких граждан не так-то просто: на «зонах» в Албании катастрофически не хватает мест. Да и сами арестанты не спешат возвращаться в родные края, где условия содержания в тюрьмах много хуже, чем в странах Европейского союза. По словам самих албанских заключенных, в Европе в тюремных камерах, как правило, по два человека, очень чисто, да и еда вкуснее. Как сообщают албанские СМИ, самое большее число узников-албанцев за границей содержится в Италии — свыше 3 тысяч и в Греции — свыше 2 тысяч.[29]

Летом 2007 года лесные массивы Греции пострадали от охвативших их пожаров. Греки не без основания подозревали в поджогах косовских албанцев, таким образом мстящих грекам за их солидарность с югославскими сербами.

В относительно мирной и спокойной Европе под боком у западных спецслужб уже давно действует целая сеть лесных террористов-диверсантов из «Аль- Каиды». Об этом своим иностранным коллегам сообщил 3 октября 2012 года директор ФСБ Александр Бортников на 11-м международном совещании руководителей спецслужб и правоохранительных органов иностранных государств. По его мнению, новые угрозы требуют совместных усилий спецслужб, в том числе для нейтрализации деятельности лидеров террористов в разных регионах мира. «Аль-Каида» реализует стратегию «тысячи уколов» и причастна к поджогам лесных массивов в странах Евросоюза, — заявил иностранным партнерам Александр Бортников. — Этот метод позволяет наносить значительный экономический и моральный ущерб без серьезной предварительной подготовки технического оснащения и значительных финансовых затрат. При этом, по словам директора ФСБ, вероятность выявления спецслужбами поджигателей минимальна. То, что это не просто слова, говорит и тот факт, что на экстремистских сайтах и форумах размещены инструкции по организации «лесного джихада», в том числе рекомендации по местам поджога и способам скрытного отхода.[30]

Терроризм на исламской почве – это одна из составляющих элементов джихада. Не менее важная – демографическое давление на коренное население страны. Число мусульман в Греции быстро растет, и они все настойчивее заявляют о своих правах. Ранее требования мусульман о предоставлении им прав обучения детей основам родной религии упирались в категорический запрет при том, что православные дети имеют возможность получать религиозное образование в стенах государственных школ. Последователи ислама стояли перед выбором между обучением детей в одних классах с православными или оставлением стен учебных заведений. И, несмотря на многократные требования мусульман предоставить им возможность детского религиозного образования на равных правах с представителями других конфессий, нe было достигнуто соглашение о назначении преподавателей ислама в государственные школы, как это реализовано в отношении православных греков.[31]

Греческие власти долгие годы были непреклонны, но, в конце концов, начали сдавать свои позиции. Так, летом 2008 года преподавание Закона Божия, который до тех пор в греческих школах был обязательным предметом, отныне стал факультативом. Соответствующая инструкция была распространена министерством образования и религии Греции. В частности, эта инструкция касается иностранных учеников начальной и средней школы. Отныне их родители могут обращаться к школьному руководству с просьбой разрешить их детям не посещать уроки Закона Божия.[32]

Начиная с 776 года до н.э. в долине Олимпии каждые 4 года проводились Олимпийские игры – общегреческие празднества в честь бога Зевса. Последняя языческая Олимпиада (293-я) была проведена в 394 году по Р.Х. Олимпийские игры были возрождены в конце Х1Х в.: первая Олимпиада состоялась в Афинах в 1896 году. В 2004 году Олимпийские игры снова были проведены в Афинах. К этому времени в стране выросло число мусульман, и греческое правительство подтвердило свое обещание строительства соборной мечети Афин в преддверии олимпийских игр, но ничего не было исполнено. Потом правительство вновь повторило и подтвердило свое обещание, что мечеть будет построена возле греческих воинских казарм после получения одобрения парламента в начале 2007 года. Сообщалось, что завершение сооружения займет 3 года и обойдется в 15 миллионов евро.[33]

Накануне проведения Олимпиады 2004 года необходимо было принимать во внимание не только исламский, но и исламистский фактор. У греческих спецслужб не было достаточного опыта борьбы с терроризмом, и поэтому ключевая роль в обеспечении безопасности во время Олимпийских игр в Афинах была отведена израильским спецслужбам, в том числе разведке «Моссад». Как отметил представитель израильской полиции Гил Клейман, греческая сторона «весьма заинтересована в нашем опыте борьбы с терроризмом». Была достигнута договоренность о том, что израильтяне будут снабжать греческих коллег оперативной информацией о деятельности экстремистских группировок и угрозе возможных терактов, а также примут участие в подготовке спецподразделений.[34]

В течение нескольких лет Европа находилась в затяжном долговом кризисе, а в это время на Востоке разыгралась арабская весна с ее ожесточенными столкновениями и потоками беженцев. В результате тысячи нелегальных иммигрантов из Северной Африки и Ближнего Востока проникают в Европу через пограничные бреши (прежде всего из Турции в Грецию) и устремляются в поиске заработков и щедрых социальных гарантий в Германию, Францию, Италию. На этом фоне Европейская комиссия выделила около 300 миллионов евро на помощь Греции в борьбе с нелегальной иммиграцией.[35]

12 километров — такова протяженность стены высотой 2,5 метра и стоимостью 3 миллиона евро, которую Греция начала строить на границе с Турцией с целью сдержать поток нелегальных иммигрантов и беженцев.[36] Но Греции все равно не хватает средств, чтобы сдержать огромные потоки людей. В начале марта 2012 года тревогу забили семь стран ЕС. Министры юстиции и внутренних дел провели переговоры, по итогам которых представители Германии и Австрии остались недовольны усилиями Греции и призвали Афины ужесточить контроль над иммигрантами. «Возможно ли восстановление пограничного контроля? Я хочу пояснить, что этот вопрос по-прежнему является предметом наших дискуссий», — заявил министр МВД Германии Ханс-Петер Фридрих.[37] Страны шенгенской зоны должны иметь право вводить контроль на границах с соседями, в случае если те не могут эффективно бороться с нелегальными мигрантами.

Свою позицию глава немецкого МВД высказал в интервью газете Rheinische Post. Оговорившись, что открытость границ значит для единой Европы очень много, он выразил уверенность в том, что безопасность все-таки должна быть на первом месте. По словам ми-нистра, власти стран Шенгена должны иметь право временно вводить контроль на границах, в случае если соседи не справляются с наплывом нелегальных мигрантов.

Ханс-Петер Фридрих не скрывал, что его инициатива направлена в первую очередь против Греции. По приблизительным подсчетам, ежегодно на территорию Евросоюза через греко-турецкую границу проникает около 130 тысяч нелегалов из мусульманских стран (до 90% от общего числа нелегалов, попадающих в ЕС). В связи с этой проблемой было решено направить в Грецию миссию экспертов ЕС, которая должна определить, имеет ли эта страна право входить в безвизовую еврозону. То, что перспективы сохранения членства в ней чрезвычайно туманны, признали и сами власти Греции.

Пытаясь избежать худшего варианта, греческие власти начали реализацию масштабной программы борьбы с нелегалами, включающей строительство к 2014 году 30 центров пo со-держанию незаконных мигрантов. В Афинах уверены, что эта мера не только позволит пере-ломить тенденцию увеличения потока нелегалов, но и создаст несколько тысяч новых рабочих мест.[38] В августе 2012 года греческая полиция запустила операцию «Ксениос Зевс» по поимке нелегалов, которую группы по защите прав человека охарактеризовали как «дискриминационную». Тем не менее, Греция устроила облаву на нелегалов: при отчаянном дефиците бюджета она готова оплатить их депортацию. Европа задыхается в тисках некоренных меньшинств, которые могут стать большинством. Пришла пора, говорят европейские лидеры, отказаться от прекраснодушия и признать: единения с пришлыми быть не может.

Эллада языческая

В паспортах граждан Греческой Республики в графе «религиозная принадлежность» теперь можно указывать: «грек античного вероисповедания». Об этом написала 23 июня 2006 года немецкая газета Sueddeutsche Zeitung. Священный союз эллинов, или Ellinais, объединяющий последователей античного политеизма, официально зарегистрирован в Греции в качестве религиозной организации. Эта община была основана в Греции в октябре 2005 года. Ее численность в ежегодном докладе Госдепартамента США была оценена в 2 тысячи человек. В марте 2006 года районный суд Афин официально признал право Священного союза эллинов поклоняться 12-ти олимпийским богам во главе с Зевсом, о чем сообщила греческая газета Kathimerini.

Неоязычники отправили в Министерство культуры Греции запрос о том, какие культовые сооружения будут предоставлены им для богослужений. Они также просили обеспечить проведение своих церемоний в «священных местах», таких как афинский Акрополь и храм Посейдона на мысе Сунион. В конце июня 2006 года в храме Аполлона в Дельфах была проведена церемония в честь этого древнего бога. Журналистам было отказано в освещении мероприятия.  Пресса начала рассуждать поездках к дельфийскому оракулу, о возможности возрождения гаданий по внутренностям жертвенных животных в афинском Акрополе, и т.п.

В начале 2000-х гг. в Греции наблюдался рост не только ислама, но и политеизма. Парфенон дошел до наших дней в полуразрушенном виде, еще более усугубленном действиями британского посла лорда Элджина, выломавшего в 1801 году для вывоза в Британию сохранившиеся рельефы. Побывав за многие века храмом античной богини, православным и католическим собором Афинской Богоматери и мусульманской мечетью, он стал не только памятником истории и культуры, но и безмолвным свидетелем непростых отношений между религиозными традициями на этой древней земле.

Беломраморный Парфенон, давно ставший «визитной карточкой» Греции и хорошо известный миллионам туристов и еще большему количеству людей — по фотографиям, в последние годы «вспомнил» и о своем изначально религиозном назначении. Сначала греческие власти вознамерились вернуть мусульманам находящееся поблизости от него историческое здание мечети XVII века, в котором сейчас находится Музей греческого народного искусства, против чего с возмущением выступила Элладская Православная Церковь. Затем место перед Парфе-ноном избрали площадкой для проведения своих обрядов поклонники древнегреческих богов, чей культ спустя две тысячи лет вновь возрожден и даже официально зарегистрирован в Греции в 2006 году.[39]

Жрица Священного союза эллинов Доретта Пеппа избегает говорить о «триумфе» и опасается очередного «медийного спектакля» вокруг деятельности новой религиозной общины. Тем не менее, в то же время в Греции прошел фестиваль «Прометей», весьма способствовавший популяризации идеи возрождения дохристианского «эллинского духа».[40]

У жрицы Пеппы появились «братья по разуму» из России. В 2006 году группа наших соотечественников, объявивших себя неоязычниками и считающих, что Зевс-громовержец и компания – это те же Перун, Велес, Даждьбог и прочие, устроили в Дельфах моление обитателям Олимпа и омывались в Кастальском ключе несколько часов, так что пришлось удалять их с помощью полиции. Они произвели настоящий фурор среди разноязычной толпы туристов.[41]

Для ЭПЦ, объединяющей, по официальным данным, 97% греков и являющейся государственной Церковью, государственное признание неоязыческих общин может стать тревожным сигналом.[42] Во-первых, это свидетельствует о все большем движении греческого государства в сторону секуляризма. Ellinais была законно зарегистрирована на основании представленных документов, в которых среди принципов нового движения значилось «жить в согласии с природой» и «уважать предков». Суд не нашел в этом ничего противоречащего действующему законодательству.

Во-вторых, признание зевсопоклонников, несомненно, подрывает своего рода «религи-озную монополию» ЭПЦ. Здесь, однако, многое зависит от того, как идентифицировать Священный союз эллинов и подобные общины в современном религиозном контексте. Строго говоря, неоязычников нужно относить к так называемым «новым религиозным движениям», возникающим в контексте современной цивилизации. Неоязычество появляется как опыт историко-культурной и, в меньшей степени, религиозной реконструкции. Весьма проблематичным представляется точное воссоздание происходившего в ходе древнегреческих мистерий — заполнение таких «пробелов» в наших знаниях о политеизме современными неоязыческими новациями практически неизбежно.

Неоязыческие движения в своем большинстве возникают в рамках противостояния господствующей религии. В этом плане показательно заявление Доретты Пеппы о том, что в античной философии и религии она видит средство против разрушения природы и порабощения индивида, что характерно для западной цивилизации с ее «иудео-христианским видением мира». Помимо мировоззренческой позиции это заявление отражает и яркую антиклерикальную направленность движения неоязычников.[43]

Примет ли многомиллионная Элладская Православная Церковь вызов крошечной группы «религиозных реконструкторов» или главная её проблема – рост ислама в стране?

Рост секуляризации

Определенный урон «имиджу» православной Греции нанес греческий писатель Никос Казандзакис. Он родился в 1883 году на Крите, острове, который дал миру гениального Эль Греко, одного из кумиров писателя. Казандзакис был не только известным писателем, но и неординарной личностью. История его духовных поисков тоже очень поучительна и в какой-то степени характерна для европейских интеллектуалов того времени. Много лет он провел в Европе, часто путешествовал, обойдя пешком и объездив целый ряд европейских стран, побывал в Палестине и даже добрался до Индии.

Еще в молодости, учась в Сорбонне, Никос Казандзакис пережил сильное увлечение идеями Ницше. В немецком философе его восхищали отнюдь не культ силы и прославление сверхчеловека. Молодой грек увидел в его книгах, и особенно в личности мыслителя, великий трагизм человеческого духа, неудавшуюся попытку соединить Аполлона и Диониса, недаром он всегда называл Ницше великомучеником и Дон-Кихотом. Казандзакис все время находился в духовном поиске. Так, одно время он был ревностным православным и совершил паломничество на Святую землю, обошел Синайскую пустыню и даже жил некоторое время на Афоне.[44]

Как и многие в его время, Казандзакис не остался равнодушным к марксизму. Он даже отпра-вился в Советский Союз, познакомился с Максимом Горьким, а в 1927 году был среди ино-странных гостей на трибуне Мавзолея во время празднования десятилетия Октябрьской революции. То, что Казандзакис искренне и бескорыстно любил Россию, доказывает то, что он даже женился на русской. Однако, будучи весьма восприимчивым ко лжи, он не был ослеплен коммунистическими идеями и тем, что творилось в СССР. Недаром он, вероятно, чувствуя наступление страшных времен террора в Советском Союзе, организовал возвращение на родину десятков тысяч греков, с незапамятных времен живших на юге России, и этим спас их от гибели.

Но Казандзакис так и не стал ни ницшеанцем, ни коммунистом, ни буддистом. Никоса Казандзакиса вряд ли можно назвать великим философом. У него иногда причудливо переплетались самые разные, даже противоположные идеи. Наверное, его философские взгляды можно назвать идеализмом. «Энциклопедический словарь» советских времен называет его даже философским нигилистом. Ему, вероятно, не смогли простить то, что он не стал «прикормленным» писателем, прославляющим социализм.[45]

Больше всего Казандзакис хотел мира среди людей. Он ненавидел насилие и постоянно пытался примирить враждующие стороны. Недаром в 1956 году ему была вручена Междуна-родная премия мира. В романе «Братоубийцы» у него есть одна знаменательная деталь: в то время как на Хиросиму упала атомная бомба, в глухой горной деревне на севере Греции в маленьком храме треснула пополам икона Богородицы, и на лике Пресвятой Девы навсегда остался страшный шрам.

Казандзакис — не только крупнейший греческий писатель, но также и один из наиболее значительных европейских прозаиков XX века. Наиболее известны его романы «Христа распинают вновь», «Братоубийцы», драмы «Христос» и «Одиссей». Его книги переведены на многие языки мира, по его романам ставятся фильмы. Не случайно, что писатель выдвигался на Нобелевскую премию по литературе.

Долгое время имя Казандзакиса не было хорошо известно в России, как и современная греческая литература вообще. Вероятно, многими она воспринималась как нечто периферийное, вызывающее только этнографический интерес. В 1960-е гг. на русский язык был переведен только один из его романов «Христа распинают вновь». Тем не менее, сегодня его имя на слуху благодаря фильмам «Грек Зорба» и «Последнее искушение Христа», снятым по его романам.

Скандальный роман «Последнее искушение Христа» поставил Казандзакиса в один ряд с Львом Толстым. За искажение образа Христа Казандзакис нажил себе немало врагов в Православной Церкви. Это, вероятно, и вынудило его покинуть Грецию. В 1947 году он переселился в Западную Европу и жил там до самой смерти, наступившей в 1953 году. И, тем не менее, Казандзакис всегда считал, что он остается христианином, хотя до конца своих дней почитал Ницше, Будду и Ленина.[46]

«Ползучий ленинизм» проявляется и в самой Элладской Церкви. 9 февраля 2007 года Священный Синод Элладской Православной Церкви постановил выяснить, почему на стене храма Пресвятой Богородицы в городке Аксиуполи появилась фреска, изображающая Ленина. На незавершенной росписи вождь мирового пролетариата стрижет бороду архиепископу Симферопольскому и Крымскому Луке (Войно-Ясенецкому), канонизированному в 1996 году. По замыслу художника Константиноса Вафиадиса, эта фреска символизирует гонения на Церковь в СССР. Теперь местному епископу предстоит узнать и в письменной форме доложить Синоду, получал ли скандальный сюжет одобрение храмовой комиссии и обладает ли Вафиадис квалификацией иконописца.

Фантазия Константиноса Вафиадиса не ограничилась Лениным. На стенах храма, например, изображено Ихэтуаньское восстание в Китае 1900 г., участники которого убивали православных китайцев. На одной из фресок изображен Иисус, беседующий с легендарным древнегреческим поэтом Гомером. Вафиадис утверждает, что тем самым он хотел показать присутствие Бога в истории до рождения Христа. Художник (а кроме того, профессор искусствоведения) говорит, что жители Аксиуполи «в восторге» от его работ, а настоятель храма подчеркивает, что Православие не ограничивает свободы художника.

По мнению самого художника, он не совершил ничего кощунственного, ведь в православных церквах встречаются не только изображения мучеников, но и «гонителей христианства», например, римского императора Диоклетиана. К тому же средневековые худож-ники изображали на фресках и Гомера, и Плутарха, и Еврипида, и Аристотеля, и даже Александра Македонского. Вопрос в другом: где порог, отделяющий изображение исторического персонажа на фреске от превращения христианской живописи в объект массовой культуры? Комментируя ситуацию для агентства Reuters, греческий богослов Гиоргос Мустакис назвал фреску «осквернением святого места». Следующий шаг, по его мнению, — это изображение на стене церкви Мэрилин Монро. Тем не менее, Вафиадиса поддержал  местный священник отец Доротеус, считающий, что «художник просто выбрал современный подход». «Наша традиция не ограничивает выбор персонажей для фресок с условием, что центральные сюжеты всегда должны изображать Иисуса Христа», — добавил он.

Но всё же греческие власти и некоторые православные священники отрицательно отреагировали на новаторство священнослужителей. «Мы категорически осуждаем подобную профанацию», — заявил префект региона Панайотис Псомиадис. А глава местной епархии епископ Спиридон призвал привлечь провинившихся священнослужителей к ответу перед вышестоящими церковными иерархами.[47]

Фрески Константиноса Вафиадиса — не первый случай в Греции, когда тяга к модернизации христианской проповеди идет вразрез с позицией Синода Элладской Православной Церкви. В 1999 г. пять греческих монахов основали рок-группу «Элефтерия» и выпустили первый диск, а идейный вдохновитель коллектива архимандрит Нектарий (Мулатсиотис) даже преобразовал свой монастырь в монашеское братство, чтобы обрести большую независимость от консервативного Синода. Иерархи ЭПЦ полагают, что деятельность поп- или рок-музыкантов несовместима с монашескими обетами смирения и послушания. Каково мнение на этот счет ЭПЦ, покажет решение ее Синода. Пока о судьбе росписей можно только гадать, но с тем, что Константное Вафиадис сделал себе имя, будет сложно поспорить.[48]

Законодательством многих стран мира предусмотрено уголовное преследование граждан, выражающих атеистические взгляды. Так, два молодых гражданина Туниса Гази Беджи и Джабир Мейри в начале 2012 года были приговорены к 7,5 года лишения свободы за «нарушение мо-ральных норм, распространение порочащих сведений и нарушение общественного порядка». Они разместили в Facebook карикатуры на пророка Мухаммеда. Мейри был посажен в тюрьму, а его другу удалось сбежать из Туниса, и он просил политическое убежище в Греции. А в конце 2012 года в Греции был арестован 27-летний гражданин этой страны Филипос Лойзос. Его обвинили в том, что на своей странице в Facebook он высмеял веру греков в чудеса и нанес ущерб религиозным чувствам сограждан.[49]

Афины – Анкара – Тель-Авив

Православная Церковь в Греции всегда играла важную политическую роль и имела большой авторитет среди греков. Но в конце XX-начале XXI в. с изменением общественно-политической обстановки в стране и мире Элладская Православная Церковь (ЭПЦ)  оказалась перед серьезным выбором: либо продолжить традиции, либо учитывать новые веяния в общественных настроениях и международной политической практике.

Прежде всего это касалось серьезных изменений политического климата в Балканском регионе и Европе в целом. Секуляризация общественной жизни в Греции была ознаменована принятием ряда законов, которые ограничили имущественные (зeмельные) права ЭПЦ, а также ее роль в ряде юридических процедур. Вскоре под давлением внешних обстоятельств — требо-ваний европейских международных организаций, членом которой является Греция, Элладская Церковь была лишена и монопольного права являться государственной конфессией.

Однако руководство ЭПЦ не перестало активно участвовать в политических и общественных процессах. Примером тому может служит сделанное в начале 2003 года заявление главы ЭПЦ, архиепископа Христодула, потребовавшего, чтобы в будущей общеевропейской Конституции были отмечены христианские корни Европы.

Разногласия между Афинами и Анкарой по кипрскому вопросу вступлению Турции в Европейское сообщество также постоянно комментируется иерархами Греческой Церкви, за-щищающими греческие национальные интересы. 4 декабря 2003 года архиепископ Христодул выступил с проповедью в храме Святой Варвары в Афинах. Рассказывая о мученической смерти святых, убитых турками в ХУП в., он довольно жестко заявил: «А теперь те же самые люди хотят вступить в ЕС. Варварам нечего делать в семье христиан. Мы не можем жить вместе. Диплома-тия — это прекрасно, но ради нее мы не станем забывать свою историю».

Вмешательство высшего церковного иерарха в щепетильную для официальных Афин проблему взаимоотношений с Анкарой возмутило греческие власти, заявивших о своей поддержке Турции, готовящейся вступить в ЕС. Под нажимом правительства архиепископ был вынужден уже 6 декабря смягчить свою позицию, заявив: «Однако в нынешней Турции, особенно среди ее руководства, представителей тех институтов, которые обладают властными полномочиями, господствуют представления и взгляды, чуждые тем, которые представляют демократическую Европу. Это является истинной правдой. И эту правду обязаны говорить и мы, церковные люди, потому что это ведет к решению проблемы. Нам необходимо пытаться европеизировать Турцию».[50] Этот «всплеск эмоций», как попыталась представить случившееся греческая печать, лишний раз продемонстрировал способность Греческой Церкви влиять на внешнюю политику Греции.

Это в очередной раз подтвердилось в январе 2007 года, когда официальный представитель МИД Греции Йоргос Кумуцакос(Giorgos Koumoutsakos) заявил о том, что Афины не будут вести переговоры с Турцией по вопросам статуса мусульманского меньшинства в Греции. «Представители мусульманского меньшинства области Фракия — греческие граждане, граждане Европы, которые пользуются полным равноправием и полными гражданскими правами. Греция гордится своей политикой в отношении меньшинств, которая соответствует европейским образцам, постоянно развивается и является примером для подражания», — заявил Кумуцакос. «Само собой разумеется, что права и улучшение качества жизни греческих граждан-мусульман турецкого, помакского и цыганского происхождения не могут быть темой переговоров», — добавил греческий дипломат.

В свою очередь, министр иностранных дел Турции Абдуллах Гюль (Abdullah Gul) заявил, что Турция «готова вести переговоры с Грецией по вопросу меньшинств». «Это одна из наиболее важных тем в наших контактах с греческим руководством», — добавил Гюль. Он утверждал, что Греция не признает равных прав в образовании для членов меньшинств и создает проблемы в самоуправлении мусульманских общин.

Заявление Абдуллаха Гюля не вполне объективно отражает реальную ситуацию. Религиозные общины мусульман пользуются правом самоуправления, однако муфтии утверждаются в должностях с одобрения правительства. Исламское духовенство часто получает образование в соседней Турции. В Греции существует свыше двухсот начальных школ меньшинств, где обучение ведется на греческом и турецком языках. В парламенте Греции заседают несколько депутатов от национальных меньшинств, избранных по спискам ведущих партий. В местном управлении, в том числе в руководстве северных областей Греции, участвует свыше двух сотен чиновников-мусульман. На местных выборах 2006 года Парламентская оппозиция выдвинула на пост главы одной из четырех префектур Греции представительницу мусульманского меньшинства, которая, хотя и не выиграла выборы, набрала свыше 33%, или 83 тысячи голосов избирателей префектуры.[51]

В конце марта 2012 года Израиль и Греция начали первые совместные учения в Восточном Средиземноморье, которые имели очевидную антитурецкую направленность. Согласно легенде, на них отрабатывалась защита газовых и нефтяных месторождений, открытых в последние годы в экономических зонах Израиля и Кипрa. Учения под кодовым названием Noble Dina охватывали практически весь регион Восточного Средиземноморья. Стартовали они на американской военной базе Суда на Крите, продолжились у южной части острова Кипр и завершились в израильском порту Хайфа. Главными участниками маневров являлись ВМС и ВВС Израиля и Греции, которые отрабатывали совместные действия по борьбе с подводными лодками, воздушные бои и другие боевые элементы. На отдельных этапах учений были задействованы корабли американского 6-го флота.

Это были первые совместные учения Израиля и Греции. До недавнего времени главным союзником еврейского государства в Восточном Средиземноморье была Турция. Израильские и турецкие военные оттачивали совместные действия на случай войны в регионе в рамках ежегодных учений Reliant Mermaid. Однако в 2010 году Анкара демонстративно отказалась от участия в них.

Формальным поводом послужила история с турецким паромом Mavi Marmara. В мае 2010 года израильский спецназ штурмом взял судно, когда оно пыталось прорвать блокаду палестинского сектора Газа. Тогда погибло восемь турецких граждан. Анкара потребовала от Израиля официальных извинений, а также компенсаций семьям погибших. Еврейское государство ответило отказом, пояснив, что не будет извиняться за действия, направленные на обеспечение собственной безопасности. Турция объявила о высылке посла Израиля в Анкаре и понижении уровня дипломатических контактов до второго секретаря посольства, а заод-но свернула всякое военное сотрудничество между двумя странами, в том числе и совместные учения.

Израиль недолго искал нового союзника в Восточном Средиземноморье. Место Турции заняли Греция и Кипр. Их сближению способствовало существование у новых союзников одинаково прохладных отношений с Анкарой, а главное — желание сообща обеспечить безопасность газовых и нефтяных месторождений, открытых в последние годы в экономических зонах Израиля и Кипра. В начале апреля того же 2012 года был дан старт 10-дневным учениям Anadolu Qartali («Анатолийский орел»). Турецкие СМИ не скрывали: это ответ на учения Noble Dina.[52]

Стремительное сближение Израиля, Греции и Кипра, в том числе в оборонной сфере, имеет прочную основу. Помимо общих интересов, связанных с разработкой восточносреди-земноморского шельфа с его стратегическими запасами нефти и газа, им есть «против кого» дружить. Принятый на вооружение премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом курс на превращение его страны в сверхдержаву суннитского мира требовал отказа от принципов светского кемализма и ослабления армии, выступавшей их гарантом. Турецкий генералитет был врагом исламистов и союзником Израиля. Охлаждение отношений с Израилем подрывало позиции армии, ослабленные пересмотpoм Конституции, из которой были исклю-чены статьи, дававшие генералам возможность смещать правительство в случае его отступления от заветов Кемаля Ататюрка.

Т. о. Греция и Кипр получили в противостоянии с Турцией союзника, о котором недавно не могли и мечтать. Запрет на сотрудничество израильского ВПК с Грецией снят, зато введен запрет на поставки современных военных технологий Турции — при нейтралитете США. В сложившейся ситуации православные и европейские Греция и Кипр в возможном конфликте с Турцией могут рассчитывать не только на Израиль, но и на поддержку со стороны России и ЕС. Так совпали интересы Москвы, Брюсселя и Иерусалима.[53]

Против фальсификации истории

Неразумный обычай переписывать свою историю не чужд и Греции, где в поступившем в местные гимназии новом школьном учебнике проигнорирована роль легенд, традиций и символов страны. В угоду политической конъюнктуре в нем устранены страницы героической борьбы греков за свою свободу против османского ига, и умалчивается геноцид турок над христианами.

Греческие историки, политики и церковные деятели подвергли критике новый учебник по современной истории Греции (с 1453 года по настоящее время) как приукрашивающий Османскую империю в угоду политкорректности. По их мнению, авторы учебника, написанного по заказу министерства национального образования и культов Греции, постарались в ущерб правде соответствовать сегодняшним требованиям, продиктованным греко-турецким сближением, начавшимся в 1999 году. При этом они устранили всякие упоминания о героических страницах борьбы греков за свободу своей страны. Учебное пособие замалчивает значение православной христианской традиции в сохранении национального самосознания греков, игнорирует жестокое подавление Османской империей греческих восстаний, а также расправы над понтийскими греками. Вскользь говорится в учебном пособии и о сопротивлении греков сначала фашистской Италии, а потом нацистской Германии во Второй мировой войне.

Особое возмущение общественности вызвал тот факт, что в учебнике, поступившем в греческие гимназии, замалчивается масштаб так называемой Малоазиатской катастрофы 1922 года, когда греки были изгнаны турками из Малой Азии, где они жили тысячелетиями. В книге обходится стороной факт поджога Измира войсками Кемаля Ататюрка, массовые убийства греков и армян. «27 августа 1922 года турецкая армия входит в Измир. Тысячи греков толпятся в порту и пытаются уехать в Грецию», — вот единственное упоминание в учебнике об этих кровавых событиях.

Политики и историки подчеркивают, что героизм, самопожертвование, страдания и борьба за национальное освобождение, которые были неотъемлемыми чертами греческой революции, заменены в пособии сухим списком цифр и событий. Тот факт, что османы забирали детей из греческих семей для воспитания из них янычаров для своих войск, подается в учебнике как «набор в армию», а не «похищение людей».[54]

В дебаты втянулся и Священный синод Элладской Православной Церкви. Архиепископ Афинский и всея Греции Христодулос заявил, что книга ставит целью превратить молодое поколение в рабов. «Они бросают вызов даже дню 25 марта (дате восстания греческих патриотов в 1821 году, которое привело к многолетней войне за независимость от Османской империи, завершившейся победой), знамени революции, поднятому архиепископом города Патр Германосом, и всем героям, которые в своей борьбе сначала говорили «За веру», а затем «за Родину», — подчеркнул Христодул. — Мы приносим историческую правду в жертву на алтарь греко-турецкой дружбы».

Профессор Салоникского университета Мария Репуси, написавшая учебник совместно с еще тремя авторами, называет критиков своего труда «националистическим блоком» и утверждает, что не согласится ни на какие изменения в тексте книги, которых они требуют. Тем не менее, хотя министр национального образования и культов Греции Мариетта Яннаку и заявила в парламенте, что учебник не будет изъят из школьной программы, она, однако дала понять, что в него могут быть внесены некоторые коррективы. Преподавателям и учащимся по всей стране была разослана анкета с вопросами по содержанию этого учебного пособия. Соответствующие изменения будут основываться на ее результатах. Будет также учтено мнение Афинской академии, высшей интеллектуальной инстанции страны, которая в проекте своей рецензии на учебник уже подвергла пособие острой критике по 70 пунктам. Учебник скрывает дискриминацию по отношению к немусульманскому населению, нападения на греков и насильственное обращение в ислам, при этом игнорируется роль легенд, традиций и символов, которые способствовали осознанию греками своих национальных особенностей, считает Афинская академия.[55]

Православие или смерть?

Финансовый кризис, поставивший Грецию на грань краха, привел в ноябре 2011 года к падению правительства социалистов во главе с Георгиосом Папандреу. Был сформирован новый коалиционный кабинет министров, в который впервые за много лет вошли представители ультраправых христианских партий.

Элладская Православная Церковь, глава которой архиепископ Афинский Иероним 11 ноября привел в президентском дворце к присяге на Евангелии новое правительство, мог праздновать победу. Премьер-министр Папандреу, в конце 2010 года заявивший о желании отделить Церковь от государства и лишить ее ежегодных государственных зарплат священников в размере 214 миллионов евро, ушел под давлением уличных протестов. А пришедший ему на смену Лукас Пападемос (бывший заместитель главы европейского Центробанка) начал формирование нового правительства с приглашения на пост вице-премьера главы крупнейшей ультраправой партии Греции «Народное православное собрание» Георгиоса Карадзафериса. Правда Карадзаферис в итоге в правительство не вошел, но тем не менее делегировал туда сразу четырех своих однопартийцев: Маврудис Воридис стал новым министром инфраструктуры Греции, Георгиос Георгиус — заместителем министра обороны, Адонис Георгиадис — замминистра развития и торгового флота, Астериос Рондулис — замминистра сельского хозяйства.[56]

Партия «Народное православное собрание» (сокращенная греческая аббревиатура — LAOS) была создана Карадзаферисом в 2000 году. Идеологию партии можно охарактеризовать как сочетание традиционного греческого национализма и апелляции к Православию с привязкой к актуальным ныне темам глобализации, иммиграции, антиисламизма и евроскептицизма. Так, в сентябре 2011 года депутаты от партии обрушились с критикой на власти страны после принятого ими решения о строительстве в Афинах одной из крупнейших в Европе мечетей с молитвенным залом площадью более 1 тыс. кв. м. Этот проект обойдется государству в 16 миллионов евро. [57]

Для сравнения: строительство огромной мечети в Кельне стоило 17 миллионов евро, и это при том, что Германия намного богаче Греции. Кроме того, греческое государство обязалось платить зарплату служителям будущей афинской мечети. Карадзаферис заранее окрестил ее «фабрикой для производства террористов», указав также на то, что в греческой столице до сих пор нет достойного ее православного собора, да и финансовое состояние Греции не таково, чтобы позволять себе такие расходы. В 2004 году Маврудис Воридис, тогда еще лидер самостоятельного «Греческого фронта», громогласно выступал против нелегальной эмиграции из стран Востока, указывая, что она несет в Грецию повышенную преступность, демпинг на рынке труда, рост безработицы среди греков и социальную нагрузку на бюджет. Воридис также критиковал евроинтеграцию, предрекая потерю Грецией суверенитета и установление «нового тоталитаризма» на континенте. [58]

Рост числа иммигрантов, оседающих в Греции, всё больше бросается в глаза. Вот как выглядят сегодня афинские кварталы, примыкающие к центру столицы. «Афины — странный го-род. Чуть отойдешь от Акрополя и улочек Плаки — и начинается совсем другой город, — пишет отечественная журналистка. — Он больше похож на рыночную часть Стамбула или любой город в Албании. Неприбранные улицы и дома, кварталы, заполненные различный транспортными и сервисными услугами только для гастарбайтеров из Албании. Омония, пакистанско-курдский квартал, разрастается вширь, все больше напоминая недавнее состояние «лиговских трущоб» в Петербурге. Там не стоит гулять туристу после захода солнца».[59]

Такая картина в центре Афин. А об окраинах и говорить не приходится. В конце концов это привело к столкновению «аборигенов» с «понаехавшими». В сентябре 2012 года греческие националисты провели рейд во время праздничной ярмарки на окраине Афин. Его итогом стали разгромленные палатки, принадлежавшие мигрантам. Переодевшись в полицейских, 30 членов ультраправой партии «Золотая заря», включая двух действующих депутатов, потребовали от приезжих торговцев показать разрешение на торговлю. Тем, кто не имел документов, пришлось спасаться бегством, их лотки были уничтожены.

На сайте партии вскоре появилось заявление, что члены «Золотой зари» «сделали то, что давно должно было сделать греческое государство», противоборствуя «обороту незаконных товаров». Также в Сети появилось видео нападения. «Золотая заря», членом которой может быть только «ариец по крови и грек по происхождению», известна ксенофобскими выступлениями и резким неприятием идей мультикультурализма. В ее программу входит перечень мер по борьбе с незаконной миграцией в стране, вплоть до установки про-тивопехотных мин на греческой границе. Однако националистические взгляды не помешали «Золотой заре» принять участие в июньских (2012 г.) выборах в парламент и получить 18 депутатских кресел. Партия стала третьей силой в стране, набрав 7 процентов голосов избирателей. [60]

С деятельностью «Золотой зари» связывают участившиеся   преступления против иммигрантов. Так, в августе 2012 года четверо неизвестных убили 19-летнего иракца, после чего в офисе «Золотой зари» прогремел ответный взрыв, который СМИ связали с местью за смерть молодого человека. Тогда же ассоциация мигрантов, живущих на острове Крит, обратилась к правительству с просьбой защитить их. Согласно данным ассоциации, с начала 2012 года более 500 мигрантов подверглись нападениям на почве ксенофобии.[61]

…В дневнике Джаведа Аслама более 500 имен мигрантов, которые стали жертвами гре-ческих националистов за последние полгода (2012 г.) Местные власти не ведут cтaтиcтику преступлений на почве межнациональной розни, количество которых сильно возросло на фоне экономических проблем в стране. Поэтому эту обязанность взял на себя Аслам, глава союза греческих гастарбайтеров.

— Каждый день в мой адрес приходит много угроз со стороны националистов, — говорит Аслам (он наполовину пакистанец, но уже 14 лет живет в Греции). — Даже полицейские пытались заставить меня бросить это дело и угрожали «убрать» меня.

Полиция не желает ничего знать о жалобах и заявлениях Аслама, поэтому большинство мигрантов научились вести себя тихо. По данным социологических опросов, во время парла-ментских выборов половина полицейских проголосовала за крайне правую партию с жесткими взглядами в отношении национального вопроса. Партия обещала «вымести мусор» с улиц греческих городов, и ее последователи уже приступили к «зачистке» — каждую ночь происходят нападения на мигрантов. Если хотя бы кто-то из пострадавших заявлял о случившемся, их либо увольняли, либо игнорировали, либо вовсе высылали из страны.

— 30 сентября двух молодых людей пырнули ножом, и я пошел в полицию, — рассказывает Аслам. — Десять часов они отказывались принимать мое заявление. Они откровенные фашисты и не скрывают этого. Они говорят, что мигранты должны уезжать домой. Я говорю им, что это, конечно, ваша страна, но это не джунгли, и вы не имеете права обращаться с нами как с животными. [62]

Сложившуюся ситуацию комментирует д-р Георгулас Стратос, профессор криминалистики Эгейского университета: «Подобные преступления раньше совершались только немногочисленными представителями ультраправых, а теперь это делается массово и в открытую. Теперь преступники не члены уличной банды, а представители политической партии, которые гордятся тем, что делают. Полицейские не просто не обращают внимания на происходящее, но и содействуют националистам. Они уверены, что именно из-за мигрантов начался экономический кризис и именно в них корень всех их бед».[63]

Несмотря на жесткий «прессинг», мигранты-мусульмане не собираются уезжать из Греции и переходят в контратаку. «Мы живем в стране, премьер-министр которой расист», — заявил Наим эль Гадур (Naim El Gadour), председатель Мусульманского Союза Греции во время пресс-конференции в Афинах, комментируя взгляды премьер-министра Антониса Самараса (Antonis Samaras) на иммигрантов. (Во время избирательной кампании политик назвал иммигрантов «захватчиками» Греции),

Эль-Гадур выразил беспокойство в связи с тем, что в Греции участились случаи нападения и избиения иммигрантов, особенно после политического подъема бывшей неонацистской группировки «Золотая заря». Кроме того, несмотря на многолетние обещания властей, в Афинах до сих пор нет мечети, поэтому тысячи проживающих здесь мусульман совершают соборные намазы на квартирах, парковках, в бывших складских помещениях и других импровизированных мечетях. «Нам остается только прибегнуть к правосудию», — сказал Эль-Гадур, заявив, что община будет подавать в суд на греческое государство.

Это сообщение появилось на исламском сайте  http://islam.com.ua/news/10931/ Там же была приведена «свежая» статистика: в настоящее время в Греции проживает уже около 500 тысяч мусульман. В это число входит община греков (!) турецкого происхождения, проживающая на северо-западе страны и насчитывающая 100 тысяч человек.

А в марте 2013 года в печати появилось сообщение о том, что эмир Катара Хамад бин Халифа Аль Тани приобрел группу из шести Ионических островов, принадлежавших Греции. Покупка обошлась шейху в 11 миллионов долларов. Хамад бин Халифа Аль Тани планирует создать на острове личный курорт для своей семьи, включающей трех жен и 24 детей.[64]


[1] Порфирий (Успенский), епископ. Святыни земли Италийской. М. 1996, С. 32.

[2] Мальцев Владислав. Собор Афинской Богоматери // НГ-Религии, № 5 (265), 17. 03. 2010, С. 4.

[3] Порфирий (Успенский), епископ. Святыни земли Италийской. М. 1996, С. 44.

[4] Мальцев Владислав. Указ. соч., С. 4.

[5] Порфирий (Успенский), епископ. Святыни земли Италийской. М. 1996, С. 32-33.

[6] Там же, С. 33.

[7] Там же, С. 42.

[8] Рот Рудольф. Достопамятное в Европе, то есть описание всего, что для любопытного смотрения света. Изд. 2. М. 1782, С.32-33.

[9] Селищев Н. Головоломка «Острова сокровищ» // Русский вестник, № 6, 2008, С. 11.

[10] Порфирий (Успенский), епископ. Святыни земли Италийской. М. 1996, С. 44.

[11] Kotsch Michael. Gewalt im Islam? (Коч Михаил. Насилие в исламе?)  Издательство Логос, Германия, 2002, С. 41.

[12] Час молитвы. Библейские мотивы в русской поэзии. М. 2001, С. 334.

[13] Греция. Путешествие по святым местам. Спб. 2004, С. 101.

[14] Мещерский Алексей, князь. Записки русского путешественника. М. 1842, С. 132-133.

[15] Миссионерское обозрение, № 5 (103) 2004, май, С. 6.

[16] Абдель-Баки Халифа. Мусульмане Греции между правительственным молотом и церковной наковальней // журнал «Al-Mujtama’а» (Islam News 2.04. 2008)

[17] Абдель-Баки Халифа., указ. соч.

[18] Миссионерское обозрение, № 5 (103) 2004, май, С. 6.

[19] НГ-Религии, № 15 (145), 18. 08. 2004, С. 2.

[20] Кифа, № 11 (49), июнь 2006, С. 2.

[21] НГ-Религии, № 2 (196), 7. 02. 2007, С. 4.

[22] Муратидис Сергей. http://www.greek.ru 22.06.2007

[23] Малинов Юрий. Греки наконец пустили в Афины мусульман // Эхо планеты, № 26, июль, 2007, С. 13.

[24] В Афинах построят первую мечеть // Газета «Наш мир», 30.04. 2010.

[25] Абдель-Баки Халифа., указ. соч.

[26] Там же.

[27] http://www.gzt.ru/print/332339.html  08.11.2010

[28] Нетаньяху Беньямин. Война с терроризмом. М. 2002, С. 74.

[29] Эхо планеты, № 32, август 2007, С. 24.

[30] Егоров Иван. Аль-Каида уходит в лес // Российская газета, № 228, 4 октября 2012, С. 6.

[31] Абдель-Баки Халифа. , указ. соч.

[32] Газета «Кифа», № 10 (84), август 2008, С. 2.

[33] Абдель-Баки Халифа. , указ. соч.

[34] Перов Георгий // Дуэль, № 7, 17. 02. 2004, С. 8.

[35] Независимая газета, № 44, 13. 03. 2012, С. 6.

[36] Московские новости, № 22, 8. 02, 2012, С. 4.

[37] Независимая газета, № 44, 13. 03. 2012, С. 6.

[38] Тарасенко Павел. Германия защищается от единой Европы // Коммерсантъ, № 60, 5. 04. 2012, С. 7.

[39] Мальцев Владислав. Собор Афинской Богоматери // НГ-Религии, № 5 (265), 17. 03. 2010, С. 4.

[40] Круг Павел. Религиозная реконструкция в действии // НГ-Религии, № 11 (183), 5. 07. 2006, С. 3.

[41] Независимая газета, № 143, 18. 07. 2007, С. 8.

[42] см «НГ-Религии» № 6 от 05.04.06.

[43] Там же.

[44] Кузнецова Валентина. Православный нигилист // НГ-Религии, № 22 (130), 17. 12. 2003, С. 8.

[45] Там же.

[46] Там же.

[47] www.yoki.ru/social/politics/37716-0 // Вечный зов, апрель 2007, С. 7.

[48] Хаустов Дмитрий. Профанация или модернизация? // НГ-Религии, № 3 (197), 21. 02. 2007, С. 3.

[49] Маякова Лина. Безверие и наказание // НГ-Религии, № 4 (330), 6. 03. 2013, С.3.

[50] НГ-Религии, № 1 (131), 21. 01. 2004, С. 5.

[51] http://www.rian.ru 10.01.2007

[52] Реутов Александр, Янушевский Роман. Израиль и Греция готовят отпор турецким буровым // Коммерсантъ, № 60, 5. 04. 2012, С. 8.

[53] Сатановский Евгений. Цена вопроса // Коммерсантъ , № 60, 15 апреля 2012, С. 8.

[54] Малинов Юрий. Забудьте правду и легенды ради политкорректности // Эхо планеты, № 22-23, июнь 2007, С. 42.

[55] Там же, С. 42.

[56] Мальцев Владислав. Православные евроскептики идут во власть // НГ-Религии, № 21 (303), 7. 12. 2011, С. 1.

[57] Там же, С. 1.

[58] Там же, С. 2.

[59] Лаврентьева Ольга. Афины в оцепенении // Невское время, № 38, 3. 03. 2012, С. 6.

[60] Киселева Ксения. Без лотков виноватые // Российская газета, № 208, 11. 09. 2012, С. 8.

[61] Там же, С. 8.

[62] Кирон Монкс. Полиция провоцирует нацизм в Греции // Метро, 11 октября 2012, С. 9.

[63] Там же, С. 9.

[64] Сообщение агентства UPI // Метро, № 45, 18. 03. 2013, С. 15.

Доклад доцента Санкт-Петербургской православной духовной академии архимандрита Августина (Никитина) на VIII международной межконфессиональной конференции «Христианская антропология перед вызовом современности», прошедшей17-19 ноября 2013 года в г. Минске.


Опубликовано 20.11.2013 | Просмотров: 483 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter