Архимандрит Августин (Никитин). Ислам в Дании

Архимандрит Августин (Никитин). Св. Франциск Ассизский и русские символисты

Доклад на Международной конференции «Скандинавские чтения», прошедшей в Санкт-Петербурге 27-29 октября 2010 г.

ИСЛАМ В ДАНИИ

Начало исламизации (1970-1980-е гг.)

 В конце 1970-х гг. в Дании насчитывалось около 30 тысяч мусульман, в том числе – около 16 тысяч из Турции, 6,5 тысяч из Пакистана, 1,5 тысяч из Югославии (боснийцы). Большинство из них оседало в Копенгагене и его окрестностях; небольшое число турок проживало в Оденсе, Роскильде и других провинциальных городах. Уже в те годы в Копенгагене имелось несколько мечетей и Культурный исламский центр, который получил от городских властей участок земли для строительства нового здания.

1-2 общины турецких мусульман были связаны с движением «сулейманли», но большинство «турецких» граждан, проживавших в Дании, по происхождению являлись курдами. При некоторых мечетях имелись школы Корана, но дети мусульман не могли получать полноценное образование, так как обучение родному языку часто не включалось в школьную программу.

В 1970-х гг. государственные и частные институты проявляли различные инициативы для установления отношений с мусульманскими рабочими-иммигрантами, но такие инициативы были редкими. Правда, ещё в конце 1960-х гг. министерство социальных дел учредило два поста под названием «консультант по вопросам иностранных рабочих».

Городской совет Копенгагена, а также некоторые органы местной власти открыли по всей стране центры консультаций для иностранных рабочих. Подобные же проекты были предприняты различными ассоциациями. Одним из таких примеров явилось «Студенческое поселение», расположенное в районе трущоб в Копенгагене. Примерно в то же время секция по социальной работе YMKA открыла общежития и центры отдыха для иностранных рабочих, у которых нет семей. По мере того, как иностранные рабочие привозили свои семьи, спрос на такие центры упал, и к началу 1980-х гг. остался только один центр отдыха в городе Фредериксверк.

В предместье Копенгагена Тоструп местные католические и лютеранские приходы совместными усилиями устроили клуб для одиноких мужчин — иностранных рабочих. Лютеранская «Внутренняя миссия» (национальное движение, основанное на пиетизме) одно время имела миссионера, назначенного на евангелизаторскую работу среди иностранных рабочих Копенгагена. Но по прошествии нескольких лет от этой работы отказались.

В Хернинге и Икасте (двух городах Ютландии с текстильной промышленностью и 75.000 жителей) ряд приходов с 1968 года вступили в сотрудничество для организации встреч между иностранными рабочими (в основном турками), которым в то время встречаться было негде. Эта работа проводилась с помощью совместного комитета различных приходских советов, отвечавших за программу и финансовые средства. Программа таких вечеров обычно состояла из короткой беседы или молитв, фильма, за которым следовало общение и чаепитие. Какое-то время казалось, что эти вечера полезны и не возбуждали никаких дискуссий, относительно основы, на которой проводилась эта работа. До тех пор, пока однажды вечером не был продемонстрирован турецкий фильм, в котором показана жестокость крестовых походов. Высокомерные крестоносцы терпят поражение — на радость туркам.

Почти в то же самое время группа мусульман пригласила имама из Турции, чтобы он возглавил их религиозную жизнь, начал преподавать Коран для детей и т.д. Этот имам въехал в Данию по туристической визе на три месяца. Так начиналась ползучая исламизация страны…

В 1979 году Датское миссионерское общество назначило Барне Иоргенсена «секретарем по делам иммигрантов», прежде всего — с задачей работы среди иностранных рабочих-мусульман в Копенгагене. Вот что Барне Иоргенсен рассказывал о своей работе.

— Я встречаюсь с иностранными рабочими там, где они находятся, т.е. в различных ассоциациях и клубах национального, религиозного, культурного или политического характера, или в организациях, сочетающих эти черты, таких как Исламский культурный центр. Даже хотя я специально представляюсь как христианин, меня почти всегда принимают по-дружески и с интересом. Я всегда находил, что легче обсуждать религиозные вопросы с ортодоксальными мусульманами, чем с «секуляризованными государственно-церковными датчанами». Я очень часто бываю на молитвах мусульман по пятницам, но всегда как простой наблюдатель, подчеркивающий, что я христианин, а не потенциальный обращенный.

В 1980 году журнал «Исламиск Удзин», издававшийся Исламским культурным центром в Копенгагене, перечислил (в № 2/1980 г.) ряд областей, в которых мусульмане в Дании чувствовали, что они подвергаются дискриминации, — такие, как расистские надписи на стенах, вандализм, битье окон — всего десять пунктов.

1. Сбор церковного налога;

2. Признание мусульманских имен;

3. Мусульманские праздники;

4. Сбалансированные телепрограммы;

5. Религиозное образование для детей из мусульманских семей;

6. Признание налоговыми властями ислама как религиозной общины;

7. Места захоронения мусульман;

8. Исламское семейное право;

9. Политика центрального и местных властей, принимающая во внимание культуры меньшинств;

10. Признание ислама государством.

Рассмотрим эти проблемы пункт за пунктом.

I. Церковный налог. Этот вопрос поднимался потому, что многие мусульмане были «автоматически» зарегистрированы как члены государственной Церкви во время регистрации у гражданских властей. Поэтому их просили платить церковный налог (0,4-1,4%) в зависимости от того, где они живут). Эта ошибочная регистрация однажды привела к тому, что целому ряду мусульман дали избирательные бюллетени для выборов церковного приходского совета. Было бы неверным полагать, что вина ложится на компьютерную систему: если система paботает неправильно, необходимо ее изменить.

2. Признание мусульманских имен. Согласно датским законам, если ребенка не собираются крестить, родители должны в течение одного года после рождения ребенка сообщить его имя церковным властям, независимо от того, являются они членами государственной Церкви или нет. От этого освобождаются члены признаваемых религиозных общин, которые имеют свою собственную регистрацию. Что касается мусульман, то проблему порождало следующее правило: если даже кто-нибудь один из родителей является «постоянным жителем Дании», одно из его имен должно быть из списка приблизительно 5.000 «признаваемых» женских и мужских имен. Если родители являлись только временными жителями, они могли выбрать любое имя, которое им нравится, если хотя бы один из родителей подпишет заявление, что это имя употребляется в его родной стране.

Эти правила по-разному понимались в различных местах, и некоторых родителей просили написать письменное заявление о сроках их жительства в Дании. Многочисленные личные прошения мусульман в министерство по религиозным делам (ответственным в этой области) способствовали введению новых директив, запрещавших требования подавать такие письменные заявления.

3. Мусульманские праздники. Среди мусульман широко распространено желание иметь возможность отмечать свои самые главные праздники. Это Фитр в конце поста и Адха в день жертвы во время ежегодного паломничества. Кроме того, мусульмане хотели иметь время на молитву в своей общине в пятницу. Некоторые фирмы изыскивали возможности освобождать своих работников-мусульман по пятницам, в то время как другие полагали, что такие просьбы удовлетворить трудно (например, когда это отражается на работе сборочного конвейера).

В 1977 году Исламский культурный центр обратился к правительству с просьбой сделать эти два праздника официальными выходными днями и использовать свое влияние, чтобы убедить работодателей отпускать людей с половины дня в пятницу. Кроме того, была необходимость в комнатах для молитв на работе, с тем, чтобы совершить два или три ежедневные намаза, приходящиеся на рабочее время.

4. Сбалансированные телевизионные программы. Датское радио и телевидение являются монополиями государства, обязанными представлять все религиозно-культурные аспекты в отношении к различным слоям населения страны. Исламский культурный центр неоднократно заявлял, что ислам и дела мусульманских стран часто представлялись предвзято. (Датские христиане часто высказывали такие же жалобы, но, организовавшись, они часто имели возможность оказывать влияние на радио и телевещание, с тем, чтобы учитывались их взгляды).

5. Религиозное образование для детей из мусульманских семей. Пожелание, выражавшееся мусульманами в Дании, чтобы ислам преподавался в рамках государственных школ, вероятно, было связано с тем фактом, что такое образование доступно, по крайней мере, в принципе, в некоторых странах Европы. Но в Дании развитие шло в направлении нейтрального религиозного образования. Традиционная связь между школой и Церковью была прервана законом в 1975 году, и теперь религиозное образование подразумевает скорее, нейтральную информацию, чем духовное окормление. Считается, что родители должны сами воспитывать детей в вере или использовать возможности для создания независимых школ, пользующихся помощью государства.

6. Признание ислама со стороны налоговых властей. В Дании религиозные и другие благотворительные организации имеют право получать дотации. Большому числу организаций была дана эта привилегия, но Исламскому культурному Центру в этом в свое время было отказано.

7. Места захоронения для мусульман. В течение ряда лет мусульманские похороны совершались на церковном кладбище неподалеку от первой копенгагенской мечети (Ахмадийя). Вероятно из-за отсутствия свободного места, мусульман теперь посылают на большое Вестрское кладбище (где также есть еврейская часть). Но мусульмане не хотели, чтобы их хоронили на (как они считают) «христианской, земле». Поэтому те, кто мог себе это позволить, отправляли тела своих родственников на родину — в Пакистан. Исламский культурный центр в течение ряда лет пытался найти специальное место с помощью Копенгагенского городского совета.

8. Исламское семейное право. Оно касается таких вопросов как брак, развод, наследование и внутрисемейные отношения. Большинство мусульман в Дании приспосабливаются к датским порядкам, но есть проблемы, связанные с вопросами брака и развода. Общее правило в Дании таково: браки и разводы, формально состоявшиеся за границей, признаются по предоставлении соответствующих документов, а те, что заключаются в Дании, должны соответствовать датским законам.

Поднимаемые принципиальные вопросы в конфликте между датскими и мусульманскими законами, связаны с полигамией и последствиями развода, особенно в связи с опекунством над детьми. Вряд ли датский закон будет изменен для решения таких вопросов или позволит отдельным меньшинствам право регулирования жизни их членов по отдельным законам.

То же относится и к определенным частям мусульманского закона о наследовании, где, например, жена немусульманка может получить наследство от своего мужа-мусульманина только в том случае, если последний оставил письменное завещание. Мусульманское семейное право является основным компонентом исламского общества и представляется невозможным его перенесение е западное общество.

9. Правительственная политика в отношении меньшинств.

В 1970-1980-х гг. официальная политика Дании в отношении меньшинств и иммигрантов состояла в том, что решения принимались на временной основе и когда это было необходимо. Общей политики в отношении иммиграции не было; она заключалась в том, что рано или поздно все уладится. При этом не принималось во внимание то, что большая часть мусульман приглашалась в страну в качестве «гостей», чтобы обеспечить рабочими руками датскую промышленность. И при этом игнорировалась проблема идентичности. Иммигранты, которые по культурным, образовательным, религиозным и т.д. причинам хотели жить в соответствии с их родным образом жизни, рассматривали интеграционную политику датских властей как дискриминационную.

Различные иммигрантские организации активно воздействовали на общественное мнение в направлении более справедливой политики. Это было подхвачено средствами массовой информации, а также рядом политических партий. В результате датское правительство выработало планы по законодательному улучшению юридического положения иммигрантов.

10. Официальное признание ислама. Конституция Дании гарантирует религиозную свободу и, в то же время, подтверждает государственный статус Лютеранской Церкви и ее финансовую поддержку. С годами официальное признание получил ряд других христианских Церквей, а также иудейская община. Но в конце 1970-х гг. министерство по религиозным делам заявило, что такое признание больше не дается, потому что сегодня автоматически признаются все общины, если они не находятся в конфликте с датским законом. Но это порождало различия между «признаваемыми» общинами и «не признаваемыми», что можно было рассматривать как дискриминацию.

На рубеже тысячелетий

В начале 1990-х гг. в Дании на государственном телевидении детская редакция выпускала специальные передачи – коротенькие художественные фильмы, которые должны были пробуждать в малыше чувства уважения к другим народам, сострадания к ним. Предположим, ставится фильм об иранских школьниках – детях, обреченных жить в тоталитарной стране. Они носят красные галстуки, они должны вскакивать с мест, когда входит учитель; в классе у них висят портреты исламского лидера… По датским детским понятиям – это ужасное ущемление свободы. И датский ребенок начинает понимать, почему этим иранцам было столь тяжело в родной стране, что пришлось эмигрировать в их славное королевство, а теперь жить с ними на одной улице. Взрослые могут ворчать на этих мусульман, но дети уже прониклись сочувствием к своим сверстникам. Считалось, что через 20 лет они вряд ли пойдут громить их зеленные лавки и требовать выселения мусульман из Копенгагена.[1]

К концу 1990-х гг. число мусульман в Дании значительно возросло и в 1999 г. они уже составили 4% от всего населения страны, а в Копенгагене – целых 10%.[2] Кроме того в Дании в период 1990-2000 гг. ислам приняло, по самым скромным подсчетам, от 3000 до 5000 европейцев. А на 2008 год новообратившиеся мусульмане составляли в Дании около 2% всех последователей ислама.

На 2005 год 8% населения Дании, насчитывавшего 5,4 млн. человек, составляли иммигранты, в том числе мусульман -150 000 человек. В 2004 году Первый (государственный) канал датского телевидения начал еженедельную трансляцию пятничных проповедей из мечети Копенгагена. На датском языке проповедует имам Абдольвахид Бедарссен, датчанин.

В настоящее время школьникам из исламских семей предметы преподают учительницы-мусульманки с платками-хиджабами на голове. В Дании и Швеции запрета на ношение учительницами хиджаба не существует. (И это при том, что в исламской Турции ношение платка на государственной службе трактуется как выражение определенной политической приверженности и строго запрещено, — как учительницам, так и их ученицам).[3]

Впрочем, в мае 2009 года местные мусульманки подверглись некоторой «дискриминации». Согласно распо­ряжению датских властей, мусуль­манки, носящие никаб — накидку на голову, оставляющую лишь прорезь для глаз, теперь обязаны открывать лицо контролерам в автобусах, чтобы те могли иденти­фицировать их с фотографиями на именных проездных билетах. Это решение было принято после ряда инцидентов, связанных с тем, что водители отказывались пускать в автобусы мусульманок в никабах. Крупнейшие автобусные компании страны договорились об общих для всех правилах. Теперь в том случае, если женщина отказывается открыть свое лицо из религиозных соображений, ей придется купить еще один про­ездной билет.[4]

Датский исламизм

В настоящее время датские власти все чаще отказывают иностранцам исламского вероисповедания в виде на жительство, урезают пособия мусульманам, имеющим статус беженцев, а также ужесточают другие бюрократические процедуры в отношении иностранцев-мусульман. В Дании местная элита уже не стесняется в выражениях и, отбросив политкорректность, указывает на мусульман как на угрозу национальной безопасности.[5] В 2000 году социал-демократы из му­ниципалитета продали здание фундаменталистской группе «Дом отца» (Faderhuset), чей руково­дитель Кнут Эверсен слушается лишь указаний, идущих «прямо от Бога», и под­держивает «крестовый поход» против дат­ских мусульман.

К 1995 году на территории Европы действовало не менее 14 организаций воинствующе­го ислама, и количество их активных членов исчисля­лось десятками тысяч человек. Так, при расследовании взрыва во Всемирном торговом центре (Нью-Йорк, 2001 г.) выясни­лось, что пособником одного из организаторов этого взрыва была достаточно мощная, но до той поры остававшаяся незамеченной исламская группировка в Дании.[6]

Западные спецслужбы остро нуждаются в агентах-мусульманах для внедрения в террористические группировки. Датская военная разведка FE уже разместила объявление о наборе в свои ряды агентов, владеющих ближневосточными языками. Но к работе отобранные кандидаты будут допущены после тщательной проверки по каналам секретной службы РЕТ. Ведь рекрутирование новых агентов может привести к тому, что в органы безопасности проникнут сами террористы, предупреждают эксперты.

Дания, одна из ближайших союзниц США по антииракской коалиции, по-прежнему остается мишенью для террористических атак. Об этом заявила группировка «Аль-Каида в Европе», взявшая на себя ответственность за взрывы в Лондоне (лето 2005 г.) Реальность этой угрозы признают в датской секретной службе, тем более что в ежегодном окладе РЕТ прямо названы имена базирующихся в Дании исламистских группировок. Поэтому важнейшей задачей спецслужб является противодействие рекрутированию скандинавских мусульман в международную террористическую сеть.

В частности, РЕТ налаживает сотрудничество с датскими вузами. «В университетах может сложиться атмосфера, способствующая распространению экстремизма, и мы отслеживаем подобные ситуации, — заявил главный криминальный инспектор РЕТ Ханс Йорген Боннихсен. – Параллельно мы следим за тем, чтобы обучающиеся в Дании иностранные студенты не собирали сведений об оружии массового уничтожения». Высокопоставленный сотрудник датской госбезопасности не объяснил, насколько подобная тактика может быть эффективной в отношении террористов-самоубийц, однако он считает сотрудничество с вузами весьма перспективным.[7]

В последние годы идеологи всемирного движения джихада все чаще призывают к использо­ванию оружия массового пора­жения против стран Запада. На различных радикальных исла­мистских сайтах можно встре­тить соответствующую пропа­гандистскую литературу. Теоре­тики современного радикально­го исламизма акцентируют вни­мание на нескольких аспектах данной проблемы. Во-первых, непосредственно на получении доступа к ОМП. В частности, ре­комендуется искать вещества, необходимые для совершения терактов подобного типа в рес­публиках бывшего СССР, а так­же сотрудничать с режимами, обладающими этим оружием. Во-вторых, готовить исполните­лей таких акций. В-третьих, подвести идеологическую базу, не­обходимую для применения оружия массового поражения.[8]

В связи с этим датские власти выражают беспокойство по поводу состояния российского ядерного арсенала. «Российские ядерные отходы — лако­мый кусок для террористов» — под таким заголовком датская газета «Берлингске тиденде» поместила статью, в которой говорится, что «плохо охраняемое рос­сийское ядерное оружие и крупные за­пасы обогащенного урана, который мож­но использовать для изготовления такого оружия, представляет собой потенциальную опасность для Европы». «В России, — утверждается в ней далее, — террористы, например из «Аль-Каиды», легче, чем в других местах, могут полу­чить доступ к материалам для изготовления оружия массового поражения».

В статье излагается доклад Датского ин­ститута по вопросам международной политики. Автор «стратегического иссле­дования» Аня Дальгорд-Нильсен счита­ет: «Лишь менее 40% обогащенного урана в России хранится с теми мерами предосторожности, которые соответству­ют международным стандартам». «Технически, — продолжает автор доклада, — становится все легче и легче для маленьких террористических групп доб­раться и до нужных материалов и тех­нологий. И нам известно, что «Аль-Каида» охотно стремится к этому и уже пы­талась купить высокообогащенный уран». [9]

Вывод доклада таков, отмечается в ста­тье, что «единственной возможностью предотвратить ядерный террор может быть повышение безопасности вокруг российских ядерных материалов». «Если подходить к этому вопросу ответствен­но, то следует сконцентрировать помощь России с целью воспрепятство­вать тому, чтобы террористы стали серьезной стратегической угрозой для нашего сообщества», — считает автор док­лада. «Мы, — заключает она, — не можем позволить себе не замечать, что в то время, как борьба против терроризма стоит на повестке дня правительства Дании, им не особенно акцентируется внимание на том, где терроризм может стать серьезной стратегической проблемой». А в опубликованном вскоре после этого док­ладе правительства по терроризму говорилось, кроме всего прочего, что уси­ленный контроль за возможностью дос­тупа к оружию массового уничтожения является главным приоритетом для дат­ского правительства.[10]

Это были лишь рекомендации, но, наряду с этим, датские власти помогли России уменьшить опасность в области обычного вооружения. Так, в 2003 году Дания выделила 4,7 млн. крон (643 тысячи евро) для продолжения в 2003- 2005 гг. реализации программы размини­рования на Северном Кавказе. Эти сред­ства были перечислены на счет консорциума «Дэниш демайнинг груп», в который входят несколько благотворительных организаций Дании, работавших на Северном Кавказе. Этот консорциум в сотрудниче­стве с местными партнерами разрабатывал информационные материалы, прежде всего, для детей и молодежи до 25 лет. Затем учителя в школах и матери прошли курс обучения, чтобы они могли информировать об опасности снарядов и мин и оказать необходимую помощь жертвам.[11]

Но в то же время позиция Дании по проблеме чеченского терроризма была весьма расплывчатой, о чем свидетельствует заметка в копенгагенской газете «Политикен»:

«После взрыва в московском метро 6 февраля (2004 г.) ФСБ заявила, что теракт демонстрирует намерение определенных сил превратить Чечню в центр глобаль­ного терроризма. По другим терактам был доказан чеченский след, так что это возможно и сейчас. Но когда президент России всего через несколько часов без доказательств обвинил чеченцев, никто во властном аппарате не осмелился это оспорить, что опасным образом может ог­раничить расследование».[12]

«Лакмусовой бумажкой», позволяющей оценить официальную позицию Дании по «чеченскому вопросу», является «дело Закаева». В феврале 2005 года министр юстиции Дании Лене Эсперсен (Консервативная народная партия), несмотря на требования оппозиционного «Единого списка», отказала оказывать содействие эмиссару Масхадова Ахмеду Закаеву в том, чтобы его имя было вычерк­нуто из списка лиц, нежелательных в зоне действия Шенгенских соглашений. «Хотя Дания в конце 2002 года отклонила обвинения России в том, что Закаев является террористом, — подчеркивает информационное агентство Ритсау, — Лене Эсперсен не хочет заниматься тем, чтобы имя Закае­ва было убрано из Шенгенской информа­ционной системы. Его регистрация там ста­ла причиной того, что ранее Бельгия отказала ему во въезде в страну. Глава датс­кого юридического ведомства пишет в от­вете на запросы представителя «Единого списка» в фолькетинге (парламенте) Се­рена Сендергорда, что лишь та страна, ко­торая предоставила информацию об Ах­меде Закаеве, может изменить, дополнить, исправить или убрать те сведения, которые были внесены в систему».

Министр юсти­ции указала: «В то же время, одна из сто­рон, которая не вносила данные, имеет возможность, согласно положениям, направить обращение к вносившей информацию другой стороне в том случае, если предостав­ленная ею информация дает возможность предполагать, что она внесена незаконно. Министерство юстиции не считает, что име­ется какое-либо основание для обращения с подобным запросом в данном конкретном деле».

С. Сендергорд, пишет далее агентство, был явно разочарован таким от­ветом. «Внушает серьезное опасение тот факт, как легко попасть в Шенгенскую информационную систему», — заявил парламентарий. «Ахмед Закаев стал причиной дипломатического кризиса в отношениях между Россией и Данией, когда в конце октября 2002 года он был задержан датской полицией в связи с участием во «всемирном чеченском конгрессе», который проводился в Ко­пенгагене. Россия пыталась добиться его выдачи под тем предлогом, что Закаев яв­ляется террористом, однако Дания посчи­тала, что российская сторона не смогла до­казать свои обвинения. Вместо этого он был отпущен и продолжает находиться в Вели­кобритании, откуда Россия также тщетно пы­талась добиться его выдачи. Комитет в под­держку Чечни собирается пригласить это­го «спорного политика» в Данию весной 2005 года»,[13] — сообщило агентство Ритсау.

И даже после «Норд-Оста» датские власти не отменили съезд чеченских сепаратистов в Копенгагене, отказались выдать эмиссара боевиков Закаева. То есть оскорблять отдельных террористов ужасно неполиткорректно, а вот всех мусульман скопом – так это всегда пожалуйста. «Европа, не успев оправиться от летнего взрыва насилия во Франции (2005 г.), еще раз подставилась»[14], — заявил замдиректора Института востоковедения РАН В. Исаев.

Пределы толерантности

Европейские страны начали перекрывать доступ новым мусульманским мигрантам в Европу и ужесточают свое иммиграционное законодательство. Одной из первых стала именно Дания, которая еще в 2002 году ввела запрет на браки с иностранцами – не гражданами ЕС, которые не достигли 25-летнего возраста. Таким образом, датское правительство решило остановить прогрессирующую иммиграцию. Дело в том, что большинство проживающих в Дании молодых мужчин из исламских стран помолвлены с гражданками с их исторической родины (с молодой невестой в Данию перебиралось все ее многочисленное семейство). Естественно, что мусульманские общины Дании активно протестовали, но тщетно. Дания – далеко не единственный пример ужесточения миграционного законодательства в странах Евросоюза.

В мае 2008 года иракский беженец, от которого датское правительство требовало развестись с одной женой, предпочёл покинуть Данию. Гражданин Ирака некогда работал переводчиком для датского военного контингента в Ираке. В 2007 году он вместе с двумя женами и тремя детьми получил убежище в Дании. Но требование развестись с одной из жён заставило его вернуться на родину. Он объяснил это привязанностью к обеим супругам.[15]

Европейские лидеры, желающие сохранить национальную иден­тичность, еще недавно получали клеймо расистов и ксенофобов. В Да­нии министр внутренних дел Карен Йесперсен, радикал 1960-х годов, вызвала бурю негодования своим предложением о высылке беженцев с криминальным прошлым на необитаемый остров. Она не желает жить, заявила Йесперсен, в мультикультурном обществе, где преступники уравнены в правах с мирными гражданами и где равны все культуры.[16]

Дания вообще превратилась в приют для политических беженцев, вследствие чего датским гостеприимством активно пользуются преступные группировки из Азербайджана, Армении и Украины. За заявлением Йесперсен насчет того, что она предпочитает собственную культуру всем прочим, последовала серия разбойных нападений на датчанок, организованных выходцами с Ближнего Востока, которые вдобавок выдвинули требо­вание о принятии Данией исламского законодательства, налагающего существенные ограничения на права жен­щин, восстановлении смертной казни и практики отсе­чения рук за кражу. Европа ужаснулась; реакция была «мгновенной и суровой», как заметил в журнале «Полиси Ривью» Хенрик Беринг.[17]

Европейский центр мониторинга расизма и ксенофобии занялся расследованием этих случаев. В самой Дании, 33 процента гражданского бюджета которой идет на социальную защиту иммигрантов, составляю­щих 4 процента населения страны, датчане стали высту­пать в поддержку Карен Йесперсен.[18]

В апреле 2005 года королева Дании Маргрете в интервью, данном по поводу ее биографической книги, заявила, что толерантность по отношению к радикальному исламу имеет свои пределы. Королева отметила, что она уважает ислам как религию, но ее не может не страшить то обстоятельство, что в нем есть определенные черты тоталитарности. Глава датского королевства призвала прибывающих в страну иммигрантов активнее изучать датский язык с целью лучшей интеграции в общество. Незнание языка особенно распространено среди иммигрантов-мусульман.[19]

Объективности ради следует отметить, что в местной умме есть и «умеренное крыло». Так, в Дании группа молодых мусульман изучает и развивает «либеральные» идеи на своем сайте в Интернете под названием «Форум критически настроенных мусульман». Они с увлечением решают вопрос разделения религии и политики, процесса, получившего название «религиозная секуляризация ислама», выступают за общие права человека, права женщин, установленных, по их мнению, Кораном, и за общую терпимость: «Мы хотим устранить предрассудки с помощью знания и открытости. Мусульмане в Европе должны не только терпеть, но принять плюрализм и секуляризированное общество, для которого характерна терпимость к людям с различными религиозными и политическими убеждениями. Чистый и бескомпромиссный ислам невозможен ни в Европе, ни в каком-либо другом месте. Компромисс не только нельзя отбросить, он совместим с исламом. Но терпимость не распространяется на тоталитарные взгляды».[20]

Полумесяц над Копенгагеном

В 2009 году очередная годовщина терактов 11 сентября 2001 года (Нью-Йорк, США) была отмечена в Дании антимусульманской акцией. Проправительственная Партия датско­го народа выступила против строительства мечетей в Ко­пенгагене.

До сих пор в Копенгагене местным мусульманам не удава­лось выстроить свое культовое здание, хотя по численности об­щина последователей этой ре­лигии занимает второе место после преобладающей в стране Евангелическо-Лютеранской Церкви. При этом доля мусульман составляет 3,5% от всего населения стра­ны. Датские мусульмане, среди которых немало этнических датчан, принявших ислам, со­бираются в не приспособлен­ных для богослужений общест­венных зданиях или в частных молельнях.

До сих пор горожа­нам удавалось противодейство­вать планам строительства ме­чети, так как специфические очертания минаретов могли нарушить исторически сложив­шийся облик города. Копенгаген до сих пор малоэтажен, и его архитектурный облик на удивление цельный. Средневе­ковый силуэт не портят совре­менные небоскребы, как это на­блюдается в большинстве западных столиц. Над невысоки­ми зданиями господствуют шпили и купола лютеранских соборов.[21]

Однако городские власти одобрили проект строи­тельства первой в Дании мече­ти под нужды местной шиит­ской общины. Предполагается возвести здание высотой 24 м с 32-метровыми минаретами. В таком случае Копенгагену при­дется попрощаться с образом последней в архитектурном плане христианской столицы Европы. Для сравнения, высота самого высокого шпиля христианского собора в городе со­ставляет 80 м, а высота исторической Круглой башни, на вер­шину которой взбирался еще российский император Петр Великий, — 36 м.

В некоторых датских газетах появились статьи, где утверждалось, что строительство ши­итской мечети будет финансироваться «Ираном с его терро­ристическим режимом». В ор­ганизации этой кампании в прессе обвинили Партию дат­ского народа. Все это происходит на фоне закрытия люте­ранских храмов в Дании. Так, весной 2008 года было принято решение суда закрыть не менее десяти церквей из-за недостат­ка финансирования.[22]

По словам настоятеля собо­ра в копенгагенском районе Вестербро Стина Вензеля-Петерсена, в 2007 году в не­скольких храмах датской столицы требы — крещения, венчания, отпевания — вообще не совершались, поскольку никто за этими требами не обращал­ся. В таких случаях церковный совет обязан сообщить еписко­пу о своем безвыходном поло­жении. В последний раз один из храмов Копенгагена был закрыт 40 лет назад. Официальная религия дат­чан — лютеранство. В боль­шинстве своем они платят цер­ковный налог и обращаются к священнику, как минимум, четыре раза в жизни: при крещении, конфирмации, вступлении в брак и при похоронах.[23] И в то же самое время на строительство огром­ной мечети в Копенгагене пла­нируется затратить 5-6 млн. евро.

Вообще в Дании ощущается сопротивление намерениям привнести в страну мультикультурный дух. Судя по всему, датчане негласно решили сделать свою страну оплотом уходящей в прошлое средневековой христианской Европы. И возможно, опасения датчан небезосновательны.

«Карикатурный скандал»

Трудно было предположить, что несколько небрежных и вовсе не смешных карикатур в провинциальной европейской газете приведут к поистине все­ленскому скандалу, к массовым демонстрациям, кровопролитию, погромам посольств, заставят говорить о конфликте цивилизаций. Но все это произошло. А началось все в Дании.

30 сентября 2005 года датская газета Jyllands-Posten напечатала 12 карикатур на основателя ислама – пророка Мухаммеда. Нарисовали его в чалме в виде бомбы с зажженным фитилем. Но скандал разразился только в начале 2006 года. Судя по всему, кто-то на Ближнем Востоке внезапно сообразил: из этого можно устроить шоу и под шумок решить свои политические проблемы.

Обращает на себя внимание то, что первоначальная реакция мусульманских сообществ на публика­цию в датской газете сразу после 30 сентября 2005 года была весьма слабой. Демонстрации начались как по команде в результате трех событий: обсуждения международным сообществом вопроса об иранской ядер­ной программе, обсуждения вопроса о статусе Косово и, наконец, победы на палестинских выборах террористической организации ХАМАС, сотрудничавшей с чеченскими террористами, такими как покойный Хаттаб, и тогда ещё не «замоченный в сортире» Басаев. Цели организации акций понятны: отвлечь вни­мание общественности христианских стран от сути проблем (наступление исламизма по всем фронтам) и переключить его на «притеснение» мусульманской веры, То, что демонстрации протеста носили крайне экстремистский характер, для их организаторов и участников неважно. По-иному они действовать не умеют. Это — «политкорректность» в их понимании.[24]

Согласно постулату ислама, категорически запрещается изображать Аллаха и пророка Мухаммеда. Поэтому взрыв эмоций со стороны мусульман оказался вполне предсказуем. Художники злополучной датской газеты сменили телефоны и обзавелись охраной, а главный редактор выступил с растерянными извинениями, присовокупив наивную фразу: «Мы не ожидали такой реакции».

После опубликования карикатур исламское сообщество Дании обратилось в редакцию газеты Jyllands-Posten с требованием принести извинения оскорбленным мусульманам. Судя по всему, реакцией на свое обращение датские мусульмане остались не удовлетворены. Поэтому они обратились за помощью к послам ряда исламских стран. Одиннадцать послов мусульманских стран в датской столице обратились с письмом-жалобой и просьбой о встрече к датскому премьер-министру. Андерс Фог Расмуссен выразил послам свое понимание, однако напомнил, что Дания – европейская страна, в которой пресса пользуется свободой слова и вольна печатать какие угодно карикатуры, и от встречи отказался.

Строго говоря, это были не карикатуры, а просто эскизы иллюстраций к книжке, которой в Дании собирались пропагандировать ислам и способствовать снижению иммунитета к обращению в него детей «неверных». Во-вторых, сами карикатуры были скорее антидатского содержания и высмеивали недостаточно либеральное, по мнению художников, отношение датчан к мусульманским иммигрантам.

Тогда оскорбленные послы и мусульманское сообщество Дании решили искать правды в другом месте. Группа датских имамов совершила тур по ближневосточным и некоторым другим исламским странам, где встретилась с местными политиками и религиозными деятелями. Имамы показали им карикатуры, приправив их рассказами о том, как плохо относятся к мусульманам в Европе. Правда, с собой эти ходоки прихватили не только опубликованные 12 карикатур, но и еще несколько – неизвестного происхождения и значительно более радикального содержания. Говорят, что самая мягкая из этих неизвестных карикатур изображала пророка Мухаммеда с лицом свиньи, остальные же и вовсе имели характер практически порнографический.

На одной из них было изображено некое животное, совершающее половой акт с девочкой в странной позе, по мнению интерпретаторов – совершающей намаз. К этим карикатурам датчане не имели никакого отношения. То есть святотатство в отношении пророка совершили вовсе не датчане, а вполне конкретные мусульмане. И совершили с явно провокационной целью.[25] Именно эти рисунки произвели на местных имамов особенно сильное впечатление. Итог – оскорбленные имамы призвали правоверных мусульман стереть с лица земли эту «безбожную Европу».[26]

И вот уже толпы мусульман беснуются на улицах по всему Ближнему и Дальнему Востоку – в Египте, Ливии, Ливане, Сирии, Палестине, Пакистане, Таиланде и Индонезии, громят посольства европейских государств и жгут их флаги. Датское правительство призвало своих граждан покинуть Индонезию в связи с угрозой безопасности на фоне скандала вокруг публикации карикатур на пророка Мухаммеда. Министр иностранных дел Индонезии выразил сожаление и заявил, что правительство обеспечивало достаточную защиту для посольства и его сотрудников.[27]

Больше всего отличились палестинцы и афганцы. Первые разгромили и сожгли датское посольство, напали на представительство ЕС и обещали по истечении 48 часов начать тотальный отстрел граждан Дании, Франции и Норвегии. В Афганистане пошли дальше – там обещали 100 кг золота за убитого автора карикатур и по 5 кг за голову гражданина Дании, Франции и Норвегии. По виду европейца трудно определить, из какой он страны, так что можно предположить, что сначала всех «похожих» убьют, а уж потом будут разбираться, полагается ли награда.[28] Министры иностранных дел арабских стран, собравшиеся в Каире, заявили о том, что они отвергают и осуждают покушение «на благородные ценности ислама». В пакистанских городах Лахор и Мултан исламистские манифестанты сожгли датский флаг, а также портрет датского премьер-министра с криками «Смерть Дании!»

В результате датский премьер Андерс Фог Расмуссен, выступив по телевидению 1 января 2006 года, извинился перед датскими мусульманами, дав понять, что «лично он» осуждает публикацию карикатур. Едва датскому правительству и гене­ральному секретарю Арабской лиги Амре Муссе удалось прийти к согла­сию, как 10 января норвежский еженедельник «Магазинет» перепечатал карикатуры «во имя свободы печа­ти». Покатилась новая волна протес­тов — Международный союз улемов пригрозил датским и норвежским това­рам бойкотом. В Турции, которая стучится в двери Европейского союза, реакции ограничились возложением траурных чер­ных венков к норвежскому и датскому посольствам.[29] В результате 30 января Jyllands Posten принесла извинения, а «Магазинет» выразил сожаление.

К кампании протеста в мусульманском мире присоединился Иран: теге­ранская газета «Хамшахри» объявила «международный конкурс» карикатур о Холокосте и потребовала, чтобы ев­ропейская пресса напечатала произве­дения лауреатов. «Дело карикатур пришлось иранским властям как нельзя кстати, — прокомментировал живущий во Франции экс­перт по проблемам ислама Фархад Хосроховар. — Теперь тегеранские власти утверждают, что причина протеста За­пада против ядерной программы Ирана объясняется враждебностью к исламу и мусульманам в целом».[30]

Пресса, однако, встала на защиту свободы слова. «Арабские страны не понимают, что датское правительство не имеет никакой власти над прессой, — сказал представитель Всемирной ассо­циации газет Ларри Килман. — В арабском мире нет свободы слова, и они не могут давать нам уроки». Генеральный секретарь организации «Репортеры без границ» Робер Менар выразил озабо­ченность «реакцией арабских режимов, которая свидетельствует о непонимании смысла свободы печати».[31]

Ряд мусульманских стран отозвал своих послов из Дании. В государствах «зеленого пояса» с полок магазинов исчезли датские товары. Торговый бойкот обошелся Копенгагену в несколько миллиардов долларов убытков и был отменен лишь после публикации в ведущих газетах исламских стран извинений «Юландс постен».

В марте 2006 года датская торговая компания Аrlа Foods разместила в ряде арабских газет рекламный текст, в котором осуждала карикатуры на пророка Мухаммеда и называла их оскорблением ислама. Вскоре после этого группа влиятельных мусульманских ученых-богословов призвала прекратить бойкот части датских товаров, а именно — молочных продуктов, производимых компанией Arla Foods. Соответствующая рекомендация была принята на прошедшей в Бахрейне Междуна­родной конференции в поддержку пророка Мухаммеда (International Conference for the Support of the Final Prophet). Соглас­но сообщению, размещенному на сайте дат­ской компании в конце марта, ее сыры и масло уже начали появляться на прилавках ближне­восточных магазинов (в частности — в Катаре, Бахрейне, Ливане и ОАЭ).[32]

Аналитики сошлись в том, что погромы, прокатившиеся в ряде исламских стран, свидетельствуют о двух тенденциях. Первая – в нынешнем исламском мире стремительно нарастают антизападные настроения. «Появление карикатур – это не причина, а лишь повод для выражения того антизападного гнева, который накопился за последние годы внутри народных масс исламских стран. Западное восприятие ислама как явления, тождественного терроризму, до глубины души возмущает простых мусульман. Для простых людей нет большой разницы между Европой, которая была противницей войны в Ираке, и Америкой, которая эту страну оккупировала. Для них это единая враждебная исламскому миру сила, называемая Запад»,[33] — заявил бывший министр иностранных дел Иордании Абу Джабар.

Однако в те «горячие дни» мало кто вспом­нил, что еще летом 2005 года, вско­ре после терактов в Лондоне, не­кая «Тайная группировка джиха­да «Аль-Каиды» в Европе» предупреждала о возможных терак­тах в Дании, если руководство страны не даст распоряжение о выводе датских войск из Афга­нистана и Ирака. Таким обра­зом, есть все основания полагать, что публикация злосчастных ка­рикатур была только искрой, ко­торая подожгла давно уже под­готовленный исламистами анти­датский костер.[34]

В начале февраля 2006 года в Лондоне прошла демонстрация у датского посольства, организованная радикальной организацией «Хизб-ут-Тахрир». Манифестанты пришли с плакатами «Убить тех, кто оскорбляет ислам», «Европа, твое 11 сентября скоро наступит», «Европа – раковая опухоль, ислам – путь к спасению» и «Свобода, отправляйся в ад».

Это сообщение прессы, по-видимому, прошло незамеченным в Институте прав человека и в правозащитной организации «Мемориал». В октябре 2007 года известный правозащитник, узник ГУЛАГа Сергей Ковалёв, президент Института прав человека и председатель «Мемориала», сделал такое заявление: «Некоторые исламские организации нам совсем не симпатичны, но никакого отношения к терроризму они не имеют. Например, у Хизб-ут-Тахрира вы не найдете ни одного документа, который призывал бы к насилию; ни одна акция этой организации не прошла под лозунгами, призывающими к насилию. Да, они призывают к установлению всемирного халифата, но при этом подчеркивают, что добиваться этого они намерены мирными средствами. Тем не менее, они указаны в списке террористических организаций, одобренном Верховным судом РФ, и членство в данной организации преследуется».[35]

Сергею Ковалёву вторит исполнительный директор всероссийского движения «За права человека» Лев Пономарёв: «Верховный суд РФ в 2003 году своим секретным решением признал исламскую партию «Хизб-ут-Тахрир» террористической, а ее членам неоднократно подсовывались гранаты и оружие (хотя за всю свою историю эта партия не совершила ни одного теракта и не призывала к насилию)».[36]

Вот какую оценку дал датским карикатурам Александр Шнейдер, председатель Консультационного Совета по бизнесу штата Массачусетс. (Родился в Петербурге, уехал из России в начале 1990-х гг.).

Признаюсь, ко мне не сразу пришли те мысли по поводу двенадцати карикатур (опубликованных еще вчера никому не известной датской газетой Jyllands-Posten, которыми я хочу здесь поделить­ся. Сначала я смутился: «А можно ли публиковать карикатуры на пророка, который для мусульман свят?» Эти переживания были тем сильнее, что я в тот момент еще не видел самих карикатур. А когда уви­дел, понял: карикатуры эти не на Мухам­меда, а на весьма превратное его пони­мание, столь популярное сегодня у ис­ламских экстремистов.

Разумеется, невозможно изобразить омерзительное мировоззрение тех, кто хочет убивать «во имя его», не нарисовав оба компонента их вожделения: бомбу и Мухаммеда. Нате, смотрите, вот что вы свели вместе. А разве это совместимо? Видите теперь наглядно, что вы слили в одно? Шутка и только шутка могла столь лаконично и емко показать то, о чем уже безуспешно написаны горы диссертаций. Не над Мухаммедом издевается эта карикатура, а над шахидским его толкованием.

То же относится и к тем, кто именем Мухаммеда обижает и притесняет женщин, не давая им учиться и работать. Если они думают, что, творя это, совершают богоугодное дело, то пусть посмот­рят на рисунок, на котором у женщины закрыто все, кроме глаз, а у «святости» открыто все, кроме опять же глаз. Ну как, нравится? Коротко, смешно, и дает им возможность увидеть со стороны свои взгляды. Именно этого они с их взгляда­ми и заслуживают.

По-моему, все три свойства шутки у этих карикатур налицо, включая искрен­нее желание помочь исправить ситуацию тем, над кем смеются. И тут-то датские карикатуристы «дали маху». Помочь шуткой можно только тому, кто уже дорос до ее понимания. Например, человека культур­ного можно заставить прекратить курить в общественном месте, посмеявшись над тем, как он ценит Ваше здоровье.

Для развитого человека шутка может оказаться единственно эффективным средством увещевания. Например, бо­гатый человек, скорее, прореагирует на юмор, а не на незначительный для него штраф. Но это все про человека куль­турного, а хам, судя по всему, не сига­рету потушит, а полезет драться на шутившего. И при этом он бу­дет точно уверен, что виноват обидевший его шутник

Именно так повела себя арабская улица, ответив на справедливые шаржи убийствами и поджогами. Кстати, не является ли их реакция настолько наглядным подтверждением справедливости карикатур, насколько лишь возможно? Хотя, сколько уж было их, этих подтверждений? А сколько еще будет?

Нет, карикатуры в датской газете не должны были оскорбить миролюбивых мусульман. Они должны были помочь им обратиться друг к другу с вопросами. Почему в западной прессе не возникает карикатур на Будду или святыни индуизма? Разве смеется Запад над символикой ре­лигий Востока или языческими идолами Африки и севера? Появлялись ли подобные карикатуры до 11 сентября и получили бы они поддержку в Европе до тераков в Лондоне и Мадриде? Может быть, это по поведению ныне живущих мусульман и по тому, что Запад от них сегодня видит, складывается превратное мнение о нас и наших ценностях?

Так как ответ в данном случае очевиден, то он неизбежно ведет к следующе­му вопросу, который мирные мусульма­не должны себе задать. А достаточно ли мы делаем, помогая Западу бороться с исламофашизмом? Может быть, если бы мы делали больше, то западные люди, видя это, не ассоциировали бы Мухаммеда с действиями экстремистов? Они бы ориентировались на нас.[37]

А вот как оценил «карикатурную» ситуацию председатель Мусульманского комитета по общественным отношениям (MPRC) Великобритании Ашгар Бухари: «Огромное число мусульман, живущих в Европе, были возмущены тем, какую форму приняли протесты как в мусульманских странах, так и в Европе. Поджоги датского посольства в Дамаске и Бейруте ни в коем случае не являются адекватным ответом на появление карикатур – это пример чрезмерной и насильственной реакции, которая лишь ведет к ухудшению отношений между мусульманами и Европой. Точно так же мы были возмущены теми лозунгами, которые звучали на демонстрациях в Лондоне. Да, мусульманам могут не нравиться сатирические изображения пророка – это совершенно понятно. Но публикация таких карикатур является законной в Дании, и этот закон следует уважать. Мусульмане не должны выходить на улицы городов и требовать убийства людей, которые нарисовали карикатуры. Потому что призывы к насилию – это нарушение закона. Полиция должна пресекать подобные выходки радикалов».[38]

В эксклюзивном интервью «Независимой Газете» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский поделился своим взглядом на пробле­му столкновения цивилиза­ций.

— Безусловно, дипломаты, работав­шие в европейских посольствах в Ливане, Сирии, Иране, не рисовали пророка Мухаммеда ни в каком виде и сами не сочувст­вовали бестактным карикату­рам. Вспомним и обращенные к телекамерам угрозы палестин­ских боевиков разгромить в знак протеста христианские церкви в секторе Газа. Они посещались местными арабами, были построены столетия назад и мирно существовали все это время рядом с мечетями. Какое отношение эти церкви имеют к оскорблению достоинства му­сульман публикациями в евро­пейской прессе?! Впрочем, одно объяснение этому все же есть: карикатуры стали поводом, ко­торый умело использовали.[39]

Для того, чтобы урегулировать «карикатурный кризис», на Ближний Восток срочно отправился Хавьер Солана – представитель Евросоюза по внешней политике и безопасности. 13 февраля 2006 года он начал турне по странам «горячего ре­гиона»; были запланированы визиты в Египет, Иорданию, Палестинскую автономию и Израиль. Первой остановкой Соланы стала Са­удовская Аравия, где он провел переговоры с генсеком Организации Исламская Конференция Экмеледдином Ихсаноглу, а потом и с королем Абдаллой. «Послание, которое я с собой везу, — предельно ясное: наши отношения основаны на безграничном взаимном уважении», — заявил Солана в эфире канала «Аль-Арабия» накануне своего отъезда. Древняя персидская поговорка гласит: «Сумасшедший спосо­бен кинуть в стену камень так, что сотня мудрецов не сможет его оттуда вынуть».[40]

Какой же была реакция европейцев на «карикатурные погромы»? Целый ряд европейских изданий провел кампанию по перепечатыванию злополучных карикатур. Европейские журналисты действовали так не только из солидарности с коллегами и в защиту свободы слова. Таким образом многие из них выразили то раздражение, что накопилось у них за годы ползучей исламизации Европы. (Кстати, скрытый электорат Ле Пена, о котором социологи говорят уже не один год, — феномен из того же ряда. Политкорректные европейцы не могут открыто голосовать за ультрарадикальные националистические движения, выступающие в том числе против исламизации общества, однако количество тайно сочувствующих с каждым годом растет). Инцидент с карикатурами дал проявиться скрываемым до сих пор чувствам.

13 февраля 2006 года в газете «Политикен» появилось интер­вью с Петером Моллерупом, главой отдела учебной литера­туры крупного датского издательства Gyldendal. Моллеруп заявил, что происходящее в данный момент настолько значительно, что о карикатурах «нельзя просто тихо забыть, не­обходимо, чтобы об этих рисун­ках знали последующие поколения». В этой связи он предло­жил представить карикатуры в контексте обширного исследо­вания, посвященного инциден­ту с «сатирическими рисунками». Кроме того, карикатуры могут быть выставлены в музее.

Наблюдатели обратили внимание на рост антимусульманских настроений в Дании. Так, в начале февраля 2006 года на западе страны неизве­стные осквернили 25 мусульманских могил. Надгробные плиты на них были повалены или разбиты.[41]

Европейское общественное мнение тоже на стороне журналистов, а не на стороне «обиженных мусульман». По опросам, проведенным в европейских странах, большинство – за свободу слова. Так, в Дании 58% опрошенных ответили, что публикация карикатур была «правильным решением». Там, где СМИ опасаются перепечатывать карикатуры, этим занимаются обычные граждане в своих Интернет-дневниках – в онлайн-блогах жителей стран ЕС злосчастные карикатуры были воспроизведены десятки тысяч раз.[42]

В мае 2006 года компания «Red Associates», одна из ведущих исследовательских компаний Европы, по заказу правительства Дании провела опрос общественного мнения в Египте и Иордании с целью определить, как выглядят датчане и Дания в глазах местного населения. Четверо датских исследователей и шесть их помощников из числа местных жителей встретились с представите­лями местных средств массовой информации, богословами и интеллектуалами. В Египте также состоялась встреча с представителем влиятельного движения «Братья-мусульмане» Иссамом аль-Аръяном.

Тем временем, министр иностранных дел Дании Пер Стиг Мёллер призвал к сотрудничеству и диалогу на всех уровнях с исламским миром. «Если карикатурный скандал был гене­ральной репетицией столкновения цивилизаций, будем наде­яться, что никто не хочет видеть самого «представления»! Мы, датчане, готовы сделать часть своей работы по трансформации столкновения в союз цивилизаций», — заявил министр.[43]

Хотим мы того или нет, но исламский мир – это другое общество, абсолютно не похожее на нас: рассчитывать на европейский стиль поведения с их стороны глупо. Всем известно, что никому из верующих людей не понравятся издевки в адрес их религии. Если датские журналисты объясняют свои действия тем, что являются храбрыми борцами против исламских радикалов, то почему бы им не напечатать побольше карикатур на бен Ладена и Басаева?

Ни Россия, ни США, пострадавшие от терроризма, подобных карикатур не печатают. Потому что бороться с производителями «живых бомб» следует другими способами, нежели плевать в лицо всем верующим подряд, — не давать убежища боевикам и без разговоров сажать в тюрьму погромщиков.

Первые результаты «карикатурной войны» уже ясны. Мусульманскому миру она была нужна, чтобы легализовать его радикализацию. Европе же – чтобы начать деисламизацию. Вскоре после того, как разразился «карикатурный скандал», Дания резко ужесточила иммиграционную политику. Более сложными стали процедуры предоставления убежища, получения статуса беженца и воссоединения семей беженцев. Закон лишил иммигрантов социальных пособий, зато от них теперь в обязательном порядке требуют изучения датского языка.[44]

В октябре 2006 года суд датского горо­да Орхус отклонил иск, поданный мусульманскими общинами против газеты Jyllands-Posten, напечатав­шей карикатуры на пророка Мухаммеда. Иск против газеты был подан семью мусульманскими ас­социациями, действующими на территории Дании. Они со­чли, что опубликованные рисунки оскорбительны для мусульман, так как в них «проводится связь между Мухаммедом и войной, терроризмом». Однако судьи пришли к выводу, что карикатуры не явля­ются оскорбительными. Поэтому главный редактор и журна­лист, руководящий отделом культуры, получили оправдатель­ный приговор.[45]

По данным газеты «Юлландс-постен», той са­мой, которая впервые опубликовала карикатуры на пророка Мухаммеда, возникшая ситуа­ция способствовала повыше­нию рейтинга правой Датской Народной партии (ДНП). Со­гласно результатам социологического исследования, сегодня за ДНП готовы проголосовать 17,8% опрошенных. На послед­них парламентских выборах в стране Датская Народная партия набрала около 13% голосов избирателей. Вместе с этим другое социо­логическое исследование пока­зало, что датчане стали значи­тельно больше бояться терро­ризма: более 87% респондентов считают, что риск подвергнуть­ся террористической атаке сильно возрос после публика­ции рисунков.[46]

В начале октября 2006 года в датские СМИ была организована утечка информации об очередном конкурсе карикатур на пророка Мухаммеда — его провела в августе в своем летнем лагере молодежная организация националистической Датской Народной партии. Реакция исламского мира последовала незамедлительно. Ведущие газеты мусульманских стран посвятили надругательству над религиозными святынями первые полосы субботних выпусков, а влиятельная международная организация «Мусульманское братство» призвала встать на защиту религии и пророка в священный месяц Рамадан и бойкотировать датскую продукцию.

Новый конкурс «сатирических рисунков» специально был организован датскими националистами к годовщине «карикатурного скандала-2005». Причем на этот раз речь идет уже не только о самих карикатурах, но и о распространении соответствующей видеопродукции, оскорбляющей чувства мусульман. Скандальная видеозапись 6 октября была выброшена на широкий медийный рынок.

«Карикатурный скандал «аукнулся» и в соседней Швеции. Шведский художник Ларс Вилкс прославился в одночасье благодаря запрету своей выставки с «карикатурами» на пророка Мухаммеда. Понять, что это именно карикатуры, а не рисунки ребенка из детского сада, можно было только из пояснений художника. Вилкс и не думал скрывать, что провоцирует скандал исключительно ради того, чтобы заработать денег на противостоянии «религиозных мракобесов» и просвещенных «секуляристов». Вездесущая «Аль-Каида» пообещала большие деньги за голову художника и даже пригрозила терактами крупным шведским корпорациям. Зато шведские мусульмане и не подумали обижаться на Вилкса, оказавшись на порядок толерантнее своих датских единоверцев по другую сторону Зунда.[47]

«Карикатурный скандал-2005» стал самым сильным политическим потрясением в Дании за последние годы, и население опасалось его продолжения. Как показывали опросы, до 60% датчан были уверены, что новой неприятной истории с оскорблениями пророка не избежать. И действительно, события опять стали развиваться по сценарию годичной давности. Причем, как опасались в Копенгагене, на этот раз успокоить исламский мир будет труднее. Ведь Дания отныне выглядит в его глазах как страна-рецидивист, сознательно оскорбляющая чувства миллионов верующих.

Молодежные организации всех парламентских партий (кроме самой ДНП, естественно) уже объявили о прекращении контактов с националистической «комсомолией», а шесть десятков представителей культурной элиты Дании подали в суд на лидера ДНП Пию Шэрсгаард, обвинив ее в расизме.[48]

…Когда-то Остап Бендер предполагал использовать полученный от Корейко миллион на то, чтобы навербовать аравийских абреков и объявить войну Дании. Заминка была с предлогом. Дальше идеи о том, чтобы отомстить датчанам за замученного принца Гамлета у Великого комбинатора не пошло, и Дания осталась цела. Как вы­яснилось, ненадолго.

Все сегодня задаются вопросом о том, почему именно Дания была выбрана исламистами в качестве первой жертвы? На самом деле более очевидного выбора быть не могло. Во-первых, Дания — страна-витрина «нордических ценностей», в силу чего атака на эти ценности в их цитадели есть самый эффективный шаг. Во-вторых, Дания — наиболее расположенная к мусульманам нация среди европейцев. Дания не раз организовывала вместе с Норвегией жесткое давление на Израиль в пользу палестинцев. Дания не раз была во главе защитников чеченских исламистов против России. Дания наиболее либерально относится к своей мусульманской общине.

Бей своих, чтобы чужие боялись, — эффективность этого принципа никто не отменял. Революции не нужны попутчики. Сми­рись или умри. Быть другом мусульманства и прогибаться пе­ред ним мало. Необходимо самому стать мусульманином. Разумеется, согласиться на положение мусульманина второго сорта, новообращенного. Показать это лучше, чем на датском примере, невозможно. В-третьих, Дания маленькая страна. Насилие над чем-то малень­ким всегда вызывает у западного человека всплеск его изначаль­но иррационального страха.[49]

По мнению известного философа и политолога Александра Дугина, «в истории с Дани­ей мы видим контуры возмож­ного будущего России. Если она будет продолжать идти прозападническим путём, нам предстоит конфликт не только с исламским миром (это ещё можно было бы как-то пережить), но и с нашей собствен­ной идентичностью. Нахлынет новая волна противоречий меж­ду нарождающимся православ­ным самосознанием и светскими нормами государственности…»[50] Вот выдержка из интервью А. Дугина, опубликованного на страницах «Литературной газеты».

— Как на этот инцидент должно реагировать наше общество?

— Было бы колоссальной ошибкой со стороны России и российской общественности занять в конфликте между разлагающейся, поражённой чумой секулярности, демобилизованной Европой и бодрым исламским миром какую-то позицию. Тут нет нашей позиции, нашей стороны, на­шего лагеря. Самым верным в этой ситуации было бы понять корни про­блемы. Во-первых, необходимо вы­рвать с основанием и изгнать из нашего общества на далекую перифе­рию все эти светские, просвещенчес­кие, либерально-демократические правозащитные элементы, ведущие нас по пути Европы.

Но с другой стороны, если в отрицании либерализма мы слишком активно поддержим сейчас исламский мир (хотя мои симпатии, конечно, на стороне мусульман, поскольку осквернение чувств верующих омерзи­тельно и недопустимо), то ока­жемся пристрастными. Не надо забывать, что главными винов­никами конфликта стали датчане. Если они пошли на такое вызывающее, отвратительное действие, то стоит задаться вопросом: а что делают возмущён­ные публикацией недостойных карикатур мусульмане в Дании? Не лучше ли им вернуться в ис­ламский мир, жить там, где они родились, где соблюдаются за­коны шариата, и впредь не гнаться за материальными благами разлагающегося Запада.

Пусть мусульмане объявят бойкот не только западному бо­гохульству, что совершенно справедливо, но и западному комфорту, к которому сегодня их почему-то сильно тянет. Ес­ли они возмущены поведением этого наглого, безбожного, антихристианского мира, находясь в своей собственной цивилизации, то заслуживают нашей стопроцентной поддержки. Но вот эти иммигранты в огромном ко­личестве, которые хотят и ис­лам исповедовать, и получить какие-то права, привилегии, со­вершенно несовместимые с ним, фактически используют двойной стандарт.

— И каков выход из этой критической ситуации?

— Всех мусульман я предложил бы выселить из Европы, — ради спасения ислама, ради того, чтобы он как традиция, как ценностная система, как умма процветал, чтобы мусульмане прекрасно чувствовали себя в своих мусульманских странах, где исполняются законы шариата, где существует пятидневный намаз, дабы не подвергались правоверные тле­творному влиянию уродливого модерна…

Мусульмане, живущие у себя в исламском мире, должны по­лучить полную поддержку Рос­сии, те же, кто побежал на заработки, стремится что-то урвать себе от благ разлагающейся Ев­ропы, симпатий не вызывают. Они страшно портятся, прожи­вая в Европе или где-то ещё вне исламского мира, дискредитируют ислам, превращают его в глазах иноверцев в этакую религию инсектов – вот этим желанием отхватить от плодов западной цивилизации. И то, что иммигранты не хотят принимать обратную сторону этой цивилизации, вот этого религиозного разложения, ставит их в двусмысленное, крайне невыгодное положение. На мой взгляд, они принижают свою гордость, свое национальное самосознание. Хороший мусульманин — это мусульманин, живущий в ислам­ском мире. Кто из него бежит, чем бы он ни объяснял своё бег­ство (там, дескать, голодно), до­стоин порицания. Задача чело­века справляться и с голодом, и с холодом, и с прочими трудностями, стоящими на пути, и не отказываться от своей идентич­ности, своей веры, не лезть не­прошеным в сытую Данию, что­бы потом быть недовольным датчанами. Либо человек отказывается от своей идентичности и принимает вот эту мерзкую идеологию «прав человека» и светскости, либо остаётся там, где жил, — в Йемене, Алжире, Сирии, Ливане…[51]

Если бы Гамлет, принц датский, задел честь России, он бы получил свою дозу «Полония». Но у исламистов пока ещё не столь продвинутая технология. 12 февраля 2008 года датская полиция сумела задержать трех подозреваемых в подготовке убийства Курта Вестергаарда, одного из авторов «тех самых» карикатур в Jyllands-Posten. На следующий день более десятка периодических изданий опубликовали «Пророка Мухаммеда с бомбой» в знак солидарности с карикатуристом. Причем такие газеты, как Веrlinskе Тidеndе и Роlitikеn, ранее критиковавшие главного редактора Jyllands-Posten Флемминга Роуза за публикацию антиисламских карикатур, сами разместили одну из них на своих страницах в качестве ясного сигнала экстремистам: Дания не позволит убивать своих журналистов.

Сразу же после этого на окраинах Копенгагена, где живет много иммигрантов-мусульман, начались беспорядки. Спустя два года «карикатурная война» возобновилась, словно и не прекращалась. Как говорится, конфликт вспыхнул с новой силой, но уже в самой Дании. Как сообщила The Copenhagen Post, Мустафа Чендид, один из представителей мусульманского духовенства в Дании, в ходе пятничной проповеди 15 февраля обратился к своим юным единоверцам: «Пророк Мухаммед не учил вас жечь школы, машины и общественные здания. Он учил вести себя цивилизованно». Чендид также раскритиковал средства массовой информации и заявил, что в повторной публикации карикатур после раскрытия плана покушения на Курта Вестергаарда не было необходимости.

Какие же мотивы были у журналистов, выразивших солидарность с Вестергаардом? Это защита свободы слова и принципов секуляризма, в том числе права каждого человека на критику любой религии. Это позиция идеалистов, живущих в обеспеченном демократическом государстве. Но нет ли здесь иных побуждений? Возможно, кем-то движет и страх перед «исламской угрозой» Европе, которая рискует потерять свою «христианскую идентичность»? Вот новое исламское государство появилось на Балканах, вот Архиепископ Кентерберийский Роуэн Уильямс высказался в поддержку введения шариата в Великобритании… «Они наступают!»[52]

В статье анонимного автора «Ответные удары по Дании, Великобритании и Европейскому союзу», опубликованной в 2008 году, предлагается идея заражении смертоносными веществами питьевой воды, которая по соответствующим коммуникациям поступает жителям круп­ных городов Европы (в первую очередь Дании, за публикации карикатур на пророка Мухаммеда, а затем в страны Евросою­за, чьи войска принимают участие в оккупации Афганистана и Ирака). Для осуществления сво­его замысла он предлагает: соби­рать информацию о целях и оп­ределить наиболее подходящее время для совершения атаки; проведение операции для отвле­чения сил специальных служб от главного удара; исполнителями, по его мнению, должны быть молодые люди европейской внешности.[53]

Весной 2008 года на веб-сайте боевиков «Аль-Каиды» появилось новое пятиминутное обращение Осамы бен Ладена. В нем глава «Аль-Каиды» предупредил европейцев о том, что готовится ответная реакция на публикацию карика­тур на Мухаммеда в датских газетах, и назвал карикату­ры частью нового «Крестового похода» против ислама. «Мы опечалены тем, что вы подвергаете бомбарди­ровкам наши деревни, глиняные дома, крыши которых рушатся на головы наших женщин и детей. Однако это не идет ни в какое сравнение с тем, что вы дошли до крайности в вашем неверии и презрели этикет спора и борьбы, опубликовав эти оскорбительные рисунки. Это хуже всего и опаснее всего», — говорится в обращении. Осама бен Ладен пообещал, что реакция «Аль-Каиды» будет не только устной, не уточнив, однако, никаких деталей…[54]

«Детали» появились позднее. В 2009 году «Аль-Каида» готовила нападение на редакцию датской газеты «Йилландс-Постен» (она опубликовала те самые карикатуры на пророка Мухаммеда). Некоторые детали сорванного теракта стали известны из материалов суда над Дэвидом Хэдли, американцем пакистанского происхождения, признавшимся в подготовке бомбейских терактов. Он рассказал, как ходил на разведку в здание редакции под видом заказчика рекламы. Составленный план помещений должен был помочь террористам проникнуть внутрь, убить как можно больше сотрудников редакции и потом погибнуть в схватке с датской полицией. Датчанам удалось предотвратить рейд.[55]

Осенью 2010 года была установлена личность человека, задержанного в датской столице после взрыва бомбы в гостинице «Йоргенсен» 11 сентября 2010 года. Полиция распространила фото подозреваемого в терроризме, который отказался сотрудничать со следствием. Его узнал тренер по боксу из бельгийского города Льеж. Как писала газета «БТ», Сибен Аль­берт из Boxing Club Copktail сообщил: задержанный — 24-летний чеченец с инициалами Л. Д., который посещал его клуб пять лет, но потом на восемь месяцев пропал.

Главный инспектор полиции Копенгагена Свенд Фольдагер, который вел следствие, назвал информацию «БТ» «интересной» — тем более что и у задер­жанного, и у описанного тренером чеченца ампутирована правая нога. У обоих – протез. Подозреваемый приехал в Копенгаген 7 сентября и выходил из гостиницы, чтобы купить на почте коробку для бандероли и клейкую ленту. Он был схвачен сразу же после взрыва. К счастью, обошлось без жертв. В номере задержанного были обнаружены документы на три разных имени, пистолет и взрывчатка. По мнению экспертов, взрыв в гостинице произо­шел случайно, в ходе подготовки к воз­можному теракту. Задержанный при­нимал очень серьезные меры предосторожности — стер серийный номер с протеза ноги, использовал три различ­ных имени, трижды менял внешность в датской столице, не пользовался ком­пьютером, мобильным телефоном и кредитной карточкой.[56]

А за неделю до этого события автор карикатур пророка Мухаммеда, 75-летний датский художник Курт Вестергаард, получил Потсдамскую премию СМИ — «за вклад в борь­бу за свободу слова». Вестергаард «прогремел» в 2005-м году, когда датская газета опубликовала его карикатуры на пророка Мухаммеда. Та­кая «сатира» вызвала шквал возмущения му­сульман по всему миру. До сих пор Вестергаарду угрожают расправой, а его семье прихо­диться жить под круглосуточной охраной.

За «мужество», а также за «весомый вклад в дело защиты демократии» он и удостоился престижной европейской премии. Неожи­данно для многих немцев на торжественной церемонии в Потсдаме выступила федераль­ный канцлер Германии Ангела Меркель. «Мы говорим здесь о свободе выраже­ния мнений и о свободе прессы, — сообщила бундесфрау. — Речь идет о том, может ли Вестергаард, живя в западном обществе и разделяя его систему ценностей, обнародо­вать эти карикатуры. Не важно, безвкусны они или нет. Неважно, полезны ли они. Весь вопрос в том, может ли он это делать? Да, может».

Центральный совет мусульман Германии вскоре осудил выступление главы правительства. Как заявил его глава Айман Мазиек, Ангела Меркель «удостоила чести карикатуриста, который попрал ногами пророка и оскорбил всех мусульман». Сама канцлер, правда, так не считает. По словам Меркель, одно из непремен­ных условий свободы — это «мужество ее защищать». При этом она уверена: способ защиты, избранный Вестергаардом, никак не противоречит свободе вероисповедания — «одной из важнейших ценностей в Ев­ропе».[57]

Кремлевские защитники Пророка

В странах христианской цивилизации «все люди рождаются свободными и наделены Создате­лем следующими неотъемлемыми правами…». В странах же исламского мира человек имеет права лишь в силу принадлежности к данному сообществу. Отсюда массовые выступления мусульман не про­тив конкретных газет Дании или какой-либо иной страны, постольку поскольку они напечатали шаржи на пророка Мухаммеда, а против этих стран в целом. С наших позиций европейцев XXI в. — это серость и дикость. Но в средневековых традиционных общест­вах, кроме представлений о персональной вине, бы­товали также представления о вине коллективной.

Кстати, преступные режимы (коммунистический, нацистский, фашистский) зиждились именно на по­добных средневековых предрассудках (коллективная вина класса или расы). Сознательно опускаем вопрос о коллективной ответственности членов пре­ступных организаций (КПСС, НСДАП и пр.).[58]

В этой связи весьма знаменательна проговорка президента Путина, заявившего на пресс-конференции в Мадриде о необходимости извинений Дании перед исламским миром. Президент России В. В. Путин, высту­пая на пресс-конференции сказал: «Я вижу заявления датских дипломатов с одной стороны, которые извиня­ются за то, что произошло в Дании, и мнение, сформули­рованное политическим руководством, которое под псевдодемократическими лозунгами свободы прессы пытается защитить тех, кто оскорбляет чувства верую­щих мусульман. Эта непоследовательность не является той политикой, которая может привести к диалогу циви­лизаций в целом».[59]

Глава РФ, по-видимому, пытался возложить на всех датчан коллективную вину за публикацию шаржей в одной из газет, а так­же считал, что датские власти могут, подобно крем­левской администрации, указывать газетчикам на то, что можно публиковать и что нельзя.

«Президенту вторили и официальные пропагандис­ты. Они объявили дурное воспитание датских жур­налистов общедатской национальной виной и не за­мечали того, что происходит в PФ, — пишет публицист Александр Штамм. — B нашей же стра­не религиозно-безграмотные сотрудники милиции и прокуратуры ведут себя в отношении мусульман так, что те воспринимают действия правоохранителей как государственную исламофобию: чего стоят, на­пример, массовые избиения верующих прямо в мече­тях и уличные обыски мусульманок мужчинами-милиционерами! Может быть, и РФ извиняться перед всем исламским миром за действия каждого мента?»[60]

Реакция российских мусульман на «карикатурный скандал» была предсказуемой. Ассоциация общественных организаций «Собрание» присоединилась к акции Международного союза мусуль­манских ученых, который призвал объявить во всем ми­ре пятницу 3 февраля днём протеста против публикации в западной прессе оскорбительных карикатур на Проро­ка Мухаммеда. (Французские исламские организации призвали провозгласить. этот пятничный день «Днем любви к Пророку»).[61]

В «защите мусульманской веры» преуспел и тогдашний и. о. главы правительства Чечни, свежеиспеченный ака­демик Российской академии естественных наук (при трёхклассном образовании, ох как похоже на сталинского министра ГБ В. Абакумова!) Рамзан Кадыров. Он заявил об изгнании из республики датских бла­готворительных организаций, оказывавших помощь 250 тысячам ее жителей. (Хороший же конституционный порядок в Чечне, если её фактический глава присво­ил себе функции и суда, и даже МИД PФ).

Но может быть, такие административные востор­ги имели место лишь в Чечне – традиционно мусульманском регионе? Однако борьбу в защиту чести и достоинства мусульман­ского пророка с райкомовским пылом стали вести наши высшие чиновники, в прошлом коммунисты, а ныне — единороссы. Так, с подачи губернатора Вологодской области В. Позгалева облпрокуратура возбудила уголовное де­ло против главного редактора местной газеты «Наш регион» А. Смирновой. Ей вменили в вину то, что для оформления статьи о международном религиоз­ном скандале под заголовком «Карикатурная война: мнения» было решено использовать в смягченном или фрагментарном виде вышеупомянутые шаржи. В тексте материала приводились мнения различных экспертов — политологов, священников и независи­мых журналистов на тему конфликта. При этом все цитаты и карикатуры были взяты с официальных российских сайтов.

К преследованию Анны Смирновой руку приложил и Совет по независимым экспертным исследованиям, созданный в соответствии с договором между НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ и Институтом этнологии и антропологии РАН. В 2006-2007 годах советом было проведено более 20 комплексных экспертиз, назначенных следователями прокуратур нескольких субъектов РФ. В частности, была проведена психолого-религиоведческая экспертиза по уголовному де­лу в отношении главного редактора газеты «Наш регион плюс» Анны Смирновой, опубликовавшей карикатуры на проро­ка Мухаммеда. На основе проведенного анализа экспертами сделан вывод о том, что карикатуры, иллюстрирующие статью «Карикатур­ная война: мнения» в выпуске № 6 (250) за 15 февраля 2006 года, ос­корбляют религиозные чувства и достоинство мусульман, а также представителей других религий.[62]

В Волгограде с подачи зампреда Госдумы Л. Сли­ски (в советское время она была коммунисткой, кад­ровиком и освобожденным профсоюзником) и мест­ного отделения «Единой России» (ЕР) власти поступили в отношении прессы ещё круче и глупее. В местной газете «Городские вести» была напечатана иллюстрация к статье «Расистам нет места во влас­ти», где Христос, Моисей, Мухаммед и Будда смот­рят на ТВ-картинку, изображающую драку на рели­гиозной почве, и удивляются: «А ведь мы их этому не учили…»

Волгоградские верующие не нашли в картинке ни­чего оскорбительного, но местное отделение ЕР всту­пилось за их права и потребовало от городских влас­тей и прокуратуры «принять меры». Того же потребо­вала и Л. Слиска. «Меры» приняли: газету закрыли без всякого решения суда, Вскоре примеру Волгогра­да последовали в Вологде и тоже прикрыли газету.

Максим Соколов в «Известиях» описал эту исто­рию, делая упор на глупость единороссов Волгограда. Однако смотреть надо в корень. «Вожди» ЕР в регионах настолько управляемы, что, по-видимому, без одобрения Кремля даже в туалет не ходят. Скан­далы в Вологде и Волгограде были затеяны админи­страцией президента (АП) для запугивания журна­листов местных изданий. Не глупость ЕР, а далеко идущие замыслы зам. главы АП В. Суркова (Дудаев), усердно корчующего ростки гражданского общества, — в их основе. Вчера для этих целей использовалась траге­дия Беслана, сегодня «карикатурный скандал»,

Результат — истерия, охватившая даже интернет-провайдеров. В Петербурге, например, технический ди­ректор одного из провайдеров послал владельцу сайта BitchX.RU следующее письмо: «Сообщаем Вам что по настоятельной просьбе органов с Вашего сайта была убрана новость «карикатуры на Мухаммеда»». Вы спросите: «А как договорно-правовые отноше­ния с клиентом?». Да какое же здесь право, когда есть «настоятельная просьба органов»! [63]

С 13 февраля 2006 г. товары из Дании перестали про­давать в ряде универмагов Татарстана. Не означает ли это, что в России назревает раскол, в том числе и политический, между мусульман­ским и немусульманским миром? На этот и другие вопросы «НГ» ответил полито­лог, член научного совета Московского центра Карнеги профессор Алексей Малашенко.

— Каки­ми могут быть последствия подобных протестов в нашей стране?

Вряд ли в России возможен раскол на религиозной почве. И не думаю, что эти акции перерастут в нечто большее. Вооб­ще протесты, как цепная реак­ция, в том числе и в нашей стране, — неизбежное явление. Но на фоне того, что сейчас происходит во всем мире, со­бытия в России — это мелочь. В Татарстане действительно есть достаточно радикально настроенные люди. Но я считаю, что их реакция вторична. Это реак­ция на реакцию. Везде кричат. А как же мы? Среди татар-мусульман обязательно найдется группа молодежи, которую можно завести. Здесь главное, насколько разумно поведет себя власть. Президент Татарста­на Минтимер Шаймиев — умный и осторожный человек, он понимает, что не стоит позво­лять раскручиваться подобным настроениям.

Что касается Чечни, здесь более интересная ситуация. Во-первых, Рамзан Кадыров уже разыгрывает исламскую карту — джихад против джихада, полигамия, запрет на игорный бизнес и так далее. Во-вторых, он счел, что изгнание из Чечни датской общественной органи­зации «попадет в струю», как го­ворится, в рамках того, что Кремль сейчас делает с неправительственными организациями. Но реакция Москвы оказалась неожиданной. Рамзану объяснили, что это не в его ком­петенции и, даже если он хочет угодить президенту, делать это нужно по-умному.

Интересно, что от этой ситу­ации выиграли как Кадыров, так и Москва. Рамзан еще раз под­черкнул свою мусульманскую принадлежность, а Россия на­шла лишний повод продемонст­рировать миру, что следует букве закона. И одновременно это удачный случай напомнить Рамзану, что он там не царь и не бог. Если он сегодня вышлет из Чечни датчан, то завтра то же самое может сделать, например, Мордовия или любая другая ре­спублика. Правда, датчанам нужно быть очень мужественными людьми, чтобы остаться в Чечне, где еще много боевиков, после заявлений Рамзана. Протестные настроения в отношении Рамзана Кадырова велики. Ведь кто такой его отец? Это дудаевский муфтий, объя­вивший джихад России. А сей­час все боевики становятся ми­лиционерами, и получается, что основная масса общества, изна­чально настроенная пророссийски, находится под началом бывших боевиков, воевавших с Россией. Поэтому я не уверен в благополучии Чечни.[64]

…В августе 2009 года кремлевские «защитники пророка» «наступили на грабли». Министерство юстиции РФ внесло дополнение в федеральный список экстремистских материалов, согласно которому в их число попал «флаг с крестом». Таким образом, под запрет попадают флаги иностранных государств — Финляндии, Норвегии, Дании, Швеции, Греции, Швейцарии, Великобритании и многих других стран, а также … российский военно-морской Андреевский флаг.[65]

К началу 2008 года карикатуры с изображениями пророка Мухаммеда из датской газеты Jullands-Posten перепечата­ли 143 издания в 56 странах. Но ни в одной стране мира журналисты за это не сели в тюрьму. Кроме Белоруссии. В январе 2008 года бывший редак­тор газеты «Згода» Александр Сдвижков был приговорен городс­ким судом Минска к трем годам лишения свободы с отбывани­ем наказания в колонии уси­ленного режима. Причина — публикация в газете в 2005 году тех самых карикатур. Статья обвинения — «Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды».

Реакция белорусских му­сульман на перепечатку кари­катур была резкой. Но крови журналистов и закрытия га­зеты они вовсе не требовали. Прокуратура Минска тем не менее провела проверку, в ре­зультате которой 22 февраля 2006 года было возбуждено уголовное дело. Министерство информации сразу же обрати­лось с иском о закрытии газеты «Згода» в Высший хозяйствен­ный суд. Иск был сразу же удов­летворен, 17 марта газета была закрыта, а Сдвижков исчез. Говорят, он скрывался где-то в России. Но 18 ноября приехал в Беларусь на могилу отца, ко­торый похоронен в Борисове. Там его и арестовали.

Сразу после возбуждения уголовного дела Александр Лукашенко заявил: «Газета будет закрыта, уголовное дело возбуждено, а если будут основания, то все причастные к этому будут си­деть в тюрьме, потому что это провокация против государс­тва». Наблюдатели считали, что Лукашенко просто хотел понравиться своему другу и пар­тнеру президенту Ирана Ахмадинежаду. Отсюда и антисемитские высказывания с президентской трибуны, и показательный суд над журналистом.

Суд начался 11 января 2008 года в закрытом режиме. Александр Сдвижков не признал себя виновным. Председателя религиозного объедине­ния «Духовное управление мусульман в Республике Беларусь» муфтия Исмаила. Вороновича вызвали в суд в качестве свидетеля. Воронович удивился тому, что уголовное дело не закрыто, а Сдвижкова судят по уголовной статье. В суде муфтий заявил, что даже за­крытие газеты — очень жес­ткое наказание, не говоря уж о расправе над журналистом. Суд не принял во внимание заявление духовного лидера белорусских мусульман.[66]

Нашумевший в свое время карикатурный скандал получил спустя три года второе рождение. Но кто бы мог подумать, что это произойдет в Москве? В 2008 году «Русский Newsweek» в № 40, посвященном исламу в Европе, опубликовал эти карикатуры как иллюстрации к статье об антиисламском конгрессе в Кельне и европейской исламофобии. Факт публикации всколыхнул мусульманскую общественность России, но до конфликта дело не дошло.

Ряд общественных деятелей и мусульманских религиозных организаций России дали свою оценку сложившейся ситуации. Большинство рассматривали публикацию карикатур как провокацию, имеющую своей целью дестабилизировать отношения мусульманской общественности и российских властей, представить мусульман в невыгодном для них свете. Понимая это, представители различных духовных управлений мусульман призвали верующих соблюдать спокойствие и не предпринимать никаких действий в отношении журнала. Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин в своем комментарии к этому скандалу заявил, что никакой реакции со стороны официальных мусульманских организаций не последует: «Я считаю абсолютно неприемлемым ввязываться в этот скандал и создавать кому бы то ни было рекламу. Мусульмане в России всегда были людьми мирными и цивилизованными. И как мы оставались в стороне, когда гремел скандал на Западе, точно так же и сейчас мы не будем принимать в этом участие».

Такой же позиции придерживаются и в большинстве регионов страны. Разве что в Пензенской области решили, что действия «Русского Newsweek» должны преследоваться по закону. После чего Ассоциация общественных организаций «Собрание» обратилась в Генеральную прокуратуру РФ с просьбой провести проверку по факту публикации злосчастных рисунков и коллажей.[67]

Ситуация сложилась щекотливая, ведь факт публикации этих рисунков можно представить по-разному. Скандальный номер Newsweek был посвящен положению ислама в Европе, освещению Кельнских событий. Хитрость в том, что сам текст статьи, опубликованной в Newsweek, не несет какой бы то ни было антимусульманской направленности, можно сказать, что он балансирует на грани, но иллюстрации задают определенный тон, и у читателя может сложиться мнение, что публикация носит провокационный характер.

В своем интервью главный редактор Newsweek Михаил Фишман сказал, что все материалы, сопутствовавшие статье, были призваны лишь проиллюстрировать сложившиеся в Европе отношения с исламом. Он также подчеркнул, что решением о публикации этих карикатур издание никого не хотело обидеть и не готовило какую-либо провокацию. Тем не менее, редакция журнала вскоре получила в свой адрес угрозы от радикально настроенных мусульман.[68]

Ислам и НАТО

Весенний саммит НАТО 2009 года был посвящен 60-летию подписания Вашингтонского договора о создании Североатлантического блока. Юбилейные торжества завершились единогласным избранием нового генсека альянса. Тринадцатым по счету главой НАТО стал премьер-министр Дании Андерс Фог Расмуссен. На этом посту Расмуссен сме­нил голландца Яапа де Хооп Схеффера, мандат которого истек 31 июля. Датчанин стал, таким образом, первым в истории своей страны главой блока. Ранее НАТО командовали несколько раз ита­льянцы, британцы и голландцы, по одному разу высокая честь выпадала немцу и испанцу.

Расмуссен стал первым из послевоенных датских премьеров, кто официально осу­дил коллаборационизм прежних властей страны, сотруд­ничавших с фашистами во время Второй мировой войны. Это вызвало неоднозначную реакцию не только местного истеблишмента, но и широ­кой общественности.[69]

Но эта «фантомная боль» ничто в сравнении с «головной болью», причина которой – исламский фактор. Позиция Расмуссена по этому вопросу носит двойственный характер. С одной стороны в 2008 году Дания была в числе первых стран, поддержав­ших признание независимос­ти Косово, и Расмуссен приложил к этому свою руку. С другой стороны, Дания во время его премьерства активно поддержала нападение США на Ирак. Дания была в первых рядах тех, кто безоговорочно поддержал и морально, и воинским контингентом Вашингтон в Ираке и Афганистане.

Тот же Расмуссен во время скандала во­круг карикатур на пророка Мухаммеда, опубликованных датской газетой, выступил в поддержку свободы печати. Тогда, в 2005 году, Расмуссен был премьер-министром Дании и твердо заявил, что не будет ничего предпринимать против СМИ, как бы сам ни относился к этим карикатурам. Свобода слова, как и другие фундаментальные демократичес­кие свободы, священны и неприкосновенны. Во всем этом скандале он заслужил реноме принци­пиального либерала, защитника западных ценностей, но зато вызвал бурю протестов в мусульманских странах.

Это аукнулось Расмуссену при назначении на пост генсека НАТО. Анкара наложила вето на его назначение. Мол, как будет НАТО работать в Афганистане, если генсек слывет врагом ислама? Противники назначения, в том числе руководство Турции, называли его черной меткой в истории с карикатурами на пророка Мухаммеда, напечатанными в датской прессе в 2005 году. Брюссельские эксперты назвали этот шаг «великолепным черным пиаром против НАТО в Афганистане». Афганскому парню с ружьем, который слабо отличает талибов от кабульского правительс­тва, достаточно сказать, что «НАТО — это тот, кто за карикатуры на пророка».[70]

Саммит, который проходил в герман­ских Баден-Бадене и Келе и французском Страсбурге в 60-ю годовщину НАТО, дал пищу для серьезных размышлений. На ужине в казино-курзале Баден-Бадена не удалось преодолеть вето турецкого прези­дента Абдуллы Гюля. Наутро итальянский премьер Сильвио Берлускони долго бродил по зеленому германскому берегу Рейна с мобильником. Берлускони потом оправдывался, что звонил в Анкару турецкому коллеге Реджепу Эрдогану, уговаривая снять вето. Правда, сам Гюль на пресс-конференции отнял лавры у Берлускони, многозначительно отметив, что целый час перед заседанием в Страсбурге с ним на равных беседовал Обама, заставив ждать всех остальных.[71]

Антинатовские демонстрации в Страсбурге не помешали первой леди США побывать на экскурсии в Страсбургском кафедральном соборе, где Карла Бруни переводила Мишель Обаме рассказ французского клирика. В первый ряд для те­лекартинки они взяли Хайрунизу Гюль, жену турецкого президента, затянутую в закрытое платье с хиджабом на голове.[72]

Натовцы подтвердили, что, несмотря на различия, они — альянс. Обама уломал европей­цев дать больше войск и денег на Афганистан, и они вместе уломали турок согласиться на кандидатуру датчанина в генсеки НАТО. Хотя все остальные сошлись на кандидатуре премьер-министра Дании Андерса Хога Расмуссена, Анкара блокировала выборы до последнего момента. Лишь давление США на Тур­цию позволило снять возражения Анкары по поводу его кандидатуры. Правда, турки использовали этот эпизод для собствен­ного торга и, сняв возражения на саммите в Страсбурге в апреле, выговорили для себя новый пост заместителя генсека НАТО по вза­имодействию со странами-партнерами (в том числе с Россией и Грузией).[73]

Большинство знатоков-старожилов брюс­сельской штаб-квартиры НАТО сходились во мнении, что главной задачей нового генсека будет афганский ребус. Если ранее го­ловной болью было Косово, то сейчас там ут­ряслось, и 90 процентов забот приходится на Афганистан. Международные силы содействия безопасности (ISAF) появились вскоре после нью-йоркских терактов 2001 года (в 2009 году их было 64 500, в том числе 29 950 американцев), а ситуация в стране только ухудшается. На фоне роста числа жертв и падения популярности этой войны среди общественности натовских стран Вашингтон и Брюссель ищут варианты достойного ухода. Во главе угла — подготовка, обучение и оснащение афганской националь­ной армии.[74] Среди приоритетов генсека выделяется такой вызов времени, как борьба против морского пиратства близ берегов Сомали (снова мусульманская страна!)

…Первые шаги новоиспечен­ного генсека НАТО в букваль­ном смысле оказались очень неосторожными. Находясь с официальным визитом в Тур­ции, видимо, после напряженных переговоров, ночью Рас­муссен упал с лестницы в стамбульском отеле и вывих­нул плечо. Травма, к счастью, оказалась не очень серьез­ной, и после профессиональ­ного вмешательства местных медиков глава Североатлантического блока вновь засту­пил на свой боевой пост.[75]

Ислам и Евангелическо-Лютеранская Церковь Дании

В первой декаде февраля 2006 года Народная Церковь Дании официально осудила публикацию скандальных карикатур. Однако вскоре последовали высказывания ряда иерархов Народной Церкви Дании по по­воду событий «карикатурной войны». Это — наглядный пример то­го, как «конфликт религиозного и секулярного сознаний» приобретает оттенок противостоя­ния религий. Епископ Копенгагена Норман Свендсен отметил, что в целях диалога мусульма­нам следует «дистанцироваться от сожжения датского флага, на котором изображен крест». По словам епископа города Ольборга Серена Хваса, сожже­ние флага с христианской сим­воликой — куда большее оскорб­ление, нежели карикатуры на пророка Мухаммеда. Можно ли в ситуации «соревнования упреков» говорить о совместном от­вете на вызов секуляризма? [76]

«Карикатурная война» поставила Данию перед достаточно банальным, но в то же время не всеми до конца осознаваемым фактом: официальное заявление церковных иерархов не отражает мнение всех христиан, принадлежащих к данной Церкви. Под официальным заявле­нием Народной Церкви Дании едва ли подпишутся не только 4,5 млн. «статистических» датских лютеран, но и все 160 тысяч верующих, регулярно посещающих церковь.[77]

На фоне усиления позиций ислама в Дании особенно контрастно выглядит «размывание идентичности» Датской Евангелическо-Лютеранской Церкви. Среди датских теологов развернулась дискуссия о необходимости радикального пересмот­ра традиционного толкования Библии. Все боль­шее число представителей государственной Лю­теранской церкви Дании считают, что преиспод­ней, куда души грешни­ков попадают на вечные муки после кончины, не существует. А вот рай обеспечен всем людям вне зависимости от их земных деяний. «Господь даровал нам вечную любовь, поэтому никто не попадет в какой-то ад. Не потому, что туда не следовало бы отправлять злодеев, а потому, что рука Господа поднимет нас из любой преисподней», — заявил в 2008 году епископ Роскильдский Яан Линдхард.

Лютеранская Церковь еще не выработала единой по­зиции в отношении ада и его главного хозяина — диавола, однако уже рекомендует пасторам осторожнее пользоваться в своих проповедях ссылками на эти «сомнительные» понятия. Лучше всего, по мнению церковных иерархов, говорить oб аде и дьяволе как о ме­тафорах, описывающих смятенное состояние души жи­вого человека.

Датские дебаты о необходимости радикального пере­смотра традиционного толкования Библии начались под влиянием соседней Норвегии, где Библейское обще­ство готовит новый перевод Священного Писания. Ра­боты предполагается завершить к 2010 году, но уже сейчас ясно, что текст будет сильно отличаться от при­вычного.

Переводчик профессор Ервелл изменил ключевую фразу Иисуса Христа, произнесенную Им на встрече с учениками: «В Доме Отца Моего обителей много». В но­вом варианте Библии говорится следующее: «В Доме Отца Моего обители есть для всех».

Руководство скандинавских Лютеранских Церквей трактует этот вариант как революционный и подтверж­дающий ложность прежнего учения, разделявшего лю­дей на грешников, которым предстоит отправиться в ад, и добрых христиан, которым уготованы кущи небесные. «Господь милостив, все попадут в рай», — утверждают апологеты либерального толкования Библии.

Датская, Норвежская и Шведская Церкви стремительно теряют прихожан и потому ищут доступные пути к их сердцам. Экспериментов на этом пути уже было много. Это и выставки, утверж­дающие, что Иисус был гомосексуалистом (устроенные под сводами церквей), и выход «феминистской» Библии, из которой старательно вычистили мужское начало Христа, превратив Сына Господа в расплывчатое «оно», и выпуск сборников молитв на все случаи жизни — от просьб спасти от запора до мольбы послать удачу в биржевых операциях.

Новый перевод Библии, по мнению консерваторов, как и трактовка понятий «ада» и «души» церковными либералами — лишь продолжение их движения в из­бранном направлении — прямиком в преисподнюю. Что касается среднестатистической паствы, то она явно всем этим заинтригована, — пишет автор одной из статей, посвященных этому явлению.[78]

В скандинавских странах все большее число людей отказываются от традиционного христианства в пользу атеизма. Так, в Дании набирает обороты дискуссия о необходимости реформы (по примеру соседней Швеции) доминирующей здесь пока Лютеранской Церкви. После скандала с карикатурами на пророка Мухаммеда споры о роли религии в социальной и бытовой жизни жителей Датского королевства приобрели ярко выраженную политическую окраску.

Большинство коренных жителей Дании следят за процессами, происходящими у соседей, со скепсисом и нескрываемой тревогой. На фоне будоражащих датское общество дебатов об иностранцах, а тем более после потрясшего страну конфликта с карикатурами на пророка Мухаммеда вопрос церковной реформы становится просто взрывоопасным — при том, что необходимость в таких переменах назрела уже давно.

Поддерживаемая государством Датская Народная Церковь играет важную роль в общественной жизни страны. Помимо традиционных обязанностей по духовному воспитанию членов общины, в компетенцию церковных властей входит также регистрация населения, уход за кладбищами, организация воскресных школ и многое другое. Однако структура и деятельность Церкви, не претерпевавшие до последнего времени значительных изменений, по мнению многих, не отвечают требованиям сегодняшнего дня.

«Совет Европы выступил с критикой политики Дании по отношению к иностранцам, в частности, в вопросах уважения религиозных чувств населяющих страну нацменьшинств. Сейчас, когда с одной стороны мы имеем государственную Церковь, а с другой — более 200 тысяч последователей ислама, с этой реальностью нельзя не считаться. Мы в Дании чересчур зациклены на уважении к свободе слова, однако существуют и другие, не менее важные вещи — например, уважение к праву каждого человека на религиозные убеждения», заявил известный датский писатель и драматург Стиг Далагер.

Тем не менее, пришедшее к власти в 2001 году на волне патриотических настроений правительство, продолжает выделять немалые суммы на пропаганду христианских ценностей, а министр по делам образования и Церкви Бертель Хордер активно проводит в жизнь план по введению в датских школах углублённого изучения христианства. Однако в либеральных кругах у этой программы есть противники.

«Введение в общеобразовательную школьную программу религиозного обучения — это очередная реинкарнация идеи, что основу здорового общества составляют убеждённые протестанты. Мысль о том, что христианство само по себе способствует воспитанию добропорядочных граждан, — абсолютная чушь. Нормально функционирующее общество предполагает гибкость в вопросах религии — когда люди имеют свободу выбора, при этом уважая друг друга. Однако безальтернативный подход к построению общества, базирующегося исключительно на христианских ценностях, приведёт лишь к созданию некоего протестантского дистиллята. Единственно возможный выход в данном случае — если государство будет держаться как можно дальше от религиозной пропаганды», — заявил лектор отделения религиоведения Копенгагенского университета Микаэль Ротстайн.

Однако пока разговоры на эту тему в датском обществе вызывают глухое раздражение: многие коренные датчане видят в идее церковной реформы угрозу не столько христианским устоям, сколько самой «датскости» — понятию, которое насаждается в сознании каждого датчанина с детства. « Нравится это кому-либо или нет, но христианство — одна из незыблемых основ, на которой базируется датская культура, датская цивилизация. Если сделать выбор религии свободным, как выбор товара в супермаркете, то мы тем самым окажем себе медвежью услугу. Мы должны чётко осознавать — не следует распространять понятие равенства на предоставление всем остальным религиям равных прав с Датской народной Церковью. Важно не забывать своих корней, не забывать кто мы есть, помнить свою историю», — пишет редактор христианского издания Kristelig Dagbladet Микаэль Эйенрайх.[79]

А тем временем датские исламисты продолжали заявлять о своих притязаниях. В марте 2007 года произошло ожесточенное двухдневное столкновение полиции с мусульманской молодежью в Норребро (район Копенгагена), где проживают, в основном, «натурализованные» датчане. Тогда были задержаны 650 манифестантов, включая иностранцев, и около 200 погромщиков оказались в следственном изоляторе. В начале сентября в связи с очередной «датой мартовских событий» уличные акции в Норребро вновь переросли в столкновения с полицией и повлекли задержание порядка 100 человек, а также угрозы со стороны молодежи повторить акции с еще большим размахом.[80]

3 сентября того же 2007 года датская полиция сообщила об аресте восьми террористов, которые были «тесно связаны с высокопоставленными фигурами «Аль-Каиды»». Причем, в отличие от организаторов терактов в Лондоне и Мадриде, большинство «боевиков», задержанных в Дании, отнюдь не являлись иностранцами. 6 из 8 арестованных в Копенгагене выходцев из Турции, Пакистана, Афганистана и Сомали имели датское подданство. Так что, вероятно, истоки террористической угрозы, сгустившейся над Данией, следует искать не только в злой воле далекого Усамы бен Ладена, мстящего этой стране за «карикатурный скандал», но и в многочисленных социальных проблемах, с которыми сталкиваются «натурализованные» датчане. В этой связи исламское происхождение тех, кто был задержан по подозрению в связях с «Аль-Каидой», помогло сыграть на руку полиции, так как лишило протестовавших жителей Норребро, где превалируют выходцы из мусульманских стран, сочувствия со стороны значительней части общественности.[81]

Размывание основ грозит затронуть не только церковные структуры Датской Церкви, но и её вероучение. В октябре 2007 года епископ Народной Церкви Дании (Лютеранской) Крестен Дреегорд, глава Совета по международным отношениям, вместе с несколькими другими членами Церкви выпустил меморандум, призывающий пересмотреть антимусульманское содержание первой статьи «Аугсбургского исповедания» — основного доктринального документа Евангелическо-Лютеранской Церкви. Подписанты меморандума утверждают, что в нем отражено средневековое отношение к мусульманам, которое должно быть пересмотрено: «Современный ислам по-прежнему противится рефлексиям и критицизму, которые христианство и, прежде всего, протестантизм развивают со времен Просвещения. Но эта ситуация отнюдь не исключает поисков взаимопонимания с соседями, прежде всего — с мусульманами. Христианские Церкви сделают доброе дело, научив мусульман религиозной свободе, которую они познают в Европе». В том же духе высказался и другой епископ — Стен Сковсгорд, указавший, что христиане, отвергая учение ислама, не должны его осуждать.

Фрагмент «Аугсбургского исповедания», требующий сегодня ревизии, звучит следующим образом: «Наши Церкви осуждают все ереси, такие как манихейство…, а также валентинианство, евномианство, мусульманство и им подобные». (статья 1).[82]

«Если теперь выяснится, что христианства у нас нет официально, то кто же мы тогда вообще?» — философски замечает по этому поводу один из датских социологов. И все же многие полагают, что отделение Датской Церкви от государства является делом времени. Сроки называются разные, но большинство сходится в том, что вопрос, скорее всего, разрешится в ближайшее десять-двадцать лет. В этой связи можно вспомнить, что флаги всех без исключения скандинавских государств украшены крестом. Похоже, что в не таком уже будущем этот знак христианства на скандинавских знамёнах станет лишь чистой символикой.


1 Эткинд Александр. Последний шанс общества // Газета «Смена», № 258-259, 6.11.1991, С. 3.

2 Малашенко Алексей. «Ренессанс» религии Мухаммеда // НГ-Религии, № 18 (41), 22.09.1999, С. 4.

3 Обзор передач «Немецкой волны». 6.10.2003 // Портал-Credo.Ru 2002-2004.

4 НГ-Религии, № 8 (246), 20. 05. 2009, С. 3.

5 Стронгин Алексей. Мусульмане Европы, объединяйтесь // Российские вести, 24 сентября 2004.

6 Бенъямин Нетанъяху. Война с терроризмом. М. 2002, С. 129-130.

7 Джанян Сергей. В Дании набирают агентов // Московские новости. № 29, 29 июля – 4 августа 2005, С. 3.

8 Нечитайло Дмитрий. «Ассиметричная война» исламистов // НГ-Религии, № 13 (251), 5 августа 2009, С. 5.

9 Кульбицкий Геннадий. Аня обеспокоена // Дуэль, № 34 (382), 24. 08. 2004, С. 7.

10 Там же.

11 Кульбицкий Геннадий // Дуэль, № 27, 8 июля 2003, С. 8.

12 Дуэль, № 17-18, 27. 04. 2004, С. 11.

13 Кульбицкий Геннадий. За права человека, собак и др. // № 6, 15 февраля 2005, С. 7.

14 Аргументы и факты, № 6, 2006, С. 8.

15 Метро, № 85, 12. 05. 2008, С. 5.

16 Henrik Bering, “Denmark, the Euro, and Fear of the Foreign”, Policy Review, December 2000, p. 6. Цит. по: Бьюкенен Патрик Дж. Смерть Запада. М. 2003, С. 286-287.

17 Henrik Bering, ibid. Цит. по: Бьюкенен Патрик Дж. Смерть Запада. М. 2003, С. 287.

18 Бьюкенен Патрик Дж. Смерть Запада. М. 2003, С. 287.

19 Портал-Credo.Ru 15-04-2005

20 цит. по: Померанц Григорий. Ислам Oрианы Фалаччи и Петера Воге // Вестник Европы, № 18, 2006.

21 Мельников Андрей. Церкви закрываются, минареты строятся // НГ-Религии, № 16 (254), 16. 09. 2009, С. 3.

22 Там же.

23 Лютеране покидают церкви // Вечный зов, апрель 2008, С. 11.

24 Штамм Александр. Средневековье с ядерным оружием в эпоху Интернета // Посев, № 3, 2006, С. 7.

25 Гильбо Евгений. Исламисты вбивают клин между англосаксами и евреями // Новый Петербург. № 6, 16. 02. 2006, С. 4.

26 Власова Ольга, Кокшаров Александр. Восход Европы // «Эксперт», № 6 (500), 13 февраля 2006 г.

27 Независимая газета, № 29, 13. 02. 2006, С. 6.

28 Власова Ольга, Кокшаров Александр. Восход Европы. Там же.

29 Морозов Николай. Ислам и Запад: за свободу слова // Эхо планеты, № 8, февраль 2006, С. 7.

30 Там же, С. 8-9.

31 Там же, С. 7.

32 Трибуна ислама, № 5 (136), май 2006, С. 7.

33 Власова Ольга, Кокшаров Александр. Восход Европы. Там же.

34 Гушер А. «Террористический интернационал» // Азия и Африка сегодня № 7, 2006, С. 4.

35 Дело, № 39, 29. 10. 2007, С. 5.

36 Дело, № 26, 23 июля 2007, С. 6.

37 Шнейдер Александр. Оскорбление святых чувств, или дружеский месседж? // Дело, № 7, 27. 02. 2006, С. 7.

38 Власова Ольга, Кокшаров Александр. Восход Европы // «Эксперт», № 6 (500), 13 февраля 2006 г.

39 Независимая Газета, № 30, 14. 02. 2006, С. 11.

40 Грошков Иван. Датчане боятся терактов // НГ, № 30, 14. 02. 2006, С. 8.

41 Грошков Иван, указ. соч., С. 8.

42 Независимая Газета, № 30, 14. 02. 2006, С. 11.

43 Трибуна ислама, № 5 (136), май 2006, С. 6.

44 Аргументы и факты, № 16, 2006, С. 4.

45 Кифа, № 17 (55), ноябрь 2006, С. 3.

46 Грошков Иван, указ. соч., С. 8.

47 Круг Павел. Священный ужас контемпорари-арт // НГ-Религи, № 17 (211), 3 октября 2007, С. 8.

48 Смирнов Алексей. Невыученный урок // Религия и СМИ (religare.ru) 09. 10. 2006.

49 Гильбо Евгений. Исламисты вбивают клин между англосаксами и евреями // Новый Петербург. № 6, 16. 02. 2006, С. 4.

50 Дугин Александр. Устав чужого монастыря // Литературная газета, № 6, 15-21 февраля 2006, С. 2.

51 Там же, С. 2.

52 Круг Павел. Жертвы религиозной сатиры // НГ-Религии, № 3 (219), 20. 02. 2008, С. 3.

53 Нечитайло Дмитрий. «Ассиметричная война» исламистов // НГ-Религии, № 13 (251), 5 августа 2009, С. 5.

54 Радонеж, № 3 (186), 2008, С. 10.

55 Минеев Александр. Цвет тревоги – красный // Новая газета, № 111, 06. 10. 2010, С. 3.

56 «Копенгагенский» террорист оказался чеченцем // Известия, № 172, 16. 09. 2010, С. 5.

57 Алешина Марина. Меркель наградила датского карикатуриста // Известия, № 168, 10. 09. 2010, С. 5.

58 Штамм Александр. Средневековье с ядерным оружием в эпоху Интернета // Посев, № 3, 2006, С. 6.

59 Современная мысль, № 2, февраль 2006, С. 2.

60 Штамм Александр. Средневековье с ядерным оружием в эпоху Интернета // Посев, № 3, 2006, С. 6.

61 Современная мысль, № 2, февраль 2006, С. 2.

62 Володина Нина. Государево око // НГ-Религии, № 13 (229), 6 августа 2008, С. 7.

63 Штамм Александр. Средневековье с ядерным оружием в эпоху Интернета // Посев, № 3, 2006, С. 6.

64 Независимая газета, № 30, 14. 02. 2006, С. 11.

65 НГ-Религии, № 14 (259), 19. 08. 2009, С. 3.

66 Халип Ирина // Новая газета, № 4, 21. 01. – 23. 01. 208, С. 4

67 Камиль Айсин. Московская версия карикатурного скандала // НГ-Религии, № 18 (234), 15 октября 2008, С. 3.

68 Там же, С. 3.

69 Борисов Александр. Тринадцатый генсек // Санкт-Петербургские ведомости, № 69, 17. 04. 2009, С. 4.

70 Минеев Александр. Представительские походы // Новая газета, № 36, 08. 04. 2009, С. 12.

71 Там же.

72 Там же.

73 Минеев Александр. Датчанин с принципами // Новая газета. № 83, 03. 08. 2009, С. 5.

74 Там же.

75 Борисов Александр. Тринадцатый генсек // Санкт-Петербургские ведомости, № 69, 17. 04. 2009, С. 4.

76 Минин Станислав. Возмущение ислама // НГ-Религии, № 3 (175), 15 февраля 2006, С. 1.

77 Там же.

78 www.religio.ru/arch/26Маr2008/news/16453_print.html) Цит. по: Вечный зов, 2008, июль-август, С. 23.

79 Сергей Джанян (Копенгаген). 23.03.2006.

80 Усмонов Фарух. «Аль-Каида» как полицейский PR-продукт // Дело, № 31, 10 сентября 2007, С. 6.

81 Там же.

82 Книга согласия. Вероисповедание и учение Лютеранской Церкви. Рига, 1998, С. 26. См. также Портал-Credo.Ru 26-10-2007


Опубликовано 31.10.2010 | Просмотров: 342 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter