Архиепископ Петергофский Амвросий: Урок смирения и любви 

Смирение и любовь

История о воскрешении дочери Иаира наиболее ярко указывает нам, людям, живущим в XXI веке, насколько значимыми евангельские чудеса являются для нас, спустя тысячелетия после того удивительного времени.

Начальник синагоги, почтенный человек, многими трудами и большими потерями заслуживший свое положение в обществе, приобретший огромный авторитет среди иудеев, обращается к Тому, чудеса и слова Которого вызывают отторжение, смех, неприязнь и вражду в иудейском обществе. На тот момент Христа уже практически отлучают от синагоги, и вдруг… начальник этой самой синагоги обращается к Нему, потому что его двенадцатилетняя дочь находится при смерти, и нет никакой надежды на благополучный исход болезни. И вот, этот почтенный человек, который должен считаться с мнением остальных иудеев, — вдруг обращается к Христу.

В песне о Роланде – рыцаре Карла Великого, есть повествование о том, как отряд его воинов был окружен войсками сарацинов. У Роланда была возможность вострубить в рог, звук которого был слышен за много километров вокруг, и тогда бы Карл Великий, услышав этот звук, пришел бы на помощь к своему любимому и знаменитому рыцарю, но Роланд не сделал этого. Его воины падали под ударами вражеских мечей, круг смыкался все уже и уже, друг Роланда Оливье пытался убедить его просить помощи у Карла, но рыцарь оставался непреклонным, гордыня не позволяла ему сделать этот шаг – обратиться за помощью. И только увидев, что смерть приближается к нему, он в последнее мгновение взял этот рог и издал звук, который мог бы стать спасительным, но было поздно: гордыня рыцаря погубила и его войско, и его собственную жизнь.

Нередко мы являемся, свидетелями того, как при погребении родного или близкого человека одни люди стоят в храме и молятся, прося Бога о прощении грехов умершего, задумываются над временем и вечностью, и где-то в глубине души у них пробуждаются, может быть, самые первые чувства никчемности и временности земного пути по сравнению с грядущей вечностью. Но ведь немало и тех, которые в это же самое время находятся за пределами храма. От волнения, переживания, горя, печали они курят, подавленно общаются между собой, но гордыня не дает им переступить порог храма, совершить крестное знамение, помолиться и преклонить свои колена перед Владыкой жизни и смерти. Иаир был человеком, который смог переступить через свою гордыню, Иаир был человеком, поверившим Христу. Именно поэтому Христос и вошел в его дом, вошел в опочивальню, где была уже умершая отроковица, и воскресил ее в присутствии родителей и Своих трех тайновидцев: Петра, Иакова и Иоанна. Все это произошло не в виде какого-то публичного эффекта, не в виде представления, а при затворенных дверях, в присутствии нескольких человек, которые были способны смириться, поверить и стать свидетелями чуда возвращения жизни. Те же, кто смелись, не верили, с цинизмом отнеслись к словам Христа, остались вне горницы.

Христос же, зная человеческую психологию, психологию женщины-матери, потрясенной смертью своей дочери и не в меньшей степени потрясенной ее воскрешением, отвлекает  ее от всего этого, предлагая матери дать дочери есть. Как удивительно просто, по-человечески, тепло, по-доброму совершается Божие чудо.

И еще об одном чуде говорит нам сегодняшнее Евангелие – о чуде исцеления кровоточивой женщины. Евсевий Кесарийский – первый историк Церкви, — говорит о том, что это женщина происходила родом из Кесарии Филипповой и была язычницей, но она хорошо знала, что, будучи кровоточивой, она не могла появляться в обществе у иудеев. Однако же, она пришла в эту огромную толпу, в тот момент окружавшую и теснившую Христа Спасителя. И вдруг Он почувствовал исшедшую из Него силу и засвидетельствовал, что здесь, среди этой толпы произошло что-то очень важное. Это было чудо веры кровоточивой женщины, она прикоснулась к одежде Христа. В то время иудеи носили особую одежду, которая свидетельствовала об их причастности к богоизбранному народу, внешне эта богоизбранность выражалась в том, что на одежде у иудеев были особые кисти, четыре из которых содержали синюю нить, так вот, она прикоснулась именно к этой части одежды. И Христос это почувствовал. Эта женщина также была исполнена доверия и смирения. Удивительно в этом событии то, что по евангельскому рассказу Христос в один момент оставляет без внимания многочисленную толпу, окружающую его. Перед ним лишь судьба одного человека, лишь вера той женщины, которая тайно прикасается в надежде на исцеление.

Эти два евангельских события – воскрешение дочери Иаира и исцеление кровоточивой женщины – говорят нам об одном: каждого человека Бог любит так, как будто бы в мире кроме этого человека больше никого нет. Именно благодаря такой любви Бог, пришедший на землю, мог творить такие чудеса. Именно такой любви Он пытается научить и нас, показывая, что он, Владыка жизни и смерти, Владыка всего, что есть на небе и на земле, смиряется перед своим творением, слушает его, каким бы положением, какой бы репутацией не обладал человек, какие бы суждения не выносило о нем окружающее общество. Он любит каждого и каждого способен исцелить и воскресить, Он учит любви нас – несовершенных, грешных людей, которые так часто вместо Божьего суда пытаются выносить свой несовершенный суд об окружающих нас людях. Аминь.

Слово ректора Санкт-Петербургской православной духовной академии архиепископа Петергофского Амвросия, произнесенное после чтения Евангелия за Божественной литургией в Никольском соборе Кронштадта 16 ноября 2014 года. 


Опубликовано 17.11.2014 | Просмотров: 311 | Печать
Система Orphus Ошибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter