Антон Глозман: Нам очень важно, чтобы учебные заведения чувствовали «плечо соседа»

Антон Глозман: Нам очень важно, чтобы учебные заведения чувствовали «плечо соседа»

Интервью с руководителем проекта Единой Автоматизированной Информационной Системы (ЕАИС) Учебного комитета Русской Православной Церкви Антоном Борисовичем Глозманом.

-Антон Борисович, расскажите, пожалуйста, об истории и причинах создания концепции Единой Автоматизированной Информационной Системы (ЕАИС). Какие первоочередные задачи поставлены перед этой системой автоматизации?

— Потребность в наличии единой автоматизированной системы ощущается в Учебном комитете довольно давно. Насколько я знаю, уже с 2003 года велись работы, связанные с попытками начать разработку подобной системы. Дело в том, что Учебный комитет управляет большим количеством духовных учебных заведений, многие из этих учебных заведений удалены от центра, многие создавались совсем недавно. Все это требовало от Учебного комитета быть в постоянной связи с этими учебными заведениями, получать постоянно какую-то информацию. Форма работы Учебного комитета с учебными заведениями была организована в виде полугодовых и годовых отчетов, когда учебное заведение передавало какую-то минимальную статистическую информацию.

При этом реальность, конечно же, диктовала совсем другие требования по обмену информацией. Постоянно возникали задачи такого рода — необходимо, например, сказать, сколько у нас студентов, которые подпадают под призыв в армию, или сколько у нас студентов имеющих высшее образование, сколько таких студентов, например, в дальневосточных епархиях и т. д. и т.п. Такие задачи постоянно возникали, и постоянно чувствовался некий информационный вакуум или информационный разрыв, отсутствие нормальных коммуникаций, отсутствие единого информационного поля.

Попытки создания такой системы предпринимались минимум с 2003 года. Я сам был подключен к этому процессу владыкой Евгением только в 2005 году. В течение двух лет мы проводили предварительную работу, разрабатывали технические задания. Пытались представить какой должна быть эта система, писали некоторые концепции, описания, требования. За это время у нас было несколько попыток начать создание системы. Мы находили разработчиков, пытались согласовывать с ними наши требования, получали первые версии системы, даже пытались начать внедрение в МДА. В итоге в процессе работы мы понимали, что тот путь, по которому мы пошли, является тупиковым. Трудности и проблемы, которые мы встречали, носили системный характер, и нам было ясно, что система, еще не родившись, уже будет обычным «балластом», что в итоге никто ею не будет пользоваться.

Мы отказывались от разработки на ближних или дальних стадиях развития, но обретали некий опыт, который в итоге аккумулировали и осмысляли, пытались сделать из него некоторые выводы. В итоге, опираясь на уже полученный опыт, в 2007 году мы начали, если считать по-крупному, третий подход к разработке ЕАИС. Та система, которую мы сейчас разработали и активно внедряем, она как раз была создана в ходе вот этого «третьего подхода» разработки.

Перед системой стоят три задачи. Первая задача состоит в обеспечении информатизации и автоматизации процессов в самих духовных учебных заведениях. Ведь они в этом тоже нуждаются. Каждое учебное заведение решало эту задачу по-разному, а мы даем некий универсальный инструмент для самих учебных заведений. Вторая задача выходит из основной идеи возникновения системы, это обеспечение вертикальной связи между учебными заведениями и Учебным комитетом. Чтобы Учебный комитет видел в реальном времени интересующую его информацию по тому или иному учебному заведению. А третья задача, это организация горизонтальных связей между учебными заведениями. Нам очень важно, чтобы учебные заведения чувствовали «плечо соседа», что есть такие же, как они региональные семинарии, чтобы они могли постоянно видеть — как там осуществляется учебный процесс. Это мы тоже считаем одной из наших задач.

 — Является ли данная система принципиально новой? Имеет ли она аналоги как в России, так и в других странах?

— На наш взгляд, эта система имеет ряд принципиальных особенностей, и в том виде, в котором она у нас реализована, мы аналогов не знаем. Безусловно, когда мы только вели подготовительную работу по созданию ЕАИС, мы просмотрели очень большое количество систем автоматизации вузов. Их немало, есть дорогие коммерческие решения, есть более дешевые, есть даже бесплатные варианты. К нам до сих пор обращаются разработчики, которые предлагают такие «коробочные» решения. В принципе, сейчас в любом светском вузе не только в России, но и за рубежом, есть система автоматизации. Без этого, думаю, сейчас уже ни один крупный вуз не может существовать. Процессы стали настолько сложными, а их динамика и масштаб так увеличился, что наличие систем автоматизации стало обязательным.

Особенность нашей системы заключается в двух аспектах. Первый — это то, что мы автоматизируем процессы именно в духовной школе, т. е. системы автоматизации для светских вузов нам в прямом виде не подходят. Конечно, среди систем автоматизации светских вузов есть системы, предусматривающие большое количество «тонких» настроек. Теоретически, можно было бы попробовать взять одну из таких систем и постараться её максимально настроить под себя. Вообще-то, мы пытались и по такому пути пойти, но оказалось, что особенность процессов в духовных школах настолько ярко выражена и отличается от светских школ, что никакие «тонкие» настройки не помогут. Это чуть меньше касается учебного процесса и чуть больше касается вопроса кадрового учета, учета воспитательного процесса и других.

Уникальность ЕАИС в том, что она изначально конструируется, и полностью разрабатывается для духовных школ. Учебный комитет является «архитектором» всей системы, «от первого и до последнего кирпичика». Она специально сделана для наших нужд. Ряд наших требований повлёк за собой разработку уникальной архитектуры системы, не реализуемой ни в одной из известных нам систем.

Вообще, при внедрении любой системы автоматизации есть, упрощенно, два подхода: первый подход, когда вам приносят «полукоробочное» решение и говорят: «А теперь адаптируйте все свои внутренние процессы под нашу систему и если что-то из ваших процессов нельзя в ней сделать, то измените ваши процессы, чтобы можно было в нашу систему все это нормально вписать и реализовать». Те разработчики светских систем, с которыми мы общались, в большей или меньшей степени все нам предлагали именно такой путь — изменения не своей системы автоматизации, а внутренних процессов духовных школ. Предлагали немножко что-то изменить, лишь бы система смогла это обработать.

В случае с ЕАИС мы никаким образом не идем по этому пути. Мы делаем систему под нашу реальность, а не пытаемся менять реальность под особенности какой-либо системы.

Второй аспект уникальности нашей системы видится в том, что она объединяет все наши учебные заведения в единое информационное пространство, т. е. все наши учебные заведения связаны друг с другом в единую информационную систему. Локальных систем автоматизации в вузах довольно много. Но, насколько мы знаем, аналогичных глобальных систем, по крайней мере, в системе образования, не существует. Системы автоматизации, которые существуют в светских вузах, автоматизируют только данный вуз. Максимум, что мы видели, если у вуза есть филиалы, объединенные в единую автоматизированную систему. Но это несравнимо, конечно, с нами по масштабу, по географии. У Министерства образования, такой системы, которая бы объединила все системы управления вузами и получала от них какую-либо информацию к себе, насколько мы знаем, нет. И мне кажется, что мы, в этом смысле, являемся первопроходцами не только в духовном образовании, но и в автоматизации образовательных процессов в нашей стране в целом.

— Есть ли подобные системы в духовных учебных заведениях Поместных Православных Церквей?

— Скажу честно, мы этот вопрос не настолько хорошо изучали. Информацию о таких системах мы узнаем через наших студентов, которые проходили стажировку в других странах. Насколько я знаю, в тех же греческих вузах тоже есть локальные системы автоматизации, но они не реализованы в централизованную систему управления. Думаю, что опыт Учебного комитета по созданию глобальной системы автоматизации образования, охватывающей не одну страну (ведь Учебный комитет отвечает за православное образование не только в России, но и в Украине, Беларуси и некоторых других странах), мог бы быть со временем востребован и другими Поместными Православными Церквами.

— Расскажите, пожалуйста, об опыте внедрения ЕАИС в российские духовные учебные заведения? С какими трудностями приходится сталкиваться на местах в связи с данным нововведением? Предполагает ли сам процесс внедрения обучение представителей семинарий работе с функциональными модулями ЕАИС?

— Особенность нашего процесса разработки ЕАИС заключается в том, что мы сразу принципиально решили, что не будем пытаться сначала разработать некое законченное «коробочное» решение, а потом его свалить на головы всех наших учебных заведений разом. Мы поняли, что это будет неэффективно и в итоге получится некий «балласт», который совсем не будет соответствовать реальным потребностям. Разработку и внедрение ЕАИС было решено проводить ступенчато, шаг за шагом. Общая концепция и проект у нас уже были по результатам предварительной работы. Сначала мы разработали небольшой «кусочек» ЕАИС — центральный модуль («движок» системы) и модуль «Канцелярия». В таком минимальном функционале мы начали постепенно внедрять систему в «пилотные» учебные заведения. В качестве «пилотов» было выбрано несколько учебных заведений, первые это, конечно, МДА и СПбДА. Плюс еще было взято несколько близких к нам географически семинарий, в частности Сретенская, где тоже с самого начала было очень успешное внедрение. На базе этих «пилотов» мы получили огромное количество опыта, информации, обратной связи. При внедрении мы сразу же понимали, вот это мы сделали неудобно, вот это не соответствует реальным процессам, а это нужно доделать и т.д.

В итоге у нас получалось, что ступенька за ступенькой мы дорабатывали систему, потом начали подключать новые разработанные модули – «Учебная часть», «Воспитательская часть» и другие. И вот в процессе такого ступенчатого и модульного создания системы у нас параллельно шло внедрение. Сначала шли «пилоты», потом на определенном этапе мы решили, что система является достаточно доработанной и готовой для начала массового внедрения. Мы собрали в ноябре 2009 года в МДА семинар преимущественно для представителей семинарий Центрального федерального округа. Всего было представлено 17 различных учебных заведений. Мы раздали установочные комплекты, провели обучение, круглый стол по результатам обучения, и какое-то время взаимодействовали уже с этими учебными заведениями.

По итогам первой стадии внедрения мы снова обрели огромный опыт, учли огромное количество замечаний и дополнений. Все это время мы выпускали и выпускали новые модификации ЕАИС. И уже когда мы решили начать вторую стадию внедрения, в июне 2010 года, для следующего блока семинарий, система стала «более законченной», отражающей пожелания многих пользователей, так что замечаний и предложений после второй стадии внедрения было на порядок меньше. Подобные процессы у нас идут и по настоящее время — мы дорабатываем систему, подключаем все новые семинарии, и, постоянно учитываем пожелания и предложения, полученные в процессе внедрения.

В сентябре этого года, в частности, у нас был семинар в Киеве, где мы подключили украинские и белорусские учебные заведения к нашей системе. Такой «ступенчатый» процесс позволяет избежать множества трудностей, которые мы бы получили, попытавшись разработать и внедрить систему сразу в полном объеме, без промежуточных согласований.

Тем не менее, трудности случаются. Самая основная трудность, которая возникает у нас при внедрении, заключается в том, что некоторые учебные заведения не видят для себя потребности в автоматизации и не имеют у себя каких-то специалистов или хотя бы просто энтузиастов, которые были бы заинтересованы в автоматизации. Такие учебные заведения воспринимают нашу систему как нечто чуждое их потребностям и навязанное «сверху». В таких случаях внедрение идет «с большим скрипом». Те мелкие проблемы, которые в других духовных школах решаются быстро, силами нескольких энтузиастов, которые в этом заинтересованы (особенно хорошо, если это кто-нибудь из высокого руководства), очень трудно решить в семинариях, где это никому не надо и где мало кто разбирается в компьютерных технологиях. Если, скажем, сам ректор интересуется системой автоматизации (а у нас есть такие примеры), то в таких случаях вообще не возникает проблем, ведь любые проблемы можно решить, а каким-то вещам можно научить. Но в случаях, когда все учебное заведение воспринимает систему не совсем «тепло», там приходится двигаться очень медленно, пытаясь добиться результата и письмами и звонками и т. д. Такие трудности преодолеваются, но на порядок медленнее. В принципе, весь вопрос только в желании.

— Если внедрение ЕАИС в духовных школах предусматривает автоматизацию учебного процесса, то как же быть с процессом воспитания, может ли он быть также автоматизирован?

— Когда мы говорим об автоматизации воспитательного процесса, мы имеем в виду следующие моменты. Во-первых, мы можем автоматизировать учет распорядка дня студента, хранить в базе информацию о его периодических послушаниях, о его отъездах, отслеживать коллизии – когда, скажем, студент вместе с хором куда-то уехал, и ему нужно поставить замену на послушание по кухне. Говоря об автоматизации воспитательного процесса, мы говорим, прежде всего, о создании некоего вспомогательного инструмента учета для воспитательской службы. Автоматизации дисциплинарных вопросов, таких как, скажем, выговоров и т. д., мы в ближайшее время, скорее всего, касаться не будем. Это очень «тонкая» тема и пока что она находится в состоянии паузы. Так получается, что модуль «Воспитательская часть» в меньшей степени сейчас востребован, хотя он и реализован как инструмент, но его активного внедрения сейчас не происходит. Вообще, когда это обсуждалось на семинарах, мы слышали такое мнение, что для больших учебных заведений, таких как МДА или СПбДА, автоматизация воспитательского учета актуальна, а для небольших, где студентов человек тридцать и они все на виду, нет смысла это всё автоматизировать. В любом случае, в Учебный комитет информация по воспитательскому модулю не передается, и каждое учебное заведение может само для себя решать, в какой мере ему необходим этот модуль.

— Какова взаимосвязь Болонского процесса и ЕАИС? Поможет ли Болонский модуль ЕАИС духовным учебным заведениям проще войти в эту систему образования?

— Болонский процесс идет изначально независимо от нашей автоматизации и информатизации, но когда возникла сама тема Болонского процесса, то мы были привлечены как помощники. Мы надеемся, что ЕАИС может стать или уже стала неким инструментом, который помог бы людям, ответственным за внедрение Болонского процесса в учебных заведениях, в реализации тех задач, которые на них возложены. Мы реализовали модуль «Болонский процесс» в нашей информационной системе. Он дает возможность видеть учебный процесс одновременно в двух описаниях – старом, классическом, и переключаться на новое описание в болонской системе. Причем, при переключении на новое описание есть возможность конструировать несколько вариантов перехода со старой системы на новую, моделировать этот переход. Это может быть очень удобно для методиста или сотрудника учебной части, который пытается конструировать переход у себя в учебном заведении. В «Болонском модуле» ЕАИС он сможет видеть несколько вариантов перехода сразу, постоянно для лучшего понимания сравнивать их со старым традиционным подходом, и, в конце концов, выбрать тот вариант перехода, что для него в большей степени подходит.

Кроме этого, в модуль «Болонский процесс» мы заложили очень подробный справочник терминов. Сложность Болонского процесса, на наш взгляд, может заключаться ещё и в том, что он описывается множеством новых терминов, которые сразу все своей совокупностью «обрушиваются» на работников учебной части. А наш справочник дает контекстные подсказки — что же означает тот или иной термин. Сотрудник, работающий в этом модуле, будет гораздо быстрее и проще осваивать терминологию Болонского процесса.

— В настоящее время, пожалуй, одним из самых актуальных вопросов в системе единого информационного пространства является проблема информационной безопасности, утечки информации, защита персональных данных и т. п. Каков уровень архитектурной безопасности ЕАИС?

— Мы очень большое внимание уделяем безопасности и прорабатываем все вопросы с этим связанные. На каждом проводимом нами семинаре был отдельный большой доклад, посвященный безопасности, после которого была масса вопросов, и мы старались на все отвечать. Нельзя сказать, что эта информация целиком открытая, но есть один аспект, который бы хотелось упомянуть в этом интервью. Вопрос безопасности складывается из двух моментов: первый это технический, и у нас есть сертифицированные решения, которые нас защищают. Но также информационная безопасность складываются из вопросов организационных, и это второй момент — человеческий фактор. Если пользователь информационной системы, например, проректор, будет хранить пароль от своей учетной записи где-нибудь у себя на столе «прилепленным» к монитору, или системный администратор будет оставлять серверную открытой, то конечно, какие бы технические средства защиты мы ни закладывали в систему, ничего не поможет. Это наиболее уязвимое место, наиболее реальная проблема.

Причём, эта проблема возникает вне зависимости от наличия ЕАИС, вне зависимости от степени глобальности информационной системы. Даже если вся информатизация заключается в том, что у проректора на «флешке» есть электронная таблица со списками и журналом. Но если не регламентирован доступ к этой таблице, а «флешка» «гуляет» по компьютерам сотрудников, то вероятность утечки или повреждения информации в этом случае очень велика.

И мы, прорабатывая в рамках работы над ЕАИС, организационные вопросы по информационной безопасности, касаемся таких тем, которые без нас, может быть, ещё долго никто бы не затрагивал. Мы стараемся давать минимальное обучение на наших семинарах. Даем документы и рекомендации по информационной безопасности — они уже сейчас доступны для участников системы у нас на сайте в закрытом режиме. Там уже есть ряд документов и постепенно будут появляться новые. Мы предлагаем различные организационные меры по защите системы на всех контурах. Мы готовы оказывать всяческую консультационную поддержку, чтобы минимизировать возможные утечки информации на уровне учебного заведения. Надеемся, что проводимая нами работа приведет к повышению уровня информационной грамотности в духовных учебных заведениях, в том числе и по вопросам, связанным с информационной безопасностью.

Беседовал: Вадим Лозовский


Опубликовано 30.12.2010 | Просмотров: 288 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter