Андрей Швайбович. Добродетель любви в трудах преподобного Порфирия Кавсокаливита

Андрей Швайбович. Добродетель любви в трудах преподобного Порфирия Кавсокаливита

Сначала любовь, а потом все остальное.[1] Любовь есть движущая сила для всей жизни христианина, которая ввергается в сердце с самого начала сознательного обращения, ибо по слову прп. Антония Великого: «Любовь к Богу есть сильнейший возбудитель ревности к богоугождению»[2]. Как писал профессор С. М. Зарин «Бог сообщает человеку прежде всего и преимущественно любовь, как существенное свойство Своей Божественной жизни»[3] Любовь — «Это духовное вино… духовное безумие во Христе»[4], которое веселит сердце человека небесной радостью. Также она является матерью добродетелей, через которую человек освобождается от терании страстей в восходит к Богу. Подвиги ради любви особенно увенчиваются благодатью, ибо «Милосердие Божие воздает хоть за малый и смиренный, но сердечный подвиг ради любви ко Христу» — говорит прп. Порфирий. Подвижник Христа ради, подвизающийся за Его любовь, начинает жить как в раю, ибо воспринимает образ небесного бытия в земной реальности.

Особое место в учении Старца занимает учение о любви ко Христу, которое восходит по интенсивности к периоду древней Церкви — первохристианству, когда любовь к Богу была весьма горяча. Именно любовь составляет суть христианской духовно-нравственной жизни, ибо сам Господь Иисус Христос выразил весь Божий закон в двух заповедях: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки (Мф 22:37–40). Поэтому целью христианской жизни является не столько получение от Бога даров в будущей жизни, сколько бескорыстная любовь к Богу. Как говорит прп. Порфирий: «Цель состоит в том, чтобы жить, поучаться, молиться, преуспевать в любви…»[5].

Прп. Порфирий говорит о необходимости пребывания сердца в безкорыстной любви к Богу: «Когда мы говорим «любовь», то имеем в виду не приобретенные добродетели, а сердце, любящее Христа и людей»[6]. Это состояние свойственно христианину и до полного очищения от страстей, плодом чего служит любовь, которая есть совокупность совершенств (ср. Кол 3:14). Ведь именно любовь, как самое глубокое христианское чувство приобщают душу сокровенной Божественной жизни, которое сообщает истинное богопознание. Любовь — главное свойство Троического Бога, поэтому оно наиболее отражено в трудах прп. Порфирия, как настоящего богослова. Поэтому он говорит, что суть духовной жизни состоит в следующем: «чтобы быть со Христом, чтобы душа пробудилась и возлюбила Христа, стала святой и отдалась Божественной любви»[7].

Любовь есть плод Божественной благодати, как писал прп. Силуан Афонский: «…Духом Святым любится Господь»[8]. Согласно св. ап. Павлу, который говорил христианам: «Достигайте любви» (1Кор 14:1), прп. Порфирий непрестанно устремлялся к любви к Богу и излучал ее на своих ближних. «В Песни Песней мы видим Христа преимущественно как Жениха. Христос — Жених нашей души. Наша душа, Его невеста, следует за ним везде: и на муки, и на Голгофу, и на Распятие, но и в Воскресение. Когда мы достигнем этой любви, тогда Христос войдет в нас и наполнит Собой нашу душу. Непрестанно взирайте ввысь, на Христа, чтобы сродниться со Христом, трудиться со Христом, жить со Христом, получать от Него вдохновение, страдать с Ним и радоваться с Ним. Чтобы Христос был для вас все»[9].

Также старец Порфирий говорил, что душа не может сама возлюбить Бога, если Он Сам прежде не познает её, если Он не обнаружит в ней сходства в образе и подобии с Собой: «Христос не полюбит нас, если мы недостойны Его любви»[10], ибо Божия любовь не может примириться со грехом, противоположном Его благости, но примиряется в личностью ищущей Его. Поэтому человеку необходимо проявить желание стать святым, уподобиться Христу в исполнении Его заповедей, предаваться Божественной любви. Тогда подвижник поймёт, что истинное благо это любовь ко Христу — есть крайнее желание, которым невозможно пресытиться[11].

Как говорит Старец Порфирий, если бы в сердцах людей царила любовь к Богу и ближнему, вся земля стала бы раем. Настоящая жизнь человека, и воскресение уже в этой жизни есть оживление в любви, которая изливается в сердца верных Святым Духом (ср. Рим 5:5). Напротив любовь плотская имеет пресыщение, её последствиями могут оказаться и злодеяния: «ревность, ссоры, вплоть до убийства»[12], довести до ненависти и отчаяния, ибо «Любовь мирская длится недолго, в то время как Божественная любовь все время увеличивается и углубляется»[13].

Прп. Порфирий утверждал: если мы подвизаясь за Любовь, сподобимся получить благодать Святого Духа, станем неспособными грешить, уедет всякая страсть: «Если направим себя в это русло и если предадим себя любви Христовой, тогда все преобразится, все изменится, станет иным. Гнев, раздражение, зависть, ревность, возмущение, осуждение, неблагодарность, тоска и сильная скорбь превратятся в любовь, радость, жажду, Божественное желание. Рай!»[14]

1 Любовь к Богу во Христе

Все заключено в любви ко Христу.[15] 

Любви к Богу можно достичь, по слову Старца Порфирия, устремлясь к Нему всем своим сущством, в призывании Его.[16] «когда ты смело, полностью раскроешь свое сердце пред Господом — Он войдет в него и сделает его неспособным грешить?.. Если мы и захотим разгневаться, сделать другому зло, то не можем. И тогда сбываются на нас апостольские слова: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (1Ин 3:5–6). Это добродетель является фундаментальной основой всей духовной жизни христианина, ибо: «Если нет любви, то невозможно нести послушание, обрести смирение, невозможно стать кротким, молиться чисто и искренне»[17] — говорит афонский подвижник монах Ермолай Чежия.

Бог в Сыне Своем явил миру свою любовь, стал особенно близок к людям в акте Боговоплощения. Как говорит прп. Порфирий: «Бог в Своей безграничной любви соединил нас вновь со Своей Церковь в Лице Христа»[18] Через Господа Иисуса Христа род человеческий принял в изобилие благодать, поэтому любовь к Нему является полнотой любви к Богу Триипостасному. Созерцая в воплощенном Логосе идеального человека и истинного Бога, христианину необходимо всецело возлюбить Его, чтобы уподобиться Ему во всём, как Он стал подобен нам во всём, кроме греха.

По мысли Старца, любовь ко Христу не должна исходить из религиозного эгоизма — ожидания посмертной блаженной участи. «Пошли меня туда, куда пожелает любовь Твоя… Я достоин ада» — такие слова в любви и глубоком смиренномудрии говорит Старец, заключая даже во аде свой ум со Христом. Именно ради любви к Богу должен совершаться весь подвиг духовной жизни, который теряет свой смысл, если не устремлен на стяжание единого на потребу. Такой подход к духовной жизни исключает эгоизм, лишая человека самодостаточности во все- целом уповании на Бога, ибо «Кто себя любит, тот Бога любить не может…»[19] — говорит блаженный Диадох.

Божественная любовь увеличивается и углубляется, вводит в Божественный покой, полноту радости. Преподобный Порфирий считает что «ερος»[20] по отношению к Богу, есть естественное состояние человека — «воодушевление, жажда Божественного. Все заложено внутри нас. Достижение этого — естественная потребность для нашей души»[21]. В таком состоянии, когда душа «снедается Божественным желанием»[22], увядает греховная плоть и всякое страдание преобразуется в любовь Христову.

Смысл духовной жизни, согласно прп. Порфирию, это «Любовь, служение Богу, жажда, единение со Христом и Церковью — это рай уже здесь, на земле…»[23] — блаженное единение человека с Богом, вследствием чего является «Божественное вожделение, воодушевление, жажда Божественного»[24]. Поэтому боголюбец преисполняется ненасытимого желания соединиться со Христом, ибо «Чем больше Его любишь, тем больше думаешь, что не любишь Его»[25].

Любовь составляет цель и путь истинного христианского подвижничества. «Пусть у нас будет одна цель — любовь ко Христу, к Церкви и к ближнему»[26]. Руководствуясь этим прп. Порфирий совершал течение к источнику вечной жизни, и этот путь, как самый краткий, оставил в за- вещании своим духовным чадам.

2 Любовь к человеку

«Любовь ко Христу — это и любовь и к ближнему,
и ко всем дальним, и даже к врагам!»[27].

Любовь ко Христу всецело зависит от нашей любви к брату, то есть от уподобления нашего бития — божественной любви Лиц Пресвятой Троицы: «Пусть у нас будет одна цель — любовь ко Христу, к Церкви и к ближнему…»[28]. Именно в Церкви осуществляется образ ипостасного бытия людей, по Божественному подобию, и от степени любви к человеку зависит любовь к Богу: «Все во Христе и со Христом, внутри Него и с Ним. Это — таинство Церкви. Христос является в единстве между нами, в Своей любви, в Церкви…»[29]. Подчеркивая значения любви к ближним Старец говорит: «Вот где христианство: через любовь к брату достичь любви к Богу»[30], ибо через брата приходит Божественная благо- дать. Поэтому «Христианин переживает за всех, хочет, чтобы спаслись все»[31] — говорит прп. Порфирий.

Такое понимание человека является одним из главных аспектов подвига в жизни христианина — любви, направленной на ближних — своих сотелесников во Христе (ср. Еф 3:6). Поэтому мы не должны искать спасения исключительно себе, но желать, «чтобы не погиб никто, чтобы все вошли в Церковь»[32].

Но любовь ко Христу всецело зависит от нашей любви к брату, то есть уподобления нашего бития — божественной любви Лиц Пресвятой Троицы: «Пусть у нас будет одна цель — любовь ко Христу, к Церкви и к ближнему…»[33]. Именно в Церкви осуществляется образ ипостасного бытия людей, по Божественному подобию, и от степени любви к чело- веку зависит любовь к Богу. Кто отделяется от других, не имея чувства единства между собой в любви во Христе, те не являются истинными христианами: «Когда мы живем соединенные со Христом, то есть когда живем в единстве друг с другом внутри Его Церкви с чувством едино- го»[34]. Он говорил: «Пусть у нас будет одна цель — любовь ко Христу, к Церкви и к ближнему». Как пишет еп. Александр Милеант: «Отец Порфирий был не лицеприятен, он как солнышко ровно светил на злые и на благие, и его любовь пронизывала самые закоренелые в грехе сердца»[35]. «Совершенная любовь не разделяет единого человеческого естества согласно нраву людей, но одинаково любит всех людей» — говорит прп. Максим Исповедник.

По слову прп. Симеона Нового Богослова: «Любовь к брату преуготовляет тебя еще больше возлюбить Бога. Итак, тайа любви к Богу — это любовь к брату»[36]. Прп. Порфирий, как любящий Бога, не мог не любить людей, видя в каждом образ Божий, через внешнии слои греха прозревал его Божественную первооснову. «Именно любовь, — ни вера, ни догматика, ни мистика, ни аскетизм, ни пост, ни длинные моления не составляют истинного облика христианина. Все теряет силу, если не будет основного — любви к человеку»[37] — говорит святитель Лука Войно–Ясенецкий. Потому, что «без любви все это ни во что не вменится у Бога»[38] — писал прп. Ефрем Сирин.

Любовь к брату естественна по мнению прп. Порфирия, ибо мы одной природы, едины в вере и крещении, причащаемся из одной Чаши, желаем в вечности находиться в одном Раю. Поэтому он говорит: «Будем ощущать нашего ближнего как самого себя. В этом — наша жизнь»[39] Кто стяжал в сердце своем любовь к Богу и брату — не может грешить, если же Бога нет в сердце, его место занимает диавол, заставляя творить чело- века всякий грех.[40]

3 Любовь к мирозданию

Все вокруг нас — это капли любви Божией.[41]

Любовь к Богу — это плод осознонного поиска истины, вершина ответов на фундаментальнык вопросы, касающиеся его существования которые в полноте явленны в Божественном Откровении. Такой осознонной любови к Богу человек можно достичь через рассматривание видимого творения Божия, через которое для разумного ока ума видно «невидимое Его, вечная сила и Божество от создания мира через рассматривание творений» (Рим 1:20). «Созерцая природу, деревья, растения, птиц, пчел, цветы, море, рыб, звезды, луну, солнце и прочее великое множество прекраснейших Его творений, мы обращаем свой ум к Богу и, прославляя Его через них, пытаемся осознать, сколь они чудесны и удивительны, и стараемся полюбить их. Когда у нас это получится, тогда наша любовь начнет восходить и к нашему Творцу, и тогда мы действительно, истин- но будем любить Его.»[42]

Так любовь к тени Божественного бытия и отражению Его блаженной вечной жизни — гармоничному мирозданию, является важным этапом к Божественной любви. Как говорит прп. Исаак «Сердце милосердующее есть горение сердца о всякой твари, — и о людях, и о птицах, и от животных» (св. Исаак Сирин ДV — 395)». Также и сердце старца Порфирия, горя любовью ко Христу, горело и «ко всему творению, к людям, птицам, растениям, животным и даже бесам»[43]. Он везде видел «капли любви Божией», чувствовал его присутствие, радовался и наслаждался всем вокруг себя, «Красоты природы… это малые выражения любви, через которые мы достигаем великой Любви — Христа»[44]. Во вселенское единство Бога и людей в Церкви включаются, помимо разумных существ, по мнению старца Порфирия, еще и бессловесные существа животного мира, весь космос.


Примечание:

[1] Порфирий Кавсокаливит, старец. Цветослов советов / Пер. с новогреч. иером. Агафангела (Легача). — Святая Гора Афон: Пустынь Новая Фиваида Афонского Русского Пантелеймонова монастыря, 2008. С. 25.

[2] Добротолюбие избранное для мирян / Сост. архим Ювеналия (Килина). — М.: Изд–во Сретенского монастыря, 2011. С. 37.

[3] Зарин С. М.. Православная аскетика. [Электронный ресурс] / Православная энциклопедия «Азбука веры». — URL:http://azbyka.ru/otechnik/Sergej_Zarin/pravoslavnaja–asketika/ (дата обращения: 18.02.2016).

[4] Порфирий Кавсокаливит, старец. Житие и слова / Пер. с новогреч. иерея Василия Петрова. — Малоярославец: Свято–Никольский Черноостровский женский монастырь, 2008. С. 168.

[5] Там же.. С. 235.

[6] Порфирий Кавсокаливит, старец. Житие и слова. С. 187.

[7] Порфирий Кавсокаливит, старец. Житие и слова. С. 169.

[8] Софроний (Сахаров), иером. Старец Силуан. — СПб: Общество памяти игумении Таисии, 2007. С. 121.

[9] Порфирий Кавсокаливит, старец. Житие и слова. С. 185

[10] Там же. С. 191.

[11] Там же. С. 176.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Там же. С. 212.

[16] Порфирий Кавсокаливит, старец. Цветослов советов. С. 23–23

[17] Ермолай (Чежия), мон. В духовной жизни все начинается с любви. [Электронный ресурс] / Монастырский вестник. — URL:http://monasterium.ru /publikatsii/stati/v– dukhovnoy–zhizni–vsye–nachinaetsya–s–lyubvi–/ (дата обращения: 13.04.2016).

[18] Порфирий Кавсокаливит, старец. Житие и слова. С. 154.

[19] Добротолюбие избранное для мирян / Сост. архим Ювеналия (Килина). — М.: Изд–во Сретенского монастыря, 2011. С. 43.

[20] Прп. Порфирий в своих поучениях часто использует этот термин для выражения таких понятий, как «Божественн ревность», «Божественное вожделение», «Божественная любовь» или «желание Бога».

[21] Порфирий Кавсокаливит, старец. Житие и слова. С. 165

[22] Там же. С. 179.

[23] Там же. С. Там же.

[24] Там же. С. 168.

[25] Там же. С. 177.

[26] Там же. С. 170.

[27] Там же. С. 170.

[28] Там же. С. 170.

[29] Там же. С. 155.

[30] Там же. С. 171.

[31] Там же. С. 170–171.

[32] Там же. С. 156.

[33] Там же. С. 170.

[34] Там же. С. 156.

[35] Александр (Милеант), еп. Порфирий Кавсокаливит. Да будет все едино. [Электронный ресурс] / Православная энциклопедия «Азбука веры». — URL:http://azbyka.ru/tserkov/ svyatye/svyatye_i_podvizhniki/staretc_porfiriy _bairaktar is–all.shtml/ (дата обращения: 18.02.2016).

[36] Цит. По: Екатерина, мон. Старец Порфирий. Любящее сердце. Изд–во: Пустынь Новая Фиваида Афонского Русского Пантелеимонова монастыря / ПСТГУ, 2014. С. 49.

[37] Лука (Войно–Ясенецкий), свт. Наука и религия. Дух, душа и тело. Ростов–на–Дону,

2001. С. 90.

[38] Добротолюбие. Т. 2. — Сергиев Посад: Троице–Сергиева лавра, 1992. C. 463.

[39] Порфирий Кавсокаливит, старец. Житие и слова. С. 266.

[40] Екатерина, мон. Старец Порфирий. Любящее сердце. С. 196.

[41] Порфирий Кавсокаливит, старец. Житие и слова. С. 370.

[42] Порфирий Кавсокаливит, старец. Цветослов советов. С. 24.

[43] Екатерина, мон. Старец Порфирий. Любящее сердце. С. 127.

[44] Екатерина, мон. Старец Порфирий. Любящее сердце. С. 146.

Источники и литература

1 Агапий, мон. Божественный огонь, зажженный в моем сердце Старцем Порфирием. ер. с новогреч. игум. Илии (Жукова). — Афины, 2000. 132 с.

2 Анаргирос Калиацос. Идеже хочет Бог. / Пер. с новогреч. Евангелии Лагопулу. Сергиев Посад, 2004. — 223 с.

3 Екатерина, мон. Старец Порфирий. Любящее сердце. Изд-во: Пустынь Новая Фиваида Афонского Русского Пантелеимонова монастыря / ПСТГУ, 2014. 304 с.

4 Крусталакис Г. Старец Порфирий духовный отец и наставник. Пер. с ново-греч. игум. Илии (Жукова). — М., 2000. — 127 с.

5 Порфирий Кавсокаливит, старец. Житие и слова. Пер. с новогреч. иерея Василия Петрова. — Малоярославец: Свято–Никольский Черноостровский женский монастырь, 2008. — 424 с.

6 Порфирий Кавсокаливит, старец. Цветослов советов. / Пер. с новогреч. иером. Агафангела (Легача). — Святая Гора Афон: Пустынь Новая Фиваида Афонского Русского Пантелеймонова монастыря, 2008. — 532 с.


Опубликовано 31.05.2018 | Просмотров: 134 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter