Анатолий Холодюк. Память их в род и род. У могилы протопресвитера Василия Виноградова в Мюнхене.

Анатолий Холодюк. Память их в род и род. У могилы протопресвитера Василия Виноградова в Мюнхене.

Автор рассказывает о священнослужителе Православной Российской Церкви, впоследствии – протопресвитере РПЦЗ, богослове и православном публицисте Василии Петровиче Виноградове (1885-1968), чья могила находится на кладбище в мюнхенском районе Фельдмохинг.

Am Gottesackerweg 53. Это адрес кладбища в Мюнхене–Фельдмохинге, где обрел свой последний приют протопресвитер РПЦЗ Василий Виноградов. Его могила под номером 27 находится во втором ряду, в 28-м секторе, неподалеку от дощатого забора. Первоначально на ней стоял деревянный крест, замененный позже на черную лабрадоровую плиту. За могильным памятником растет высокая ель, украшенная в двух местах остатками выгоревшей на солнце прошлогодней елочной мишуры…

Могила о. Василия Виноградова (2013 г.)

История появления в 1944 г. сначала в Австрии и через год в Германии протопресвитера РПЦЗ, богослова и публициста Василия Петровича Виноградова (23.03/ 04 1885 – 24.10.1968) до конца и во всех деталях неизвестна. После Вильнюса и Вены он попал в годы Второй мировой войны на германскую землю и служил в течение шести лет настоятелем храмов в Бад-Наухайме и Штутгарте, и только в 1951 г. прибыл в Баварию. Последним местом его жительства был так называемый «русский» поселок Людвигсфельд (Lüdwigsfeld), территориально близко расположенный к Фельдмохингу, не входившему тогда в городскую черту Мюнхена. Cтарец проживал на третьем этаже в доме с печным отоплением и минимальными удобствами по улице Opalstraßе 30 и многие годы служил в одном из самых почитаемых в среде русской эмиграции Баварии православном храме в честь Архистратига Михаила, расположенном неподалеку – на Achatstraße 14.

Дом, где жил отец Василий. Второй подъезд справа.

Храм в честь Архистратига Михаила.

В 60-годы прошлого столетия небольшую квартиру отца Василия в Людвигсфельде знали почти все православные русские дети, жившие в этом поселке. Ослепший и немощный отец Василий в последние годы жизни превратил свое жилище в православную школу, где преподавал детям Закон Божий. Лично о cебе и о своей жизни в дореволюционной России и в условиях безбожной советской власти батюшка рассказывал детям редко и мало.

…Родился Василий Виноградов в семье священника Вознесенской церкви (ее здание не сохранилось на нынешней ул. Карасёва) города Можайска Московской губернии. В 1899 г. он окончил Звенигородское духовное училище, в 1905 г. – Вифанскую православную духовную семинарию при мужском Спасо-Вифанском монастыре (его постройки ныне – в Сергиевом Посаде на ул. Маслиева). Через четыре года завершил учебу в Московской духовной академии со степенью кандидата богословия и был оставлен в ней профессорским стипендиатом.

Основные вехи его жизни и деятельности в царской России и довоенном СССР кратко изложены в «Православной энциклопедии» (т.8, с.521– 522). По данным этого источника, c середины августа 1910 г. он исполнял должность доцента кафедры гомилетики, был сотрудником епископа Евдокима по изданию журнала «Христианин», а с 1914 г. он официально признан доцентом и ответственным редактором журнала «Христианин».

В.П.Виноградов. Фотография. 10-е гг. XX в.

В том же 1914 г. Василий Виноградов был удостоен степени магистра богословия за диссертацию «Уставные Чтения. Вып. 1. Уставная регламентация Чтений в Греческой церкви» (Сергиев Посад, 1914). Через два года он почему-то был уволен из Московской духовной академии и недолго занимался преподавательской деятельностью в Московской семинарии. Причины увольнения до конца не выяснены, но уже в конце мая 1917 г. Виноградова вновь восстановили в академии. Он выполнял в ней функции экстраординарного профессора на кафедре гомилетики и пастырского богословия. За время службы в академии им опубликовано более 50 работ по богословию, литургике, гомилетике, церковно-общественным и актуальным религиозным проблемам. В мае 1917 г. он участвовал в работе 1-го Всероссийского съезда деятелей духовной школы. В июне следующего года Василий Виноградов стал помощником ректора Московской православной народной академии, где преподавал курс церковной практики. В 1918 г. его выбирают в Московский епархиальный совет, он возглавляет пастырские курсы и служит проректором Московской духовной академии.

Далее линия жизни Василия Виноградова, неоднократно подвергавшегося со стороны большевистских судов арестам и ссылкам, резко ломается и приобретает трагическую окраску. В начале 1921 г. он был арестован, осужден и отправлен отбывать срок в лагере под Архангельском, но в конце того же года освобожден. 3 февраля 1922 г. в Москве Патриарх св. Тихон рукоположил его во иерея с возложением золотого наперсного креста. В мае того же года его арестовали вместе с Патриархом св. Тихоном и заключили в одну из московских тюрем, а затем перевели во владимирскую тюрьму. В начале 1923 г. Василия Виноградова освободили из заключения, и он возвратился в Москву, где был возведен в сан протоиерея, награжден палицей и назначен настоятелем располагавшейся в Сущёве на Тихвинской улице церкви в честь Тихвинской иконы Божией Матери .

В 1923-1924 гг. он возглавлял Московский епархиальный совет. В мае 1924 г. кандидатуру отца Василия включили в состав Высшего церковного совета, а через четыре года его награждали митрой. В 1930 г. отца Василия вновь арестовали, и в течение следующих семи лет он отбывал срок заключения в лагерях на Колыме, в Красновишерске, Архангельске, Перми и Владимире. После освобождения, в 1935-1942 гг., отец Василий служил в храмах Московской и Калужской областей. В 1938 г. его наградили правом служения литургии при открытых царских вратах до «Отче наш». В конце 30-х гг. он служил настоятелем Иоанновской церкви в селе Фёдоровском (Угодско-Заводской район Калужской области).

С осени первого года Второй мировой войны отец Василий находился в оккупированной войсками неприятеля территории. Весной 1942 г. ему удалось бежать в Литву, где он становится наместником Вильнюсского в честь сошествия Святого Духа на апостолов мужского монастыря, a через год его возводят в сан протопресвитера. С той поры и до начала 1944 г. отец Василий выполнял функции ректора пастырско-богословских курсов и преподавал в духовной семинарии Вильнюса. В 1944 г. он принял решение эмигрировать в Австрию и перейти в юрисдикцию РПЦЗ. В том же 1944 г. его назначали настоятелем собора святителя Николая Чудотворца в Вене, который после начала войны находился в подчинении Внешнеполитического ведомства Третьего рейха, а в мае 1943 г. был передан во временное пользование общине РПЦЗ во главе с полковником в отставке Георгом фон Генюком. После прихода в Вену советских войск в мае 1945 г. собор перешёл в ведение Московского Патриархата, а отец Василий в том же году появился в Германии.

Он служил cначала в храме во имя свт. Иннокентия, епископа Иркутского, и прп. Серафима Саровского в курортном городе Бад-Наухайме ( ныне – федеральная земля Гессен). В военные годы здание храма превратили в склад различных вещей и предметов, вынесенных из разрушенных во время бомбардировок городских зданий. Большая часть церковного имущества вместе с ценными иконами, вывезенными во время бомбардировок с целью их укрытия, бесследно исчезли. Церковные колокола были отобраны немецкими властями для военных целей. В первые послевоенные годы в Бад-Наухайме заметно увеличилось число русских беженцев и выросла греческая диаспора. Храмом попеременно пользовались русская и греческая православные общины, поэтому отцу Василию Виноградову приходилось поочередно проводить богослужения на двух языках. После Бад-Наухайма служение отца Василия некоторое время было продолжено в православной общине при храме Святителя Николая в Штутгарте – столице земли Баден-Вюртемберг. Купол и башня храма были разрушены попаданием бомбы в сентябре 1944 г., в огне сгорели убранство и библиотека, но стены храма выстояли. Возглавляемая отцом Василием православная община стала местом утешения нескольких сотен российских и украинских граждан, находившихся на принудительных работах в Штутгарте и его окрестностях.

В 1951 г. 66-летний отец Василий переехал в Мюнхен и стал «душепопечителем Михайловской церкви в Шляйсхайме», расположенном в окрестностях Мюнхена.

В этой церкви в Шляйсхайме служил отец Василий. 

Одновременно его назначили редактором «Церковных ведомостей» Германской епархии РПЦЗ, а в 1954 г. поручили читать лекции и возглавлять пастырские курсы при епархиальном управлении. В 1952 –1954 гг. в мюнхенских и гамбургских церковных изданиях появились несколько переведенных на немецкий язык богословских статей отца Василия. В 1959 г. в Мюнхене выходит его мемуарная книга «О некоторых особенно важных моментах последнего периода жизни и деятельности святейшего патриарха Тихона» (71 стр.), где содержатся ценные материалы, свидетельствующие о трагической эпохe в истории Русской Православной Церкви в советские годы.

Издание с воспоминаниями протопресвитера Василия Виноградова, непосредственного участника описываемых событий, было осуществлено «группой прихожан мюнхенской Михаило-Архангельской церкви в Людвигсфельде»,  отмечается в аннотации к книге. Российские специалисты в области церковной истории, ознакомившись с cодержанием книги, обратили внимание, что ее автор рассматривает так называемое «завещание» патриарха Тихона как фальсификацию советского ГПУ и приводит свои обоснования «неподлинности» этого «документа». Отец Василий в своих воспоминаниях отметил, что текст «завещания» был подготовлен руководителями ГПУ. Он не был признан и подписан патриархом, поскольку его внезапная смерть предотвратила интригу советских властей.

Интерьер церкви в Шляйсхайме, где служил отец Василий. 

Первые послевоенные годы в Баварии были очень сложными для ее жителей и многочисленных беженцев из восточных стран. Война породила громадный поток русских эмигрантов, не желавших признавать безбожную советскую власть. Среди многих тех, кого опекал отец Василий, оказались и люди, сознательно вставшие на путь борьбы с советским тоталитаризмом. Это были и власовцы, и военнопленные, опасавшиеся возвращения домой, и молодые люди, вывезенные с оккупированных фашистами территорий в Германию в качестве дешевой рабочей силы. По некоторым данным, в начале 50–х годов только в Европе числилось свыше 450 тысяч перемещенных граждан СССР. Большинство этих изгнанников объединяло политическое неприятие советской реальности. Второй, хоть и чужой, родиной для русских эмигрантов стала и Бавария, преимущественно ее столица Мюнхен и окрестности, в частности – Людвигсфельд. В конце войны на территории этого поселка были созданы отделения концлагеря Дахау, где в специальных цехах автозавода ВМW принудительно трудились граждане из стран Восточной Европы, в том числе из СССР. По окончании войны здесь был создан лагерь для «перемещенных лиц». Позднее в выстроенных здесь домах барачного типа разместили тысячи беженцев более чем двадцати национальностей.

В те годы православные называли Людвигсфельд «русским поселком» или «русской деревней». Всех эмигрантов Людвигсфельда объединял Свято-Архангело-Михайловский приход РПЦЗ, основанный еще в мае 1945 г. в баварском Кемптене. Осенью того же года лагерь в Кемптене был закрыт и переведён, так же как и его храм, в город Фюссен, где находился транзитный лагерь для беженцев. Позже этот лагерь перевели в мюнхенский пригород Шляйсхайм, где он функционировал до января 1953 г. и где, вероятно, жил и сам отец Василий. Деревянные церковь и колокольня перенесены в Людвигсфельд. Позже и эта временная церковь была снеcена. После служения в Шляйсхайме, а позднее и в деревянной церкви отец Василий в июне – ноябре 1953 г. руководил в русском поселке постройкой нового каменного храма, где служил его настоятелем до конца жизни.

Забегая вперед, отметим, что воскресным днем 14 июля 2013 г. в Людвигсфельде по случаю 50-летия закладки известного в Баварии храма состоялись большие торжества с участием правящего архиерея Германской епархии РПЦЗ, но это значимое событие, к сожалению, осталось совсем незамеченным в осеннем четвертом выпуске епархиального журнала «Вестник «, что омрачило многих людвигсфельдских прихожан.

Строительство Михаило-Архангельской церкви в Людвигсфельде

Возведенный в 1963 г. храм Св. Архистратига Михаила в Людвигсфельде, стал пятым храмом, построенным русскими беженцами в послевоенный период. Этот храм и его приход, считают многонациональные жители поселка, во многом отражает судьбу русских беженцев и «остарбайтеров» , попавших в Баварию до и во время Второй мировой войны.

Первая зима построенного в поселке храма

В середине 60- х годов людвигсфельдский приход РПЦЗ размеcтился уже в новом храмовом здании, освященном во имя «Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил Бесплотных», где закрепилась традиция ежегодного проведения в день праздника Собора Архистратига Михаила торжественного богослужения c участием многих паломников из других приходов РПЦЗ в Баварии. Здесь до сих пор хранятся чтимая икона архангела Михаила и небольшой ковчег с частицами мощей, перед которыми молились многие епископы и священники РПЦЗ, а также протопресвитер Василий и духовно окормляемые им многочисленные прихожане.

По некоторым данным, икона архангела Михаила была написана в 1947 г. художником Л. Рыком. Как и другие храмовые иконы, она строго не соответствует канонам русской иконописи, а скорее типичнa для церквей на юге России и Украины. Со времен служения отца Василия только уже в заново изготовленном в 2012 г. деревянном ковчеге хранятся мощи прп. Серафима Саровского и фрагмент мантии этого святого; мощи святого Нифонта, епископа Новгородского; святой праведной девы Юлианы, княжны Ольшанской, а также мощи из Киевского пещерного монастыря: святого мученика Нестора (день памяти — 28 октября); мучеников Василия и Феодора (11 августа), святого священномученика Макария, митрополита Киевского (1 мая); святого Михаила Чудотворца и митрополита Киевского (30 сентября) и святого Иоанна Постника (7 декабря). Кроме того, в алтаре находятся ещё и мощи преп. Иова Почаевского.

Алтарь Михаило-Архангельской церкви в Людвигсфельде

Памятными событиями в жизни детей и взрослых были не только торжественные Литургии в Пасхальные дни, но и Рождественские праздники и последующая за ними новогодняя елка, в которых в 50-е годы участвовали более ста детей и около 250-ти взрослых. Два раза в Людвигсфельд приезжал с рождественскими подарками для русских детей кардинал Мюнхена и Фрайзинга Юлиус Август Дёпфнер (1913 –1976).

Отец Василий среди прихожан. 

По воспоминаниям прихожан, в последние десять лет жизни отец Василий совсем ослеп, но вместе с протоиереем Сергием Матвеевым и с помощью дьякона и пономаря он продолжал совершать богослужения вплоть до своего ухода на покой в 1964 г. Тексты из Евангелия и все литургические молитвы он произносил наизусть.

Отец Василий обращается к верующим с проповедью. 

Будучи на покое, он в сопровождении поводырей посещал богослужения в Михаило-Архангельской церкви, располагавшейся в двухстах метрах от его жилища. До самых последних дней жизни отец Василий оставался для членов людвигсфельдского прихода дорогим духовным отцом, всегда находившим время для утешений и бесед с детьми и взрослыми.

Отец Василий преподавал детям Закон Божий. 

В своей квартире он преподавал приходским детям Закон Божий, вел обширную переписку и редактировал свои публикации. Из числа грамотных подростков у него были даже свои «секретари», выполнявшие эти функции на общественных началах. Одним из таких «секретарей» был назначен нынешний протодиакон Мюнхенского Кафедрального собора РПЦЗ Георгий Кобро. По воспоминаниям прихожан, за три года до кончины отца Василия, в августе 1965 г. митрополит Филарет (Вознесенский, с 1964 г. — глава РПЦЗ) посетил приход в Людвигсфельде и привез с собой чудотворную Курскую-Коренную икону Божьей Матери. Этому посещению особенно порадовался болезненный отец Василий.

…Внезапная смерть 24 октября 1968 г. оборвала неустанную деятельность протопресвитера Василия Виноградова и болью отозвалась в сердцах православных людей в Баварии и всей Германии. В некрологе, посвященном его кончине и опубликованном в парижском эмиграционном издании «Русская мысль», новопреставленный характеризовался как «признанный русский богослов, выдающийся проповедник, почтенный пастырь, проницательный и мудрый священник, добрый и сердечный человек». Его смерть называлась «большой потерей» не только для Людвигсфельда, но и для всей русской эмиграции. Для многих осиротевших духовных чад протопресвитер Василий Виноградов был «образцом старца-монаха, который, подобно «доброму пастырю», помогал многочисленным страждущим советом, облегчая их тяготы». Ныне этот некролог и другие материалы по истории «русского» Людвигсфельда и деятельности протопресвитера Василия Виноградова можно обнаружить в ряде специальных архивах и музеях, рассказывающих об истории и жизни «второй волны» эмиграции в Германии. Один из таких небольших музеев cоздает в Баварии и отец Георгий Кобро.

… Сообщая автору этих строк месторасположение могилы отца Виноградова на кладбище в Фельдмохинге, служащий администрации Западного кладбища господин Якоб Грайзингер крупным шрифтом приписал внизу на отправленном по факсу листе, что «могила сохраняется только до 27 октября 2017 года». Наверняка за место на кладбище заплатят из казны Германской епархии РПЦЗ и, возможно, ее руководство когда-то установит мемориальную доску на стене дома по улице Опалштрасе 30 в Людвигсфельде, где жил священнослужитель Православной Российской Церкви, позднее – протопресвитер РПЦЗ, богослов и православный публицист Василий Петрович Виноградов. Кто-то из его духовных чад посадил позади могильного памятника ель и до сих пор во все времена года заботливо ухаживает за памятником. По рассказам служителя кладбища, «на русское Рождество нижние ветви ели неизвестные украшают новогодними игрушками». На Радоницу сюда приезжает c несколькими поседевшими прихожанами нынешний настоятель Михаило-Архангельской церкви в Людвигсфельде – отец Андрей Березовский. Cтоя над могильным холмиком протопресвитера Василия Виноградова, каждый из присутствующих погружается в собственные размышления о том, как вдали от российских границ проходит и как должна бы проходить его земная жизнь. Человек в последние минуты жизни, как это случилось и с отцом Василием, не выбирает ни дома, ни страны, ни c запозданием пришедшего на помощь врача, ни место последнего приюта на германском кладбище. Последнее для всех – неминуемое будущее.


Опубликовано 15.11.2013 | Просмотров: 190 | Печать

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой!
И нажмите: Ctrl + Enter